история







разделы


Пользовательского поиска




назад содержание далее

Глава 1. Самое смутное из всех смутных времен (Великое переселение народов и падение Римской империи)

Волны варварских нашествий захлестнули Европу. Великая Римская империя не смогла им противостоять и погибла. На месте былой державы возникло несколько королевств завоевателей германцев. С падением Римской империи кончается история Древнего мира и начинается история средних веков.

§ 1. Варвары и остальные

Гордыми и могучими были великие державы древности. Но и самые огромные империи Дария и Александра Македонского, Рим и Китай, даже вместе взятые, занимали лишь малую часть обитаемой суши. За их границами начинался иной — бескрайний и пестрый мир. Мир первобытных племен — скажем мы сейчас. Мир варваров — сказал бы римлянин, китаец или грек.

He-варвары разбирались во всех тонкостях хлебопашества, виноградарства, садоводства, умели строить роскошные дворцы, величественные храмы, большие города. Они достигли высот во всех видах искусства и пользовались письменностью.

У варваров земледелие было поставлено хуже, о городах и письме они могли знать лишь понаслышке, но в охоте и скотоводстве разбирались обычно лучше.

Среди не-варваров встречались очень богатые люди. Они могли позволить себе самые невероятные удовольствия. Но число их было ничтожно. Все же остальные — это люди достатка умеренного, а то и просто бедняки. Заметный слой в самом низу общества состоял из рабов.

В жизни варваров богатство большой роли не играло. Все были одинаково бедны, но свободны и равны между собой. Только вожди, старейшины и жрецы пользовались небольшими преимуществами.

У не-варваров сложились государства. Здесь были чиновники, налоги и армии.

Варвары государства еще не знали.

He-варвары презирали варваров за дикость, грубость нравов и боялись их жестоких нападений.

Варвары презирали не-варваров за роскошь и изнеженность, за страсть к деньгам и покорность своим властям, но боялись их хорошо обученных армий и всяческих коварных выдумок.

Многие тысячелетия древней и средневековой истории стояли лицом к лицу эти два столь непохожих мира: мир первобытных племен и мир цивилизаций. Их разделяла взаимная вражда и связывал взаимный интерес друг к другу. Кровавые войны сменялись столетиями мирного соседства. Порой орды кочевников стирали с лица земли цветущие города, а из людской памяти их названия. Порой в земли варваров являлась чужая армия, принуждая платить дань своему государю, выполнять его повеления, нести для него службу.

Сколь ни разрушительны бывали нашествия варваров, цивилизации с течением столетий отвоевывали у «другого мира» все больше пространства на планете. Вчерашние варвары превращались в неварваров. Отгородиться от влияния цивилизаций они не могли: оттуда к ним приходили купцы и воины, проповедники и беглые преступники. Варваров могли нанять, чтобы они воевали против других варваров; варваров могли взять в плен, превратить в рабов, а спустя десятилетия отпустить на родину. Граница между цивилизацией и варварами была всегда «прозрачной», а влияние цивилизаций на варваров — сильным. «Излучение» цивилизаций чувствуется далеко за их пределами.

Но время от времени варварский мир становится особенно опасным. Из азиатских степей или европейских лесов появляются племена, уничтожающие огромные империи. Эти взрывы случаются тогда, когда в среде самих варваров начинаются важные перемены.

От равенства — к неравенству

Первобытное равенство, существовавшее у варваров, не могло продолжаться вечно. У любых племен рано или поздно оно сменяется неравенством. Общество начинает делиться на могущественных и слабых, богатых и бедных. Появляется знать. Сначала племенных старейшин все чаще и чаще избирают из одних и тех же семей, почитаемых за их заслуги перед племенем. А потом как бы само собой получалось так, что старейшин можно было избрать только из этих семей.

Еще более влиятельными, чем старейшины, были военные вожди, снискавшие себе славу выдающимся мужеством и удачливостью. Победа свидетельствовала об особой избранности предводителя, о том, что он угоден богам. Если поход был успешен, вождь получал львиную долю добычи. К удачливым вождям отовсюду тянулась горячая молодежь, жаждавшая богатства и воинских подвигов. Сверх положенной по обычаю части военной добычи вождь делал им щедрые подарки из своей доли. За это вождь мог рассчитывать на преданность своих воинов, на то, что они в минуту опасности не пожалеют отдать за него жизнь. Так появлялась дружина вождя, лично ему преданная. Дружинники не очень-то любили заниматься хозяйством, а предпочитали или разбогатеть на войне, или с честью погибнуть в бою. Они скучали без войны и требовали, чтобы вождь вел их в новые и новые походы. О славных битвах помнили долго, рассказывали о них детям и внукам, чтобы те старались походить на лучших из вождей и их дружинников. Война становится делом чести, занятием настоящего мужчины.

А где же разжиться достойной добычей, если не у богатых соседей, особенно когда у них случаются внутренние распри или иные неурядицы? Поэтому почти за любым ослаблением государств древности или средних веков следовали варварские нашествия. Варвары всегда были рядом...

Победа или поражение?

Иногда столкновения с варварами оказывались для цивилизаций роковыми и кончались для них полной гибелью. На месте полей, городов и садов появлялись пустыни. Но бывал и другой исход: завоеванная варварами страна брала в плен завоевателей. Брала в плен не силой оружия, а языком, культурой, традициями. Победители растворялись среди побежденных, и на руинах поверженной цивилизации со временем рождалась новая. Два смертельно враждовавших ранее мира сливались в ней воедино...

Вблизи границ европейской цивилизации все средневековье жили варварские племена: это славяне и балты, венгры и тюрки, скандинавы и монголы. Первое место в этом ряду и по времени, и по значению для европейской истории занимают, конечно же, германцы.

Вопросы

1. На основании изложенного в параграфе дайте сами определение цивилизации.

2. Какие примеры столкновений варваров и цивилизаций в древности вам известны?

§ 2. Беспокойные соседи римлян

К северу от Альп

Европа севернее Альп была занята тремя большими группами многолюдных племен: кельтами, германцами и славянами. Внутри каждой из этих групп племена порой сильно отличались друг от друга, но они говорили на похожих наречиях. Зато вряд ли какой-либо германец мог понять хоть слово, сказанное кельтом или славянином, и наоборот. И все же языки кельтов, германцев и славян принадлежат к одной и той же языковой семье — индоевропейской. Значит, далекие предки этих народов жили по соседству.

Кельты появились в Европе намного раньше германцев и уж тем более славян. Когда-то они жили по всей Европе — от Атлантики до Балканского полуострова. И сегодня потомков кельтов можно встретить в Ирландии, Шотландии, Уэльсе и на крайнем западе Франции — в Бретани. Обычный англичанин ничего не поймет в речи старого шотландца из далекого горного селения, еще не забывшего древнего языка своего народа, валлийца или ирландца, а французу столь же трудно уловить смысл бретонской речи.

Римляне раньше всех познакомились с кельтами, с племенами галлов, которые когда-то даже захватили весь Рим, кроме Капитолия. Галлы взяли бы и Капитолий, если бы переполошившиеся гуси не разбудили спавшую римскую стражу. Много позже римляне завоевали земли галлов в Северной Италии и там, где теперь лежит Франция. Галлы стали быстро усваивать язык и обычаи римлян, так что скоро римлян и галлов стало трудно отличить друг от друга.

На запад от Галлии — по ту сторону Рейна — за несколько веков до начала нашей эры расселялись пришедшие с севера многочисленные племена германцев. Их древняя родина — северное и южное побережья Балтийского моря, острова Балтики, два полуострова — Скандинавский и Ютландский. Примерно три тысячи лет тому назад климат там, вероятно, резко ухудшился: стало холоднее, начались бесконечные дожди, часто случались наводнения. Тогда германцам пришлось понемногу переселяться южнее — туда, где теплее.

К началу нашей эры германцы занимали уже все пространство между реками Рейном, Одером и Дунаем. Дальше всех ушли племена готов. От балтийских берегов они добрались до приазовских и причерноморских степей. Там они покорили местное население — далеких потомков народа, называвшегося в древности скифами. Подчинились готам и те племена, которые ныне считаются предками восточных славян.

Страна варваров

Немало римских купцов, путешественников и солдат побывало за Рейном и Дунаем — в землях германцев. После ласковой Италии, покрытой ухоженными виноградниками и оливковыми рощами, Германия казалась им суровой и мрачной. Непроходимые леса, топкие трясины, холодные ветры... И люди природе под стать. Римляне считали их дикарями, варварами, но сильно боялись их вторжений в империю. Опасения были справедливы: набеги германцев на владения Рима становились все чаще и решительнее. Римляне удивлялись упорству, с которым после очередного поражения германцы снова пытались прорвать укрепленную римскую границу. Дело было, однако, не в упрямстве, а в том, что германцы находились на той ступени развития, для которой набеги и войны с соседями — самое естественное и даже необходимое дело.

Обитатели «длинных домов»

Германцы очень любили охотиться в своих густых и богатых дичью лесах. Но они неплохо знали и земледелие — выращивали ячмень, просо, пшеницу, лен. Самым большим богатством германцев, однако, считался скот — особенно быки, коровы и, конечно, лошади. Кочевниками германцы не были — они жили хуторами и маленькими деревнями, строили себе деревянные «длинные дома». «Длинные» потому, что если скот — богатство, то и жилые помещения и стойла для животных нужно объединить в одном доме. Так надежнее!

'Длинный дом' древних германцев. Реконструкция
'Длинный дом' древних германцев. Реконструкция

Семья — род — племя

В каждом «длинном доме» жила одна большая семья. Несколько родственных между собой семей составляли род. Несколько родов — племя Племена иногда объединялись между собой в большие союзы, особенно когда дело шло к войне с общим врагом. Все взрослые мужчины — члены племени — были между собой равны. Каждый из них — свободный человек. Рабов у германцев совсем мало, а их положение намного легче, чем у римлян; то же относится и к полусвободным. Богачей и бедняков среди германцев не было. Племя каждому давало достаточно земли, но никто не мог ее ни продать, ни подарить кому бы то ни было. Важные вопросы решало племя на общем собрании, тинге, на которое все члены племени приходили с оружием, выслушивали старейшин и вождей, одобряли или отвергали то, что они предлагали. На тингах судили преступников, избирали старейшин.

Боги древних германцев

Германцы, как и все язычники, верили в многочисленных богов, но храмов не строили, даже идолов не очень любили делать. Они поклонялись священным озерам, рощам, камням, деревьям. Своим богам германцы приносили жертвы, иногда даже человеческие. Имена некоторых германских богов сохранились в названиях дней недели, как они звучат в английском и немецком языках. Воскресенье и понедельник у германцев были посвящены солнцу и луне. Вторник — день бога Циу, или Тиу, — сияющего неба, покровителя воинов. Среда посвящена богу бури, вихря, неистовства, хозяину загробного мира мудрому Водану. В четверг надо чтить могучего бога грома и молнии Донара. Ну а пятница отдана богине плодородия Фрейр.

Большим уважением пользовались у германцев жрецы и прорицательницы, предсказания которых порой сильно влияли на судьбу того или иного племени.

По обе стороны лимеса

Чтобы защититься от набегов германцев, римляне укрепили всю многокилометровую границу между империей и землями германских племен. Здесь протянулись валы, рвы, огороженные каменными стенами военные лагеря. Такие приграничные укрепления римляне называли словом лимес. Но лимес не был непроницаемым. От десятилетия к десятилетию общение между германцами и римлянами усиливалось. Отдельные германские племена, жившие недалеко от лимеса, перенимали некоторые из обычаев римлян. Кого-то из германцев римляне приглашали на военную службу. Ни Германия для римлян, ни Рим и его провинции для германцев не были неведомыми и загадочными странами.

Римляне строят укрепление. Рельеф на колонне Марка Аврелия в Риме
Римляне строят укрепление. Рельеф на колонне Марка Аврелия в Риме

Лимес казался возведенным на века. Но к концу IV — началу V в. соотношение сил между империей и варварами стало быстро меняться, и граница исчезла. Лимес рухнул...

Вопросы

1. Покажите на карте области расселения кельтов, славян и германцев. В каких направлениях переселялись германские племена?

2. О каких войнах между римлянами и германцами говорилось в учебнике по истории Древнего Рима? Перечислите их и расскажите о результатах этих войн.

3. Вспомните имена германских вождей, воевавших против римлян.

4. Перечислите основные германские союзы племен. Покажите на карте в § 3, где они располагались.

Римский историк Корнелий Тацит о древних германцах

Королей германцы выбирают по знатности, а военачальников — по доблести. При этом у королей нет неограниченной или произвольной власти, и вожди главенствуют скорее тем, что являются примером, чем на основании права приказывать, тем, что они смелы, выделяются в бою, сражаются впереди строя и этим возбуждают удивление. Однако казнить, заключать в оковы и подвергать телесному наказанию не позволяется никому, кроме жрецов, да и то не в виде наказания и по приказу вождя, но как бы по повелению бога.

