история







разделы


Пользовательского поиска




назад содержание далее

Глава VIII. Цвинглианство и кальвинизм. Католическая реакция в Европе

В первой половине XVI в. реформационное движение вслед за Германией стало быстро распространяться в других странах Европы. Причины заключались в том, что в ряде европейских стран сделало значительные успехи развитие капиталистического уклада в недрах феодального общества и зарождались новые классы. Поскольку идеология в средние века носила религиозный характер, социально-политические требования этих классов принимали религиозную окраску, форму ересей и различных реформационных учений.

«Скроенное по феодализму католическое мировоззрение, — писал Ф. Энгельс, - не могло уже удовлетворять этот новый класс (т. е. буржуазию — Ред.) с его условиями производства и обмена. Тем не менее, и этот новый класс еще долго оставался связанным путами всесильной теологии. Все реформационные движения и связанная с ними борьба... в теоретическом отношении были только повторными попытками I буржуазии, городских плебеев и крестьянства, в союзе с ними ставшего революционным, приспособить старое теологическое мировоззрение к изменившимся экономическим условиям и положению нового класса». Эти реформационные движения были направлены в первую очередь против католической церкви, являвшейся наивысшим обобщением и санкцией феодального строя.

В разных странах Реформация принимала различные формы в зависимости от характера и конкретных условий возникновения и развития капиталистических отношений, а также и положения новых классов в каждой стране. Реформационные же течения, возникшие в Швейцарии, имели общее значение для развития реформационного движения в ряде других стран Европы. В Швейцарии зародилось направление Реформации, связанное с именем Цвингли, и нашло приют и благоприятную почву для своего развития учение Кальвина. Оба эти направления гораздо последовательнее, чем учение Лютера, выразили буржуазную сущность реформационного движения. Если цвинглианство осталось в основном внутришвейцарским явлением, то кальвинизм, сделавшийся, по словам Энгельса, идеологией «самой смелой части тогдашней буржуазии», получил в XVI—XVII вв. широкое распространение в Европе и сыграл важную роль в ранних буржуазных революциях в Нидерландах в в Англии.

1. Реформация в Швейцарии

Для понимания причин, почему именно Швейцария оказалась тем уголком Европы, где смогли на время укрыться от преследований деятели более радикальных, чем лютеранство, направлений Реформации, необходимо познакомиться со своеобразным историческим развитием этой страны.

Горная страна Швейцария, расположенная в центре Европы на путях из Южной Германии и Франции в Италию, имела своеобразную судьбу, не совсем похожую на судьбу остальной Европы. Её население смогло сохранить в течение долгого времени отдельные черты общинного быта. В то же время центральное положение Швейцарии на путях через альпийские перевалы издавна связывало интересы местного городского населения с итальянской торговлей.

Ядром Швейцарского союза явились три горных лесных кантона — Швиц, Ури и Унтервальден. Они держали в своих руках ключи от получившего с середины XIII в. большое торговое значение Сен-Готардского прохода, связывавшего Италию с остальной Европой. Большие выгоды от торговли через этот проход интересовали австрийских герцогов Габсбургов, имевших на территории трёх кантонов своих управителей-фогтов и обширные земельные владения. Своеобразие дальнейшей истории Швейцарии и заключается в том, что местное население сумело отстоять относительную независимость от своих и чужих феодалов, а огромное торговое значение швейцарских проходов связало экономические интересы значительной части этого населения с интересами торговых и промышленных слоев населения других стран.

Впоследствии большие города Швейцарии — Цюрих и Женева — стали центрами, откуда получили своё распространение указанные выше новые направления Реформации — цвинглианство и кальвинизм. Для развития в Швейцарии более передовой общественной мысли имело важнейшее значение то обстоятельство, что эти города становились убежищем всех гонимых прогрессивных деятелей из других стран.

И значительной степени распространению Реформации способствовали также успехи светского университетского образования и оживлённая деятельность гуманистических кружков.

Образование Швейцарского союза. Его политическое устройсво

В 1291 г. кантоны Швиц, Ури и Унтервальден, подвергавшиеся угнетению со стороны австрийских герцогов Габсбугов заключили между собой союз и начали освободительную воину против австрийского владычества. В ходе этой борьбы швейцарские крестьяне проявили выдающуюся храбрость, стойкость и волю к победе. Воодушевлённые их примером соседние области также поднялись на освободительную войну. Союз трёх кантонов разросся за счёт присоединения новых кантонов и земель. В 1332 г. присоединился Люцерн, в 1351 г.— Цюрих, в 1352 г.— Цуг и Гларус, в 1353 г.— Берн, в 1481 г.— Фрибур (Фрейбург) и Золотурн, в 1501 г.— Базель и Шафхаузен, в 1513 г.— Аппенцелль. Кроме этих кантонов, на правах «союзных земель» в XV—XVI вв. присоединились Санкт-Галлен (Сен Галлен) на востоке, Женева и Невшатель на западе, Валлис на юге и другие области.

Возросло и военное могущество Швейцарского союза Швейцарцы создали собственную тактику, основанную на действии сплоченных масс пехоты. Эта новая тактика ведения боя и высокий моральный дух крестьянской по своему социальному составу армии, ведшей освободительную войну, позволили швейцарцам не только отражать силы феодальных захватчиков, но и совершать успешные наступательные операции большого масштаба.

В битве при Нанси (1477 г. ) швейцарцы совместно с войсками герцога Репе Лота рингского разгромили армию бургундского герцога Карла Смелого. Результатом военного разгрома была ликвидация Бургундского герцогства В 1499 г. они одержали победу над войсками императора и немецких князей, объединенных Швабским союзом. После этой битвы Швейцарский союз стал фактически независимым, что было юридически оформлено договором 1511 г и получило международную санкцию по Вестфальскому миру 1648 г.

Благодаря этим победам швейцарская пехота получила широкою известность в Европе. В качестве наемной армии она стала значительной силой, участие ко торой в борьбе на стороне той или иной европейской державы нередко решало исход военных кампаний.

По своему политическому строю Швейцарский союз был конфедерацией, т. е. объединением без постоянных органов центральной власти Общесоюзные дела решались на съездах делегатов кантонов — ландтагах. Взаимоотношения между кантонами регулировались на основании заключенных между ними договоров.

Так называемые союзные земли, присоединенные к отдельным кантонам, с которыми они имели особые договоры, были лишены права участвовать в ландтагах Их интересы там представлялись соответствующими кантонами. В решении своих внутренних дел кантоны и союзные земли были автономны. Они могли также заключать договоры между собой и с иноземными государями, но без ущерба для безопасности и интересов союза в целом.

