история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

А. П. Новосельцев. Освобождение Руси от золотоордынского ига и народы Кавказа и Закавказья

В то время, когда далеко на востоке в степях и полупустынях. Монголии возникло государство Чингисхана, объединившее монгольские племена, ситуация в большинстве районов Евразии была совсем иной. Процесс развития феодальных отношений в странах Средней Азии, Иране, на Руси, в Закавказье привел к торжеству феодальной раздробленности, которая затем и обрекла страны и народы этих регионов на подчинение монгольским феодалам. Закавказье не составляло исключения. Внешне, правда, казалось, что Грузинское государство, под властью которого находился и ряд других районов Кавказа, было сильным в военном отношении и монолитным.

Вопрос о степени феодализации, централизации и вообще сущности Грузинского государства XII - начала XIII в. до сих пор окончательно не решен. Традиционная точка зрения, видящая в этом государстве мощную и сильную державу1, ныне не всегда и не всеми поддерживается2. Вопрос этот нуждается в дальнейшем исследовании. Но уже то, что первый поход на Грузию двух туменов Субудая и Джебе в 1222 г. закончился страшным поражением грузинского войска, когда был смертельно ранен и вскоре умер Георгий Лаша, наследник Тамар, показывает, что внешне сильное Грузинское государство, во всяком случае, в это время, отнюдь не отличалось стабильностью. Прочие небольшие государственные объединения Закавказья в начале XIII в. находились в той или иной форме зависимости от Грузии3.

Политическое влияние этого государства распространилось и на ряд районов Северного Кавказа, прежде всего на Осетию и области, населенные ингушами, чеченцами, возможно, на часть Дагестана. По своему социально-экономическому уровню страны Северного Кавказа значительно отставали от Закавказья, феодальные отношения там, исключая разве некоторые районы Дагестана, только возникали4. Наиболее крупное политическое объединение Северного Кавказа, Аланское, или Осское, государство в XII - начале XIII в. не было единым и в значительной части находилось под властью или влиянием Грузии.

Не была единой и Половецкая степь (Даште кыпчак). Отдельные половецкие племена враждовали и друг с другом, и с Русью, и с аланами, находились в сложных, нестабильных отношениях с Грузией.

Такой была обстановка в Закавказье и на Северном Кавказе, когда на эти страны обрушились монгольские феодалы.

Завоевание Кавказа и Закавказья монголами и формы зависимости стран этого региона от Монгольской империи, а затем от улусов, на которые последняя распалась, по ряду аспектов напоминали соответствующие явления русской истории, по другим же отличались от них.

Первое нападение войск Чингисхана на страны Кавказа произошло в 1222-1223 гг. В ходе его погрому подверглись восточные районы Закавказья, были разбиты поочередно аланы и кыпчаки и, наконец, в 1223 г. на Калке дружины русских князей. Однако окончательное покорение Северного Кавказа отрядами Батухана (Батыя) и его полководцев относится к 30-40-м годам XIII в. (оно шло одновременно с монгольскими походами на Русь или после их завершения). Взятие аланской столицы с до сей поры неясным названием Магас5, кажется, явилось кульминационным моментом этого этапа северокавказской истории, хотя народное сопротивление завоевателями продолжалось и потом6.

В 30-40-е годы XIII в. власти монгольских феодалов уже со стороны Ирана было подчинено в основном и Закавказье, сначала в результате походов полководцев великого хана, а затем в 50-е годы этого века окончательно, во время западного похода основателя Хулагуидского улуса внука Чингис-хана Хулагу-хана7.

Как известно, русские княжества вынуждены были признать власть Золотой Орды и обязались платить тяжелую дань, выставлять воинские контингенты в татарское войско8 и т. д.

В этом плане положение стран Кавказа и Закавказья не было одинаковым. Северокавказские земли непосредственно подчинились золотоордынским ханам. Большая часть Армении и Азербайджан также вошли в состав Монгольской империи, а затем Хулагуидского улуса. А вот Грузинское царство в урезанных границах оказалось в положении, сходном с положением русских княжеств: превратилось в вассальное государство со всеми вытекающими отсюда последствиями. Собственно говоря, в 50-е годы XIII в. единого Грузинского государства и не было, так как сильнейший монгольский хан Батый утвердил двух грузинских царей, и вся дальнейшая политика монгольских властителей была направлена на углубление феодальной раздробленности Закавказья.