О менее значительных делах совещаются старейшины, о более важных — все, причем те дела, о которых выносит решение народ, предварительно обсуждаются старейшинами. Сходятся в определенные дни, если только не произойдет чего-нибудь неожиданного и внезапного, а именно: в новолуние или полнолуние, так как германцы верят, что эти дни являются самыми счастливыми для начала дела... Когда толпе вздумается, они усаживаются вооруженные. Молчание водворяется жрецами, которые тогда имеют право наказывать. Затем выслушивается король или кто-либо из старейшин, сообразно с его возрастом, знатностью, военной славой, красноречием, не столько потому, что он имеет власгь приказывать, сколько в силу убедительности. Если мнение не нравится, его отвергают шумным ропотом, а если нравится, то потрясают копьями: восхвалять оружием является у них почетнейшим способом одобрения.

Германские телохранители римского императора. Рельеф на колонне императора Траяна в Риме
Германские телохранители римского императора. Рельеф на колонне императора Траяна в Риме

Перед народным собранием можно выступать с обвинением и предлагать на разбирательство дела, влекущие за собой смертную казнь...

На этих же собраниях производятся также выборы старейшин...

Во время сражения вождю стыдно быть превзойденным храбростью своей дружиной, дружине же стыдно не сравняться с вождем, вернуться же живым из боя, в котором пал вождь,— значит на всю жизнь покрыть себя позором и бесчестьем; защищать его, оберегать, а также славе его приписывать свои подвиги — в этом главная присяга дружинника: вожди сражаются за победу, дружинники — за вождя. Если племя, в котором они родились, коснеет в долгом мире и праздности, то многие из знатных юношей отправляются к тем племенам, которые в то время ведут какую-нибудь войну, так как этому народу покой противен, да и легче отличиться среди опасностей, а прокормить большую дружину можно только грабежом и войной. Дружинники же от щедрот своего вождя ждут себе и боевого коня, и обагренное кровью победоносное копье, а вместо жалования для них устраиваются пиры, правда, не изысканные, но обильные...

Германское народное собрание (тинг). Рельеф на колонне Марка Аврелия в Риме
Германское народное собрание (тинг). Рельеф на колонне Марка Аврелия в Риме

У германских племен существует обычай, чтобы все добровольно приносили вождям некоторое количество скота или земных плодов; это принимается как почетный дар, но в то же время служит для удовлетворения потребностей...

Земля занимается всеми вместе поочередно по числу работников и вскоре они делят ее между собой по достоинству; дележ облегчается обширностью земельной площади: они каждый год меняют пашню и все-таки еще остается свободное поле...

Ни один народ не является таким щердым и гостеприимным, как германцы. Считается грехом отказать кому-либо из смертных в приюте. Каждый угощает лучшими кушаньями сообразно своему достатку. Когда угощенья не хватает, то тот, кто сейчас хозяин, делается указателем пристанища и спутником, и они идут в ближайший дом без всякого приглашения, и это ничего не значит: обоих принимают с одинаковой сердечностью... Если, уходя, гость чего-нибудь потребует, то обычай велит предоставить ему эту вещь, также просто можно потребовать чего-нибудь, в свою очередь, и от него...

Одежда древнего германца
Одежда древнего германца

Только что достигший юношеского возраста отпускает волосы и бороду и до тех пор не изменяет такого вида, свидетельствующего о данном обете и обязывающего к храбрости, пока не убьет врага. Только после крови и военной добычи открывают они лицо, считая, что только тогда они расплатились за свое рождение и стали достойны своего отечества и родителей. У трусливых и невоинственных этот ужасный вид так и остается. Наиболее храбрые носят на себе железное кольцо, как бы оковы, до тех пор, пока не убьют неприятеля.

Вопросы

1. Что вы помните об авторе этого текста из учебника по истории Древнего Рима?

2. На основании текста параграфа и сочинения Тацита выпишите все, что вам известно: а) о старейшинах, б) о жрецах, в) о вожде германцев, г) о короле, д) о народном собрании, е) о дружине.

3. Как вы понимаете слова Тацита о том, что германцы делили землю «по достоинству»? Равные участки земли получали германцы или нет?

§ 3. Падение «Вечного города»

Всю эпоху с IV по VII в. называют временем Великого переселения народов. Действительно, тогда десятки племен покинули края, где они жили сотни лет, и отправились на завоевание новых земель. Карта всей Европы изменилась до неузнаваемости. Волны нашествий стерли с нее Западную Римскую империю, на месте которой возникли королевства германцев. Рухнул великий Рим и под его обломками — весь античный мир. Европа вступала в средневековье.

Начало Великого переселения народов

В III в. германские племена то и дело прорывали укрепленную границу Римской империи. С невероятными усилиями римским войскам удавалось выбивать варваров обратно. И хотя часть пограничных земель пришлось оставить, империя держалась. Настоящая катастрофа началась с появлением в Европе кочевых племен гуннов. По неведомым причинам они покинули азиатские степи у границ далекого Китая и двинулись в тысячекилометровый путь на Запад. В 375 г. гунны обрушились на германские племена готов, жившие к тому времени в северном Причерноморье за пределами Римской империи. Готы были прекрасными воинами, но орды гуннов скоро сломили их сопротивление. Одна часть готов — остготы — покорилась гуннам. Другая — вестготы — всем народом отступила к римским границам, надеясь хотя бы ценой подчинения Риму спастись от неслыханного врага, явившегося из бесконечных далей Азии.

Римляне готов пропустили, но земли у границы для расселения племени дали мало, к тому же скверной,— еды на всех не хватало. Римские чиновники продовольствие поставляли плохо, издевались над готами, вмешивались в их дела. Терпению вестготов скоро пришел конец. Измученные страданиями последнего года, они восстали все как один против империи и с решимостью отчаяния пошли на Константинополь — восточную столицу империи. В 378 г. недалеко от города Адрианополя племена вестготов встретила лучшая римская армия во главе с самим императором Валентом. Готы бросились в бой с готовностью всем погибнуть в сражении или победить — отступать им было некуда. Через несколько часов страшной битвы прекрасное римское войско перестало существовать, а император погиб.

От Адрианопольской битвы империя так и не смогла оправиться. Настоящих римских армий больше уже не было. В грядущих сражениях империю защищали наемники, чаще всего те же самые германцы. Германские племена за большую плату соглашались стеречь от других германцев римские границы. Но защитники эти, конечно, не отличались надежностью. Никакая плата наемным чужеземным воинам не могла заменить былой мощи римского войска.

Что же до рядовых подданных империи, то они не горели желанием защищать свое государство. Многие считали (и не без оснований), что жизнь при завоевателях-германцах все равно не станет тяжелее, чем под гнетом римских сборщиков налогов, крупных землевладельцев и чиновников.

Слишком верный Стилихон

Со времен Ганнибала не видел Рим под своими стенами чужеземных армий. Да и сам великий карфагенянин не решился осаждать «Вечный город», не говоря уже о том, чтобы идти на его штурм. За столетия, миновавшие с тех пор, Рим стал столицей величайшей державы древности. Римские железные легионы так далеко отодвинули границы империи, что сама мысль о возможности захвата Рима пришедшими откуда-то недругами кому угодно показалась бы невероятной и даже кощунственной. Теперь все изменилось...

Пока император Гонорий, которому после раздела Римской империи в 395 г. досталась западная ее часть, был еще ребенком, все бремя власти легло на его опекуна — прекрасного полководца Стилихона. Стилихон сам был германцем из племени вандалов, но он самоотверженно отбивал нападения варваров. «Надолго ли хватит верности этого германца?» — злобно ворчали многие римляне, недовольные возвышением варвара. Кто-то из них упорно нашептывал Гонорию, что Стилихон, дескать, сам хочет стать императором. Гонорий прислушался к наветам и приказал убить лучшего полководца империи.

Горе побежденным

После смерти Стилихона некому было возглавить оборону Рима от вторжений варваров. Гонорий беспомощно наблюдал из своей укрепленной столицы — Равенны за тем, как вестготы, возглавляемые вождем Аларихом, подошли к самым стенам Рима. Взять мощные укрепления Рима было Алариху не под силу — и он начал долгую осаду города. Когда измученные осадой римляне решили узнать, на каких условиях они могли бы сдаться, Аларих потребовал отдать ему все золото, все ценности и всех рабов-варваров. «Что же тогда останется у римлян?» — возмущенно спросили горожане. «Жизнь», — холодно ответил Аларих.

В тот раз вестготам и римлянам удалось договориться, и Аларих снял осаду. Правда, чтобы удовлетворить варваров, римлянам пришлось переплавить множество серебряных и золотых статуй, в том числе и скульптуру, изображавшую Доблесть. Действительно, римская доблесть была уже в прошлом.

Это стало окончательно ясно всего через два года, когда Аларих вновь осадил Рим. Теперь ни отразить вестготов, ни откупиться от них римлянам не удалось...

Кто и как открыл ворота «Вечного города» варварам, так в точности и неизвестно. Но в 410 г. Рим пал. Три дня грабили город вестготы. Тысячи римлян были проданы в рабство или бежали из города.

Оставаться в Риме Аларих не пожелал и ушел на север.

Аврелий Августин

Падение Рима произвело устрашающее впечатление на современников. Многие были уверены, что гибель «Вечного города» означает и скорый конец всего мира. Особенно часто говорили об этом христиане: «Увы! Мир гибнет, а мы пребываем в наших грехах; императорский город и славу Римской империи пожрал огонь!». Люди страдали не только от бесконечных войн и насилий — их охватывало отчаяние из-за того, что на их глазах рушилось все, что казалось незыблемым: гибла великая империя, теряли силу законы, бунтовали рабы, варвары покоряли римлян. Как жить в этом ужасном мире, ради чего?

Это душевное смятение, вызванное падением великого Рима, лучше всех, пожалуй, передал в своих сочинениях Аврелий Августин, знаменитый мыслитель, прошедший в поисках истины сложный путь от языческой философии к христианству. Последние 34 года жизни Августин был епископом маленького города Гиппона в Северной Африке, неподалеку от Карфагена. Самым известным сочинением Августина стала его большая книга «О граде Божием». В ней епископ Гиппона среди прочего хотел объяснить, почему стало возможным падение Рима. Это расплата, пишет Августин, за насилие, которое Рим творил над другими народами на протяжении многих столетий, за изнеженность и безнравственность, царившие в империи. И конечно, будучи христианином, Августин видит в падении Рима справедливое возмездие язычникам за гонения на христиан, за отказ от истинной, по его мнению, религии.

Германцы штурмуют римское укрепление. Рельеф на колонне императора Траяна
Германцы штурмуют римское укрепление. Рельеф на колонне императора Траяна

Августин — автор многих богословских сочинений. Не случайно епископа Гиппона до сих пор почитают и в православной, и в католической церкви, при этом у католиков Августин — один из самых главных святых.

Вопросы

1. Почему римлянам приходилось нанимать германцев для обороны от других германцев?

2. Римская армия и раньше терпела тяжелые поражения. Почему после битвы при Адрианополе она не смогла оправиться? Только ли в одном проигранном сражении дело?

3. Напишите «монологи» Стилихона и Гонория и «диалог», который мог бы между ними состояться.

4. Согласны ли вы с мнением Августина о причинах падения Рима? Если нет, то что, по-вашему, означало это событие для всемирной истории?

Византийский историк Прокопий Кесарийский (VI в.) о взятии Рима готами в 410 г.

Я расскажу, каким образом Рим был взят Аларихом.

Этот предводитель варваров долгое время осаждал Рим и, не имея возможности овладеть им ни силой, ни хитростью, придумал следующее.

Из своих воинов он выбрал триста человек, ещё безбородых молодых людей, которые выделялись своей знатностью и храбростью, превышавшей их возраст, и тайно сообщил им, будто он намерен подарить их некоторым знатным римляйам. Он приказал держать им себя у римлян очень скромно и добродетельно и усердно выполнять все, что им прикажут их господа, а спустя некоторое время, в заранее назначенный срок, в полдень, когда их господа, как обычно, погрузятся в послеобеденный сон, они все должны будут устремиться к тем городским воротам, которые называются Салариевыми (то есть Соляными), и, внезапно напав на стражу, истребить ее и быстро растворить ворота.

Такой приказ отдал Аларих молодым воинам и в то же время отправил послов к сенату с заявлением, что он, дивясь приверженности римлян к своему императору, не намерен больше их терзать, а из уважения к их мужеству и верности дарит на память каждому сенатору по несколько рабов.

Вскоре после этого официального заявления Аларих отослал в Рим своих молодых людей, а войску отдал приказ готовиться к отступлению, чтобы римляне могли это видеть.

Римляне обрадовались заявлению Алариха, приняли дар и возликовали, не заподозрив коварства со стороны варвара.

Исключительная покорность, которую проявили присланные Аларихом молодые люди, уничтожила всякие подозрения, а войско частично действительно стало отступать, другие же воины делали вид, что готовятся к снятию осады.

