история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Чудо шейха

Я купил в Найсабуре гулама-тюрка, шейх увидел его со мной и сказал мне: «Этот гулам не подходит тебе, продай его». - «Хорошо», - ответил я и назавтра продал его одному купцу.

Простившись с шейхом, я уехал. А когда остановился в городе Бистам, один из моих друзей написал мне из Найсабура и сообщил, что тот гулам убил одного тюркского мальчика, за что и был убит сам. Это было явное чудо этого шейха, да будет Аллах доволен им!

Из Найсабура я направился в город Бистам, откуда происходит знаменитый суфий (Араб. ариф - букв, «знающий». Один из суфийских терминов, происхождение которого идет от греческого слова «гностик» («гносис» - марифа). Мы переводим «суфий».) шейх Абу Йазид алБистами (Абу йазид (Байазид) Тайфур ибн Иса, родился в Бистаме, один из самых известных суфиев IX в. О его жизни известно очень мало, но он был героем множества легенд. Таким образом, его биография имеет в основном легендарный характер. Известно, что Байазид подвергался преследованиям со стороны ортодоксальных суннитов, был в изгнании, большую часть жизни провел в Бистаме, где вел аскетический образ жизни. Он - основатель суфийского ордена тайфуриййа. Умер в 847 г. В 1313 г. по приказу монгольского султана Улджайту над могилой Байазида был возведен мавзолей. До нас дошли «Откровения» Байазида, в которых в форме мистических изречений излагается путь совершенствования суфия «тарика». (О нем см. [166]).), да будет Аллах доволен им! В этом городе находится его могила. Его останки покоятся в одном мавзолее с останками одного из сыновей Джафар ас-Садика, да будет Аллах доволен им! В Бистаме также находится могила благочестивого шейха, святого Абу-л-Хасана ал-Хараккани.

Я остановился в этом городе в завии шейха Абу Йазида ал-Бистами, да будет Аллах доволен им! Затем из этого города я отправился по дороге Хиндхира к Баглану и Кундусу, а Кундус - это деревня, где живут шейхи и благочестивые люди и где находятся сады и каналы. Мы расположились в Кундусе на берегу реки, в завии одного шейха из факиров, уроженца Египта, по прозвищу Шир-и Сийах, что означает «черный лев». Здесь нас принял наместник этих земель. Он был уроженцем Мосула. Его дом расположен в большом саду, находящемся там. Мы провели около сорока дней вблизи этой деревни, чтобы подкормить наших верблюдов и лошадей, так как там имеются хорошие пастоища и много свежей травы. Жизнь там совершенно безопасна благодаря суровым наказаниям, введенным эмиром Бурунтаем. Как мы говорили выше, наказание, установленное тюрками для тех, кто украдет лошадь, состоит в том, что они заставляют вора возвратить украденную лошадь и девять в придачу. Если он их не имеет, уводят его детей. А если он не имеет и детей, то его режут, как барана. Люди оставляют свой скот и коней без пастуха, поставив каждый свое клеймо на ногах коней. Мы тоже так делали в этой стране. Случилось так, что мы приступили к розыску наших лошадей через десять дней после нашего прибытия в эту местность и не доискались трех. Но через полмесяца татары привели их к нашему жилищу, опасаясь подвергнуться наказанию. Мы привязывали каждую ночь двух коней напротив наших шатров, чтобы пользоваться ими ночью при необходимости. Однажды ночью мы потеряли этих двух лошадей. Мы уехали оттуда, но по истечении двадцати двух дней нам их привели, когда мы были уже в пути.

Другой причиной нашей задержки была боязнь снега. Ведь на нашем пути были горы, называемые Хиндукуш, это значит «убийца индусов», так как многие рабы и рабыни при доставке из стран Индии умирали на этих горах вследствие жестокого холода и обилия снега. Они простираются на расстояние целого дня перехода. Мы ожидали наступления тепла. Мы начали переход через эти горы перед рассветом и шли до самого вечера. Мы расстилали куски войлока перед верблюдами, чтобы они не тонули в снегу. После этого мы прибыли в местность, называемую Андараб. Здесь когда-то существовал город, следы которого стерлись («Следы которого стерлись...» Очевидно, это выражение принадлежит Ибн Джузайну, поскольку представляет собой обычную формулу, применявшуюся еще в доисламской поэзии (следы жилища возлюбленной) и перешедшую в средневековую арабскую поэзию. Говоря о Бухаре, Ибн Баттута постоянно употребляет «разговорное» слово хараб. Выражение «следы которого стерлись», относящееся к другому стилю, привычному для Ибн Джузаййа, очевидно, употреблено им так же, как и элементы рифмованной прозы.). Мы расположились в большом селении, где находится завия одного из достойных мужей, по имени Мухаммад ал-Махрави, который дал нам приют. Он обращался с нами уважительно, и, когда мы после еды мыли руки, он отпил воду, которой мы мылись, чтобы показать свое почтение к нам. Он нас сопровождал до вершины вышеупомянутого хребта Хиндукуш. Мы нашли на вершине этого хребта источник горячей воды и умылись в нем, но кожа у нас на лице потрескалась, и мы очень страдали от этого. Затем мы остановились в местности, называемой Пандж-хир. Пандж означает «пять» и хир - «гора», т. е. Пандж-хир значит «Пять гор». Там был когда-то красивый и густонаселенный город на берегу большой реки с водой синей, как в море. Она течет с гор Бадахшана, где находят яхонты, которые называются в народе ал-балахш. Чингиз, царь татар, разрушил этот город, и после этого он еще не оправился. В этом городе находится гробница шейха Сайда ал-Макки, которого народ почитает.

