Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU
история



Пользовательского поиска




разделы






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 7. ВНУТРЕННЯЯ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ВИЗАНТИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ X — ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XI В.

Во второй половине X в. провинциальная землевладельческая аристократия предприняла несколько попыток вырвать власть из рук чиновной знати. Некоторое ослабление классовой борьбы в деревне и усиление социальной борьбы в крупных городах, где властвовала сановная бюрократия, способствовали замыслам военной аристократии провинций.

Правда, провинциальная аристократия еще не посягала на безраздельное господство. Часть военной знати, успевшая приобрести огромные земельные владения, предпочитала путь медленного проникновения в органы центральной власти — ценой компромисса с чиновной бюрократией. Другая группировка военных, включавшая многочисленных средних землевладельцев, росту богатств которых препятствовала политика центрального правительства, была настроена более решительно.

Сановной знати было все труднее удерживать власть, в ее среде росли противоречия: тесная группа дворцовых сановников, спаянная родственными узами, присваивала главные плоды своего владычества; в противоречии с официально провозглашенным курсом внутренней политики она вступила на путь присвоения государственных земель. Правящая клика, чтобы сохранить привилегированное положение, искала соглашения с крупнейшими представителями военной аристократии, допуская их к участию в управлении.

Крупные торговцы, судовладельцы, ростовщики в столице все настойчивее выдвигали свои требования. Они вступали во временные союзы с боровшимися за власть группами, маневрировали, апеллировали к городским низам, используя их силу для давления на правительство. Епископат, столичное и провинциальное монашество принимали активное участие в политической борьбе. И сановная знать, и военная аристократия искали поддержки духовенства.

Выступления угнетенных в этот период носили крайне неорганизованный характер. Свободное крестьянство было экономически и социально ослаблено. Среди крестьян появилось множество имущественных и социальных категорий и прослоек. Их сопротивление гнету государства и натиску феодалов уменьшилось.

Хотя выступления горожан против налогового гнета и произвола властей стали более частыми и бурными, особенно в столице империи, все же ремесленники и торговцы, организованные в цехи, легко удовлетворялись мелкими уступками и отходили от движения. Неорганизованные в цехи ремесленники и торговцы были одиноки в своих действиях. В период борьбы провинциальных феодалов за власть трудовое население города было противником центральной власти, так как она являлась главным его эксплуататором.

Дезорганизованная городская беднота нередко становилась жертвой демагогии и оказывалась в лагере сторонников мятежных феодалов.

27 января 945 г. Лакапиниды были низложены и сосланы (см. выше, стр. 186). Тайной пружиной переворота был евнух паракимомен Василий — побочный сын Романа I от рабыни-«скифянки», в руках которого оказалась реальная власть во время правления безвольного книжника Константина VII.

Выражая интересы столичного чиновничества, правительство Константина продолжало борьбу с динатами. Новеллой 947 г. предписывалось вернуть крестьянам все те земли, которые были захвачены динатами после провозглашения Константина VII самодержцем, а также участки, приобретенные в обход законодательства Романа, после 927 г. Земли же, проданные динатам самими крестьянами, могли быть выкуплены в течение трех лет. Если состояние продавшего оценивалось менее, чем в 50 номисм, участок возвращался безвозмездно1.

Протест динатов был, по-видимому, достаточно дружным: в том же 947 г. или в ближайшие годы оговорка о безвозмездном возвращении земли беднейшим крестьянам была отменена. Лишь срок выплаты сумм за проданные участки был увеличен до пяти лет2.

Гораздо более строгими были меры по охране стратиотского землевладения. Раньше не было юридического разграничения между стратиотами и прочими налогоплательщиками3. Существовал лишь обычай, согласно которому воинские участки не отчуждались; участки воинов-всадников при этом должны были оцениваться не менее, чем в 4 литры. Константин закрепил этот порядок, добавив, что участки фемных моряков, снаряжавших суда на свой счет, должны оцениваться также в 4 литры, а участки моряков императорского флота, получавших жалование, — в 2 литры. В случае дробления воинских участков совладельцы обязаны были сообща снаряжать воина, предоставляя средства соответственно своей доле4.

Новеллы Константина не задели существенно интересов крупнейших земельных магнатов. Они не закрывали дорогу к обогащению и мелким феодальным элементам внутри общины. Зажиточные крестьяне, превращаясь на деле в динатов, сохраняли юридический статус общинников. Они имели законное право скупать земли обедневших односельчан. Они фактически пользовались и правом предпочтения при покупке динатской земли.

Группировка сановников, стоявшая за спиной паракимомена Василия, не была органически связана с потомственной столичной знатью. Опасаясь за свое господство, она вступила в союз с частью военной аристократии и с представителями торгово-ростовщических кругов столицы. Крупнейший феодал Варда Фока получил пост доместика схол Востока. Его сыновья (Никифор, Лев и Константин) стали видными полководцами. Василий осуществлял продажу должностей, вводя в состав высшего чиновничества угодных себе лиц из числа состоятельных горожан.

В центре внешнеполитической жизни Византии были по-прежнему отношения с арабами. Некоторые мелкие эмиры признавали суверенитет Византии, платили дань, служили в византийском войске, даже переходили в христианство. Другие сами получали дань с империи, но сохраняли дружественные или даже союзные с ней отношения. Третьи не прекращали враждебных действий. Главным врагом оставались Хамданиды, подчинившие себе, помимо Мосула, также и Алеппо. После побед Иоанна Куркуаса борьба на Востоке заметно ослабела. Главным орудием внешней политики стала дипломатия. Империя вела сложную дипломатическую игру на Востоке, Кавказе, в Причерноморье, но одновременно собирала силы для решительного удара.

В 949 г. с затратой огромных средств была снаряжена флотилия, посланная на отвоевание Крита — важнейшей базы арабских пиратов. Но действия бездарного полководца Константина Гонгилы привели к катастрофе: значительная часть флота погибла или была захвачена врагами.

Временные успехи были достигнуты в Азии: в том же 949 г. были взяты Адана, Мараш, Феодосиополь. В начале 50-х годов византийские войска перешли через Евфрат, но в 953 г. потерпели поражение. Мараш был снова потерян. Эмир Алеппо Сейф-ад-Даула и эмир Тарса несколько лет безнаказанно разоряли византийские владения. Перевес стал решительно клониться на сторону Византии с конца 50-х годов. Блестящие полководцы Никифор Фока и Иоанн Цимисхий одерживали победу за победой над эмирами Алеппо, Тарса и Триполи. В 957 г. Фока взял Хадат, в 958 г. Цимисхий захватил Самосату, открыв путь в Междуречье. Константин VII уже думал о походе в Сирию. В Южной Италии и Сицилии борьба проходила с переменным успехом. В конце царствования Константина с сицилийскими арабами был заключен мир. Византия вновь стала выплачивать им дань.