Настал назначенный день Аларих повелел своему войску вооружиться и наготове стал ждать у Салариевых ворот, где он располагался с самого начала осады.

Молодые люди в условленное время сбежались к Салариевым воротам, внезапно напали на стражу, перебили ее, беспрепятственно отперли ворота и впустили в Рим Алариха и его войско.

Варвары сожгли здания, находившиеся поблизости от ворот, в том числе дворец Саллюстия, древнего римского историка. Большая часть этого дворца в наполовину обгорелом виде существовала и в мое время.

Варвары ограбили весь город, перебили большую часть населения и отправились дальше.

Рассказывают, что в Равенне один придворный евнух, выполнявший обязанности птичника, сообщил Гонорию, что Рим погиб. «Да я только что кормил его своими руками!» — воскликнул Гонорий (у него был огромный петух по кличке Рим). Евнух, поняв ошибку императора, пояснил, что город Рим пал от меча Алариха. Тогда Гонорий, успокоившись, сказал: «Друг мой, я подумал, что околел мой петух Рим» (В греческом и латинском языках название Рим — женского рода (звучит «Рома»), соответственно, в подлиннике Прокопия речь идет не о петухе, а о курице, названной именем «Вечного города». ). Такой недотепа, говорят, был этот император.

Некоторые уверяют, что Рим был иначе взят Аларихом: якобы одна женщина по имени Проба, богатая и знатная, принадлежавшая к сенаторскому сословию, сжалилась над римлянами, которые погибали от голода и прочих бедствий и стали уже питаться человеческим мясом. Проба, не видя никакой надежды на спасение, так как река и порт были во власти врага, приказала своим рабам ночью отпереть городские ворота и впустить варваров.

Проповедник Сальвиан (V в.) о бегстве римлян к варварам

Бедные обездолены, вдовы стенают, сироты в презрении, и настолько, что многие из них, даже хорошего происхождения и прекрасно образованные, бегут к врагам. Чтобы не погибнуть под тяжестью государственного бремени, они идут искать у варваров римской человечности, поскольку не могут больше сносить варварской бесчеловечности римлян. У них нет ничего общего с народами, к которым они бегут; они не разделяют их нравов, не знают их языка и, осмелюсь сказать, не издают зловония, исходящего от тел и одежды варваров; и тем не менее они предпочитают смириться с различием нравов, нежели терпеть несправедливость и жестокость, живя среди римлян. Они уходят к готам... или к другим варварам, которые господствуют повсюду, и совсем не жалеют об этом. Ибо они желают быть свободными в обличье рабов, а не рабами в обличье свободных. Римского гражданства, некогда не только очень уважаемого, но и приобретавшегося за высокую цену, ныне избегают и боятся, ибо оно не только не ценится, но вызывает страх... По этой причине даже те, кто не бежит к варварам, все равно вынужден превращаться в варваров, как это происходит с большинством испанцев и многими галлами, равно как и со всеми, кого на обширных пространствах римского мира римская несправедливость побуждает отрекаться от Рима.

Вопросы

1. Какую известную историю о взятии неприступного города напоминает первый рассказ Прокопия Кесарийского? Какую древнюю поговорку забыли римляне на свою беду?

2. Можно ли объяснить поведение императора Гонория как-нибудь иначе, чем тем, что он был «недотепой»?

3. Некоторые историки утверждают, что Аларих не позволил своим воинам сжигать Рим. Есть ли какие-нибудь подтверждения этому в тексте?

4. Правильно ли поступила «женщина по имени Проба»?

5. Напишите «воспоминания» от лица Алариха, Гонория или Пробы о том, как готы захватывали и грабили Рим.

6. Вспомните историю поздней Римской империи. Объясните, почему многие римляне не только не сопротивлялись варварам, но и предпочитали жить под их властью.

§ 4. Конец империи

Удары «Божиего Бича»

Мы говорили о страшных ордах кочевников-гуннов. Это они внезапно вторглись с востока — из Азии — в Европу и окончательно изменили там соотношение сил не в пользу Римской империи. Гунны уничтожили, подчинили или заставили бежать из обжитых мест десятки племен. Гунны расположились там, где сейчас Венгрия, но вся Европа была в ужасе от бесконечных нападений безжалостных кочевников.

Самого знаменитого из вождей гуннов звали Аттила. Настрадавшиеся от его войск христиане впоследствии прозвали Аттилу «Бичом Божиим». Чтобы получить власть, Аттила убил родного брата. Железной рукой правил он гуннами и всеми покорившимися им племенами.

В 451 г. Аттила повел несметные полчища гуннов в очередной поход. Гунны перешли Рейн и двинулись дальше на юго-запад. Навстречу им вышла большая армия во главе с римским полководцем Аэцием. Армия Аэция считалась римской, но вся сила ее была в том, что многие германские вожди и короли пришли к Аэцию во главе своих племен сражаться с гуннами. И в стане Аттилы тоже собралось множество разноязыких племен.

Поэтому битва на Каталаунских полях стала одной из самых знаменитых в истории. В ней встретились огромные армии, в которых бились чуть ли не все племена и народы тогдашней Европы. Поле сражения покрылось тысячами тел павших, но ни одна из сторон до наступления темноты не могла одержать верх. И все же в конце концов Аттиле пришлось отступить. Преследовать его у победителей сил не было...

Аэций. Резьба по слоновой кости (V в.)
Аэций. Резьба по слоновой кости (V в.)

Согласно легенде, еще три дня над полем битвы сражались души погибших. Они и после смерти не могли прекратить бой...

Поражение Аттилы на Каталаунских полях вовсе не означало, что «Бич Божий» перестал угрожать Европе. В следующем же году войско гуннов внезапно ворвалось в Италию и двинулось на беззащитный в тот момент Рим. Почти без всякой надежды римский папа Лев I отправился с богатыми дарами навстречу грозному завоевателю. Как прошла встреча преемника апостола Петра (как называли себя папы) с «Бичом Божиим», что они говорили друг другу, мы не знаем. Зато результат известен хорошо: Аттила забрал большой выкуп и повернул назад. Римляне сочли это чудом.

Спустя год Аттила внезапно умер на собственной свадьбе сразу после брачного пира. Тело усопшего положили в золотой гроб, его поставили внутрь большего — серебряного, а тот поместили в железный. Чтобы никто не мог потревожить покой почившего владыки и коснуться захороненных вместе с ним сокровищ, гунны, как утверждает легенда, отвели большую реку в сторону, сделали гробницу на дне ее русла, а затем вновь позволили реке течь как прежде.

Огромная держава гуннов распалась сразу же после смерти Аттилы, и только в сказаниях многих народов то с почтением, то со страхом еще много веков повторялось имя человека, перед которым когда-то трепетала вся Европа.

Второе падение Рима

Всего через четыре года после блистательной победы на Каталаунских полях Рим был снова захвачен варварами. Это было германское племя вандалов. Вандалы сначала прорвались из Германии в Испанию, а затем один римский наместник пригласил их в Северную Африку в качестве наемников. Но германцы быстро захватили власть в этой бывшей римской провинции и создали там свое королевство. Кстати, Августин умер в 430 г. как раз в те дни, когда его город Гиппон осаждали вандалы. Падения Гиппона Августину посчастливилось не видеть...

Ровно через четверть века после смерти Августина, в 455 г., флот вандалов, которыми командовал король Гейзерах, подошел к берегам Италии, поднялся вверх по Тибру и неожиданно для римлян оказался у стен их города. Рим был совершенно не готов к обороне. Снова к варварам отправился папа Лев I уговаривать пощадить город.

Вестготская корона
Вестготская корона

Гейзерих грозил римлянам страшной резней, но после переговоров со Львом I и полученных от него огромных подарков варвар несколько смягчился. Он согласился оставить в живых жителей, не сжигать церкви и не разорять главные храмы Рима, а разграбление города ограничить «всего лишь» четырнадцатидневным сроком. На память о тех двух неделях осталось навеки слово «вандализм», означающее бессмысленное уничтожение культурных ценностей.

Конец Западной Римской империи

Если взятие готами и вандалами Рима, разграбление «Вечного города» произвело на современников ужасающее впечатление, то окончательное исчезновение Римской империи не все даже заметили. Слишком давно уже было ясно, что дни ее сочтены, слишком будничной оказалась ее кончина.

В последние годы существования империи дворцовые перевороты следовали один за другим. В 475 г. императором был провозглашен юноша Ромул Август. По странному совпадению в его имени соединились имена основателя города Рима — Ромула и первого принцепса (императора) — Октавиана Августа. Поскольку за Ромула Августа правил его отец, а сам он не играл никакой политической роли, в истории за ним утвердилось снисходительное прозвище Августул, т. е. «Августишка», «Августенок».

В 476 г. один из военачальников — варвар Одоакр во главе войска, состоявшего из разных германских племен, поднял мятеж. Он убил отца Ромула Августула, а самого императора низложил и сослал в поместье под Неаполем. Там Ромул Августул — последний римский император — вскоре тихо скончался.

Переворот 476 г. отличался от множества подобных лишь тем, что Одоакр не стал провозглашать себя императором. Видимо, этот титул обещал больше хлопот, чем почестей. Одоакр заставил римский сенат заявить, что западной части империи не нужен собственный император. Пусть впредь будет лишь один император — на Востоке, в Константинополе. И Одоакр отослал туда оставшиеся после Ромула Августула знаки императорской власти — диадему и пурпурную мантию.

Монета Одоакра
Монета Одоакра

На этом Западная Римская империя перестала существовать. Восточная Римская империя, которую позже стали называть Византией, жила еще тысячу лет — вплоть до середины XV в.

Вопросы

1. Почему римская армия смогла одержать победу над гуннами на Каталаунских полях?

2. Какой смысл вкладывался в прозвище Аттилы — «Бич Божий»?

3. Проследите по карте путь, которым шли вандалы из Германии в Африку. Где было королевство вандалов? Как плыл флот Гейзериха?

4. Что мог говорить Лев I Аттиле и Гейзериху и что он мог услышать от них в ответ?

5. Почему дворцовый переворот 476 г. считается концом Западной Римской империи?

6. Что вы можете сказать о Ромуле и что об Октавиане Августе? Когда был основан город Рим? Сколько лет просуществовала Римская империя?

Из легенды о происхождении гуннов и об их появлении в Европе, пересказанной готским историком Иорданом

Король готов Филимер... обнаружил среди своего племени несколько женщин-колдуний... Сочтя их подозрительными, он прогнал их далеко от своего войска и, обратив их таким образом в бегство, принудил блуждать в пустыне. Когда их, бродящих по бесплодным пространствам, увидели нечистые духи, то в их объятиях соитием смешались с ними и произвели то свирепейшее племя, которое жило сначала среди болот, — малорослое, отвратительное и сухопарое, понятное как некий род людей только в том смысле, что обнаруживало подобие человеческой речи.

Вот эти-то гунны, созданные от такого корня, и подступили к границам готов. Этот свирепый род... расселившись на дальнем берегу Мэотийского озера (Мэотидой древние авторы называли Азовское море. Иордан думает, что родина гуннов лежала на его восточных берегах у Керченского пролива.), не знал никакого другого дела, кроме охоты, если не считать того, что он, увеличившись до размеров племени, стал тревожить покой соседних племен коварством и грабежами.

Охотники из этого племени, выискивая однажды, как обычно, дичь на берегу внутренней Мэотиды, заметили, что вдруг перед ними появился олень, вошел в озеро и, то ступая вперед, то приостанавливаясь, представлялся указующим путь. Последовав за ним, охотники пешим ходом перешли Мэотийское озеро, которое до тех пор считали непереходимым, как море. Лишь только перед ними, ничего не ведающими, показалась скифская земля, олень исчез. Я полагаю, что сделали это из-за ненависти к скифам те самые духи, от которых гунны ведут свое происхождение.

Вовсе не зная, что кроме Мэотиды существует еще другой мир, и приведенные в восхищение скифской землей, они, будучи догадливыми, решили, что путь этот, никогда ранее не ведомый, показан им божественным соизволением. Они возвращаются к своим, сообщают им о случившемся, расхваливают Скифию и убеждают все племя отправиться туда по пути, который они узнали, следуя указанию оленя.

Всех скифов, забранных при вступлении (в Европу), они принесли в жертву победе, а остальных, покоренных, подчинили себе... Может быть, они побеждали их не столько войной, сколько внушая величайший ужас своим страшным видом... их образ пугал своей чернотой, походя не на лицо, а если можно так сказать, на безобразный комок с дырами вместо глаз. Их свирепая наружность выдает жестокость их духа: они зверствуют даже над потомством своим с первого дня рождения. Детям мужского пола они рассекают щеки железом, чтобы, раньше чем воспринять питание молоком, попробовали они испытание раной. Поэтому они стареют безбородыми, а в юношестве лишены красоты, так как лицо, изборожденное железом, из-за рубцов теряет своевременное украшение волосами.