Серьезные различия были между русско-золотоордынскими и кавказско-монгольскими отношениями в XIII в. Первоначально Закавказье вместе с Северным Кавказом должны были стать частью Улуса Джучиева (Золотой Орды). Пока был жив Батый так оно и было. Известно, что этот первый золотоордынский владыка был одно время фактическим главой Монгольской империи. От его воли и желаний зависело назначение великого хана. Через ставку Батыя ехали в Каракорум послы из стран Европы и западной Азии. Но после смерти Батыя началась борьба между ханами Золотой Орды и Хулагуидского улуса, основанного в 50-е годы XIII в. другим внуком Чингисхана Хулагу, которому курултай монгольских феодалов еще при жизни Бату поручил покорить Иран, арабские страны и Малую Азию. Центром Хулагуидского государства стал Иран, но ставка хана находилась в Иранском Азербайджане9. Вся вторая половина XIII в. - период кровопролитных войн между Хулагуидами и Джучидами за Закавказье. В Закавказье и Иран вторгались то войска золотоордынских владык, то, наоборот, хулагуидские орды через Дербенд выходили на просторы Северного Кавказа. Обе стороны нещадно грабили страны, на территории которых проходили военные действия, а войска завоевателей существовали за счет местного населения.

К концу XIII в. положение более или менее определилось. Закавказье осталось у Хулагуидов, а Северный Кавказ окончательно попал под власть Золотой Орды. Граница между владениями двух улусов не была точно размежевана, но на практике приблизительно совпадала с современными рубежами РСФСР и Закавказских республик, с некоторой разницей преимущественно в восточной части, где Дербент" с частью южного Дагестана подчинялись Хулагуидам.

Оценивая положение Кавказа под властью монгольских ханов, нельзя не отметить различия между Хулагуидским государством и Золотой Ордой. В последней твердо удерживались старомонгольские кочевые традиции. Опорой джучидов всегда была степь и кочевники, прежде всего кыпчаки, составлявшие основное население Золотой Орды10. Ранее существовавшие или вновь основанные города, а также очаги оседлого населения районов, непосредственно входивших в Золотую Орду, играли подчиненную роль. Более того, основанные при золотоордынсмих ханах города Поволжья (оба Сарая и др.) были в значительной мере искусственными образованиями, обязанными своим возникновением воле правителей, а также положению на выгодных в ту пору транзитных торговых путях11.

Центр Хулагуидов Иран являл иную картину. Здесь острова кочевого мира перемежались с оазисами районов древних оседлых цивилизаций, хотя надо сказать, что именно с XIII в. процент кочевого населения, значительно пополнившегося уже в итоге сельджукских завоеваний XI в., значительно вырос. Это относится и к областям коренного Ирана и к Закавказью, особенно к Армении, Азербайджану, Карабаху12. Хулагуиды в пику враждебным им Джучидам долго не принимали ислама, который исповедывало большинство населения. Ирана, Ирака и других стран. Но при Газан-хане (1295-1304) ислам стал государственной религией и в державе Хулагуидов. Тот же Газан-хан провел ряд важных реформ13, приведших к сближению монгольской знати с иранской, отчасти закавказской, а также к расширению социальной опоры ильханов14.

Однако эти реформы не могли спасти Хулагуидское государство от ослабления и распада, который в основных чертах завершился в 30-40-е годы XIV в. Этому способствовала непрерывная борьба покоренных народов за независимость. Уже во второй половине XIII в. имели место волнения в Аране15 и особенно в Грузии, где произошла несколько крупных восстаний, которые хотя и закончились поражением, тем не менее, подтачивали власть ильханов.

Грузия вернула независимость в конце 20 - начале 30-х годов XIV в.16 Вскоре возродилось государство ширваншахов17. В Армении государственность восстановить не удалось. Одна из причин состояла в том, что на территории, населенной армянами, расселилось особенно много тюрок-кочевников, сгонявших коренное население с его земель. При этом постепенно была уничтожена значительная часть крупных и средних армянских феодалов18, владения которых переходили к тюркским и курдским ханам.

Золотая Орда казалась более стабильным государственным образованием именно потому, что она объединяла кочевников, которым в самой Орде не противостояло так сильно коренное население со своими политическими, экономическими и культурными традициями. Но и Орда с середины XIV в. вступила в полосу постепенного упадка и разложения. Главным противником ордынаких властителей стали русские княжества. Но после монгольского погрома Русь оказалась разделенной. Значительная часть древнерусских земель попала под власть Великого княжества Литовского и Польши. Здесь шли процессы этнического размежевания: на базе древнерусской народности и определенных местных особенностей формировались три новых народности - русская (великорусская), украинская и белорусская. Отделенные государственными границами три братских народа тем не менее продолжали сознавать свое единство, проявляя его по отношению к главному противнику - Золотой Орде. Поэтому всякие попытки, например, литовских князей заключить активный союз с Ордой против Московского княжества оказывались безуспешными.