Сохранившиеся данные о социальной борьбе в деревне в это время относятся, по-видимому, к свободному крестьянству. Особенно тяжелыми были условия жизни народа в пограничных районах, постоянно подвергавшихся опустошению. В 954—955 гг. в Киликин начались волнения после набега арабского эмира Тарса5. Оснований для возмущения у крестьян пограничных областей было больше чем достаточно. Грабежами и мародерством занимались не только враги, но и собственные войска. Воины Никифора Фоки должны были во время походов сами добывать себе пропитание, так как средств на провиант и фураж не отпускалось6. Отчаявшееся население малоазийских деревень иногда перебегало к арабам.

Оппозиция сановной знати, недовольной диктатом паракимомена, усилилась к концу царствования Константина. После смерти непопулярного патриарха Феофилакта трон занял властный и энергичный Полиевкт (956—970), настойчиво проводивший идею независимости духовной власти от светской. Он требовал отстранения oт власти паракимомена Василия. Оппозиционно настроенные круги чиновной знати группировались вокруг сына Константина Романа. Способный, но безвольный и сластолюбивый Роман был женат на дочери владельца харчевни Анастасии (она приняла в замужестве имя Феофано), пленившей царевича необыкновенной красотой и имевшей на него огромное влияние. Константин умер в ноябре 959 г. в обстановке нараставшего возмущения.

Вступив на престол, Роман II (959—963) тотчас удалил паракимомена Василия и его приверженцев. Гражданское управление оказалось в руках другого евнуха — Иосифа Вринги. Ранее он занимал пост друнгария флота, теперь стал паракимоменом. Вновь возросла роль синклита.

Роман подтвердил аграрное законодательство своего отца. Однако при этом были сделаны некоторые послабления: фактически разрешалось скупать доли стратиотских участков; не выкупленный крестьянином участок мог быть выделен из общинных земель, и перспективы возвращения земли в таком случае резко снижались. Не возбранялось принимать разорившихся стратиотов в качестве своих зависимых людей7.

Роман еще более возвысил Фок. В борьбе с арабами император был вынужден опереться на могущество, военный опыт и таланты Фок. Еще при Константине VII в 954 г. вместо Варды Фоки, скомпрометированного хищениями казенных денег, доместиком схол Востока стал Никифор Фока. Роман дал ему большие полномочия. Брат Никифора Лев стал вскоре доместиком Запада. Летом 960 г. огромная флотилия во главе с Никифором Фокой отправилась к Криту. После 7 месяцев осады в марте 961 г. столица критских арабов Хандак пала. Господство византийского флота на Эгейском море было обеспечено. Популярность полководца в столице росла. Полз кем-то пущенный слух, что провидение давно предназначило корону тому, кто отвоюет Крит. Одновременно Лев Фока, замещавший брата на посту доместика схол Востока, разгромил войска Сейф-ад-Даулы. В 961—962 гг. Никифор взял Аназарб, Рабан, Телух, вернул Мараш, подчинил Алеппо. В походах этих лет была взята огромная добыча.

Жесткая финансовая политика Вринги. суровый контроль над ремесленной и торговой деятельностью быстро сделали его ненавистным константинопольскому плебсу. Все было в его руках — его и обвиняли во всех бедах. Чиновная знать столицы (πολιτευται) всерьез опасалась, как бы военная аристократия провинций не вырвала власть у непопулярного Вринги и разгульного императора. Возник заговор, в центре которого снова оказались Лакапиниды: зять Романа I, сестры императора, его мать и, очевидно, паракимомен Василий. Заговорщики были сосланы; но не в столичной оппозиции видел Вринга главную опасность. Он страшился Фок.

В середине марта 963 г. Роман внезапно умер, оставив малолетних сыновей Василия и Константина (5 и 3 лет) и родившуюся за 2 дня до смерти отца дочь Анну. Перед Феофано встала не терпевшая отсрочки задача обеспечить себе и детям надежную опору и защиту. Вопреки воле Вринги, она в апреле вызвала Никифора в столицу и вступила с ним в тайные переговоры. Одновременно переговоры с Фокой вел и синклит, высказавшийся за союз с полководцем: ему был дан пост стратига-автократора и обещание не производить перемен в составе высшей чиновной знати без его согласия. Фока поклялся хранить верность императорам.

Но Вринга не доверял Фоке. Он знал о сговоре Никифора с Феофано и о страсти, которую питал к красавице-императрице стареющий полководец. Момент казался военной знати благоприятным: на престоле сидели дети, фактический правитель государства, Вринга, вызвал широкую оппозицию в столице, между ним и императрицей разгоралась вражда, высшее военное руководство находилось в руках Фок, пользовавшихся симпатиями простого населения Константинополя. На стороне Никифора оказалась и временно отстраненная от власти влиятельная группировка столичной знати во главе с паракимоменом Василием.

Когда Никифор в Азии готовился к новому походу, Вринга отправил тайное письмо двум соратникам Никифора — видным полководцам и крупнейшим малоазийским феодалам Иоанну Цимисхию и Роману Куркуасу, предлагая им силой постричь Фоку в монахи или убить; кроме того, он обещал первому пост доместика схол Востока, второму — пост доместика Запада. Со стороны Вринги это был шаг отчаяния. И Цимисхий и Куркуас расценили его как признак слабости. Письмо Вринги лишь ускорило восстание военной знати.

2 июля 963 г. Фока объявил себя императором. Восточные войска с готовностью поддержали победоносного полководца. Через месяц узурпатор уже стоял в Хрисополе, против столицы, В Константинополе началось открытое движение в пользу Фоки. Сбежавшаяся к св. Софии толпа с боем оттеснила людей Вринги, которые хотели схватить укрывшегося в церкви отца Никифора Варду.

9 августа, в воскресенье, Вринга сам явился в св. Софию. Теряя почву под ногами, он с бранью набросился на присутствующих. «Я смирю вашу дерзость и бесстыдство, — кричал он толпе, — я сделаю так, что, купив хлеб за номисму, вы унесете его за пазухой!» Вскочив на коня, Вринга поехал по Месе, приказывая хлебопекам прекратить выпечку и продажу хлеба.

Во второй половине дня произошли новые кровавые столкновения — толпы народа напали на отряды македонцев и пленных арабов и разгромили их. На стороне Иосифа оказалась какая-то часть простолюдинов, по-видимому, привилегированные мастера и торговцы8. Многие из них были убиты. В ночь на 10 августа дома приверженцев Вринги были разграблены и разрушены до основания, ворота города открыты.