Швейцарцы не только обороняли свои кантоны и союзные земли, но и предпринимали походы в земли Австрии, Милана и других соседних герцогств и княжеств. Используя недовольство населения соседних земель существовавшим в них жестоким феодальным режимом и княжеским произволом, швейцарцы завоевали в ходе этих войн ряд территорий — Ааргау и Тургау на севере, Тессин на юге, Ваадт на западе и др. , которые стали называться подвластными территориями — фогтствами. Они управлялись фогтами кантонов. Эти фогтства были бесправны и эксплуатировались кантональными властями.

Лесные и городские кантоны в XVI в.

Кантоны и союзные земли, входившие в состав Швейцарского союза, были очень различны по уровню своего экономического развития. Тем не менее их можно разделить на две основные группы. Первую составляли старые, так называемые лесные, сельскохозяйственные кантоны — Швиц, Ури, Унтервальден, Люцерн и Цуг. Ко второй группе принадлежали экономически более развитые городские кантоны — Цюрих, Берн, Базель и дp.

Для экономического строя лесных кантонов характерны были неразвитость феодальных отношений, длительное сохранение общинных порядков и значительной прослойки свободного крестьянства, искони не знавшего феодальной зависимости.

В ходе освободительной борьбы большая часть зависимых крестьян сбросила с себя ярмо феодальной эксплуатации или выкупилась у своих господ. Феодальные отношения сохранили свое господство почти исключительно в церковном землевладении, которое не было значительным, а также в фогтствах Новым в фогтствах было лишь то, что место феодальных сеньоров заняли швейцарские кантоны, эксплуатировавшие на правах коллективных сеньоров труд крепостных крестьян. Разумеется, главные выгоды от эксплуатации фогтств извлекала правящая верхушка кантонов.

Ведущей отраслью хозяйства лесных кантонов было животноводство. Здесь, на тучных альпийских лугах, кормились большие стада овец и коров. Продукция скотоводства — шерсть, шкуры, кожи, масло, сыр — сбывалась в городские кантоны, а также в Италию и в Германию. Обширные территории пастбищ и лесов находились в общинном пользовании. Пахотные земли занимали незначительную площадь. Поэтому большую часть потребного им хлеба лесные кантоны ввозили через Базель и Цюрих из Германии.

Крестьянская община в XVI в. заметно разложилась. Пользование общинной землёй (альмендой) уже превратилось по существу в привилегию зажиточной деревенской верхушки. Обедневшие крестьяне, владевшие неполным наделом, и безземельные выходцы из других общин — присельники, владевшие лишь домом и приусадебным участком, были лишены права безвозмездного пользования общинными землями. За пользование лесом, лугом и выгоном они несли барщину и натуральные повинности в пользу общины, т. е. практически в пользу зажиточных хозяйств. Расчистка лесов и лугов под пашню, а также расширение круга лиц, пользующихся безвозмездно альмендой, были запрещены. Поэтому с ростом населения возрастало и безземелье, чем пользовалась разбогатевшая деревенская верхушка, закабалявшая бедноту под покровом патриархально-общинных отношений.

Малоземелье, сохранение патриархальных пережитков, отсутствие значительных торговых и промышленных центров тормозили развитие производительных сил в лесных кантонах В создавшихся условиях это порождало излишек рабочих рук, не находивших себе применения в производительном труде. Этим обстоятельством воспользовались соседние крупные государства. XVI век — время наёмных армий. Швейцарцы в ходе освободительншх войн создали себе репутацию непобедимой пехоты, и иноземные государи охотно вербовали их в свои армии. Военное наёмничество стало регулярным узаконенным промыслом, что имело важные последствия для всего уклада жизни лесных кантонов.

В городских кантонах дело обстояло иначе. Такие города, как Берн, Цюрих, Базель и др., были крупными для того времени центрами торговли, ремесла и кредит-но-ростовщической деятельности. Этому способствовало их выгодное расположение па скрещении торговых путей, шедших из Италии, через альпийские горные перевалы, во Францию и в Германию. Тем не менее они были ещё феодальными городами с цеховыми корпорациями, эксплуататорскими тенденциями по отношению к окрестной деревенской округе.

Одним из наиболее развитых городских кантонов был кантон Цюрих. Хотя большинство ремёсел в Цюрихе было организовано в цехи, в нём с конца XV в. развивалось в форме рассеянной капиталистической мануфактуры производство грубых сукон, шёлковых тканей и изделий из кожи. Скупщики раздавали сырьё окрестным крестьянам и забирали у них готовые изделия или полуфабрикаты.

Вместе с тем в экономической жизни Цюриха были ещё сильны феодальные порядки. Цехи всячески старались подавить зачатки капиталистических отношений в городе и за его пределами. Наряду со свободным крестьянством сохранились и остатки феодально зависимого крестьянства. Сам город, как коллективный сеньор, эксплуатировал труд крепостных на муниципальных землях и в фогтствах.

Сельскохозяйственные работы. Рисунок из хроники Х. Зильберизена. 1576 г.
Сельскохозяйственные работы. Рисунок из хроники Х. Зильберизена. 1576 г.

Сходные порядки существовали и в кантонах Берн и Базель, которые, подобно Цюриху, угнетали и обирали крепостных и зависимых крестьян, селившихся на городских землях и в фогтствах.

Таким образом, социально-экономический строй Швейцарии характеризовался наличием, с одной стороны, значительных пережитков общинно-патриархальных порядков (в лесных кантонах), с другой стороны, развитым цеховым ремеслом и зачатками капиталистических форм производства (в городских кантонах). В целом же феодальные отношения были в Швейцарии развиты значительно слабее, чем в остальной Европе.

Политический строй кантонов

В зависимости от экономического устройства различных швейцарских кантонов находился и их политический строй. В лесных кантонах, несмотря на сохранение многих патриархальных пережитков, советы общин, по мере того как разлагалась сельская община, превратились в оплот зажиточной землевладельческой верхушки. Этому в значительной мере способствовала и окончательно сложившаяся к началу XVI в. система военного наёмничества, которое превратилось в широко организованный промысел. Кантональные власти заключали специальные договоры с иноземными государями. По этим договорам ежегодно около 80 тыс. швейцарских наёмников, организованных в воинские части под командой своих офицеров, отправлялись служить в разные страны. Больше всего наёмников вербовала Франция. За вербовку наемников кантональные власти и правящая верхушка в сельских общинах получить от иноземных государей огромные суммы денег. Таким образом, богатая земледельческая верхушка получила новые источники дохода и новые способы подчинения и эксплуатации сельской бедноты. И в сельских общинах и в кантонах, органы управления которых пополнялись путём кооптации, сложилась замкнутая, связанная узами родства и военного подчинения олигархия из числа богатых землевладельцев и офицерского корпуса наёмнических войск. Характеризуя политический строй лесных кантонов этого времени, Ф. Энгельс писал: «Массой невежественных пастухов, несмотря на их демократическую конституцию, управляют на патриархальных началах несколько богатых землевладельцев...».( Ф.Энгельс, Гражданская война в Швейцарии, К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 4, стр. 350.)