Ростом они невелики, но быстры проворством своих движений и чрезвычайно склонны к верховой езде; они широки в плечах, ловки в стрельбе из лука и всегда горделиво выпрямлены благодаря крепости шеи. При человеческом облике живут они в звериной дикости.

Иордан об Аттиле

Был он мужем, рожденным на свет для потрясения народов, ужасом всех стран, который, неведомо по какому жребию, наводил на все трепет, широко известный повсюду страшным о нем представлением. Он был горделив поступью, метал взоры туда и сюда и своими телодвижениями обнаруживал высоко вознесенное свое могущество. Любитель войны, сам он был умерен на руку, очень силен здравомыслием, доступен просящим и милостив к тем, кому однажды доверился.

По внешнему виду низкорослый, с широкой грудью, с крупной головой и маленькими глазами, с редкой бородой, тронутой сединою, с приплюснутым носом, с отвратительным цветом кожи, он являл все признаки своего происхождения.

Прокопий Кесарийский о разграблении Рима вандалами в 455 г.

Гейзерих, нагрузив корабли свои золотом, серебром и другими вещами из императорского имущества, вернулся в Карфаген. Он не оставил во дворце ни меди, ни какого-либо другого металла. Ограбил он и храм Юпитера Капитолийского, сняв с него половину крыши. Это была замечательная и великолепная крыша, из лучшей меди и вся густо вызолоченная.

Иордан о Гейзерихе

...Был он невысокого роста и хромой из-за падения с лошади, скрытный, немногоречивый, презиравший роскошь, бурный в гневе, жадный до богатства, крайне дальновидный, когда надо было возмутить племена, готовый сеять семена раздора и возбуждать ненависть.

Вопросы

1. Где, по мнению историка Иордана, проходила, граница между Европой и Азией?

2. Иордан по давней традиции называет жителей северного Причерноморья скифами. Когда жили настоящие скифы и что вам о них известно?

3. Как вы думаете, почему Иордан ведет происхождение гуннов от готов? Где родина готов и где они жили в IV в.?

4. Что в сообщении Иордана похоже на правду, что на преувеличение, а что — просто выдумки?

5. Какие чувства вызывает у читателя (и наверное, вызывал у автора) портрет Аттилы, созданный Иорданом?

6. Что можно узнать о хозяйственной жизни вандалов из сообщения Прокопия Кесарийского?

7. Почему вандалы начали снимать крышу с храма Юпитера Капитолийского и почему не довели эту работу до конца?

8. Нет ли общих черт в облике столь далеких по своему происхождению людей, как Атгпила и Гейзерих? Если есть, то чем это можно объяснить ?

§ 5. Христианская церковь на Западе и Востоке

Когда римский папа Лев I шел выпрашивать мир у жестоких вождей варварских племен, он, наверное, был готов претерпеть от них и страшную смерть. Еще совсем cвежа была память о сотнях христианских мучеников, умерщвленных за свою веру по приказу римских императоров. Лишь в 313 г. император Константин I Великий разрешил христианам открыто исповедовать их религию. И вот не прошло и полутора веков после прекращения гонений на христиан, а христианский священнослужитель оказывается единственным человеком, который может говорить от имени города Рима. Западная империя разваливается, ее органы управления не действуют, чиновники бегут, армия тает на глазах. И только слово местного епископа еще имеет какой-то вес во многих городах Италии, Галлии, Испании, Северной Африки, как и в Риме, брошенном на произвол судьбы своими императорами.

Баптистерий (крещальня) в Пуатье - одна из старейших из сохранившихся во Франции церковных построек (IV - VII вв.)
Баптистерий (крещальня) в Пуатье - одна из старейших из сохранившихся во Франции церковных построек (IV - VII вв.)

Прошедшие с 313 г. полтора века были для христианской церкви необычайно бурным временем. Новая вера стремительно распространялась на Западе и на Востоке, вытесняя все прочие культы. Но поначалу в самом учении христиан было много неясного. Слова, произнесенные когда-то Иисусом Христом и его учениками — апостолами, толковались порой совершенно по-разному. Что действительно говорил Иисус и апостолы, а что лишь приписано им впоследствии досужими людьми? Да и кем был сам Иисус — необыкновенным человеком, Богом или же Богочеловеком? Иисуса именуют «Сыном Божиим», но что это значит? Как относится к Богу Отцу и Богу Сыну упоминаемый в Евангелиях Дух Святой?

Все эти вопросы только на первый взгляд кажутся чересчур отвлеченными. На самом деле от ответа на каждый из них полностью зависело, каким быть христианскому учению и христианской церкви.

Важнейшие христианские догматы (основные положения учения) были разработаны в многочисленных трудах выдающихся богословов, которых с почтением называют «отцами церкви». Среди западных отцов церкви больше всего известны, кроме Августина, Амвросий Медиоланский и Иероним, а среди восточных — Иоанн Златоуст и так называемые «великие каппадокийцы».

Каппадокия — область на юге Малой Азии. Отсюда происходили «каппадокийские отцы» — Василий Кесарийский (прозванный Великим), прославленный организатор церковной и монашеской жизни, его брат Григорий Нисский и друг Григорий Назианзин — неподражаемый оратор и поэт. Все трое были выдающимися богословами, и их суждения до сих пор пользуются у верующих исключительным уважением.

Для того чтобы совместно найти истину, уладить разногласия, примирить противоположные мнения, христианские богословы и епископы устраивали соборы. Первый из соборов созвал император Константин (тогда еще язычник) в 325 г. в г. Никее. На Никейском и следующем — Константинопольском (381) соборах самые главные догматы были сведены в Символ Веры ( Символ Веры — краткое изложение главных догматов христианской веры.).

Из многочисленных сочинений об Иисусе Христе соборы признали «боговдохновенными» четыре — Евангелия от Матфея, Марка, Луки и Иоанна.

Монах за книгой. Миниатюра (XII в.)
Монах за книгой. Миниатюра (XII в.)

Эти Евангелия составили основу христианского канона — собрания священных текстов. В канон вошли также Деяния апостолов — сочинение о проповеди учеников Иисуса после смерти их Учителя. Послания апостолов и видение о конце света, открывшееся любимому ученику Христа, автору одного из Евангелий,— Откровение ап. Иоанна Богослова, которое еще называют Апокалипсис. Эти сочинения, написанные на греческом языке, составили Новый Завет. Тексты, в чьей подлинности у соборов возникли сомнения и которые поэтому не вошли в канон, называются апокрифами. Апокрифы не запрещались, на них лишь не ссылались в богословских вопросах. Сюжеты многих христианских легенд взяты из апокрифов. Один из самых известных примеров — рассказ о платке, который Вероника дала Иисусу, чтобы утереть пот с лица, и на котором запечатлелся его облик.

Новый Завет стал как бы продолжением Ветхого Завета — собрания древних священных текстов, общих как для христиан, так и для иудеев. Ветхий и Новый Заветы вместе составляют христианскую Библию.

Огромное значение для всей средневековой культуры Западной Европы имел перевод на латынь греческих сочинений, признанных соборами каноническими. Не знавший латинской Библии не мог считаться образованным человеком, а знавший ее хорошо — нередко писал и даже думал ее словами, оборотами, фразами.

Перевод Библии на латинский язык — подвиг св. Иеронима, одного из отцов церкви, современника Августина. По некоторым сведениям, св. Иероним — славянин, родом из Далмации. Блестящее образование, знание многих языков, многолетние ученые занятия позволили Иерониму сделать очень точный перевод основной части Священного Писания. В Западной половине империи греческий был языком ученых, а латынь — языком народа. Народ, по-латыни, «vulgus», поэтому за латинской Библией, или «народной Библией», «Библией для народа», закрепилось название «Вульгата».

Богословские споры на церковных соборах не были похожи на мирные ученые дискуссии. На соборах бушевали страсти. Про епископа Николая Мирликийского (впоследствии один из самых почитаемых на Руси святых — Николай Угодник) рассказывают, что он в сердцах даже ударил по лицу спорившего с ним александрийского священника Ария. Если церковный собор одобрял какое-либо богословское толкование, оно становилось обязательным для всех христиан. Если же собор отвергал какое-то мнение — оно объявлялось ересью (Ересь — греческое слово, обозначающее особый образ мыслей, ложное учение, а еретик — это человек, придерживающийся особого образа мыслей, ложного учения.), опасным и вредным заблуждением. Сторонники ереси должны были отречься от своих взглядов, иначе их изгоняли из церкви. Так, очень распространенное учение священника Ария после ожесточенной борьбы было объявлено ересью не без усилий св. Николая. За арианством последовали новые ереси (несторианство, монофизитство и др.). Учение же, которое сложилось на соборах, именовалось его приверженцами православием, т. е. правильной верой.

Православные нередко преследовали еретиков, а те, не желая менять своих взглядов, уходили в далекие края и проповедовали там свои учения. Так ариаяе обратили в свою веру некоторые германские племена, а несториане создали свои общины от Сирии вплоть до... Индии и Китая.

Полного единства в вероучении и обрядах не удалось, впрочем, добиться и соборам. Очень рано стали заметны различия между Западной (латинской) и Восточной (греческой) церквами.

Белое духовенство

Христианское духовенство делится на белое и черное. Белым духовенством, или клиром, называют дьяконов, священников, епископов и архиепископов, патриархов. Белое духовенство должно нести службу среди людей — в миру. Дьяконы помогают священникам в церковной службе. Священники обязаны заботиться о душах жителей определенного прихода. В приход, как правило, входят несколько деревень или же городских кварталов. В своем приходе священник проводит службы, выполняет церковные обряды, исповедует, прихожан, назначает им наказания за прегрешения, помогает бедным. На содержание церкви прихожане должны были платить особый налог — десятину.

Из самого названия ясно, что десятина — десятая часть доходов. Сначала десятину платили только с урожая, но постепенно церковь стала брать долю и со скота, а позже и с доходов горожан-ремесленников. Сравнительно небольшая часть десятины оставалась в приходе и расходовалась:

а) на строительство, ремонт и украшение приходской церкви;

б) на помощь бедным, странникам, богомольцам, калекам;

в) на содержание местного духовенства.

Остальное шло епископам, архиепископам, на другие церковные нужды.

Несколько приходов объединялись в епископство с епископом во главе. Несколько епископств — в архиепископство. На Востоке крупные архиепископства стали называть митрополиями во главе с митрополитами.

Самым главным из епископов на Западе со временем стал епископ города Рима — римский папа. Первым епископом Рима считался апостол Петр — один из ближайших учеников Иисуса Христа. Поэтому папы стали называть себя преемниками апостола Петра.

Два скрещенных ключа апостола Петра — серебряный и золотой — стали знаками папской власти. Другой символ папского могущества — тиара, появившаяся, правда, довольно поздно, в XIV в. Тиара — это торжественный головной убор римского папы. Основой тиары является митра — особая высокая шапка, отличавшая всех епископов и архиепископов. Но у папы на митру надеты три короны — одна над другой. Три короны должны означать, что папа — главный судья, главный законодатель и главный священнослужитель всего католического мира. Другими отличиями епископов помимо митры были перстень и особая часть церковного облачения — паллий. Знаком пастырского служения у епископов и аббатов служил особый посох.

На Востоке возникло четыре крупных патриархата с центрами в Константинополе, Антиохии, Иерусалиме и Александрии. Каждый патриархат объединял много митрополий. Наибольшее значение со временем приобрел патриарх Константинопольский, именовавшийся «вселенским патриархом». Между ним и римским папой постоянно шло соперничество за влияние на христиан.

Если на Западе церковь пыталась как бы заменить собой разваливавшиеся органы государственного управления, то на Востоке церковь была частью хорошо налаженного государственного механизма.

Монашество

Епископам, а также патриархам и папе подчиняется и черное духовенство, т. е. монашество (от греческого слова «монахос» — «одиночка»). Чтобы мирская суета не мешала молиться и размышлять, монахи удаляются от мира, селятся в уединенных местах, например, в пустыне, глухом лесу или в горах. Если же монахам приходится устраиваться, скажем, в городе, они отгораживают свою обитель от бойкой городской жизни высокой стеной. Монахи живут либо в одиночку, либо совместно, общинами — монастырями.

Св. Антоний Великий

Монашество родилось в III в. на Востоке — в Египте. Основоположником монашества считается св. Антоний (ок. 250—356). Св. Антоний стал в 21 год отшельником. Однажды он шел по египетской пустыне. Вдруг видит: сидит кто-то, похожий на него, и работает, затем встает для молитвы и снова принимается за работу. Это был, как гласит предание, ангел Божий. «Вот так поступай и ты — и спасешься», — сказал Антонию ангел. Неустанная работа и горячая молитва стали главными законами отшельнической жизни. Христиане, наслышанные о святости Антония, селились рядом с ним. Так возникла одна из первых монашеских общин. На Востоке монастыри именовались киновиями и лаврами.