На сцену снова вышел паракимомен Василий, вооруживший до 3 тыс. своих людей и возглавивший движение в пользу Никифора. Вринга укрылся в св. Софии. Многие синклитики были схвачены. Три дня в городе не прекращались уличные бои. В них принимали участие воины Никифора. В середине августа Никифор торжественно вступил в Константинополь.

Вринга был сослан. В угоду патриарху и паракимомену на время удалили Феофано. Но скоро начались трения. Власть Фоки утверждалась в столице с трудом. Через месяц он вернул Феофано и женился на ней, вызвав недовольство сановников и высшего духовенства. Начало конфликту было положено — он стал углубляться после первых же законоположений Никифора II Фоки (963—969). Новый император-полководец подчинил все интересы страны планам успешной борьбы с арабами. Регулярно выплачивая жалованье воинам, он сократил другие расходы. Была урезана руга синклитикам — святая святых, обеспечивавшая социальную базу императорам Македонской династии. Отражая интересы землевладельческой знати, Никифор отобрал право предпочтения на покупку динатской земли у крестьян, передав его динатам. Всякие иски относительно крестьянских земель, потерянных более 40 лет назад (до голода 928 г.), прекращались. При выкупе своих земель крестьяне должны были уплачивать двойную цену, если динаты возвели на той земле постройки9.

Дружины феодальных магнатов, однако, еще не могли стать главной военной силой страны. Уже не могли ею быть и крестьянские ополчения. Ядро армии при Фоке составляли тяжеловооруженные всадники — катафракты (см. выше, стр. 165). Необходимость этой реформы Фока прямо объяснял введением тяжелого вооружения10. Фока освобождал от налогов не только катафрактов, но и их родственников и слуг.

Но Фока не отказался и от крестьянской военной повинности. По словам Зонары, Фока приписал много свободных крестьян к ведомству логофета дрома; те же, кто ранее нес повинности в пользу этого ведомства, были теперь записаны моряками, прежние моряки должны были нести повинности пеших воинов, пешие воины — конных стратиотов (очевидно, в легкой коннице), а конные стратиоты становились катафрактами. Так для каждого возросли, говорит Зонара, тяготы службы в войске11. Были введены новые налоги и повышены старые.

Ухудшилось и положение городского населения. В 965—969 гг. в Константинополе царил голод. Цена хлеба поднялась в 8 раз. Брат императора Лев Фока беззастенчиво наживался на народной нужде. В угоду ему и в интересах клики торговцев, связанных с паракимоменом Василием, был ослаблен государственный контроль на рынках. В первую очередь пострадал ремесленный люд — беднейшее население столицы. Вместо того, чтобы нормализовать цены, император приказал продавать хлеб из государственных амбаров по спекулятивной цене. Престиж Фоки в столице упал12.

Обострились отношения Фоки с духовенством. Покровительствуя нищему афонскому монашеству, Никифор был против обогащения церкви и монастырей. Было запрещено основание новых монастырей и расширение монастырской собственности. У монастырей отбирались даже пожалованные императорами земли, если прежние владельцы-стратиоты требовали их возвращения13. Фока принудил высших иерархов подписать документ, согласно которому патриарх не мог утверждать епископов без одобрения императора. После смерти епископа в епархию являлся чиновник, производил опись имущества и конфисковал все, что, по его мнению, превышало потребности епископа и клира.

Таким образом, у Никифора Фоки не оказалось в столице опоры, кроме узкого слоя привилегированного дворцового чиновничества. Всерьез опасаясь за жизнь, он превратил Большой дворец в крепость14. Строить укрепления он заставил горожан, выполнявших эту работу с ненавистью и презрением.

Недовольство и раздражение вызвал Никифор и у влиятельных кругов провинциальной аристократии. Требуя беспрекословной воинской дисциплины от катафрактов, Никифор не терпел и неповиновения земельных магнатов.

Подлинная опора императора — мелкие вотчинники-катафракты — была значительной силой. Но она находилась вне стен столицы. На ее сбор требовалось немало времени. Сохраняя Фоку у власти, боялись потерять влияние на дела и крупная провинциальная аристократия, и правящая клика во главе с Василием. Фока оказался недостаточно гибким политиком в обстановке, когда ни та, ни другая группировка не имела решительного перевеса.

Не спасли престижа Фоки и военные успехи.

Основные усилия императора были направлены на отвоевание Сирии. Однако пока в тылу оставались враждебные города Киликии, наступать на Сирию было слишком опасно. В течение первых двух лет царствования Никифор не прекращал борьбы за Киликию. В 965 г. пылающая Мопсуестия лежала у его ног; немедленно сдался и Таре. Одновременно византийский флот завоевал Кипр — ключ к побережью Сирии.

Осенью 966 г. Никифор уже стоял перед «великим градом божьим», как называли Антиохию восточные христиане. Никифор не осмелился на штурм. В 968 г. он снова пришел в Сирию. Двигаясь вдоль берега, император подчинил множество городов и крепостей. Глубокой осенью Никифор осадил Антиохию, но наступившая зима заставила прервать осаду. Никифор выстроил поблизости крепость и передал ее Михаилу Вурце. Войска были расквартированы в Киликии. Во главе их стоял евнух Петр.

Вурце удалось склонить к измене военачальника одной из башен города, захватить часть стен, а 28 октября 969 г. с помощью подоспевших войск Петра — овладеть и всем городом. Весть об этом вызвала ликование в столице. В результате походов Фоки были завоеваны Киликия, часть Северной Месопотамии и Северной Сирии. По словам Скилицы, Никифор завоевал более 100 городов. Эмир Алеппо по договору 969 г. обязался выплачивать дань. Арабам был нанесен тяжелый удар. Но завоевания были непрочны. Во взятых городах не прекращались волнения, некоторые из них вскоре «стряхнули ромейское владычество».

С середины X в. венгеро-византийские отношения постепенно стабилизировались; набеги уступали место регулярным дипломатическим связям, укреплявшимся по мере того, как венгерская знать принимала христианство. В 948 г. один из виднейших венгерских вождей, Булчу, был крещен в Константинополе; вслед за ним в 952 г. крестился другой венгерский вождь, Дьюла, который, возвращаясь на родину, взял с собой монаха Иерофея, рукоположенного константинопольским патриархом в епископы Венгрии. Впрочем, в дальнейшем византийская церковь не удержала своих позиций с Венгрии.

Отношения с Болгарией при Константине VII оставались мирными. Когда болгарский царь Петр в 963 г. после смерти своей жены — внучки Романа I — решил возобновить мирный договор с Византией, Вринга согласился на это при условии, что сыновья Петра Борис и Роман явятся в Константинополь как заложники, а Болгария обязуется не пропускать венгров через свою территорию Петр просил помощи против венгров у Никифора II, но не получил ее и был вынужден искать мира с венграми. В 965 г. император отказался выплачивать дань болгарам и весной 966 г. начал военные действия против Болгарии.

