история







разделы



назад содержание далее

«Битва за Англию»

Особенностью германской стратегии было отсутствие долгосрочного планирования. Трофейные германские документы не оставляют сомнения, что до завершения кампании против Франции гитлеровцы всерьез не занимались подготовкой вторжения на Британские острова, даже на стации штабной разработки. Гитлер, по-видимому, «просмотрел» на карте Ла-Манш, а германское верховное командование было склонно рассматривать начальный этап операций против Англии, если вообще они будут предприняты, как форсирование на широком фронте необычайно большой реки. Неожиданно быстрый крах Франции и легкая победа поставили гитлеровское руководство перед необходимостью без промедления принять решение относительно дальнейших боевых действий против Великобритании. К началу июля надежды на капитуляцию Англии пришлось оставить и 2 июля Гитлер отдает первую директиву о подготовке вторжения. Итальянские фашисты выразили горячее желание принять участие в высадке. Но гитлеровцы отклонили предложение Муссолини прислать итальянский экспедиционный корпус в составе 10 дивизий и 30 эскадрилий. Участие Италии в боевых действиях против Англии ограничилось присылкой авиационной дивизии (94 машины) в октябре и операциями итальянских подводных лодок в Атлантике начиная с сентября. Вторжение на Британские острова, не видевшие врага со времен норманнов, должно было вновь продемонстрировать миру мощь вермахта, способного сокрушить не только Францию — крупную сухопутную державу, но и повергнуть Великобританию — оплот морской мощи коалиции.

Хотя Гитлер не хотел делиться славой при разгроме Великобритании, неминуемый, как представлялось в Берлине, захват Британских островов и ликвидация центра Британской империи вызывали у него опасения с политической точки зрения. 13 июня Гальдер записывает выступление Гитлера перед группой командующих: «Фюрера очень беспокоит проблема, почему Англия не желает пойти на мир. Как и мы, он находит объяснение в том факте, что Англия все еще возлагает некоторые надежды на Россию. Поэтому он рассчитывает силой заставить Англию пойти на мировую, Однако он делает это неохотно. Причина: если мы сокрушим Англию силой оружия, Британская империя распадется. Однако это не принесет выгод Германии. Мы прольем немецкую кровь только в интересах Америки, Японии и других».

16 июля принимается окончательно военное решение — готовить вторжение, зашифрованное под названием — операция «Морской лев».

Предварительное ознакомление с военными аспектами вторжения немедленно вскрыло ряд трудностей. Британский флот господствовал на море, метеорологические условия ограничивали выбор даты высадки, надежды на то, что артиллерия с французского побережья сумеет прикрыть десантные войска, при ближайшем изучении проблемы оказались преувеличенными, а господство в воздухе еще предстояло отвоевать в боях с быстро растущей британской истребительной авиацией. Трезвая оценка этих военных факторов подрывала в определенной степени веру в конечный успех операции. Однако задача, по-видимому, могла оказаться не по плечу вермахту не потому, что Англия была сильна сама по себе, а потому, что ее сопротивление основывалось на надеждах, связанных с существованием Советского Союза. Так рассудил Гитлер, отдавший 21 июля указание германскому верховному командованию начать подготовку войны против СССР, которую, возможно, придется начать уже осенью 1940 г.

31 июля Гитлер выступает на военном совете. Признав военные трудности вторжения на Британские острова, хотя и преодолимые, Гитлер заявил: «Мы должны уничтожить те факторы, которые позволяют Англии надеяться на изменения в обстановке», т. е. существование Советского Союза и Америки. Ключ к решению проблемы — разгром СССР, который повлечет за собой крутое изменение положения вещей на Дальнем Востоке. Громадный рост мощи Японии полностью прикует к нему внимание Америки, которая не сможет после этого оказать помощи Англии. В конечном итоге, заключил Гитлер, Англия держится лишь в надежде на Советский Союз, последнему «достаточно только намекнуть, что он не хочет видеть сильную Германию, и Англия, как утопающий, хватающийся за соломинку, вновь обретет надежду, что обстановка претерпит различные изменения в какие-нибудь шесть—восемь месяцев. Однако если Россия будет сокрушена, последняя надежда Британии будет уничтожена. Тогда Германия будет властителем Европы». Выводы совещания — готовить вторжение против Англии и в то же время планировать на весну 1941 г. войну против Советского Союза — были стратегическим компромиссом. А поскольку условия погоды давали надежду на успех вторжения только в течение ближайших двух-трех месяцев, становилось очевидно, что удастся подготовить только ту кампанию, где время не являлось лимитирующим фактором, а именно — войну против Советского Союза. В свою очередь перенесение усилий Германии для войны на Востоке делали бесперспективной их высадку в Англии. Это и спасло Британские острова от угрозы гитлеровского вторжения.