Св. Бенедикт и его устав

Основателем западного монашества считается св. Бенедикт, живший в первой половине VI в. По примеру восточных монахов он создал первые на Западе правила монашеской жизни — устав. «Молись и трудись!» — этими словами св. Бенедикта можно коротко выразить суть его устава. На Западе крупные монастыри получили название аббатств. Во главе их находились настоятели — аббаты.

При многих монастырях стали появляться школы, мастерские по переписке книг — скриптории. Часто время, потраченное монахом на переписку древних рукописей, засчитывалось ему за время молитвы. Монастыри стали важными центрами образования и культуры в раннее средневековье.

Вопросы

1. Попробуйте объяснить, почему обсуждение отвлеченных богословских вопросов принимало порой ожесточенный характер и вызывало самый широкий интерес? Почему не только ученые монахи и клирики, но даже простолюдины готовы были на улицах или городских рынках спорить до хрипоты о том, кто прав: Арий или же его противники?

2. Почему между Восточной и Западной церквами с самого начала существовали различия и почему со временем они продолжали накапливаться?

3. Как вы думаете, почему в Западной Европе именно в монастырях сохранились многие элементы античного образования и античной культуры?

Епископ Палладий (IV—V вв.) о египетских монахах

Посетив много святых и прожив года три в монастырях около Александрии... я оттуда пошел на Нитрийскую гору...(Нитрийская гора располагалась в нескольких десятках километров к югу от Александрии) К этой горе прилежит большая пустыня, простирающаяся даже до Эфиопии и Мавритании. По горе живет до пяти тысяч мужей, которые ведут различный образ жизни, кто как может и хочет; так что можно там жить по одному, и по двое, и многим вместе. У них семь пекарен, в которых готовят хлебы и для себя, и для отшельников, удалившихся в большую пустыню, числом до шестисот. На этой горе Нитрийской только одна церковь, весьма обширная. Подле церкви находится странноприимный дом, в котором содержат странника во все время его пребывания на горе, хотя бы оно продолжалось два или три года, пока он не захочет оставить гору. Ему дозволяют жить без дела только одну неделю, а в следующие дни ему дают дело или в саду, или в пекарне, или на поварне. Если же странник человек знатный, то ему дают читать книги, но беседовать ни с кем не дозволяют до шестого часа дня. На этой горе живут и врачи, и аптекари. Употребляют здесь и вино и продают его. Платье себе делают все сами своими руками, так что в этом отношении они не знают нужды. По наступлении вечера можно... слышать в каждой келье хвалебные песни и псалмы, воспеваемые Христу, и молитвы, воссылаемые на небеса... В церковь собираются только по субботам и воскресным дням.

Из устава св. Бенедикта

О ПОСЛУШАНИИ

Первая ступень смирения — беспрекословное послушание. Сие надлежит всем, для кого ничего нет дороже Христа... Но самое послушание сие тогда будет угодно Богу и приятно людям, когда повеленное исполняется бестрепетно, безропотно, безотлагательно, ревностно и безответно, ибо послушание, оказываемое старшим, Богу воздается... Когда же ученик подчиняется не от души и ропщет хоть не устами, а только в сердце своем, то, и исполнив, не угоден он будет Господу, видящему ропот его сердца, и таковым исполнением не достигнет он милости, но подпадет каре, положенной за ропот, если не исправится и не искупит вины своей...

О МОЛЧАНИИ

...Говорить и поучать приличествует наставнику, молчать же и выслушивать надлежит ученику...

ДОЛЖНЫ ЛИ МОНАХИ ИМЕТЬ КАКУЮ-ЛИБО СОБСТВЕННОСТЬ

Особливо этот порок нужно с корнем вырвать из монастыря. Чтобы никто не смел что-либо давать или принимать без благословения аббата или иметь что-либо в виде собственности, никакой вообще вещи, ни книги, ни дощечки для письма, ни грифеля, ни вообще чего-либо.

О КОЛИЧЕСТВЕ ПИЩИ

Полагаем достаточным для ежедневной еды, как в 6-й, так и в 9-й часы (В Древнем Риме и в раннесредневековой Европе счет времени начинали от восхода солнца и делили на 12 часов день и на 12 часов ночь. Поэтому в разное время года длина как дневных, так и ночных часов менялась. Летом 6-й и 9-й часы соответствовали примерно нашим 11 и 14 часам.) во все месяцы по два горячих блюда, ради болезненности многих, дабы если кто-нибудь не может есть одно, он питался бы другим. Итак, два горячих блюда достаточны для всей братии, буде же случатся яблоки или овощи, то прибавляется и третье. Хлеба весового фунт (Римский фунт равен 327,5 г.) должно хватить на день, будет ли одна трапеза или завтрак с обедом. Если полагается обед, то из того же фунта третья часть удерживается келарем (Келарь — монах, заведующий монастырскими припасами, хозяйством монастыря.) для раздачи обедающим. Если случится большая работа, то от власти и благоусмотрения аббата зависит, буде нужно, прибавить, но избегая, паче всего, объедения... От еды же мяса четвероногих пусть все и всегда воздерживаются, кроме совершенно слабых и больных.

О КОЛИЧЕСТВЕ ВИНА

...Полагаем полмерки (Полмерки равны примерно четверти литра.) вина достаточной на день для каждого. Кому же Господь дает силу воздержания, те пусть ведают, что будет им особливая мзда на небесах. Если же условия местности, или тяжелый труд, или летний зной потребуют большего, то давать по усмотрению аббата, соблюдая всячески, чтобы не дошло до пресыщения и пьянства. Конечно, мы читали, что пить вино — не монашеское дело, но так как в наши времена убедить в этом монахов нельзя, мы согласились хотя бы на том, чтобы не пить до пресыщения, а умеренно, ибо «вино развращает и разумных». Если же по условиям местности нельзя достать вышеуказанного количества, а много меньше или совсем ничего, то пусть обитающие там благословляют Господа и не ропщут, памятуя прежде всего, что надлежит им быть безропотными.

0 ЕЖЕДНЕВНЫХ ТРУДАХ

Праздность — враг души, а посему в определенное время братья должны быть заняты трудом телесным, в другое время — душеспасительным чтением. А посему считаем нужным распределить то и другое время так: чтобы от Пасхи до 1 октября, выйдя рано, с часа первого и почти до четвертого они работали, что будет нужно; с четвертого же часа и вплоть до шестого пусть слушают чтение. После шестого же часа, поднявшись со стола, пусть отдохнут на ложах своих при полном молчании. Буде же кто захочет читать для себя, пусть читает так, чтобы не беспокоить другого. «Час девятый» (Согласно уставу св. Бенедикта, монахи должны молится 7 раз в день и один раз ночью. «Час девятый» — название пятой дневной молитвы.) совершается раньше, в половине восьмого часа, и вторично пусть работают, что нужно, до вечери. Если местные условия или бедность потребуют, чтобы они сами занялись сбором плодов, да не огорчаются, ибо тогда они воистину монахи, буде живут трудом рук своих, как отцы наши и апостолы. Все же их задания пусть определяются точно из-за малодушных...

В дни же Четыредесятницы,(Четыредесятница — сорокадневный Великий пост перед Пасхой.) с утра и вплоть до третьего часа, пусть слушают чтения, а затем вплоть до десятого — работают, что им прикажут. В эти дни Четыредесятницы пусть все получат из библиотеки по книге, которую и читают по порядку, целиком; книги эти выдавать в начале Четыредесятницы. Пусть будут также приставлены один или два старца обходить монастырь в часы, когда братия прилежит чтению, и смотреть, чтобы кто-либо из братьев не впал в уныние, предаваясь праздности и празднословию, и, не прилежа чтению, не был бы не только бесполезен себе самому, но и вреден другим...

О ПРИЁМЕ СТРАНСТВУЮЩИХ

Все странствующие, без разбору, принимаются, точно Христос, ибо сказал Он: «Я был странником, и вы приняли Меня»...

МОЖЕТ ЛИ МОНАХ ПОЛУЧАТЬ ПИСЬМА И ИНОЕ ЧТО

Монах никоим образом не должен получать писем от родных или от кого-либо из мира, ни писать им, а также не должен принимать или делать приношения и подарки без благословения аббата.

О ПОРЯДКЕ ПРИНЯТИЯ НОВЫХ БРАТЬЕВ

Если кто внове приходит для вступления в монастырь, не делать ему вступление легким, ибо говорит апостол: «Испытывайте духов, от Бога ли они»...

0 МОНАСТЫРСКИХ ПРИВРАТНИКАХ

К вратам монастырским приставляется старец мудрый, способный выслушать просьбу пришедшего и передать ответ; зрелый возраст его не позволит ему отлучаться без необходимости...

Вопросы

1. Попробуйте восстановить внешний вид монастыря по рассказу Палладия.

2. Можно ли из самого текста устава св. Бенедикта определить регион Европы, в котором он возник?

3. Насколько строгим кажется вам устав св. Бенедикта? Тяжело ли было бы вам его придерживаться?

4. Что вы можете сказать, основываясь на тексте св. Бенедикта и рассказе Палладия, о грамотности монахов и об их отношении к книге? Насколько тяжелой работой было для них чтение?

§ 6. Теодорих Великий: между варварами и римлянами

Остготы — новые хозяева Италии

Одоакр спокойно правил в Италии 16 лет, но конец его был печален. Зимой 489 г. через обледенелые альпийские перевалы в Италию перешли новые полчища германцев — это были остготы, бывшие союзники Аттилы, сражавшиеся вместе с ним на Каталаунских полях. Их король — Теодорих в детстве десять лет провел заложником в Константинополе и на всю жизнь проникся почтением к культуре римлян и греков. Это не мешало ему, впрочем, став остготским королем, временами угрожать войной византийцам. А иногда Теодорих был их союзником и сокрушал врагов империи. Византийский император Зенон боялся Теодориха, всячески задабривал его. В конце концов Зенон нашел способ избавиться от чересчур могущественного и беспокойного варвара. Император предложил Теодориху идти с его племенем завоевывать Италию. Зенон хотел добиться двух целей: и Италию руками Теодориха вновь вернуть во власть империи, и остготов отправить подальше от Константинополя.

Теодорих разбил войско Одогкра и три года осаждал неприступную Равенну, где укрывался сам Одоакр. В конце концов Теодорих и Одоакр договорились, что разделят власть между собой и будут управлять Италией вместе. Но всего через несколько дней Теодорих на пиру убил «соправителя» и велел уничтожить всех его сторонников.

Так на севере Италии возникло королевство остготов во главе с Теодорихом. На несколько десятилетий на измученной нашествиями земле воцарился мир и порядок. Как писали готские историки (впрочем, явно преувеличивая), «даже золото и серебро можно было положить на дороге и долго спустя найти его неприкосновенным». Соседние варварские королевства и Византия относились к Теодориху с почтением и опаской.

В отличие от многих других варварских королей, Теодорих понимал: чтобы королевство его было прочным, надо научить пришельцев-готов и куда более многочисленных римлян жить в мире друг с другом. А потому он приблизил к себе многих знатных, влиятельных римлян, выказывал почтение римскому сенату. Теодорих был восхищен городом Римом и выделил деньги из казны на восстановление зданий, обветшавших за последние десятилетия беспрерывных смут. Отстраивались и другие римские города, особенно столица Теодориха — Равенна.

Перевод Евангелия на язык готов ('Себряный кодекс' V в.)
Перевод Евангелия на язык готов ('Себряный кодекс' V в.)

Теодорих, как и большинство готов, был христианином, но придерживался арианского учения.

Еще в конце IV в. арианский епископ Ульфила обратил часть готов в христианство. Он даже перевел Библию на язык готов. Для этого ему пришлось создать готскую письменность на основе греческой. Часть перевода Ульфилы сохранилась, благодаря чему мы знаем теперь о готском языке куда больше, чем о языках других варварских племен той поры.

Монета Теодориха Великого с его изображением
Монета Теодориха Великого с его изображением

Римляне считали ариан еретиками и опасались религиозных преследований с их стороны. Однако при Теодорихе ариане-готы не пытались силой навязать римлянам своего толкования христианства. «Мы не можем предписывать веры,— говорил король,— ибо нельзя силой заставить человека верить». Теодорих сохранил многие римские государственные учреждения, все официальные бумаги и при нем писались по-латыни. К своим соплеменникам он обращался с призывом: «Римляне — соседи вам по владениям, так пусть их с вами объединяет любовь!»

Теодориху нравились и римские законы уже тем, что в соответствии с ними правитель обладает куда большей властью, чем вождь племени по готским обычаям. Теодорих не хотел делиться ни каплей своего могущества ни с народным собранием, ни со старейшинами готов. Он так однажды про себя и заявил: «Только наша воля связывает нас, а не условия, поставленные другими. Можем мы, благодаря милости Божией, все, но считаем, что нам подобает лишь достойное похвалы».