Опасаясь, что война с Болгарией может помешать борьбе с арабами, Фока обратился к русскому князю Святославу. В результате этого неудачного дипломатического маневра Византия получила на Балканах еще более опасного врага, чем болгары.

Когда антифатимидское восстание в Сицилии было подавлено, новый халиф потребовал, чтобы император возобновил уплату дани и выдал всех перебежчиков-мусульман. В ответ на это большое византийское войско было переправлено в Италию, но после того, как сицилийский наместник в 951 г. вторгся в Калабрию, оно без боя отошло к Отранто и Бари. Калабрия была охвачена паникой, население искало спасения в горах и пещерах. Только наступление зимы заставило арабов возвратиться в Мессину. В 952 г. сицилийские арабы снова появились в Италии; на этот раз византийское войско было разгромлено, а головы военачальников, павших в битве, победители отослали в Сицилию и Африку. После поражения византийцы заключили мир с арабами, который, впрочем, то та, то другая сторона время от времени нарушала.

Никифор II отказался платить дань и сицилийским арабам. Однако его попытки отвоевать Сицилию кончились неудачей. Византия с трудом удерживала Южную Италию. После коронации Оттона I в 962 г. в качестве германского императора немцы заняли почти всю Италию. Они вступили в союз с герцогами Беневента и Капуи — вассалами Византии — и осадили Бари. Оттон I надеялся, однако, получить византийскую Южную Италию мирным путем — в качестве приданого за одной из порфирородных представительниц правящего византийского дома, которую он в 968 г. просил в жены своему сыну — будущему императору Оттону П. Никифор II надменно отверг притязания германского императора.

Недовольство политикой Никифора II Фоки становилось все более явным. В 969 г., на пасху, произошла кровавая схватка между преданным Никифору отрядом армян и константинопольскими моряками. Вероятно, армянский отряд понес большие потери, так как разнесся слух, что император не простит избиения его воинов. Скоро после конных ристаний на ипподроме Фока приказал показать народу потешный рукопашный бой. Воины обнажили мечи. Не понявшие их намерений и встревоженные слухами зрители в панике бросились к выходам, насмерть давя друг друга.

В праздник вознесения возвращавшийся из монастыря Животворного источника Фока был встречен на хлебном рынке бушующей толпой, которая заступила ему дорогу. На императора обрушились брань и проклятия. В него бросали камнями и комьями грязи. Знатные горожане встали на защиту Никифора, оттеснили народ и проводили василевса до дворца.

Отношения Никифора с его прежними соратниками становились все более напряженными. В немилость впал Михаил Вурца; был заподозрен Иоанн Цимисхий, к которому Никифор ревновал Феофано, воспылавшую страстью к красавцу-воину. Фока сместил Цимисхия с поста доместика схол Востока и сделал логофетом дрома. Скоро тот был лишен и этой должности и получил приказ не покидать своих владений. Но он успел достигнуть взаимопонимания не только с Феофано, но и с Василием и дворцовыми чинами. В ночь с 10 на 11 декабря 969 г. с помощью слуг Феофано во дворец пробралось несколько человек во главе с Цимисхием. Фока был зверски убит. Переворот совершился.

Придя к власти, Цимисхий начал с уступок. В угоду патриарху он сослал Феофано, всем рискнувшую ради него, отменил закон Фоки о порядке назначения епископов, наказал ссылкой и пострижением непосредственных убийц императора, принеся в жертву друзей. Вернув паракимомену Василию прежнее положение в синклите, Цимисхий позволил ему сместить с важнейших постов родственников и приверженцев Фоки и заменить их своими людьми. Была увеличена руга синклитикам. Он роздал свое огромное состояние «окрестным земледельцам» и прокаженным, содержавшимся в больнице у Босфора, увеселял жителей столицы празднествами, щедро раздавал милостыню.

Цимисхий опасался мощного рода Фок. Он сменил правителей провинций, сослал Фок, но на более суровые репрессии не решился. В частности, не были конфискованы богатства, награбленные куропалатом Львом. Эти богатства были вскоре использованы для заговора с целью свержения Цимисхия. Сын Льва Фоки Барда, пользуясь предоставленными отцом средствами, собрал в Каппадокии армию приверженцев для борьбы за престол. Отец мятежника, бежав из ссылки, пытался поднять на восстание стратиотов Фракии. Ломима титулов и чинов, Фоки обещали своим сторонникам в случае победы земельные владения. Однако Цимисхий одолел мятежников, выдвинув против них другого провинциального магната — Варду Склира и соблазнив ряд наиболее видных сторонников Фок щедрыми обещаниями.

Стремясь утвердить свое положение в столице, Цимисхий женился на одной из дочерей Константина VII — Феодоре. Его силой захваченные права на престол приобрели характер законных — идея легитимости императорской власти все более упрочивалась. Едва вступив на престол, Цимисхий должен был совершить поход в Сирию. Египетские Фатимиды сделали попытку подчинить всю Сирию и отнять Антиохию. Весной 970 г. Цимисхий взял Алеппо. Эмир города заключил с Византией унизительный мир, обязавшись выплачивать дань. Пока Цимисхий находился на Востоке, Святослав в 970 г. опустошил Фракию. Цимисхий прервал военные действия на Востоке и двинул войска против Святослава. Тяжелая война закончилась летом 971 г. победой Цимисхия. Северная часть Болгарии (Паристрион) была аннексирована Византией15.

Закончив войну в Болгарии, Цимисхий возобновил походы на Восток. В 972 г. были взяты Нисибис и Мартирополь в Северной Месопотамии. В ближайшие годы была отражена угроза со стороны африканских арабов, которые в конце 60-х годов X в. при Фатимидской династии подчинили Египет и угрожали Сирии. В 974 и 975 гг, Цимисхий пересек Сирию, взял Эмесу, Баальбек и дошел почти до Палестины16. На побережье под власть Византии перешли Аккон, Сидон, Бейрут. Дамаск и Триполи снова признали суверенитет империи. Позиции Византии в Северной Сирии были упрочнены. В это время в Малой Азии оживилась деятельность павликиан, «отягчавших весь Восток», как говорит Скилица. Желая укрепить положение в Сирии, Цимисхий переселил множество павликиан в район Филиппополя, на границу с болгарами. Пришлось Цимисхию улаживать и опасный конфликт с немцами, возникший при его предшественнике.