Такой же характер имел политический строй и в городских кантонах, с тем, однако, отличием, что здесь правящая олигархия складывалась из иных социальных слоев. В Берне и Базеле господствовала олигархия старых патрицианских родов, занимавшихся торгово-ростовщической деятельностью и подчинивших себе цехи. В Цюрихе с конца XV в. власть перешла в руки очень сильных здесь ремесленных цехов. Но это вовсе не сделало политический строй Цюриха демократическим. Городской магистрат, представлявший интересы бюргерской верхушки, проводил реакционную политику, которая преследовала цель сохранения и укрепления существующего средневекового строя. Военное наёмничество и связанные с ним злоупотребления, произвол и коррупция имели место и в городских кантонах, хотя и в несколько смягчённой форме.

Городские кантоны, ограничивая у себя размеры наёмничества, всячески покровительствовали его развитию в лесных кантонах, за счёт которых они обогащались пенсиями иноземных государей. Кроме того, используя своё экономическое могущество, Цюрих и особенно Берн стремились установить господство внутри Швейцарского союза и подчинить своему влиянию лесные кантоны.

Экономические связи между кантонами были слабы. Общего внутреннего рынка не сложилось. Противоречия между кантонами и узкий местный партикуляризм преобладали над общегосударственными интересами. Разбитая к тому же на две самостоятельные языковые группы — французскую и немецкую, — конфедерация не имела в существовавших тогда условиях сколько-нибудь прочных предпосылок к созданию национальной общности.

Швейцария перед Реформацией

В старых, лесных кантонах наблюдался общий застой в развитии производительных сил и в политической жизни. Система военного наёмничества позволяла без особого труда отделываться от «беспокойных людей». Борьба соперничающих группировок внутри господствующей олигархии протекала обычно подспудно и лишь редко, на самое короткое время, нарушала традиционную неподвижность политической жизни.

В области внешней политики лесные кантоны были связаны договорными отношениями с реакционно-католическими кругами — испанскими Габсбургами, папским престолом и правящими католическими кругами Франции. У себя дома они менее всего склонны были поощрять какие-либо «новшества» или «вольнодумства». Лесные кантоны не были затронуты реформационным движением и даже выступали против реформации.

Иная картина наблюдалась в городских кантонах. Передовые слои бюргерства, вступившие на путь капиталистического развития, оттеснённые в своей подавляющей части от кормила правления реакционным патрициатом, как в Базеле, или цеховой олигархией, как в Цюрихе, всё решительнее выступали против сложившихся порядков. Они требовали запрещения военного наёмничества, которое отвлекало рабочие руки а усиливало остатки враждебного городам дворянства, занимавшего командные должности в наёмнических формированиях. Они обличали невежество, лихоимство и стяжательство католического духовенства. В кругах бюргерства получило широкое распространение требование секуляризации церковных земель. В этих кругах, интересы которых выходили за тесные границы кантона, возникали стремления к централизации Швейцарии, к превращению её в прочную федерацию, в которой ведущее место принадлежало бы городским кантонам.

Городской плебс, подмастерья, мелкий ремесленный люд страдали от произвола правящей олигархии и вымогательств церкви. Та часть крестьянства, которая влачила цепи феодальной зависимости, особенно в угнетённых фогтствах и на церковных землях, ждала лишь повода, чтобы подняться и сбросить с себя эти цепи.

В городских кантонах возникли и развились непримиримые противоречия, которые неизбежно должны были вылиться в ожесточённые социальные столкновения Вместе с тем в них была подготовлена благоприятная почва также и для распространения реформационных идей.

Ульрих Цвингли и его учение

В этой обстановке в Цюрихе развёртывается реформационная деятельность Ульриха Цвингли. Выходец из зажиточных крестьян, Цвингли получил блестящее гуманистическое образование. Сначала он преподавал латинский язык в Базеле, а в 1506 г. принял священнический сан. Тесно связанный с гуманистическими кругами и с оппозиционными бюргерскими слоями Базеля и Цюриха, Цвингли уже в 1516 г. выступает как ярый противник военного наёмничества.

Ульрих Цвингли. Портрет работы Г. Аспера
Ульрих Цвингли. Портрет работы Г. Аспера

К этому времени относится и начало проповеди им реформационных идей в Швейцарии. Религиозная догматика цвинглианства имела много общего с лютеранской. Подобно Лютеру, Цвингли основывал своё вероучение на положениях Евангелия, а не на позднейших постановлениях пап, отвергал индульгенции, поклонение иконам, статуям и мощам «святых», был поборником идеи «дешёвой церкви», без сложной иерархии церковного клира, без монастырей, богатств и пышного церемониала. Вместе с тем цвинглианство гораздо более решительно порывало с обрядовой стороной богослужения, чем это делал Лютер и его последователи, и отказывалось от католического толкования двух сохранённых им церковных таинств — крещения и причащения, т. е. не признавало за ними особой магической силы (благодати). В организации цвинглианской церкви в отличие от лютеранской был проведён республиканский принцип. Эти и другие обстоятельства обусловили последующий разрыв бюргерско-республиканской реформации Цвингли с реформацией Лютера, павшей княжеской.

В значительно большей степени отличалась от лютеровской система экономических, социальных и политических принципов цвинглианской доктрины. В социально-политических взглядах Цвингли отразились со всей их противоречивостью чаяния бюргерской оппозиции Цюриха. Цвингли решительно осуждал монастырское землевладение и стяжательство церкви, ростовщический процент и крепостничество. Он выступал как поборник мелкой собственности и как убеждённый республиканец. Всех князей и монархов он рассматривал как тиранов. В военном наёмничестве и связанных с ним иноземных пенсиях цвинглиане видели оскорбление чувству патриотизма, источник морального разложения и коррупции.

В то же время Цвингли призывал возвратиться к чистоте нравов и простоте жизни «доброго старого времени», каковые фактически отожествлялись с идеалом буржуазной бережливости, к политической изоляции от других европейских стран, к провинциальной замкнутости. Это последнее требование находилось в полном противоречии с планами самого Цвингли, направленными к созданию в союзе с протестантскими князьями Германии сильной Швейцарской федерации.

Подобная противоречивость в социально-политических взглядах Цвингли объяснялась самой социальной природой тех слоев бюргерства, идеологом которых он выступал. Эти слои, с одной стороны, приобщались к новым, капиталистическим формам хозяйства, с другой стороны, многими нитями были связаны с феодализмом, средневековьем.