Судьба «последнего римлянина»

При всей дальновидности Теодориха политика его в конечном счете успехом не увенчалась. Рядовые готы не понимали, почему они должны считаться с жителями завоеванной ими страны, как этого хотел их король. И среди римлян хватало недовольных тем, что в Италии хозяйничают германцы, что бывшие граждане империи, покорившей чуть ли не весь мир, теперь лишены права носить оружие. Одни с тоской грезили о славе Рима, о доблести его легионов, другие надеялись на то, что византийский император вспомнит об Италии и освободит ее от владычества варваров. Недоверие, подозрительность между готами и римлянами со временем не ослабевали, а усиливались, и разница в вере сыграла тут далеко не последнюю роль. Теодориху донесли, что знатные римляне готовят заговор с целью свергнуть власть готов. Былое миролюбие короля мигом исчезло. По его приказу убили римского папу и казнили нескольких знатных римлян. Самым известным из них был Северин Боэций.

Боэция называют иногда «последним римлянином». Он был великолепно образованным человеком, что для той смутной эпохи являлось скорее исключением, чем правилом. Но, кроме того, Боэций стал широко известным философом, писателем, автором учебников по музыке, арифметике, логике, переводчиком сочинений греческих мыслителей на латынь. Его учебники и переводы пользовались успехом в европейских школах до самого конца средневековья — почти тысячу лет! Творчество Боэция стало как бы завещанием угасающей античной культуры.

Теодорих сначала чрезвычайно ценил Боэция не только как философа, но и как политика, доверял ему важнейшие посты в королевстве. В последние несколько лет жизни Боэций был, как мы бы сказали, первым министром Теодориха. Но, поверив доносу, король немедленно заключил былого любимца в тюрьму, а вскоре приказал казнить. Сидя в темнице в ожидании казни, Боэций, вместо того чтобы умолять о помиловании, написал самую знаменитую свою книгу, исполненную достоинства и душевной твердости, — «Утешение философией».

В тюрьму к Боэцию словно бы явилась сама Философия, которой он был предан всю жизнь, в виде прекрасной и величественной женщины. Она беседует с Боэцием о жизни и смерти, о справедливости и удаче, о том, правит ли миром зло или все же добро сильнее... И в этих долгих разговорах отчаяние и обида уступают в душе Боэция место спокойствию и мужеству... Спустя столетия после казни Боэция многие поколения европейцев читали «Утешение философией» в самые горькие минуты жизни, чтобы укрепить свой дух...

Гибель остготского королевства

Престарелый Теодорих всего на год пережил Боэция. После смерти короля, заслужившего у потомков прозвище Великого, о нем было сложено множество песен, прославляющих его мудрость и доблесть. Но основанное им королевство продержалось лишь тридцать лет. Среди преемников Теодориха начались ссоры. Тогда византийский император Юстиниан решил разгромить остготов и подчинить Италию своей власти. Он послал большое войско под командой лучшего полководца Велисария, но война с храбро сопротивлявшимися готами затянулась на много лет. Только в 555 г. — ровно через тридцать лет после казни Боэция — Византия окончательно справилась с остготским королевством. Италия снова была под властью императора — теперь уже восточного. Но торжество Византии было недолгим.

С севера на Италию обрушились новые германские племена. Римляне прозвали их «лангобардами» — «длиннобородыми». Они были, пожалуй, самыми устрашающими из всех, кого повидала за последние полтора века Италия. Про лангобардов говорили, что они «дикие более страшной дикостью, чем обычно бывает дикость германцев». Страна подверглась страшному разгрому. Новое лангобардское королевство занимало почти всю Северную Италию. Там только Равенна осталась за Византией, как и островки в Адриатическом море, на которых впоследствии выросла Венеция. В руках Византии по-прежнему находился и крайний юг Италии, а Рим был под властью папы.

Гробница Теодориха в Равенне
Гробница Теодориха в Равенне

Вопросы

1. Составьте список завоевателей (союзов племен и их вождей), сменявших друг друга в Италии в эпоху Великого переселения народов.

2. Чем отличался Теодорих от германских вождей, о которых шла речь в § 1 учебника? Только ли отношением к Риму?

3. Что вам известно о римском сенате?

4. Почему Боэция прозвали «последним римлянином»?

5. Иногда «последним римлянином» называют и полководца Аэция, о котором говорилось в § 4. Что же общего у военачальника Аэция и философа Боэция (кроме созвучия в именах, конечно)?

6. В чем, по-вашему, был прав Теодорих, а в чем заключаются его ошибки (или преступления)? Какие аргументы вы нашли бы, чтобы оправдать Теодориха перед «судом истории»? А какие — чтобы обвинить?

Иордан о том, как Теодорих отправился отвоевывать Италию у Одоакра

Но вот Теодорих, состоя в союзе с империей Зенона и наслаждаясь всеми благами в столице, прослышал, что племя его... живет не совсем благополучно и не в полном достатке. Тогда он избрал по испытанному обычаю своего племени: лучше трудом снискивать пропитание, чем самому в бездействии пользоваться благами от Римской империи, а людям — прозябать в жалком состоянии. Рассудив сам с собою таким образом, он сказал императору: «Хотя нам, состоящим на службе империи вашей, ни в чем нет недостатка, однако, если благочестие ваше удостоит меня, да выслушает оно благосклонно о желании сердца моего». Когда ему с обычным дружелюбием была предоставлена возможность говорить, он сказал: «Гесперийская сторона («Гесперия» означает «Запад». Греки называли «Гесперийской стороною» Италию.), которая недавно управлялась властью предшественников ваших, и город тот — глава и владыка мира — почему носятся они, как по волнам, подчиняясь тирании короля торкилингов и рогов?(Здесь подразумевается Одоакр и его варварское войско.) Пошли меня с племенем моим, и если повелишь,— и здесь освободишь себя от тяжести издержек, и там, буде с помощью Господней я одержу победу, слава благочестия твоего воссияет.

Полезно же,— если останусь победителем,— чтобы королевством этим по вашему дарению владел я, слуга ваш и сын, а не тот, неведомый вам, который готов утеснить сенат ваш тираническим игом, а часть государства вашего — рабством пленения. Если смогу победить, буду владеть вашим даянием, вашей благостыней; если окажусь побежденным, благочестие ваше ничего не потеряет, но даже, как мы говорили, выиграет расходы (на содержание племени остготов)».

Хотя император с горечью отнесся к его уходу, тем не менее, услышав эти слова и не желая опечаливать его, подтвердил то, чего он добивался, и отпустил, обогащенного многими дарами, поручая ему сенат и народ римский.

Из «Утешения философией» Северина Боэция

О мой питомец, разве могу я покинуть тебя и не разделить вместе с тобой бремя, которое на тебя обрушили те, кто ненавидит самое имя мое! Ведь не в обычае философии оставлять в пути невинного без сопровождения, мне ли опасаться обвинений, и устрашат ли меня новые наветы? Неужели ты сейчас впервые почувствовал, что при дурных нравах мудрость подвергается опасности? Разве в древние времена, еще до века нашего Платона, я не сталкивалась часто с глупостью и безрассудством в великой битве? А при его жизни учитель его Сократ разве не с моей помощью добился победы над несправедливой смертью?.. Если бы ты не знал ни о бегстве Анаксагора, ни о яде, выпитом Сократом, так как все это было в чужих краях, то ты мог слышать о... Сенеке... воспоминания о котором не столь давни и широко известны. Их привело к гибели не что иное, как то, что они, воспитанные в моих обычаях и наставлениях, своими поступками резко отличались от дурных людей. Поэтому не должно вызывать удивления то, что в житейском море нас треплют бури, нас, которым в наибольшей мере свойственно вызывать недовольство наихудших людей. Их воинство, хотя и многочисленно, заслуживает презрения, так как оно не управляется каким-либо вождем, но влекомо лишь опрометчивым заблуждением и безудержным неистовством. Если же кто-нибудь, выставляя против нас войско, оказывается сильнее, наша предводительница стягивает своих защитников в крепость, а врагам же достаются для расхищения лишь не имеющие ценности вещи. А мы сверху со смехом взираем на то, как они хватают презреннейшие из вещей, а нас от этого неистового наступления защищает и ограждает такой вал, который атакующие воины глупости не могут даже надеяться преодолеть.

Вопросы

1. Сильно ли опечалился император Зенон, узнав, что Теодорих со своим племенем собирается идти на Запад?

2. Какие выгоды от завоевания Италии обещал Теодорих Зенону и что он ждал для себя самого? В чем Теодорих, вероятно, был искренен, а в чем он лукавил?

3. Что вы помните о судьбе Сократа, Анаксагора и Сенеки? Почему именно о них вспоминает Философия в беседе с Боэцием?

4. Как вы думаете, что это за «не имеющие ценности вещи», которые «достаются для расхищения», и что это за вал, который не могут даже надеяться преодолеть «атакующие воины глупости»?

§ 7. Франки и их король Хлодвиг

Варвары, которые умели бриться

В страшной битве на Каталаунских полях против полчищ Аттилы сражалось и племя франков. Франки славились своим воинским мастерством. Особенно боялись враги боевых топориков (или секир) франков, которые они с невероятной силой и меткостью бросали в цель. Жили франки сначала вдоль нижнего течения Рейна на границе с римской Галлией. Может, из-за столь близкого соседства с галло-римлянами франки даже внешне заметно отличались от многих других германцев. Все франки носили одежду из ткани, а не из звериных шкур, как было принято, например, у готов или лангобардов. Кроме того, что уж совсем необычно, франки стриглись и брили бороды. Только члены королевской семьи имели право носить длинные волосы.

Перстень-печать короля Хильдерика отца Хлодвига
Перстень-печать короля Хильдерика отца Хлодвига

Рождение франкского королевства

В конце V в. все франкские племена объединил под своей властью Хлодвиг из рода Меровея. Действуя где хитростью, где жестокостью, он устранил всех других франкских вождей и стал править один. Особое уважение соплеменников снискал Хлодвиг своей удачливостью в сражениях — ему удалось разбить в 486 г. римского наместника, правившего Галлией, и создать на месте этой провинции Римской империи свое королевство.

Королевская династия, основанная Хлодвигом, называется династией Меровйнгов в честь легендарного предка первого короля. Меровинги правили во Франкском королевстве до середины VIII в.

Путь от вождя варварского племени до короля большой страны не прост, не легок. Хлодвигу пришлось преодолевать сопротивление собственных соплеменников, многие из которых видели в его возвышении нарушение вековых обычаев и прав свободных франков. «Не слишком ли много власти забрал себе наш вождь?» — ворчали они.

Вождю сравнительно немногочисленных завоевателей-франков надо было также налаживать отношения с местным населением — галло-римлянами. И Хлодвиг нашел прекрасное решение.

Крещение Хлодвига

Поняв, что римская церковь может стать для него незаменимым союзником, Хлодвиг в 498 г. первым из всех варварских вождей принял христианство не в арианском варианте, а по римскому образцу. Он оставил язычество и крестился вместе со своей дружиной, а затем постепенно за ними последовали и остальные франки.

«Склони свою гордую выю,— сказал Хлодвигу крестивший его Ремигий, архиепископ Реймский, — сожги то, чему поклонялся, и поклонись тому, что сжигал!» Многие франки не одобряли решения Хлодвига переменить веру, но боялись своего короля. Зато римляне были очень довольны. «Ваша вера, — писал один из них Хлодвигу,— это наша победа!»

Вряд ли Хлодвиг разбирался в христианском учении, и уж тем более не был он образцовым христианином. Но поступок его оказался очень мудрым. С этих пор франки и римляне стали постепенно сливаться в один народ — их не разделяла вера, а кроме того, знакомство с христианством означало для франков приобщение ко многим сторонам римской культуры.

Сцена крещения. Миниатюра (IX в.)
Сцена крещения. Миниатюра (IX в.)

Самому же Хлодвигу принятие христианства принесло поддержку влиятельного галльского епископата. Но Хлодвиг, возможно, догадывался еще об одном преимуществе новой религии. Христианство учит, что «всякая власть от Бога», а значит, это касается и самого Хлодвига, и его наследников. Подобного не было в верованиях древних германцев. Принятие христианской религии тем самым усилило короля, как бы еще более возвысив его над всеми прочими соплеменниками.

Обычное право

Либо Хлодвиг, либо один из его ближайших потомков приказал записать древние законы франков. Точнее говоря, это были не законы, а обычаи. Законы пишут знатоки-юристы для монарха или парламента, а они потом провозглашают их от своего имени. В раннем средневековье дело было иначе. Никому не разрешалось «придумывать» новые законы. Можно лишь следовать давнему обычаю. Тогда люди считали, что только очень старые нормы бывают правильными. Любые новшества могут лишь нанести вред. На судебном заседании при разбирательстве какого-нибудь дела особые, заслуживающие доверия люди должны были «вспоминать», чего требует обычай в данном случае. Свои знания они передавали детям, а те внукам. Времена менялись, старые нормы не всегда соответствовали новым условиям. Тогда люди как бы помимо своей воли, сами этого не замечая, немного поправляли древний обычай. Но сами они при этом были совершенно убеждены, что следуют тем же правилам, что прадеды и прапрадеды.