Отныне, несмотря на серьезную подготовку флота, авиации и гестапо(В случае успеха вторжения английский народ ожидала тяжелая участь. Все работоспособное мужское население в возрасте от 17 до 45 лет должно было быть вывезено на континент. Страна подлежала тотальному разграблению. Был назначен и будущий начальник гестапо в Англии — штандартен-фюрер СС Сикс. Была определена и резиденция его штаба. Составлена «розыскная книга», в которой значилось 2700 лиц различных профессий, а также список «антигерманских организаций». Этих лиц, в их число были включены все члены английского парламента, предстояло арестовать в первую очередь, а соответствующие организации разгромить. Вблизи каждого крупного города должны быть созданы концентрационные лагери. ) для действий против Англии, главный элемент ударной мощи германской военной машины — сухопутная армия не считала эту операцию своей основной задачей. Штабы армии были заняты разработкой более широкой кампании на Востоке, а вторжение в Англию отступило на задний план и рассматривалось как неизбежный, но второстепенный компонент планирования и подготовки. С первых чисел июля 1940 г. началась переброска войск к границам Советского Союза. Директива Гитлера от 31 июля 1940 г. об увеличении армии до 180 дивизий была отдана, и это отмечено в самом тексте, в предвидении войны против Советского Союза. 9 августа главный штаб вооруженных сил отдал распоряжение о подготовке театра войны на Востоке. Широкое строительство железных и шоссейных дорог, прокладка линий связи, сооружение складов на подступах к Советскому Союзу в целях маскировки объяснялось необходимостью защиты в воздушной войне на Западе.

Независимо от первоначальных военных намерений Гитлера, план вторжения в Англию — «Морской лев» — самой логикой развертывания германской военной машины превращался лишь в средство маскировки, хотя и дорогостоящей, обширных военных приготовлений на Востоке.

Германские танковые дивизии, прогрохотав по дорогам Западной Европы, остановились перед гигантским противотанковым рвом — Ла-Маншем. Как форсировать его достаточными силами, избежав или предотвратив встречу с британским флотом? Над этой проблемой и ломали голову в германских штабах, планируя операцию «Морской лев». Перед германскими штабистами лежали разведывательные сводки, оценивавшие вооруженные силы Англии в 39 полных дивизий. Хваленая германская разведывательная служба жестоко ошиблась — действительно, на бумаге значилось 27 дивизий и 14 бригад, но только три дивизии были полностью оснащены и вооружены. Англия располагала миллионами мужественных людей, готовых защитить свои дома, но с вилами и охотничьими ружьями. Не хватало даже винтовок, в Дюнкерке было брошено 2300 орудий, 90 тыс. винтовок, 120 тыс. автомашин и других транспортных единиц. Во Францию в составе экспедиционного корпуса было отправлено 704 танка, удалось эвакуировать — 25. Всего летом 1940 г. в Англии насчитывалось едва ли 200 танков, многие из них учебные и около 500 орудий. Как признавал Черчилль в речи на закрытом заседании палаты общин 23 апреля 1942 г., «в 1940 г. силы вторжения в 150 тыс. отборных солдат могли внести смертельное смятение в наши ряды». Первоначальные силы вторжения по плану операции «Морской лев» составляли 250 тыс. человек. Флот собрал достаточное количество судов и барж, чтобы высадить в первом эшелоне 90 тыс. человек и 650 танков, кроме того, намечалась выброска парашютных частей. В целом за шесть недель после начала вторжения через Ла-Манш намечалось перебросить 23 дивизии.