Цвинглианская реформация в Цюрихе

В 1518 г.» Цвингли поселился в Цюрихе, где получил место священника в городском соборе. Он начинает с этого времени систематическую проповедь реформационного вероучения, которая нашла живой отклик среди бюргерства, плебейства, а также крестьянства (особенно в фогтствах). Вначале Цвингли и его приверженцы не порывали ещё открыто с католической церковью, но такое положение не могло долго продолжаться. В 1522 г. городской совет Цюриха под давлением сторонников Цвингли декретировал отмену постов и безбрачия духовенства. Цюрих был объявлен независимым от епископа Констанцского. С 1523 г. начала производиться секуляризация монастырских имуществ. В 1524 г. были отменены месса, почитание икон и «святых» и введено причастие под обоими видами для светских лиц.

Все эти реформационные мероприятия осуществлялись в Цюрихе под руководством и контролем городского магистрата, которому подчинялась церковная организация. Кантон выступал как город-государство, неразрывно связанное с церковной общиной. Цвинглианское вероисповедание было объявлено обязательным для всех жителей кантона, а соблюдение религиозных правил придирчиво контролировалось городскими властями.

Одновременно осуществлялась и цвинглианская социально-политическая программа: были запрещены ростовщический процент, военное наёмничество и получение пенсий от иноземных государей. Церковная десятина, ранее шедшая в пользу римской курии, теперь использовалась на содержание пасторов.

Патрициат и дворянство были почти полностью вытеснены из городских органов управления, а магистрат несколько демократизирован. Большинство его теперь составляла не цеховая верхушка, а вступившие на путь буржуазного развития слои прогрессивного бюргерства, образовавшие ядро цвинглианской партии.

Социально-политическая борьба в Швейцарии в период цвинглианской реформации

Торжество цвинглианской реформации в Цюрихе, успехи реформационного движения в других городских кантонах Швейцарии, распространение лютеранской и народной реформации в соседних областях Германии создали напряжённое положение внутри конфедерации. Лесные кантоны, связанные договорами с католическими государствами Европы, подавляли всякие попытки реформационного движения и социального протеста у себя и оказывали сильное давление на городские кантоны, требуя от них пресечения «ереси». Особенно острые конфликты назрели в фогтствах, крестьянство которых подвергалось наиболее жестокой эксплуатации. Положение осложнялось ещё тем, что некоторые фогтства управлялись совместно городскими и лесными кантонами. Первые всячески поощряли реформационное движение, вторые применяли против «еретиков» жестокие репрессии. Фогтства превратились в центры крестьянского движения и главные узлы противоречий между лесными и городскими кантонами.

Великая крестьянская война, происходившая в Германии, нашла живейший отклик в фогтствах и кантонах, примыкавших к германской границе. Почва для этого была подготовлена. Уже в 1523 г. в фогтствах и сельских общинах кантонов Цюриха, Базеля, Шафхаузена, Золотурна, Санкт-Галлена крестьяне нередко отказывались уплачивать церковную десятину и чинш. Анабаптистские и близкие к ним цвинглианские проповедники радикального направления призывали крестьян не платить десятину, которая идёт на удовлетворение прихотей духовенства. В фогтстве Тургау летом 1524 г. крестьяне разгромили и сожгли монастырь Иттинген. Весной 1525 г. все фогтства и многие сельские общины большинства городских кантонов стали ареной активного крестьянского движения. В Цюрихе им были охвачены округа Грюнинген, Гаузен, Штейн, Гассау, графство Кибург и др. Крестьяне собирались в вооружённые отряды численностью до 4 тыс. человек.

Однако руководство движением здесь было захвачено зажиточной верхушкой Действия крестьян и их требования, составленные по предложению властей Цюриха, были весьма умеренными. Крестьяне требовали отмены крепостничества, малой десятины, предоставления деревенским общинам права выбора пасторов, свободы охоты и рыбной ловли, снижения налогов, упорядочения судопроизводства и др. В основном эти требования не выходили за пределы программы «12 статей» немецких крестьян. Предъявив эти требования, крестьяне разошлись по домам и стали ждать решения кантональных властей.

Убийство помощника фогта Вольфеншиссена. Рисунок из хроники Диболда Шиллига. 1515 г.
Убийство помощника фогта Вольфеншиссена. Рисунок из хроники Диболда Шиллига. 1515 г.

В Шафхаузене центром движения был округ Галлау, крестьяне которого под влиянием анабаптистских проповедников потребовали отмены крепостничества, барщины и всяких поборов. В Санкт-Галлене наиболее активные выступления крестьян произошли в Виле, Ломмисвиле и других общинах. Восстали крестьяне фогтства Дорнах, подвластного кантону Золотурн.

Активное крестьянское движение развернулось в фогтствах кантона Базель: Листале, Варнсперге, Вальденбурге, Гомбурге, Бреттельне и др. В начале мая 1525г. крестьяне этих фогтств потребовали введения реформационного вероисповедания, отмены малой десятины, упразднения крепостничества, снижения налогов и пошлин, свободы рыболовства и охоты, запрещения военного наёмничества, «за которое один получает деньги, а другие лишь удары мечами».

Крестьяне не были одиноки в своей борьбе. Почти повсеместно они находили поддержку со стороны городского плебса. В Цюрихе выступила радикально-плебейская оппозиция, выставившая требования раздела имуществ, отмены налогов и роспуска всех властей — церковных и светских. Эта оппозиция активно поддерживала требования крестьян. Против анабаптистов начались жестокие гонения. Некоторые из них, бежав из города, примкнули к крестьянским отрядам и играли в них роль вожаков и организаторов движения.

В Шафхаузене в крестьянском движении активное участие принимал союз виноградарей, члены которого на арендных началах занимались обработкой монастырских виноградников, расположенных в окрестностях города.

Сильное брожение среди цеховых подмастерьев и городского плебса отмечалось весной 1525 г. в Базеле. Здесь имели место тайные сборища подмастерьев различных цехов. На одной из этих ночных сходок была намечена следующая программа действий: установить связь с восставшими крестьянами фогтств, подвергнуть разгрому дома католических священников и монастыри, поднять восстание и свергнуть магистрат. Участники заговора были, однако, вскоре арестованы, а в городе начались жестокие преследования цеховых подмастерьев. Одновременно цехам, как корпорациям мастеров, был сделан ряд уступок.

В Шафхаузене, Тургау и Базеле движение крестьян и городского плебса было тесно связано с Крестьянской войной в Германии. Большое число базельских ремесленников и крестьян примкнуло к немецким крестьянским отрядам, сражавшимся против князей в Эльзасе и в Южном Шварцвальде.