Героическая борьба русского народа против Золотой Орды достигла своего кульминационного этапа, как известно, в битве на Куликовом поле в 1380 г. Мамаю еще удалось привести на поле сражения не только полчища кочевников, но и дружины многих вассалов, в том числе и воинов северокавказских владетелей. Поражение ордынского темника отбросило от него добровольных и тем более подневольных союзников, какими были, например, адыгские феодалы. Покинутый всеми Мамай нашел бесславный конец на юте своих владений.

К сожалению, в дошедших до нас закавказских или иранских источниках Куликовская битва не получила отражения. Объяснить это можно двумя причинами. Во-первых, от местной армянской и грузинской историографии той поры мы располагаем лишь скудными фрагментами. Почти не сохранилось и документальных материалов, армянские и грузинские летописи скупы на информацию даже о своих странах. В XIV1-XV вв. на территории Закавказья не было создано крупных летописных памятников, подобных предшествующим столетиям. Армянские и грузинские летописи XIV-XV вв. сравнительно невелики по размеру и объему информации19. Во-вторых, основное внимание в странах Передней Азии уже с 80-х годов XIV в. уделялось походам Тимура, который подчинил сначала восточный Иран, а затем стал совершать походы и на запад. К тому же никаких местных архивов этой эпохи в странах Закавказья не сохранилось, а на Северном Кавказе письменности не существовало вообще, не было и историографии. События той поры нашли отражение только в устном эпосе местных народов или в преданиях, записанных много времени спустя (для Дагестана). Но и здесь походы Тимура оттеснили в народной памяти большинство предшествующих событий.

Немаловажную роль, очевидно, сыграли и дальнейшие события, развернувшиеся на просторах Восточной Европы после Куликовской битвы. Разгромленный Мамай, ставший ненужным золотоордынской знати, был, как известно, смещен ханом заволжской орды20 Тохтамышем. Последнего же выпестовал и утвердил на престоле Тимур, оказавший Тохтамышу помощь и в объединении обеих частей Улуса Джучиева21.

Тимур, которому Тохтамыш был обязан всем, рассчитывал иметь в лице последнего верного вассала. Он хотел возродить империю Чингис-хана в более обширных размерах и еще более могущественную. Став во главе объединенной Золотой Орды, Тохтамыш, выражая интересы ее феодалов, вступил в конфликт со своим благодетелем. Дело было, разумеется, вовсе не в личной неблагодарности Тохтамыша, а в старом антагонизме знати Джучиева Улуса с феодалами других монгольских государств (Чагатайского и Хулагуидского), подчиненных Тимуру. Поэтому Тохтамыш стал претендовать на Хорезм и Закавказье, как некогда претендовали на эти территории преемники Батыя.

Хорезмийцев Тимур, как известно, сурово наказал, стерев с лица земли древний Ургенч. В ответ же на поход Тохтамыша в Закавказье и Иран до Тебриза Тимур совершил два похода против Золотой Орды. Но это случилось позже. А через 2 года после Куликовской битвы Тохтамыш, овладев с помощью Тимура бывшими владениями Мамая, обманом взял Москву и заставил Дмитрия Ивановича вновь признать власть Орды над русскими землями. Этот временный успех и дал возможность Тохтамышу помериться силами со своим сюзереном. Страшный разгром ордынцев на берегах Терека в 1395 г. и последующий поход Тимура в Поволжье и другие районы Восточной Европы, однако, вовсе не означали намерения Тимура уничтожить Золотую Орду как государство. Об этом говорят факты последующего времени. Известно, что накануне последнего большого похода Тимура на восток: он принял послов Тохтамыша, тогда уже изгнанника, скитавшегося в степях. Тимур, по сути, "простил" Тохтамышу измену, обещав после возвращения из похода на Китай помочь ему вернуть Улус Джучиев и покорить затем Русь22. Смерть Тимура в 1405 г. сорвала все эти планы.