В ходе подготовки возникли острые разногласия между тремя видами германских вооруженных сил. Армия выступала за более широкий фронт высадки, флот настаивал на том, чтобы максимально сузить его. Гитлер взял сторону армии, заметив: предложения флота — «очевидное самоубийство, с таким же успехом я мог бы послать солдат в колбасную машину». Представители флота в ответ указали, что при попытке высадки широким фронтом войска вообще не достигнут британского побережья. Геринг, командовавший военно-воздушными силами, считал, что одной авиации окажется достаточным, чтобы поставить на колени Англию. В результате командование ВВС не столько думало о поддержке армии и флота, сколько разрабатывало самостоятельные планы. Подозрительность Гитлера усугубляла трудности подготовки: он боялся, чтобы за его спиной не возникла оппозиция, поэтому штабных совещаний на высшем уровне с участием представителей трех видов вооруженных сил практически не проводилось. Гитлер, объявленный к этому времени нацистской пропагандой «величайшим полководцем всех времен», полагал, что высаживаться, быть может, вообще не придется, так как в Англии трудности войны приведут к волнениям и устранению от власти правительства Черчилля. Геринг горячо поддерживал мнение фюрера, и 1 августа была отдана директива о ведении «воздушной и морской войны против Англии». На германские военно-воздушные силы возлагалась задача сломить волю Великобритании к борьбе.

13 августа настал «Орлиный день», объявленный Герингом. Германская авиация нанесла массированный удар по британским аэродромам, радиолокационным станциям и завязала воздушные бои, стремясь подорвать силы британской противовоздушной обороны. Началась «Битва за Англию» — месяц с небольшим активных действий в воздухе. Силы германской авиации в этих боях составляли 1200 бомбардировщиков и 1000 истребителей, англичане располагали 250 бомбардировщиками и 960 истребителями. В ПВО Англии насчитывалось около 1800 зенитных орудий. Бои достигли большого ожесточения: 7 сентября 300 германских бомбардировщиков бомбили восточный Лондон, ночью при свете горящих пожаров над городом появилось еще 250 бомбардировщиков. В эту ночь тяжелые часы пережила не только столица, но и вся Южная Англия: британское командование ожидало с минуты на минуту высадки. Войска стояли наготове, в церквах звучал набатный звон — созывали добровольцев. Последующие две недели также прошли в крайней тревоге: сведения, полученные от разведки, показывали большое сосредоточение судов и барж в портах европейского побережья.

По ту сторону фронта, однако, вторжение отдаляли с каждым днем: самоуверенные прогнозы Геринга не оправдывались, а германская авиация несла все возрастающие потери. 15 сентября, день, который рассматривается в Англии как поворотный пункт, немцы потеряли 60 самолетов (правда, английские летчики тогда насчитали 174 машины), англичане — 26. В общей сложности с 10 июля по 1 октября германская авиация потеряла 1408 самолетов, английская—781. Командование германских военно-воздушных сил не видело просвета, по-прежнему германские бомбардировщики встречали многочисленные британские истребители. Превосходство англичан в радиолокационной технике, дававшее возможность маневрировать своими истребительными эскадрильями, конечно, значило многое, но не все. Ключ к успеху лежал в другом: в сентябре 1939 г. английская авиационная промышленность произвела 93 истребителя, в январе 1940 г.— 157, в июле 1940 г. выпущено 490, а в последние три месяца под ливнем бомб врага английская авиационная промышленность давала по 460 машин ежемесячно. В Германии производство истребителей как в сентябре 1939 г., так и летом 1940 г. составляло в среднем по 200 самолетов в месяц. Сводные данные поучительны: в 1940 г. Англия произвела 9924 боевых самолета (из них 3710 бомбардировщиков и 4283 истребителя), Германия — 8070 боевых самолетов (3954 бомбардировщика и 2424 истребителя).