Отношение кантональных властей к этим событиям не было одинаковым. Лесные, католические кантоны решительно и открыто выступили против восставших крестьян. Они поставили сильные заслоны в горных проходах и на перевалах с целью не допустить объединённых действий швейцарских и немецких крестьян. Одновременно они активно посредничали между восставшими немецкими крестьянами и князьями. Практически это посредничество помогало немецким князьям выиграть время и собрать силы для разгрома крестьян.

Городским кантонам приходилось применять более сложную тактику. С одной стороны, города помогали распространению реформации в своей сельской округе, в католических кантонах и в совместно управляемых фогтствах, стремились подорвать позиции дворян и монастырского землевладения, давая некоторые поблажки зависимым от них крестьянам. Всё это способствовало росту антифеодальных выступлений крестьян. Но, с другой стороны, города в качестве коллективных сеньоров сами эксплуатировали зависимых крестьян фогтств и муниципальных земель и всех крестьян кантона вообще — посредством городских пошлин, монополий и т. п. Города совсем не были склонны поступиться этими своими привилегиями. Поэтому города, опираясь на крестьянскую верхушку, проводили тактику мелких уступок, проволочек и раскола крестьянского движения, выжидая, чем кончится дело в Германии. Как и лесные кантоны, города также посредничали между князьями я восставшими немецкими крестьянами, стремясь отодвинуть пламя войны от своих рубежей.

Поражение Крестьянской войны в Германии послужило сигналом к энергичному наступлению на швейцарских крестьян со стороны властей всех кантонов. Католические кантоны подавили крестьянские выступления в фогтствах и восстановили в них католицизм. Городские кантоны взяли обратно многие из сделанных ранее уступок, хотя и пошли на некоторые послабления крестьянам: были отменены крепостная зависимость крестьян на церковных землях (подвергшихся ранее секуляризации), малая десятина, церковная юрисдикция, снижены некоторые пошлины и налога, частично восстановлена свобода охоты и рыболовства.

Однако над крестьянами по-прежнему тяготели обременительные феодальные поборы, барщина, разорительные городские налоги и монополии. Общинные земли оставались во владении привилегированной верхушки сельских общин. Бросив некоторые подачки, власти городских кантонов обрушили репрессии на анабаптистов, активных участников и руководителей крестьянско-плебейского движения и на тех, кто принял участие в Крестьянской войне в Германии.

Итоги цвинглианской реформации в Швейцарии

Поражение революционного крестьянско-плебейского движения сильно сузило социальную базу цвйнглианской реформации и в значительной степени предопределило её провинциальную ограниченность.

Это сказалось, однако, не сразу. Последующие несколько лет ознаменовались довольно крупными успехами цвинглианской реформации в Швейцарии. В 1528 г. она была официально проведена в Берне, а затем в Базеле, Санкт-Галлене, Гларусе и Шафхаузене. Протестантские кантоны создали особую организацию внутри конфедерации и стали проводить согласованную политику.

Окрылённые этими успехами сторонники Цвингли уже готовились приступить к объединению Швейцарии под главенством Цюриха. Однако эти планы цвинглианцев, лишившихся поддержки народных масс, встретили враждебное отношение со стороны лесных кантонов и недоверчивое — со стороны Берна, который опасался чрезмерного усиления Цюриха. В 1531 г. дело дошло до открытого военного столкновения Цюриха с пятью лесными кантонами. Цюрих вступил в войну неподготовленным и расколотым на враждебные группировки. Битва при Каппеле в 1531 г. закончилась полным военным поражением Цюриха. В бою пал и сам Цвингли.

После этого союз протестантских кантонов распался, а проповедь цвинглианства в кантонах, оставшихся католическими, была воспрещена. Решение вопроса о национальном объединении и укреплении национальной общности страны задержалось на целые столетия.

Центр реформационной деятельности переместился в Женеву.

Женева перед реформацией

Союзная земля кантонов Берна и Фрибура — Женева представляла собой город со сравнительно небольшой сельской округой, расположенный близ французской границы. Присоединению Женевы к конфедерации предшествовала борьба широких слоев городского населения против дворянской партии, стремившейся сохранить власть над Женевой герцога Савойского и сеньора города — епископа женевского.

Расположенная на пересечении торговых путей, шедших из Франции и Нидерландов в Италию, Женева была довольно значительным пунктом транзитной торговли и кредитно-банковских операций. Развитые в ней ювелирное, меховое, суконное и обувное производства основывались на мелком самостоятельном ремесле и представляли собой удобное поле деятельности для скупщиков и торговцев. Цеховых -организаций в Женеве не было.

Эти условия и относительно свободный внутригородской режим сделали Женеву притягательным центром для предприимчивых элементов итальянских и французских городов, покидавших родину из-за экономических стеснений или религиозных преследований.

Оживлённая экономическая жизнь города отражалась и на сельской округе, которая вовлекалась в торговые связи. В отличие от коренных швейцарских кантонов в Женевской сельской округе не было ни крепкой марковой организации, ни преобладающей прослойки свободного крестьянства. Освобождение крестьян от личной зависимости здесь было проведено лишь в ходе реформации 30—40-х годов XVI в.

В это время в Женеве произошли изменения в расстановке классовых сил. Значительное число дворян покинуло город. Основная часть бюргерства, патрициат и оставшаяся часть дворянства утратили своё господствующее положение в магистрате. В нём получили преобладание «новые горожане», состоявшие в значительной части из поселившихся здесь в недавнее время итальянцев и французов. Перевес получили слои бюргерства, связанные с развивающимися капиталистическими отношениями. Создались благоприятные условия для торжества реформации.

Жан Кальвин и его учение

Жан Кальвин, создатель нового направления в протестантизме, родился в 1509 г. в семье епископского секретаря города Нуайона в Северной Франции. Отец готовил его к карьере юриста, направив с этой целью учиться на славившийся в то время юридический факультет Буржского университета. Наряду с правом Кальвин изучал философию и примкнул к гуманистическому течению. По окончании обучения Кальвин занимался преподавательской и литературной деятельностью, Несколько лет он прожил в Париже, где, по-видимому, в 1534 г. перешёл в протестантизм. Он примыкал к наиболее радикальным кругам французских протестантов и в дальнейшем развил их представления и идеи в своём реформационном учении. В связи с гонениями на протестантов Кальвин эмигрировал в Германию, а в 1536 г. переехал в Женеву, которая в ту пору являлась убежищем для протестантов, особенно французов.

Жан Кальвин. Гравюра 1562 г.
Жан Кальвин. Гравюра 1562 г.

В этом же году в Базеле вышла в свет его главная работа «Наставление в христианской вере». Эта книга, неоднократно впоследствии дорабатывавшаяся и переиздававшаяся, содержала основные положения кальвинизма.