Таким образом, в ожесточенной борьбе на Востоке и на Балканах, которую Никифор Фока и Иоанн Цимисхий вели с неослабеваемым упорством и величайшей жестокостью, были заложены основы того внешнеполитического подъема империи, который был достигнут в первой четверти XI в. Столичная чиновная знать, опираясь на союз с крупнейшими представителями провинциальной аристократии, добилась огромных успехов во внешней политике. Но одним из неизбежных результатов этого союза было быстрое возрастание политического веса провинциальных магнатов, возглавлявших победоносные военные предприятия. Военной знати было достаточно объединить свои силы, чтобы покончить с господством чиновной бюрократии. Однако внутри провинциальной аристократии, прежде чем она успела овладеть центральным государственным аппаратом, вспыхнуло острое соперничество между наиболее крупными феодальными фамилиями. Всячески используя это соперничество в своих интересах и постепенно привлекая на свою сторону мелких вотчинников (ядро военных сил империи), столичная знать приобретала шансы продлить свое господство.

В значительной мере внутренняя политика Цимисхия — такого же представителя провинциальной военной аристократии, каким был Никифор Фока, — была капитуляцией перед чиновной знатью. Синклитиков не удовлетворяли, однако, те уступки, которые он сделал. Армия оставалась под безраздельным контролем провинциальных магнатов. Гражданское управление было снова в руках властного и резкого паракимомена — родственника второй жены Цимисхия. Не привыкший считаться с мнением других, Василий подавлял синклит, жадно и поспешно обогащался. Когда император находился в Болгарии, в среде столичной бюрократии против него был организован заговор, в котором оказался замешан патриарх Василий.

Мероприятия, проведенные Цимисхием в последние годы — новые уступки клиру и столичному чиновничеству. Цимисхий сделал богатый вклад в св. Софию, выстроил в столице великолепный новый храм, официально узаконил собиравшиеся ранее в качестве добровольных приношения в пользу церкви (см. выше, стр. 170). Цимисхий вернулся к аграрной политике предшественников Фоки. На землях светской знати и духовенства было произведено расследование, и все свободные крестьяне и стратиоты, переселившиеся с государственных земель, объявлялись независимыми от частных лиц и должны были снова платить налоги и нести повинности в пользу казны17. Однако это мероприятие не коснулось временщика Василия и его окружения. Родственник подраставших детей Романа II, он чувствовал, что его положение укрепляется, позиции же Цимисхия слабеют. Сановная знать была еще очень сильна.

Уступчивость Цимисхия вызвала раздражение военной аристократии. Поднял мятеж ближайший соратник и родственник императора — Варда Склир. Мятеж был подавлен, но Цимисхий счел необходимым простить Склира, боясь совсем потерять поддержку провинциальной аристократии.

В предвидении нового обострения борьбы за власть паракимомен Василий укреплял союз с чиновной знатью, сплачивавшейся вокруг сыновей Романа II. Говорили, что заболевший странной болезнью и быстро угасший Цимисхий был отравлен медленно действующим ядом. В январе 976 г. император умер.

Таким образом, царствование двух полководцев не привело к утверждению господства провинциальной аристократии. Путь «мирного» овладения престолом — через институт соправительства и компромисс с высшей сановной знатью — оказался несостоятельным. Первый этап борьбы провинциальной аристократии за престол закончился поражением. Начался второй этап — этап ожесточенных вооруженных схваток.

Обязанные своему внучатому дяде Василию избавлением от опеки блестящего воина-отчима, неопытные и растерянные Василий и Константин отдали все управление в его руки. Хитрый евнух тотчас вернул Феофано, которую некогда сам сослал. Варда Склир был лишен должности доместика Востока и отослан в качестве дуки Месопотамии. Доместиком Востока поставили стратопедарха Петра — ближайшего сподвижника Никифора Фоки.

Летом 976 г. Варда Склир поднял мятеж. К нему стекались представители военной знати. Его поддержали армянские феодалы, а также мусульмане пограничных районов. Явились к нему на помощь сыновья князя Таронского, эмиры Амиды и Мартирополя дали денег и отряд в 300 всадников. Узурпатор собирал подати, конфисковал имущество противников. Первые победы Склира послужили сигналом для малоазийской знати к массовому переходу на его сторону. Скоро в его руках была почти вся Малая Азия. С содействия Михаила Вурцы под властью узурпатора оказалась Антиохия. Принял его сторону и императорский флот. В начале 978 г. Склир разгромил императорские войска. Сдалась Никея. Паракимомен Василий срочно вызвал из ссылки Варду Фоку.

Поставленный во главе правительственных войск Варда Фока не просто усмирял мятежников — он снова боролся за возвышение фамилии Фок. Так поняла это и военная знать провинций. Часть ее немедленно поддержала Фоку, в том числе Михаил Вурца. Недаром еще до возвращения Варды из ссылки Каппадокия, где лежали владения Фок, отказалась примкнуть к Склиру. Оказал помощь Варде Фоке и давний его приятель, повелитель Иверии Давид. Борьба была тяжелой и затяжной. В марте 979 г. во время сражения близ Амория Фока ранил Склира в единоборстве. Армию Склира охватила паника. Склир бежал и скоро оказался у халифа Хосроя в Багдаде18. Опасность со стороны Склира была устранена ценой нового возвышения Фок. Василий снова рассчитывал удержаться у власти, играя на противоречиях как внутри самой чиновной знати, так и среди провинциальной аристократии. Но он ошибся в оценке молодого императора и сплотившейся за его спиной сановной знати, потрясенной восстанием Склира. Безмолвная и незаметная фигура в первые годы после смерти Цимисхия, Василий II (976—1025) внезапно вышел на политическую арену. Суровый, простой в быту, молчаливый и косноязычный, Василий II был энергичен и умен. Он не легко поддавался гневу, был сдержан, но злопамятен. Рассчитывать на его прощение было почти невозможно.

Время небывало возросшего влияния провинциальной аристократии на военные дела империи окончилось — император взял армию под личный контроль. Евнух все более отстранялся от гражданского управления и никак не мог смириться с этим. Он стал сближаться с Вардой Фокой и другими полководцами, которых Василий удалял от руководства. Но в 985 г. евнух был сослан, его имущество конфисковано, приверженцы смещены с должностей. Заподозренного Варду Фоку Василий держал фактически не у дел. Отправляясь в 986 г. в поход против болгар, император не взял с собой ни Фоку, ни Михаила Вурцу. Это означало опалу. Высшая военная знать остро переживала падение своего влияния на армию.

17 августа 986 г. византийские войска были разгромлены болгарами. Уже четверть века Византия не терпела такого поражения. Слух о нем быстро докатился до Багдада. В начале 987 г., заручившись поддержкой некоторых арабских племен, Варда Склир снова появился в пределах империи, возобновив притязания на престол. Василий вернул Фоке пост доместика схол Востока и приказал выступить против Склира. Но Фока в августе19 987 г. провозгласил себя императором. Восстание Фоки сразу же приняло огромные размеры. Высшая военная знать примкнула к Фоке. Склир был готов признать его верховенство. По сообщению Скилицы, Фока обещал Склиру Палестину, Сирию и Месопотамию20. Но Фока обманул Склира, бросил его в темницу и соединил оба войска. К концу 987 г. он подчинил всю Малую Азию. В его власти оказалась и Антиохия.