Затем мы прибыли к горе Бешай, где находится завия праведного шейха Ата-Аулийа. Ата значит по-тюркски «отец», а аулийа - арабское слово; имя Ата-Аулийа означает «отец святых». Его называют также Сисадсале. Сисад означает по-персидски «триста», а сале - «год». Они утверждают, что этому шейху триста пятьдесят лет. Они его очень почитают. К нему приходят жители городов и селений на поклонение. Его навещают также султаны и хатун. Он принял нас с уважением и угостил нас; мы расположились на берегу реки, около его завии, а затем зашли к нему. Я его приветствовал, и он меня обнял; его кожа была гладкой, я не видел более мягкой кожи, чем у него. Кто увидит его, подумает, что ему пятьдесят лет. Мне рассказали, что через каждые сто лет у него вырастают новые волосы и зубы и что он видел Абу Рухма, могила которого находится в Мултане в Синде. Я его попросил рассказать какое-либо предание, и он мне привел множество историй, и тогда я усомнился в нем, но лишь один Аллах ведает истину. Затем мы отправились в Барузан (Парван). Там я встретил эмира Бурунтая, который принял меня очень ласково и обращался с уважением. Он написал своим наместникам в Газну, чтобы те приняли меня достойно. О нем и о дарованном ему могучем сложении мы уже рассказывали. Его окружали шейхи и суфии, которые жили в завиях.

Далее мы отправились в Чарх. Это большое селение, где много садов и хорошие фрукты. Было лето, и там было много суфиев и учеников-Оогословов. Здесь мы совершили пятничную молитву. Эмир этой местности Мухаммад ал-Чархи принял нас. Потом я снова встретился с ним в Индии.

Затем мы отправились в Газну, бывшую столицу борца за веру султана Махмуда ибн Сабуктегина (Речь идет о Махмуде Газнави (998-1030) - газнийском султане-завоевателе. Его отец Сабуктегин был гуламом Саманидов, затем стал главой тюркских войск, отложился от Саманидов и основал самостоятельное государство. Махмуд, сын Сабуктегина, захватил Афганистан, Пенджаб, часть Средней Азии и Ирана. Под предлогом «священной войны» Махмуд подвергал опустошительным нападениям Северную Индию и соседние государства.), имя которого прославлено. Он был одним из знаменитых султанов, которого называли Йамин ад-Даула. Он много раз нападал на Индию, завоевывал города и крепости. Большая часть города Газны разрушена, от него осталось лишь немного, а был это большой город. Здесь бывают такие сильные морозы, что жители города с наступлением холода переселяются в город ал-Кандахар. Это большой и богатый город, но я не был там. Он расположен в трех днях пути от Газны. Мы остановились возле Газны в селении на берегу реки, у подножия крепости. Эмир города Марзак-ага принял нас с почетом. Марзак означает «маленький», а ага означает «знатного рода».

Далее мы отправились в Кабул; это был некогда большой город, но сейчас это селение, где живет племя из персов, которых называют афганцами; они владеют городами и перевалами и обладают большим могуществом; большая часть афганцев - разбойники. Их самая большая гора называется Кух-и Сулайман. Рассказывают, что пророк Сулайман - мир ему! - взошел на эту гору и смотрел с ее вершины на Индию, которая была покрыта мраком. Он вернулся, не заходя в эту страну, и гора была названа его именем. На этой горе живет царь афганцев.

В Кабуле находится завия шейха Исмаила ал-Афгани, ученика шейха Аббаса, одного из главных святых. Из Кабула мы пошли в Кармаш (?). Это крепость, расположенная между двумя горами, где живут афганцы. Когда мы проезжали ее, афганцы, находившиеся у подножия горы, напали на нас. Мы пускали в них стрелы, и они обратились в бегство. Наш караван сопровождала небольшая охрана, а у них было около четырех тысяч лошадей. А у меня были верблюды, из-за которых я отстал от каравана. Со мной была группа людей, среди которых были афганцы. Мы бросили часть продовольствия, а также оставили вьюки верблюдов, которые были утомлены в дороге. Мои люди вернулись за ними на следующий день и погрузили вьюки на лошадей.

Мы присоединились к каравану после вечерней молитвы и провели ночь в местности Шашнагар. Это последнее населенное место на границе страны тюрков, откуда мы вошли в большую пустыню. Этот путь можно проделать за 15 дней, а путешествуют здесь только в одно время, когда в странах Синда "и Индии пройдет период дождей, что приходится на начало июля (В тексте «йулиу» - июль. Название месяца июля по юлианскому календарю, распространенному в Магрибе с римских времен.). В этой пустыне дует смертоносный ветер самум, от которого тело так загнивает, что, когда человек умирает, у него отваливаются руки и ноги. Мы говорили уже, что этот ветер дует также в пустыне между Хормузом и Ширазом. Перед нами шел большой караван, в котором был кади Термеза Худаванд-заде. У них пало множество верблюдов и лошадей, однако наш караван, слава Аллаху Всевышнему, добрался целым до Пенджаба, то есть до реки Синда. Пандж означает «пять», а аб - «вода», так что значение этого названия «пять вод» (пять рек). Они впадают в большую реку и орошают эти области, о чем мы расскажем, если захочет Аллах Всевышний.

Подошли мы к этой реке в последний день месяца зу-л-хиджжа. Той ночью взошла над нами луна месяца мухаррам 734 года (1333 г. н. э.). Отсюда осведомители написали о нас в Индию и изложили царю Индии все, что нас касалось. Здесь заканчивается рассказ об этом путешествии, хвала Аллаху, господу миров!

Ибн Баттута о Средней Азии
Ибн Баттута о Средней Азии

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Туры по Камчатке.








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'