Учение Кальвина было заострено, с одной стороны, против католицизма, с другой — против течений народной реформации, представителей которых он обвинял в полном безбожии и материализме. Одним из главных догматов Кальвина являлось учение о божественном предопределении. У Кальвина оно получило формулировку учения об абсолютном предопределении. Бог, утверждал Кальвин, заранее определил одних людей к спасению и блаженству в потустороннем мире, других — к погибели. Предначертания бога неизвестны людям, и люди бессильны изменить их своими поступками. Вера в бога и благочестие человека не зависят от его воли, так как, согласно учению Кальвина, само стремление человека совершать поступки, гарантирующие его спасение, есть не что иное, как действие в нём божества, предызбравшего его к спасению. Люди могут лишь догадываться об уготовленной им участи по тому, как складывается их жизнь на земле. Если они преуспевают в своей профессиональной деятельности (т. е. в той деятельности, которая им предначертана богом), если они добродетельны, набожны, трудолюбивы и покорны властям, установленным богом, это служит внешним показателем благоволения к ним бога.

Эта часть кальвиновской доктрины была в своей развитой форме окончательно сформулирована уже преемниками и последователями Кальвина и получила название учения о «мирском призвании» и «мирском аскетизме». Истинный кальвинист должен целиком отдаваться своей профессиональной деятельности, пренебрегать комфортом, презирать наслаждения и расточительность, копить каждый грош и быть бережливым и рачительным хозяином. Если перед человеком возникает возможность посредством своей профессиональной деятельности получить большой доход, и он откажется от использования такой возможности, он совершит греховный поступок.

В этих догматических положениях кальвинизма в искажённом, фантастическом виде отражались реальные экономические и социальные потребности нарождавшейся молодой хищной буржуазии периода первоначального накопления: её преклонение перед стихийными законами рыночных отношений и властью денег, скопидомство и жажда наживы.

Оценивая социальное значение кальвиновской теории предопределения, Ф. Энгельс писал: «Его учение о предопределении было религиозным выражением того факта, что в мире торговли и конкуренции удача или банкротство зависят не от деятельности или искусства отдельных лиц, а от обстоятельств, от них не зависящих. «Определяет не воля или действия какого-либо отдельного человека, а милосердие» могущественных, но неведомых экономических сил. И это было особенно верно во время экономического переворота, когда все старые торговые пути и торговые центры вытеснялись новыми, когда были открыты Америка и Индия, когда даже издревле почитаемый экономический символ веры — ценность золота и серeбра — пошатнулся и потерпел крушение».( Ф. Энгельс, Развитие социализма от утопии к науке, К. Маркс и Ф. Энгельс, Избранные произведения, т. II, М. 1955, стр. 94. )

Из теории предопределения вытекали и другие следствия. В свете её положений теряли своё значение благородство происхождения и сословные привилегии класса феодалов, ибо не ими определялись предызбранность и спасение. Следовательно, буржуазия получала религиозное обоснование своих прав на руководящее положение в политической жизни общества в качестве наиболее преуспевающей его части.

Кальвинизм был в то же время весьма гибкой идеологической формой воздействия на массы. Беднякам кальвинистские проповедники внушали, что, усердно работая на хозяина, ведя благочестивый и смиренный образ жизни, они достигнут успеха и заслужат благоволение божие.

Кальвинистская церковь

Первоначально Кальвин отрицал необходимость создания особой церковной организации. Тем не менее потребности ведения борьбы, с одной стороны, против усиливающегося натиска контрреформации, бейских ересей, в частности анабаптизма, заставили Кальвина признать необходимость такой организации. Однако если католическая церковь в соответствия с социально-политической структурой феодального общества была организована по монархическому принципу, со строгим иерархическим подчинением низших служителей высшим, то кальвинистская церковь строилась на республиканских основах.

Во главе церковной кальвинистской общины стояли старшины (пресвитеры), которые избирались из светских членов общины (как правило, наиболее богатых), и проповедники, произносившие проповеди религиозно-нравственного содержания. Они не имели специального священнического сана. Эго была их служебная обязанность (по латыни — ministerium), отсюда их название — министры.

Пресвитеры и министры в своей совокупности составляли консисторию, которая в Швейцарии ведала религиозной жизнью общины, рассматривая все дела, связанные с проступками членов общины против религии и морали. Позднее в других странах Европы консистории стали управлять всеми делами общины в целом.

Вопросы, касающиеся догматов кальвинизма, обсуждались на особых собраниях министров — конгрегациях. Впоследствии конгрегации превратились в местные и общенациональные съезды представителей общин — синоды, задачей которых было бороться с ересями и охранять единство культа и вероучения.

Такая организация кальвинистской церкви придала ей исключительную сплочённость, гибкость и боеспособность.

Политические взгляды Кальвина

Острая социально-политическая борьба угнетённых народных масс в Германии, отзвуки её в Швейцарии, опыт Цвингли и Лютера показали Кальвину, сколь опасно без всяких оговорок взывать к Евангелию и идеям раннего христианства, которые угнетённые массы понимали и толковали по-своему, усматривая в них обоснование своим требованиям. Поэтому Кальвин очень осторожно подходит к трактовке проблем государства и социально-политического устройства общества.

Кальвин порицал князей, монархов и феодалов за их насилия, произвол. Он утверждал, что если государь и правительство устанавливают тиранический режим, попирают божеские законы и оскорбляют церковь, то рано или поздно они испытают на себе карающую десницу божью, орудием которой могут стать их собственные подданные. Но в то же время Кальвин всякое государственное устройство и власть, в том числе и феодальную абсолютную монархию, объявлял божественными. Право сопротивления тирании он признавал лишь за подчинёнными органами власти, церковью и представительными учреждениями, например Генеральными штатами. При этом сначала должны быть исчерпаны легальные формы борьбы и пассивное сопротивление; лишь в исключительном случае допустимо открытое неповиновение и свержение тирании.

Демократию Кальвин считал «наихудшей формой правления». Все свои симпатии он отдавал аристократической форме правления, т. е. по существу олигархии. Как компромиссное решение он допускал её сочетание с «умеренной демократией».

В соответствии с этими взглядами Кальвина власть в Женеве всё больше и больше сосредоточивалась в руках узкой гpуппы лиц. Когда же кальвинизм вышел на широкую общеевропейскую арену и стал идеологическим знаменем ранних буржуазных революций, вопрос о характере политической и церковной организации решался по-разному, в зависимости от конкретной расстановки классовых сил и местных условий.

Жестоко ненавидел и преследовал Кальвин крестьянско-плебейскую ересь — анабаптизм. Требование крайних анабаптистов об установлении общности имуществ и отрицание ими властей он оценивал как «присвоение чужого» и «возмутительную дикость» .