Византийская монета императоров Василия II (976-1025 гг.) и Константина VIII (1025-1028 гг.) Париж. Кабинет медалей
Византийская монета императоров Василия II (976-1025 гг.) и Константина VIII (1025-1028 гг.) Париж. Кабинет медалей

Василий срочно отправил послов на Русь к Владимиру с просьбой о помощи. В начале 986 г. Фока осаждал Авидос, другое его войско стояло у Хрисополя. Фока хотел блокадой задушить Константинополь. В 987 г. или весной 988 г. из далекой Руси прибыл шеститысячный отряд. Переправившись ночью через Босфор, Василий с русской дружиной обрушился на часть войск Фоки, стоявшую у Хрисополя, и наголову разгромил ее. Решительная битва произошла у Авидоса лишь 13 апреля следующего, 989 г. Командовал сам Василий, выступивший «со своими войсками и войском русов»21. Узурпатор хотел пробиться к императору, чтобы, убив его, выиграть битву. Он был уже близко у цели, когда внезапно покинул поле боя, сошел с коня, лег на землю и умер, не будучи никем ранен. Говорили, что он погиб от яда, который ему дал перед сражением подкупленный слуга.

Смерть Фоки повергла мятежников в ужас. Часть армии Фоки собралась вокруг Склира, освобожденного из темницы. Император вступил в переговоры со Склиром. Утомленный старец согласился прекратить борьбу, если Василий не обойдет его почестями, оставит за его приверженцами титулы и владения, которые Склир успел им раздать. Василий принял условия. Провинциальная аристократия должна была на время сложить оружие.

Василий был последовательным и решительным проводником политики столичной сановной знати. Отстранив от власти паракимомена, он решительно сократил выплаты из казны. В 995 г. Василий осуществил всеобщую перепись имущества налогоплательщиков с целью упорядочить налоговую систему22. Новеллой 996 г. он отменил сорокалетнюю давность: крестьянские земли, попавшие в руки динатов, подлежали возвращению независимо от того, когда эти земли были потеряны. Значительный ущерб провинциальной землевладельческой аристократии причинил закон 1001—1002 гг. об аллиленгии, согласно которому динатов обязали уплачивать налоги за разорявшихся крестьян налогового округа, в который входили владения дината. Разбогатевших общинников Василий повелел рассматривать как динатов и соответственно — возвращать крестьянам захваченные этими богачами земли. Конфискованы были имения и паракимомена Василия, и участников восстаний Фоки и Склира.

Награждая государственных и военных деятелей, император обычно жаловал титулы, повышал по должности, передавал движимое имущество, но не земельные владения. Император приблизил к себе группу незнатных лиц, способных и всецело ему преданных. Пселл с осуждением говорит, что он правил «не по писаным законам»23.

Политика Василия в целом отвечала интересам чиновной знати, но непосредственное влияние синклита на внутреннюю и внешнюю политику упало — все решалось в тесном кругу близких к самодержцу лиц.

Василий, как и его предшественники, проявлял особую заботу о низшем слое феодалов — о стратиотах-катафрактах; катафракты сыграли решающую роль в азиатских походах Фоки и Цимисхия и в, болгарских войнах Василия, который аккуратно и щедро выплачивал воинам жалованье, раздавал им захваченную на войне добычу, наделял титулами.

Об отношении Василия к городскому населению источники содержат мало сведений. Разгромив группировку паракимомена Василия, император ввел строгий контроль за деятельностью ремесленных и торговых коллегий. Контроль императора простирался на мелкие провинциальные рынки: новелла 996 г. затрудняла динатам устройство рынков и ярмарок в собственных владениях24.

Проявляя заботу о константинопольцах, вечно страдавших от недостатка воды, император восстановил водопровод Валентиниана. Отмена налогов с сельского населения во время голода в последние два года его правления должна была сдержать рост цен на городском рынке. Благотворно на уровне цен на хлеб и вино в столице отразилось, очевидно, и сохранение натурального характера налогов с покоренных областей25. Внешняя простота Василия и его победоносная завоевательная политика способствовали популярности императора среди населения столицы. Высшее духовенство было всецело подчинено воле Василия. О претензиях, выдвигавшихся некогда Полиевктом, теперь не было и речи. Император самовольно смещал и назначал патриархов. В 90-х годах император на четыре года оставил византийскую церковь без патриарха26.

В начале правления Василий благоволил монашеству27, впоследствии он запретил рост монастырского землевладения и ввел суровый контроль за числом освобожденных от налогов монастырских крестьян. Новеллой 996 г. Василий запретил основание новых монастырей за счет свободного крестьянства. Особенно большой ущерб понесло от аллиленгия именно церкви и монастыри. Патриарх Сергий и еписскопы тщетно просили императора об отмене аллиленгия.

Экономическая политика Василия способствовала значительному росту доходов казны. Регулярно выдаваемая руга чиновникам и щедрое жалованье воинам обеспечили поддержку чиновной знати и мелких феодалов. Но политика Василия нанесла, несомненно, удар по среднему и крупному землевладению — она во всяком случае затормозила его рост.

Провинциальная аристократия снова подняла голову в конце царствования Василия. Опале подверглось несколько крупных малоазийских полководцев. Летом 1022 г., отправляясь в поход против абхазцев, Василий не взял с собой стратига Анатолика Никифора Ксифия и сына Варды Фоки Никифора. Опальные полководцы восстали, заручившись поддержкой независимых армянских князей28. В сговоре с ними, по-видимому, состоял и князь Абхазии Георгий. Готовы были бежать к мятежникам некоторые малоазийские аристократы, участвовавшие в походе Василия в Абхазию. Мятежники имели сторонников и среди людей, близких ко двору. Но между Ксифием и Никифором Фокой возникло соперничество. Ксифий убил Фоку, а затем был арестован. Участников мятежа подвергли конфискации имущества и заключению. Ксифий был пострижен в монахи. Содействовавший ему дворцовый евнух был отдан на съедение львам императорского зверинца.