Когда отношения между людьми строятся на основе устного обычая, а не письменного закона, говорят, что действует обычное право. Обычное право было раньше очень распространено, особенно в раннем средневековье. Короли той поры, желая издать новый закон, но боясь всеобщего недовольства «новшеством», часто объявляли, что им якобы удалось найти или вспомнить очень древний обычай, который теперь почти всеми, к несчастью, забыт...

«Салическая правда»

Сделанная по приказу Хлодвига запись старых обычаев франков стала одним из самых знаменитых памятников обычного права в Европе. Она называется «Салический закон», или «Салическая правда». Название происходит от того, что в сборник вошли законы только одного из франкских племен — салических франков.

Записать обычаи король велел вовсе не из досужего любопытства. Прежде всего, он сам хотел быть главным судьей. Пускай теперь все франки судятся между собой только по «Салической правде» — по нормам, одобренным королем. Если что-то в этих правилах неясно, то франкам надо теперь обращаться за разъяснением к королю. А он мог объяснить закон так, чтобы ему было это выгодно. Кроме того, король отбирал, какие обычаи стоит записывать в «Салическую правду», а какие — нет. Все, что его не устраивало в древних обычаях, было им как бы забыто, а все, что было выгодно, — в сборнике изложено подробно.

«Салическая правда» показывает, как усиливалась власть германского короля. Он уже не просто военный вождь. Он стремится быть настоящим государем.

В «Салической правде» есть множество сведений о жизни франков, об их обрядах, хозяйстве, верованиях. Некоторые из этих обычаев могут показаться нам очень странными. Так, франки не составляли документов о какой-либо сделке — скажем, о том, что земля переходит от одного хозяина к другому. В этих случаях франки выполняли при свидетелях определенный ритуал, или обряд. Например, передавали зеленый стебель из полы «продавца» в полу «покупателя». И уже никому и в голову не приходило, что оформленную так сделку можно нарушить. И дети, и внуки знали, что данный участок перешел к другому хозяину на «законном основании».

Вопросы

1. В чем сходство задач, которые приходилось решать Хлодвигу и Теодориху?

2. Чем отличается политика Хлодвига в отношении завоеванных им галло-римлян от политики Теодориха?

3. Хлодвиг долго отказывался креститься, несмотря на настойчивые просьбы его жены-христианки. Как вы думаете, какие доводы «за» и «против» принятия христианства были у Хлодвига?

4. Не можете ли вы привести примеры, когда в нашем обществе отношения между людьми регулируются не законом, а обычаем. Объясните, почему в этих случаях закон не вытесняет обычай.

5. Что общего и в чем различие между письменным документом, оформляющим сегодня какую-либо сделку, и обрядом, ритуалом, выполнявшимся в подобных случаях древними германцами?

Франкский историк Григорий Турский о Суассонской чаше

Однажды франки унесли из какой-то церкви вместе с другими драгоценными вещами, необходимыми для церковной службы, большую чашу удивительной красоты. Но епископ той церкви направил послов к королю с просьбой, если уж церковь не заслуживает возвращения чего-либо другого из ее священной утвари, то, по крайней мере, пусть возвратят ей хотя бы эту чашу. Король, выслушав послов, сказал им: «Следуйте за нами в Суассон, ведь там должны делить всю военную добычу. И если этот сосуд, который просит епископ, по жребию достанется мне, я выполню его просьбу».

По прибытии в Суассон, когда сложили всю груду добычи посредине, король сказал: «Храбрейшие воины, я прошу вас отдать мне, кроме моей доли, еше и этот сосуд». Разумеется, он говорил об упомянутой чаше. В ответ на эти слова короля те, кто был поразумнее, сказали: «Славный король! Все, что мы здесь видим,— твое, и сами мы в твоей власти. Делай теперь все, что тебе угодно. Ведь никто не смеет противиться тебе!»

Как только они произнесли эти слова, один вспыльчивый воин, завистливый и неумный, поднял секиру и с громким возгласом: «Ты получишь отсюда только то, что тебе полагается по жребию», — опустил ее на чашу. Все были поражены этим поступком, но король перенес это оскорбление с терпением и кротостью. Он взял чашу и передал ее епископскому послу, затаив в душе глубокую обиду.

А спустя год Хлодвиг приказал всем воинам явиться со всем военным снаряжением, чтобы показать на Мартовском поле, насколько исправно содержат они свое оружие. И когда он обходил ряды воинов, он подошел к тому, кто ударил секирой по чаше, и сказал: «Никто не содержит оружие в таком плохом состоянии, как ты. Ведь ни копье твое, ни меч, ни секира никуда не годятся». И, вырвав у него секиру, он бросил ее на землю. Когда тот чуть-чуть нагнулся за секирой, Хлодвиг поднял свою секиру и разрубил ему голову, говоря. «Вот так и ты поступил с той чашей в Суассоне». Когда тот умер, он приказал остальным разойтись, наведя на них своим поступком большой страх.

Григорий Турский о любви Хлодвига к родственникам

После того как он убил также многих других королей и даже близких своих родственников, боясь, как бы они не отняли у него королевство, он распространил свою власть на, всей Галлией. Однако, говорят, собрав однажды своих людей, он сказал о своих родственниках, которых он сам же умертвил, следующее: «Горе мне, что я остался чужим среди чужестранцев, и нет у меня никого из родных, которые могли бы мне чем-либо помочь в минуту опасности». Но это он говорил не из жалости к убитым, а из хитрости: не сможет ли он случайно обнаружить еще кого-либо из родных, чтобы и того убить.

Из «Салической правды»

О ГОРСТИ ЗЕМЛИ

Если кто лишит жизни человека и, отдав все имущество, не будет в состоянии уплатить следуемое по закону, он должен представить 12 соприсяжников (которые поклялись бы в том), что ни на земле, ни под землей он не имеет имущества более того, что уже отдал. И потом он должен войти в свой дом, собрать в горсть из четырех углов земли, стать на пороге, обратившись лицом внутрь дома, и эту землю левой рукой бросать через свои плечи на того, кого он считает своим ближайшим родичем. Если отец и братья уже платили, тогда он должен той же землей бросать на своих, то есть на троих ближайших родичей по матери и по отцу. Потом в (одной) рубашке, без пояса, без обуви, с колом в руке, он должен прыгнуть через плетень, и эти три (родича по матери) должны уплатить половину того, чего не хватает для уплаты следуемой по закону виры (Вира, или вергельд,— в раннесредневековых обществах штраф за тяжкое преступление). То же должны проделать и три остальные, которые приходятся родичами по отцу. Если же кто из них окажется слишком бедным, чтобы заплатить падающую на него долю, он должен в свою очередь бросить горсть земли на кого-нибудь из более зажиточных, чтобы он уплатил все по закону. Если же и этот не будет иметь, чем заплатить все, тогда взявший на поруки убийцу должен представить его в судебное заседание.

Ютская фибула (застёжка)
Ютская фибула (застёжка)

Вопросы

1. Почему Хлодвиг просто не забрал понадобившуюся ему чашу из общей добычи?

2. Как вы думаете, объясняется ли поведение воина, разрубившего чашу, только его «вспыльчивостью», «завистливостью» и отсутствием ума?

3. Почему Хлодвиг «перенес это оскорбление с терпением и кротостью»?

4. Мартовское поле — это пережиток народного собрания древних германцев — тинга. Чем отличается Мартовское поле от тинга?

5. Какие важные изменения во франкском обществе должны были произойти после расправы Хлодвига с родственниками?

6. Напишите сочинение о жизни франков на основании отрывка из «Салической правды». Расскажите о семье, имущественном положении, судебной процедуре и наказаниях, обрядах, бытовых деталях и т. п.

§ 8. От Британии - к Англии

В 407 г. римские легионы покинули Британию и ушли на материк. За легионерами на континент постепенно потянулись и римские колонисты. Кельтское население Британии оказалось предоставлено само себе. Римская культура на острове угасала. Кельтские вожди завязли в междуусобицах. С севера то и дело совершали набеги племена пиктов и скоттов.

Опасные защитники

По-видимому, именно для защиты от пиктов бритты пригласили наемные дружины германских племен ютов, англов и саксов. Они жили на севере Германии и на Ютландском полуострове. Первые германцы прибыли на трех кораблях, но вскоре за ними последовали десятки, сотни и тысячи соплеменников. Германцы требовали от кельтов все более высокую плату, постоянно бунтовали, грозили разорением их страны. Примерно в середине V в. юты захватили Кент (область на крайнем юго-востоке Британии) и остров Уайт.

Примеру ютов последовали англы и саксы. Они начали с разбойничьих набегов на кельтов и, не встречая серьезного сопротивления, вскоре перешли к завоеванию страны. Местное население они часто уничтожали, превращали в рабов, вынуждали к бегству. По словам хрониста, «огонь их ярости лизал своим красным языком западный океан (то есть Ирландское море)». Очень пострадали города, язычники-германцы грабили и разрушали церкви и монастыри. Многие кельты в ужасе бежали от нашествия на континент — в область, называемую Арморика. После массового переселения туда бриттов она получила новое название, которое сохраняется и сейчас — Бретань.

Рождение легенды о короле Артуре

Кельты не только бежали от нашествия. В начале VI в. некий Амвросий Аврелиан, возможно, один из последних римлян на острове, сумел сплотить бриттов и наладить сопротивление германцам. Он одержал несколько ярких побед и примерно на полвека приостановил натиск англов и саксов. Воспоминания об этих победах веками сохранялись в памяти кельтских племен. Правда, в легендах имя героя, давшего отпор жестоким захватчикам, изменилось. Сказители стали называть его Арториусом или Артуром. Постепенно вокруг имени короля Артура сложился большой цикл сказочных историй, не имевших уже ничего общего с реальными событиями VI в. Средневековые писатели в разных странах Европы сочинили через пятьсот лет десятки романов о короле Артуре, его рыцарях Круглого стола во главе со славным Ланселотом, королеве Джиневре и волшебнике Мерлине. Этими книгами тогда зачитывались повсюду.

Конец борьбы

Германцы постепенно оправились от поражений, нанесенных Амвросием Аврелианом, и вновь перешли в наступление. Теперь у бриттов не оказалось достойного вождя, и к 600 г. большая часть острова была завоевана. Кельтские племена, не потревоженные нашествием, остались в Ирландии и Шотландии, а также на крайнем западе Британии, куда многие бритты бежали из центральных районов. Полуострова Корнуолл и Уэльс так и не были завоеваны англами и саксами. Кельтские языки и кельтская культура сохранялись там еще несколько столетий.

Завоеватели создали на земле Британии семь королевств. В северной и центральной части острова осели англы. Три их королевства назывались: Нортумбрия, Мёрсия и Восточная Англия. На юге тоже три королевства принадлежали саксам. Они назывались Уэссекс (Западно-саксонское), Сассекс (Южно-саксонское) и Эссекс (Восточно-саксонское). Седьмым был уже упоминавшийся Кент под властью ютов. Завоеватели говорили на разных наречиях, но постепенно господствующим в стране стал диалект Мерсии, в которой, как уже сказано, расселились англы. Поэтому со временем язык, на котором общались завоеватели, стал называться английским, а позже и вся страна — Англией.

Разные племена завоевателей и остатки покоренного населения сливались в один народ. За ним в истории закрепилось название англосаксы.

Крест, поставленный ирландскими монахами
Крест, поставленный ирландскими монахами

Чудо ирландской церкви

В кельтской Британии христианство успело пустить глубокие корни. Но после англо-саксонского завоевания проповедникам христианства все приходилось начинать заново — германцы поклонялись своим богам, приносили им жертвы и не собирались оставлять верования отцов, дедов и прадедов.

За трудное дело обращения варваров взялась прежде всего ирландская церковь. Ирландская церковь сама по себе была явлением удивительным. В то время как по всей Европе образование пришло в полный упадок, на далеком острове, населенном кельтскими племенами, расцвели монастыри, в которых знали не только латынь, но даже греческий. Да не просто знали — владели в совершенстве! Ирландские монастыри не отличались богатством — монахи жили в простых хижинах и шалашах, спасаясь от набегов недругов в одиноких каменных башнях. Зато в мастерских письма переписывали церковные и светские книги. Эти рукописи до сих пор удивляют своим великолепием, невероятным мастерством их создателей.

Ирландские монахи не только «накапливали» знания, они старались как можно шире распространить их по Европе. В утлых ладьях, без дорожных припасов, но с драгоценными рукописями за спиной, пускались ирландцы в плавание к чужим берегам. Там они проповедовали Евангелие, делились своими знаниями с учениками, основывали новые обители, налаживали мастерские письма. Самые знаменитые монастыри того времени в Западной Европе — Боббио в Северной Италии и Санкт-Галлен в нынешней Швейцарии — были основаны ирландцами.