В то же время Кальвин оправдывал взимание процента и ростовщичество, считал закономерным существование самой жестокой формы эксплуатации человека человеком — рабства, которое стало получать всё более широкое применение в колониях.

Кальвинизм сложился, таким образом, в стройную и последовательную систему взглядов буржуазии эпохи первоначального накопления.

Осуществление кальвинистской реформации в Женеве

Когда в 1536 г. Кальвин прибыл в Женеву, там уже была проведена реформация в цвинглианском духе: отменены месса, иконопочитание, продажа индульгенций, реформировались церковное богослужение и сами церковные учреждения. Военное наёмничество было запрещено. В городе кипела острая социальная борьба. На религиозных диспутах перевес оставался на стороне анабаптистов. Произошли выступления городского плебса, сопровождавшиеся погромами католических церквей и монастырей. Магистрат запретил церковные диспуты, начал преследовать анабаптистов и круто расправляться с выступлениями городского плебса.

Однако реформация утвердилась не сразу. Мероприятия, проведённые Кальвином и его сторонниками, вызвали столь сильное противодействие, что в 1538 г. руководители реформационной партии, в их числе и Кальвин, вынуждены были бежать из Женевы Правда, в 1540 г. реформационная партия окончательно одержала верх. По приглашению магистрата Кальвин в 1541 г. возвратился в Женеву и остался там до конца своей жизни (1564 г.).

В Женеве была создана консистория, фактически подчинившая себе светскую власть и учредившая придирчивый полицейский надзор за поведением и жизнью горожан. Всем вменялось в обязанность посещение церковной службы, были запрещены танцы, игры, песни и ношение нарядных платьев. За нарушение этих правил, за леность и чревоугодие виновные привлекались к суду и подвергались наказаниям.

Это было временем наивысшего могущества Кальвина, когда и женевская церковь и магистрат полностью склонялись перед его авторитетом.

Кальвинистская консистория столь же нетерпимо, как и католическая церковь, относилась ко всякому проявлению инакомыслия, особенно если имела место оппозиция народных масс (в частности, анабаптизм). Недаром Женева слыла протестантским Римом, а Кальвина нередко называли женевским папой. Анабаптистов либо высылали из города, либо казнили. В 1553 г. Кальвин лично добился ареста и осуждения случайно оказавшегося в Женеве крупного испанского учёного-гуманиста Сервета, естествоиспытателя и анатома, близко подошедшего к открытию кровообращения. Сервет «осмеливался» критиковать в своих книгах кальвинистские догматы и поддерживал связь с анабаптистами. Сожжение Сервета, вызвавшее недовольство в кругах образованного общества, побудило Кальвина опубликовать специальный трактат, где он «обосновывал» право церкви истреблять вероотступников. «Бог,— заявлял Кальвин, — не щадит целые народы; он велит до основания разрушать города и уничтожать следы их; мало того, он приказывает ставить трофеи победы в знак проклятья, чтобы зараза не охватила остальной земли».

Историческое значение кальвинизма

Реформационное движение в Швейцарии было частью того социально-политического и идеологического движения, которым было охвачено в той или иной мере большинство европейских стран в XVI в.

Историческое значение двух реформационных течений, исходивших из Швейцарии, не было одинаковым. Цвинглианство было порождено чисто местными условиями жизни городских кантонов и не вышло в основном за их пределы; оно утратило первоначальный боевой дух, превратилось в типично бюргерскую реформацию и погрязло в провинциальной узости и рутине. Такой его эволюции способствовало и то обстоятельство, что после перемещения торговых путей процветавшие ранее швейцарские города во второй половине XVI в. пришли в упадок.

Иным было историческое значение кальвинизма, который вышел на широкую европейскую арену и получил особенное распространение в странах, где успешно развивался капитализм. Кальвинизм дал в руки поднимающегося класса буржуазии такие религиозно-философские и политические идеи, которые стали идеологией самой смелой части буржуазии мануфактурного периода. Под знаменем кальвинизма совершилась Нидерландская буржуазная революция XVI в. «В кальвинизме нашло себе готовую боевую теорию второе (после Реформации и Крестьянской войны в Германии. — Ред.) крупное восстание буржуазии» ( Ф. Энгельс, Развитие социализма от утопии к науке, Введение к английскому изданию, К. Маркс и Ф. Энгельс, Избранные произведения, т. II, 1955, стр. 95. ) — английская буржуазная революция XVII в.

Вместе с тем организационные формы кальвинистской церкви сделали кальвинизм приемлемым не только для буржуазии, но и для реакционных феодальных клик некоторых стран Европы того времени. Отодвигая на задний план социально-этические и философские догмы кальвинизма, они использовали его республиканизм и организационные принципы для сплочения феодальной оппозиции укрепляющемуся королевскому абсолютизму. Так действовали во время «религиозных войн» во Франции дворянские, или «политические», гугеноты, которых современники отделяли от гугенотов «религиозных», выходцев из буржуазии и городского плебса. Такими же соображениями (наряду со стремлением к секуляризации церковных имуществ) руководствовались некоторые князья Германии и реакционно-феодальные клики венгерского и шотландского дворянства, становившиеся под знамя кальвинизма.

2. Феодальная реакция и контрреформация в Европе

Предпосылки контрреформации

Несмотря на то, что феодализму в Европе в XVI в. были нанесены мощные удары, силы феодальной реакции были ещё очень значительны и феодальный строй на изжил себя. Поэтому после первых доражений, понесённых от буржуазной реформации и крестьянско-плебейских восстаний, силы феодальной реакции с 40-х годов XVI в. переходят в наступление. В ряде случаев реакционные группировки феодального дворянства, используя специфические черты лютеранства и кальвинизма, сумели приспособить их к своим планам борьбы против укреплявшегося абсолютизма. В других случаях абсолютная монархия стремилась использовать в интересах феодального государства отдельные стороны реформации. Таков был смысл галликанской реформы церкви во Франции, королевской реформации в Англии. Наиболее реакционные силы стремились к восстановлению и усилению авторитета папства и католической церкви.

Католическая церковь, оправившись и укрепив свою организацию при помощи новых методов, частично заимствованных у самой реформации, развернула упорную и многостороннюю борьбу, целью которой было любыми средствами вернуть в «единоспасающее лоно» католической церкви перешедших в протестантизм. Эта политика католической церкви, получившая название контрреформации, нашла своё наиболее яркое выражение в деятельности ордена иезуитов и в мероприятиях католической церкви, проведённых на основании решений Тридентского собора.

Орден иезуитов

Орден иезуитов сыграл крупную роль в борьбе феодально-католической реакции против всех прогрессивных сил и передовых идей. На примере деятельности ордена иезуитов особенно выпукло вырисовываются те методы, к которым прибегала в изменившихся условиях католическая церковь ради укрепления отживающего феодализма.