После бурных событий в Константинополе в царствование Никифора II в источниках почти на полстолетия исчезают сообщения о каких-либо волнениях народа в столице. Не прекратилось, однако, движение в провинциальных городах, в частности на окраинах империи. При этом удаленные от центра города империи проявляли тенденцию к полной независимости. В 987 г. восстание разразилось в Бари. Поддержавшая мятеж Варды Фоки Антиохия до глубокой осени 989 г. отказывалась признать власть императора, и Василию стоило большого труда склонить антиохийцев на свою сторону. В 992—993 гг. восстала Лаодикия, и после подавления восстания жители города были переселены во внутренние районы. В 1009 г. вспыхнуло новое восстание в Бари. Восставшие разгромили византийские войска и в течение нескольких месяцев сохраняли независимость. Вскоре отделился Херсон, и Василию пришлось в 1016 г. посылать туда флот. Процветающие окраинные города тяготились зависимостью от византийской администрации с ее поборами и мелочным контролем. Показательно в этом отношении поведение малоазийского города Цаманда, во время восстания Варды Склира. Горожане не выступили против мятежника и не перешли на его сторону — они попросту откупились от Склира значительной суммой.

Правление Василия было временем почти непрерывных тяжелых военных кампаний. Главным театром военных действий стали Балканы. Более 30 лет основные силы империи, стянутые в Европу, вели ожесточенную войну с болгарами. Прежде чем Византия смогла начать активную борьбу на Балканах, она в течение 10 лет почти без сопротивления отступала под давлением своего северного соседа.

Иоанн Цимисхий присоединил к империи лишь Северо-Восточную Болгарию. Ни походы Святослава, ни русская кампания Цимисхия не коснулись западных и юго-западных земель Болгарского государства. Источники умалчивают о судьбе этих областей в период между вторжением Святослава и смертью Цимисхия (968—976), В 976 г. болгары восстали. Власть над страной оказалась у комитопулов — четырех сыновей комита Николы. Скудость и неточность сообщений источников стали причиной непрекращающихся споров в литературе29-30. Можно лишь предполагать, что между 969 и 976 гг. на этих землях, после того как центральный государственный аппарат Болгарии был сначала парализован, а затем ликвидирован, постепенно упрочивалась власть комитопулов. Восстание 976 г. привело к ликвидации византийского господства и воссоединению территории Болгарии. Пользуясь мятежом Варды Склира, комитопулы развернули наступление на земли империи. Главную роль в этих войнах играл младший из братьев Самуил. Старшие братья Давид и Моисей погибли в первые же годы борьбы. Аарон держался пассивной тактики. К 986 г. Самуил утвердил свое господство в Южной Македонии и в Фессалии31.

Услышав об успехах комитопулов, в конце 70-х годов сыновья Петра Борис и Роман бежали из Константинополя. На одном из горных перевалов Борис, одетый в византийскую одежду, был по ошибке убит болгарским лучником, Роман же был объявлен царем Болгарии. Но воцарение Романа не привело к каким-либо существенным переменам в Болгарии: комитопулы сохранили в своих руках фактическое руководство страной. Василий II отправился в первый поход против Сердики, стремясь разрезать Болгарию на две части. Однако осада города была неудачной и завершилась паническим отступлением и поражением византийских войск (см. стр. 218).

Борьба с узурпаторами снова отвлекла силы империи на Восток, и Самуил получили свободу действий на Балканах. В эти годы Самуил стал единовластным правителем. Аарон, интригуя против Самуила, затеял тайные переговоры с византийцами и был убит по приказу Самуила. В 989 г. Самуил овладел Верней, хитростью захватил Сервию, опустошил Фессалию. Василий должен был срочно укреплять Фессалонику и ввести в нее большое войско во главе с Григорием Таронитом.

Лишь в начале 991 г. Василий выступил во второй поход против. Самуила. В этой войне, длившейся 4 года, византийцы добились первых успехов. Но Василий еще не рисковал вторгаться во внутренние области Болгарии. Освободив некоторые районы Южной Македонии и разрушив ряд болгарских крепостей, император отправился в поход на Восток. Самуил немедленно перешел в наступление. Его войска подступили к Фессалонике. Выступивший из города Григорий Таронит был убит, а его сын Ашот взят в плен. Самуил прошел Фессалию, Беотию, Аттику и вторгся в Пелопоннес32. По его следам был направлен назначенный на место Таронита опытный полководец Никифор Уран. На реке Сперхей в 997 г. Самуил понес тяжелое поражение.

Поражение не остановило его наступательных походов. Официально короновавшись царем болгар после смерти в 997 г. Романа, Самуил на время обратил свои усилия на запад и северо-запад полуострова. Сербское государство не могло оказать сопротивления Самуилу. Князь Зеты (Дукли), Травунии и Хума (Захлумья) Иван-Владимир должен был признать себя вассалом Самуила. Вероятно, в этот период в руках Самуила оказался и Диррахий, управление и охрану которого Самуил поручил Ашоту, выдав за него свою дочь.

Новый этап византийско-болгарской войны начался в 1001г., когда Василий приступил к систематическому завоеванию Болгарии. Василий с неслыханной даже в те времена жестокостью из года в год опустошая болгарскую территорию, ослепляя пленных воинов и некоторых жителей, что принесло ему прозвище Болгаробойцы.

Весной 1001 г. Василий вторгся в район Сердики, Никифор Ксифий был послан в Северо-Восточную Болгарию; одновременно начались военные действия в Южной Македонии. Пали Преслав, Малый Преслав, Плиска; была возвращена Фессалия, взяты Сервия и Водена. Начались первые акты предательства болгарских воевод — Верию без боя сдал Добромир. Скоро Василий осадил Видин. Осада затянулась. Стараясь отвлечь Василия от Видина, Самуил разграбил Адрианополь. Но Василий не ушел от Видина. Через 8 месяцев город пал. В этой кампании Василию помогло высшее духовенство Видина33. На обратном пути от Видина император разбил болгарского царя близ Скопле, после чего эта твердыня сдалась без сопротивления. В 1005 г. Ашот сдал византийцам Диррахий.

Решающие события разыгрались летом 1014 г. Василий подошел к одной из главных засек у горы Беласица. Никифор Ксифий зашел в тыл болгарам. Болгары были разгромлены. Через несколько дней они понесли еще одно тяжелое поражение под Струмицей. Василий приказал ослепить 14 или 15 тыс. пленных болгар, оставив на каждую сотню слепцов по одному ослепленному на один глаз поводырю, и отправить их к Самуилу.

Говорили, что Самуил не вынес зрелища тысяч слепцов — 6 октября 1014 г. он умер. Император тотчас вернулся в Болгарию, взял Штип и Прилеп, осадил Битоль — резиденцию нового царя Болгарии, сына Самуила Гавриила-Радомира. Византийские войска непрерывно опустошали Болгарию в течение трех лет (1015—1017). Василию II помогали венгры34. Болгария была охвачена смутами, ее царь погиб от дворцового переворота, новый правитель был убит в 1018 г. под стенами Диррахия. После гибели царя боляре и воеводы открыто перешли на сторону Василия. Болгария капитулировала. В начале 1019 г. Василий совершил торжественный въезд в столицу Болгарии Охрид. Правители сербских и хорватских земель признали свою зависимость от империи.