Страница одной из ирландских рукописей
Страница одной из ирландских рукописей

Конечно, монахи «Зеленого острова» не могли оставить без внимания и германцев, вторгшихся в Британию. Весь север страны — Нортумбрия был в VII в. крещен ирландскими монахами.

Вмешательство Рима

Распространение христианского учения среди язычников называется миссионерством. История сохранила имена многих миссионеров, добровольно, с большим риском для жизни шедших проповедовать Евангелие к германским, славянским, кельтским, балтийским племенам. Немало миссионеров приняли мученическую смерть и за это были причислены церковью к лику святых.

Миссионерством стала заниматься и римская церковь. Папа Григорий I Великий (590—604) — умный политик и отличный администратор — сделал очень много для ее усиления, роста ее богатств и влияния. Григорий I заботился и о внешней выразительности церковной службы. Его даже считают создателем особого типа песнопений — григорианского хорала.

Когда папа Григорий I узнал, что константинопольский патриарх повелел называть себя впредь «вселенским патриархом», он «в ответ» принял подчеркнуто смиренный титул «раб рабов Божиих». Этим он хотел упрекнуть своего главного соперника в гордыне. С тех пор так себя именуют все римские папы. Что же касается подлинного смирения Григория I, то он первым из пап заявил, что всем светским государям следовало бы подчиниться епископу города Рима. Ведь римский папа получил свою власть через апостола Петра от самого Иисуса Христа. Короли и герцоги, впрочем, не спешили выполнить это пожелание Григория I.

Григорий I боролся против любых местных отклонений от церковных порядков, принятых в Риме. И если справиться с Восточной церковью было не в его силах, то попытаться распространить влияние римской церкви далеко на севере — в Англии Григорий I вполне мог.

Папа Григорий I Великий. Резьба по кости (IX - X вв.)
Папа Григорий I Великий. Резьба по кости (IX - X вв.)

Папа послал в Британию своих монахов, главный из которых носил имя великого богослова Августина. Августин обосновался в Кенте в местечке Кентербери. Оттуда он и его сподвижники стали проповедовать по всему югу острова. Они имели успех и со временем смогли даже вытеснить ирландскую церковь с севера Британии. Главными центрами, архиепископствами, в Англии стали Кентербери — на юге и Йорк — на севере.

Принятие христианства для варваров означало не просто перемену веры, но и приобретение множества новых знаний. Священные книги и сочинения отцов церкви нужно прочитать, а значит, необходимо овладеть латынью. Чтобы выучить латынь, надо освоить сочинения латинских классиков еще языческой поры — Цицерона и Вергилия, Горация и Сенеки. Разобраться в событиях, описанных в Библии, нельзя без знания истории. Вычисление церковных праздников — это тоже целая наука. Поэтому повсюду в Европе, куда в раннем средневековье приходило христианство, местные варварские племена начинали приобщаться к позднеантичной культуре.

Беда Достопочтенный

Англосаксы оказались восприимчивы к знаниям. Имя одного из англосаксонских монахов — Беды Достопочтенного (672—735) — в числе самых знаменитых ученых европейского средневековья. Благодаря своей обширной «Церковной истории англов» он считается первым английским историком. Ему принадлежит также множество сочинений по богословию, медицине, астрономии, арифметике, грамматике, философии. Именно Беде, авторитетности его трудов мы обязаны тем, что ведем счет лет «от Рождества Христова». Беда поддержал мнение одного монаха VI в., вычислившего, что Иисус якобы родился в 753 г. после основания Рима. Именно от этой даты мы до сих пор и отсчитываем: первый год нашей эры, десятый век нашей эры, двухтысячный год...

Вопросы

1. Найдите на карте все географические названия, упомянутые в тексте.

2. Вспомните, когда римляне появились в Британии. Сколько лет продолжалась римская колонизация острова?

3. Можете ли вы пересказать какие-либо легенды о короле Артуре и рыцарях Круглого стола?

4. Ваши предположения: как могло получиться, что в далекой Ирландии монахи мастерски владели греческим языком, хотя это было тогда редкостью даже в Италии?

5 Как вы думаете, почему в споре между Римом и ирландской церковью за духовную власть над Англией победил все же более далекий от Британских островов Рим?

Бриттский историк Ненний (VIII в.) о появлении саксов в Британии

В Британии царствовал тогда Гвортигирн и, пока царствовал, трепетал пред пиктами и скоттами... Между тем прибыли три циулы (Циула — большая лодка, ладья.) с находящимися на них изгнанниками из Германии, среди коих были два брата, Хоре и Хенгист... Гвортигирн принял их благосклонно и отдал им во владение остров (в Кенте), который на их языке называется Танет, а на языке бриттов — Руим...

Случилось так, что после поселения саксов на вышеназванном острове Танет, король Гвортигирн пообещал вдосталь снабжать их съестными припасами и одеждой. И им это пришлось по душе, и они обязались храбро сражаться с его врагами. Но когда эти чужеземцы размножились, бритты больше не смогли их кормить. А они продолжали требовать продовольствие и одежду, как им было обещано, и бритты так ответили им: «Мы не можем больше поставлять вам продовольствие и одежду, ибо число ваше умножилось; оставьте нас, ибо в помощи вашей мы не нуждаемся». И саксы вместе с возглавлявшими их порешили нарушить мир.

Будучи мужем сведущим, коварным и хитрым, Хенгист, убедившись, что король бездеятелен, а народ его безоружен, замыслил предательство и обратился к королю бриттов с такими словами: «Нас немного: если хочешь, мы пошлем гонцов на родину нашу и призовем воинов из нашего края, дабы выросла численность сражающихся за тебя и за твой народ». И Гвортигирн повелел, чтобы они так поступили, и саксы послали гонцов... Ода возвратились, приведя с собой шестнадцать циул, в коих прибыли отборные воины...

И сказал Хенгист Гвортигирну: «Я — твой отец и советчик; ни в чем не отступай от моего совета, и ты более не будешь страшиться, что тебя когда-нибудь одолеет кто-либо или какой-либо народ, ибо народ мой несокрушим. Я призову, кроме того, моего сына и его двоюродного брата — тот и другой отменные воины, — дабы они сразились со скоттами, а ты предоставь им области, расположенные на севере...» И Гвортигирн повелел, чтобы Хенгист их призвал, и тот призвал Окту и Эбиссу с сорока циулами... А Хенгист продолжал мало-помалу призывать к себе циулы, так что на тех островах (Ненний считает Ютландию островом. К тому же он не различает, по-видимому, англов, саксов и ютов.), откуда пришли саксы, жителей совсем не осталось. И когда пришельцы возросли в числе и окрепли, они подступили к городу кентцев...

После этого король призвал своих колдунов, дабы они указали, что ему надлежит предпринять. И те сказали: «Направься в крайние пределы твоего королевства и построй мощную крепость, в которой ты сможешь себя защитить; ведь народ, который ты поселил в твоем королевстве, ненавидит тебя и коварно с тобой расправится, а после смерти твоей захватит любимые тобою земли вместе со всем народом твоим»...

Между тем Гвортемир, сын Гвортигирна, упорно сражался с Хенгистом и Хорсом и их соплеменниками и прогнал их на вышеназванный остров Танет и, трижды заперев их на нем, осаждал, разбивал, уничтожал и устрашал саксов. И они послали за море гонцов, призывая из-за моря циулы с огромным количеством храбрых воинов, после чего сражались с королями нашего племени; иногда они побеждали и распространяли свои пределы, иногда их побеждали и прогоняли.

Саксонский историк Видукинд Корвейский (Х в.) о появлении саксов в Британии

И вот, когда распространилась молва о победоносных деяниях саксов, жители Британии послали к ним смиренное посольство с просьбой о помощи. И послы, прибывшие к саксам, заявили: «Благородные саксы, несчастные бритты, изнуренные постоянными вторжениями врагов и поэтому очень стесненные, прослышав о славных победах, которые одержаны вами, послали нас к вам с просьбой не оставить бриттов без помощи. Обширную, бескрайнюю свою страну, изобилующую разными благами, бритты готовы вручить вашей власти. До этого мы благополучно жили под покровительством и защитой римлян, после римлян мы не знаем никого, кто был бы лучше вас, поэтому мы ищем убежища под крылом вашей доблести. Если вы, носители этой доблести и столь победоносного оружия, сочтете нас более достойными по сравнению с нашими врагами, то знайте, какую бы повинность вы ни возложили на нас, мы будем охотно ее нести». Наши праотцы ответили на это кратко: «Знайте, что саксы — верные друзья бриттов и всегда будут с ними в равной мере и в их беде, и в их удачах».

Обрадованные послы вернулись на родину и, сообщив желанное известие, еще более обрадовали своих соотечественников.

Затем в Британию было послано обещанное войско саксов и, принятое бриттами с ликованием, вскоре освободило страну от разбойников, возвратив жителям отечество. При осуществлении этого не было больших трудностей, ибо те, до которых уже дошел слух о славе саксов, страшились их и при одном их приближении далеко рассеивались. Враждебными бриттам были племена скоттов и пиктов, и саксы против них повели войну, получив от бриттов все необходимое для жизни. Так саксы пробыли некоторое время в этой стране, пользуясь взаимной дружбой бриттов.

Но когда предводители войска увидели, что земля эта обширна и плодородна, а жители ленивы в деле ведения войны, и что сами жители, да и большая часть саксов не имеют прочных мест для поселения, тогда они послали гонцов, чтобы отозвать большую часть войска, заключили мир со скоттами и пиктами и сообща с последними выступив против бриттов, изгнали их из страны, а самую страну подчинили своей власти.

Из инструкции, данной папой Григорием I Великим Августину, отправляющемуся в Англию

Храмы идолов в этой стране вовсе не следует разрушать, но ограничиваться только истреблением одних идолов. Пусть окропят такие храмы святой водой, построят алтари и поместят мощи (Мощи — сохранившиеся останки святых.), ибо если эти храмы хорошо отстроены, то полезнее просто обратить их от служения демонам на служение истинному Богу. Сам народ, видя свои храмы неразрушенными и изъяв из сердца заблуждения, будет тем охотнее стекаться в местах, к которым издавна привык, познавая и поклоняясь при том истинному Богу. И так как язычники имеют обычай приносить в жертву демонам многочисленных быков, то необходимо им заменить и это каким-нибудь торжеством в дни памяти или рождения святых мучеников, которых мощи положены там. Пусть народ строит себе из древесных ветвей шалаши около церквей... и празднует такие дни религиозною трапезой... Когда им будет обеспечено материальное довольство, они легче воспримут и радость духовную.

Англосаксонское стихотворение, посвященное руинам римского города

     Каменная диковина —
     великанов работа. Рок разрушил.
     Ограда кирпичная. Пали стропила;
     башни осыпаются; украдены врат забрала,
     мороз на известке, щели в дощатых —
     в щепки изгрызены
     крыши временем;
     скрыты в могилах, земью взяты
     зодчие искусные — на века они канули
     пока не минет сто поколений смертных;
     стены красно-кирпичные видели, серо-мшаные,
     держав крушенья;
     под вихрями выстояли;
     рухнули высокосводчатые... дух созидательный
     людей подвигнул; камни окованы
     кольцами железными, стянуты сутугой
     столпы и стены. Был изобильный город,
     бани многие; крыши крутоверхие;
     крики воинские, пенье в переполненных
     пиршественных палатах; — судьбы всесильные
     все переменили: смерти несметные,
     мор явился, гибель настигала
     могучих всюду; стогны опустели,
     стены распались, город сгибнул;
     в могилу — дружина, в землю — зодчие;
     разор и разруха,
     и падает черепица
     кирпично-красная с кровель сводчатых;
     и вот — развалины, кучи камня,
     где сверкали прежде золотом властные,
     латами ратники знатные, хмельные
     казной любовались, камениями и серебром,
     имением драгоценным, мужи дружинные,
     жемчугом самоцветным, гордые, этим городом
     в богатой державе. Были каменные покои;
     и рекою вливались воды в купель кипучие;
     кирпичной оградой, стенами обставленный
     источник горячий бил в тех банях,
     что было удобно...

Вопросы

1. Сравните версии Ненния и Видукинда Корвейского о появлении саксов в Британии. Составьте таблицу, содержащую ответы на вопросы: как появились саксы в Британии? с какой целью прибыли саксы? кто первый нарушил взятые обязательства? как вели себя бритты, и т.п.? Не забудьте отметить и то, что в обоих текстах сходно.

2. Насколько глубоко усваивали англосаксы христианство, если Августин точно следовал указаниям Григория I?

3. Почему Григорий I проявляет такую терпимость к остаткам язычества?

4. С какими чувствами поэт-англосакс описывает руины римского города в Британии?

5. Какие изменения должны были произойти среди англов, саксов и ютов за время, прошедшее после завоевания Британии, чтобы англосаксонский поэт мог сложить подобное стихотворение о руинах римского города?

назад содержание далее



Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2015
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'