Господство в воздухе, а к этому только и стремилась пока германская авиация, оставалось недостижимой задачей. В боевом журнале германского военно-морского флота 12 сентября отмечается: «В ее нынешней форме воздушная война не может помочь подготовке к операции «Морской лев», которая сосредоточена главным образом в руках морского флота. В частности, незаметно каких-либо попыток со стороны германской авиации атаковать корабли английского флота, которые имеют сейчас возможность почти беспрепятственно действовать в Ла-Манше». Хотя гитлеровская солдатня по-прежнему распевала «Мы идем на Англию»—«предполагаемое вторжение в Англию стало чепухой...— говорил Рундштедт. — Мы стали рассматривать всю подготовку как своего рода игру, потому что было очевидно — вторжение невозможно, если наш флот не сумеет прикрыть высадку или перебросить подкрепления». Еще 3 сентября Гитлер отдал приказ о вторжении в 20-х числах сентября, 14 сентября было объявлено об отсрочке операции, 17 сентября она была отложена до особого распоряжения и, наконец, 12 октября перенесена на 1941 г. Армия не желала вверять свою судьбу двум другим видам вооруженных сил — флоту, потому что он был очевидно слаб, и авиации, показавшей неспособность добиться решающих успехов, несмотря на оглушительную саморекламу Геринга. Престижу армии, завоеванному в «блицкриге» на Западе, флот и авиация могли противопоставить только весьма длительное овладение Норвегией и очевидную неудачу в воздушных боях над Британскими островами. Хотя, по словам Йодля, «наши планы в значительной степени напоминали планы Юлия Цезаря», времена с тех пор изменились, и вермахт ничего не мог поделать без флота и авиации, но не мог полностью и положиться на них. Однако все эти тактические разногласия покрыла гигантская тень, отбрасываемая подготовкой к войне против Советского Союза. В конечном счете для борьбы с нашей страной готовилась армия в 180 дивизий, 26 дивизий, нацеленные на Англию, составляли около 15% этих сил.

Война на Западе ограничилась боевыми действиями в воздухе и на море. Действия немецкой авиации против Британских островов стратегически приносили мало пользы — это была история не осуществленных до конца противоречивых планов, бесконечной и бессистемной смены первоочередных объектов бомбардировок, однако в любом случае страдало мирное население. Лондон испытал «блиц» — 57 ночей подряд, с 7 сентября по 3 ноября, на город налетало в среднем по 200 бомбардировщиков. 14 ноября 500 бомбардировщиков сбросили 600 т бомб на Ковентри,- основательно разрушив город. Погибло 400 человек. Германское радио оповестило, что все города Англии будут «ковентрированы». Тяжелые удары были нанесены и по многим другим английским городам. По масштабам англо-американских бомбардировок на позднейших этапах войны налеты германской авиации в 1940 г. выглядят сравнительно скромными — за этот год на английские города были сброшено около 37 тыс. т бомб. Однако в 1943—1945 гг. немцы располагали лучшей системой убежищ, чем англичане в 1940 г..( Как заметил Черчилль: «Конечно, если бы в 1940 году против Лондона применялись бомбы образца 1943 года, то мы были бы поставлены в условия, которые могли бы полностью уничтожить всю человеческую организацию. Однако все происходит своим чередом и взаимно связано, и никто не имеет права сказать, что Лондон, который, бесспорно, не был побежден, не является также непобедимым».)

В 1940 г. была принята система страхования — убытки от налетов должны были компенсироваться государством. В основу системы был положен принцип — вся страна должна нести тяготы войны, а не только те, чьи дома разрушены бомбами. За время войны всего было выплачено, таким образом, 830 млн. фунтов стерлингов. В ответ английская авиация начала наносить систематические удары по германским городам, в том числе на Берлин было сброшено за 1940 г. 14,6 тыс. т бомб. Директива английского правительства в отношении целей бомбардировок, отданная 30 октября 1940г., гласила: «Хотя и следовало бы придерживаться правила о бомбардировке только военных объектов, однако немецкое население, проживающее в районе таких объектов, должно испытать тяготы войны». Налет 134 английских бомбардировщиков на Маннгейм 16 декабря 1940 г. без указания конкретных целей открыл новую страницу воздушной войны — бомбардировок «по площадям», т. е подрыва морального духа населения. Англия, потрясенная ожиданием вторжения, отныне вела войну не «в лайковых перчатках».

назад содержание далее








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'