Впервые со времен Юстиниана I византийское господство снова распространилось на весь Балканский полуостров. На территории бывшего Болгарского государства была введена система византийского управления. Формы и размеры налогов Василий оставил такими, какими они были при Самуиле. Все важнейшие посты в администрации и церкви были заняты греками. Болгарское патриаршество было уничтожено. Василий не подчинил церковь западных областей Болгарии константинопольскому патриарху — она была организована как автокефальная архиепископия, глава которой (архиепископ города Охрида) назначался самим императором. Болгарскому архиепископу были подчинены также несколько епископий с греческим населением. Болгарский архиепископ занял фактически третье место в церковной иерархии империи после патриархов Константинополя и Антиохии. Непосредственное подчинение императору огромного диоцеза давало Василию II возможность для более широких маневров в его церковной политике.

В Европе возникли новые фемы: катепанат Болгария, фема Паристрион (Северо-Восточная Болгария), особую административную единицу составила область Сирмия. Была восстановлена фема Диррахия.

Войны с Болгарией Василию приходилось неоднократно прерывать ради походов на Восток. Главным врагом империи здесь в это время стали Фатимиды — египетские халифы, постоянно посягавшие на Сирию и враждовавшие не только с Византией, но и с Хамданидами — эмирами Алеппо, союзниками и данниками империи. Эмиры Алеппо трепетали перед египетской угрозой и постоянно просили помощи у Василия, но готовы были при случае порвать зависимость от Византии. Василию приходилось зорко следить за союзниками и нередко обуздывать их вооруженной рукой, однако союз с ними был необходим. Обычно крайне бережливый, император в борьбе за Северную Сирию не жалел денег, подкупая местное духовенство и арабских эмиров.

После подавления мятежа Склира, эмир Алеппо отказался выплачивать дань, обусловленную договором 969 г. В 981 г. Варда Фока, осадивший по приказу императора Алеппо, вынудил эмира согласиться на выплату ежегодно 400 тыс. дирхемов, но в 983 г. Фоке пришлось повторить поход, чтобы заставить эмира уплатить дань за два года. В 985 г. население Алеппо снова отказалось платить дань. Произошли серьезные столкновения. Однако вскоре обманувшийся в надежде на помощь Египта алеппский эмир возобновил договор с Византией. Укрепление союза с Алеппо и обострение отношений с Фатимидами произошло в начале 90-х годов. В конце 991 г. умер эмир Алеппо Сейф-ад-Даула. Фатимиды решили захватить Алеппо. Эмир Дамаска по приказу египетского халифа осадил Алеппо, разбил летом 992 г. войска сына Сейф-ад-Даулы, разорил византийские владения вокруг Антиохии. Выступивший на помощь Алеппо дука Антиохии Михаил Вурца и его армянское союзное войско были разгромлены. Весной 995 г. в ответ на отчаянные призывы эмира Алеппо Василий появился под стенами Алеппо. Эмир Дамаска поспешно ушел от города. Василий вторгся во владения Фатимидов, взял Рафанею и Эмесу, повергнув в ужас арабов своей жестокостью. Но занять Триполи ему не удалось. Дукой Антиохии стал Дамиан Далассин.

Ответом Фатимидов на поход Василия было новое нападение эмира Дамаска, длившееся три года. Рафанея и Эмеса были отвоеваны, окрестности Антиохии и Алеппо опустошены. Дамиан Далассин потерпел жестокое поражение и погиб в сражении. В 999 г. Василий должен был совершить новый поход в Сирию. Был взят Шейзар; Рафанея и Эмеса сожжены и разрушены. Осада Триполи была безуспешной и на этот раз. Отвлекаемый неожиданно обострившейся обстановкой в Иверии и Армении и войной с болгарами, Василий вступил в переговоры с халифом и в первой половине 1001 г. заключил с Фатимидами десятилетнее перемирие35. Но это перемирие фактически кончилось уже через три года. Среди арабских племен и соседних эмиров в 1004—1005 гг. распространяется идея священной войны за веру. Новый египетский халиф ал-Хаким проводил открыто враждебную империи политику. В 1015—1016 гг. Алеппо, наконец, попал во власть Фатимидов. Василию удалось завязать дружбу с египетскими наместниками Алеппо, тяготившимися зависимостью от Каира. Положение на границах с арабами было восстановлено.

Значительно расширил Василий владения империи и на северо-востоке Малой Азии, в Армении и Иверии. В 990 г. он совершил поход на Кавказ против правителя Иверии Давида и Багратидов, оказавших помощь Варде Фоке. Соединенные войска Багратидов и Давида были разбиты. Давид признал зависимость от Византии и завещал подвластные ему земли императору. В 1001 г. Давид умер. Некоторые из иверийских князей не захотели признавать завещания Давида, и Василий поспешил на Кавказ. Князья области Тайк должны были подчиниться, архонт внутренней Иверии обязался не посягать на уступленные Давидом земли36.

Однако укрепить позиции империи в Иверии и Армении Василию удалось лишь в конце царствования. В походах 1021—1024 гг. Василий II нанес несколько поражений правителю Абхазии Георгию, пресек его попытки заключить военный союз с ал-Хакимом и мятежной военной знатью Георгий был вынужден признать зависимость от империи и отдал императору своего сына Баграта в заложники. Во время этих походов правитель Васпуракана передал Василию все свои земли. Сын умершего в 1020 г. Гагика I, царя Ани, Смбат заключил с Василием договор, подобный тому, который ранее заключал с императором Давид37. В результате этих приобретений на северо-востоке империи появились новые фемы Васпуракан, Иверия и Феодосиополь.

Не смог Василий восстановить позиции империи лишь в Сицилии и Италии. Владениям империи здесь не переставали угрожать с севера германские императоры, с юга — арабы, в 1017 г. здесь появились и норманны. Василий объединил византийские владения за Адриатикой в единый катепанат, сосредоточив всю власть в руках императорского наместника — катепана. Катепан Италии Василий Воиоанн на время остановил арабские набеги и на некоторый срок отодвинул границы империи на север вплоть до Рима. Однако в 20-х годах положение в Италии снова было весьма тревожным. В 1025 г. Василий начал готовиться к походу против сицилийских арабов. Войска уже были посажены на корабли, когда император неожиданно заболел. 15 декабря 1025 г. Василий II умер.

Неизмеримо возрос авторитет империи в царствование Болгаро-бойцы. За 40 лет единовластного правления он побывал почти на всех сухопутных границах империи, огнем и мечом утверждая византийское владычество. Никогда после смерти этого крупнейшего представителя Македонской династии Византия не достигала такого могущества, а пределы ее не были столь обширны.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2014
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ "Historic.Ru: Всемирная история"