Основателем ордена иезуитов («Общества Иисуса») был испанский дворянин средней руки Игнатий Лойола (1491—1556). Лишившись из-за тяжёлого ранения возможности служить в королевских войсках, Лойола, являвшийся ярым реакционером и католическим фанатиком, решил посвятить себя «служению Иисусу» и борьбе с еретиками. После многолетнего изучения богословия сначала в Саламанкском университете, а затем в Сорбонне Лойола написал книгу под названием «Духовные упражнения», в которой излагались организационно-программные принципы «Общества Иисуса». Деятельность этого общества началась практически с 1534 г., но официально орден иезуитов был учреждён в 1540 г., когда он был утверждён римским папой. В дальнейшем он неизменно поддерживал тесную связь с папством.

Лойола был первым руководителем (генералом) ордена и создателем его устава. В ордене господствовала строжайшая дисциплина. Формально высшим органом власти у иезуитов являлась генеральная конгрегация, состоявшая из высших сановников ордена, но фактически вся власть была сосредоточена в руках генерала, при котором имелся совет в составе шести человек с совещательными правами. Иезуиты разделили весь мир на особые районы, называвшиеся провинциями, которые, как правило, включали не одну, а несколько стран. Деятельностью иезуитов в провинциях руководили провинциалы, имевшие при себе совещательные коллегии. Члены ордена, хотя и давали, как все монахи, обет послушания, целомудрия и нестяжательства, жили в отличие от монахов не в тиши монастырских обителей, а в миру. Их главной обязанностью было находиться в центре общественной жизни и оказывать на неё своё влияние, как того требовали интересы католической церкви и директивы руководителей ордена. Подчинённый «должен предоставить провидению, в лице своих начальников, так управлять собою, как если бы он был трупом», — таково было основное требование, предъявлявшееся к каждому иезуиту.

Главными направлениями реакционной деятельности иезуитов были: воспитание в духе догматов католической церкви подрастающего поколения, проникновение во все слои общества и преимущественно в правящие его сферы с целью их подчинения воле и целям ордена и католической церкви, осуществление планов папской политики, борьба с ересями и распространение католицизма. В дальнейшем одной из основных целей стало обеспечение материального преуспевания ордена. Фанатические, пронырливые, обладавшие змеиной изворотливостью иезуиты проникали в великосветские салоны, во дворцы коронованных особ, потакали их слабостям и порокам, опутывали их сетью интриг и, подчинив своей воле, превращали в послушных исполнителей политики ордена и папства. Для иезуита не существовало никаких религиозных преград, когда дело касалось интересов ордена или исполнения его приказаний. Он не должен был останавливаться перед совершением «смертного греха», если того требовал начальник. Хитросплетением софистических и формальнологических словесных комбинаций он должен был уметь оправдать любой, самый отвратительный и аморальный поступок или действие, если конечный их результат соответствовал интересам ордена. Иезуитские школы, исповедь, ухаживание за больными, интриги, провокации, преступления — всё преследовало цели «уловления душ». Подобные же методы применялись иезуитами, чтобы использовать набожность, невежество или пороки своих «агнцев» для овладения их имуществом.

Иезуиты проникали и в самую толщу обездоленных и угнетённых народных масс, выслеживали и выдавали инквизиции еретиков и «бунтовщиков». Они убеждали бедный люд в божественной предустановленности существующих порядков, в необходимости покорности и смирения, в «тщете и суетности» всего мирского.

Тридентский собор и папство

Успехи Реформации показали, что католическая церковь должна сама провести некоторые внутренние реформы и перестроить свою организацию, если она желает сохранить свою былую роль в христианском мире. Вместе с тем папская курия опасалась, что всякая более или менее серьёзная перестройка католической церкви может привести к торжеству реформационных идей, особенно в обстановке, когда даже некоторые крупные церковные феодалы склонны были признать отдельные догматы реформации. Для папства речь могла идти только о некоторых половинчатых реформах, не затрагивающих основных догматических и организационных принципов католической церкви. Церковные власти стали решительно пресекать нарушения духовенством правил отправления культа и папских предписаний — декреталий. Они укрепляли богословские факультеты университетов и церковные школы, в Риме был создан центральный инквизиционный трибунал, который стал главным учреждением по борьбе с вероотступничеством. Застенки инквизиции заполнились тысячами жертв, которые подвергались чудовищным пыткам с целью вынудить «признание» в ереси или отречение от неё. Был составлен «индекс запрещённых книг».

Большое значение в этих реакционных мероприятиях католической церкви имел Тридентский собор (т. е. церковный собор в городе Триденте, или Тренто), заседавший с перерывами с 1545 по 1563 г. Решающее значение имела его последняя, третья сессия, длившаяся с января 1562 г. по декабрь 1563 г.

Энергичная поддержка, оказанная папству со стороны окрепшего ордена иезуитов, определила на соборе перевес самых реакционных группировок католической партии, не склонных ни к какому компромиссу с протестантизмом.

Собор отверг все попытки отдельных его участников внести какие-либо существенные изменения в догматы или организационные принципы католической церкви. На соборе были преданы анафеме все сочинения протестантов и их учения. Иезуиты яростно отстаивали принцип верховенства папы над епископами, собором и светскими властями и положение о непогрешимости папы, когда он с кафедры даёт толкование вопросам веры.( Этот догмат о непогрешимости папы был принят, однако, официально лишь на Ватиканском соборе 1869—1870 гг., также под давлением иезуитов.)

Последствия феодальной реакция и контрреформации в Европе

Контрреформация, т. е. контрнаступление католической церкви на Реформацию, была лишь частью того общего наступления, которое организовала феодально-католическая реакция в Европе в середине XVI в. против выступивших в это время на историческую арену прогрессивных сил. В борьбе нового со старым, отживающим феодальным строем католическая церковь была целиком и полностью на стороне последнего. Она не только обосновывала идеологически господство вступившего уже в стадию своего разложения феодального строя, но и физически истребляла его противников при помощи своих инквизиционных трибуналов.

Вторая половина XVI в. ознаменовалась временными успехами феодальной реакции и контрреформации, что оказало резко отрицательное влияние на рост производительных сил, буржуазных производственных отношений, национальное и культурное развитие Польши, Чехии, Италии, Испании и некоторых других государств, в которых утвердилась реакция. Все средства католическая церковь употребила на то, чтобы искоренить из сознания народов идеи социального прогресса, идеи борьбы против всякого рода угнетения — социального, политического, национального.

Но успехи феодальной реакции были временными и непрочными. В Европе росли и накапливались новые силы, готовившиеся нанести ещё более сокрушительные удары по феодальной реакции и католической церкви.

назад содержание далее



Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2015
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'