Золотая Орда, единство которой было с помощью Тимура временно восстановлено, уже не имела прежней силы и быстро клонилась к упадку. Разгром татар на Куликовом поле ясно показал покоренным народам и, прежде всего русскому, их силу в борьбе с вековым врагом и поработителем, укрепил веру в победу и освобождение от чужеземного ига. Окончательная ликвидация зависимости русских земель от татар стала лишь вопросом времени. Решение этого вопроса задерживалось внутриполитическими событиями на Руси, связанными с межфеодальной борьбой во второй четверти XV в.23

Тем временем от Большой Орды отделились Крымское, Казанское, Астраханское и другие ханства. Сила ее, таким образом, во второй половине XVI в. в значительной мере стала фиктивной.

Последствия более чем двухсотлетнего ига весьма отрицательно, хотя и в неодинаковой мере, сказались на покоренных монгольскими феодалами народах.

Если на Руси сложились условия для экономического, политического и культурного возрождения, то страны Закавказья, а тем более Северного Кавказа в XV в. оказались в крайне неблагоприятном положении. Здесь нет возможности рассматривать сколько-нибудь подробно сложный комплекс причин, вызвавший такую ситуацию. Да и не все эти причины в полной мере выявлены, есть целый ряд спорных моментов в оценке, например уровня социально-экономического развития Закавказья и Северного Кавказа XV-XVI вв. Яснее других просматриваются внешнеполитические факторы, способствовавшие закреплению феодальной раздробленности в рассматриваемых регионах.

XIV-XV вв. для Закавказья24 - период очень неровного развития, когда порой казалось, создавались условия для централизации (Грузия XIV в., отчасти Ширван XV в. и др.), но в целом преобладала тенденция к углублению феодальной раздробленности. Этому способствовали погромы Тимура, который совершил только в Грузию восемь карательных походов25. В течение XIV-XV вв. на территории Ирана, Закавказья, восточной Малой Азии резко возросло количество кочевых племен, из которых одни, спасаясь от Тимура, шли туда с востока, другие были переселены насильственным путем. Именно эти кочевые тюркоязычные племена явились создателями таких государственных объединений, как Кара-коюнлу (Чернобаранное) и Ак-коюнлу (Белобаранное). Эти политические образования сменяли друг друга на протяжении всего XV в. В то же время на западе Малой Азии росла и крепла новая мощная держава - Османская империя.

Разгром Тимуром султана Байязида I при Анкаре в 1402 г. временно ослабил осман и отсрочил на некоторое время падение Византии, но уже через полтора десятка лет османы вновь набрали силу" а в 1453 г. древняя империя прекратила свое существование. Вслед за тем османские султаны ликвидировали самостоятельность и полусамостоятельность турецких бейликов центральной Малой Азии и лицом к лицу столкнулись с государством Ак-коюнлу, Трапезундской империей и другими государствами восточной Малой Азии, Закавказья и Ирана.

В попытках противостоять османской агрессии дальние и ближние государства пытались создать коалиции, внешне большие и сильные. Например, в 50-70-е годы XV в. была образована антитурецкая коалиция, в которую вошли Ак-коюнлу, Грузия, Трапезундская империя и некоторые европейские государства, прежде всего Венеция26. На практике эти коалиции не были прочными, их участники больше занимались дипломатической перепиской, нежели организацией реального отпора султану. В 1461 г. османы ликвидировали последний реликт Византии - Трапезундскую империю, а в 1473 г. турецкие войска наголову разгромили ополчения Узун-хасана Ак-коюнлу при Дерджане27.

Любопытно, однако, что в период формирования антитурецкой коалиции ее участники зондировали почву в поисках союзников в Восточной Европе, в том числе и в Москве. В 1465 г. к Ивану III прибыл посол ширваншаха28 Фаррух-Я'сара, а на следующий год имело место ответное русское посольство в Ширван29. Через год после разгрома при Дерджане Узун-хасан также завязал сношения с Иваном III. Это свидетельствует о том, что еще в ту пору, когда Русь формально была подвластна Золотой (Большой) Орде, ближневосточные государства начинали видеть в ней большую политическую силу, хотя Русское государство в этот период еще не владело Волжским путем и его границы были далеко от Кавказа.

Надо вспомнить, что русско-закавказские отношения, достаточно активные в домонгольский период, в последующие два столетия были сведены почти на нет. И только во второй половине XV в. ситуация существенно изменилась. Это связано с усилением могущества и международного престижа Русского государства. К сожалению, исследователи здесь не располагают богатыми источниками. Тем не менее факты установления дипломатических отношений между Москвой и рядом ближневосточных государств уже в 60-70-е годы XV в. свидетельствуют о том, что традиционные связи Руси со странами Передней Азии возрождаются в новой, соответствующей условиям обстановке.

Этот процесс получил дальнейшее развитие после 1480 г., когда Русское государство окончательно сбросило ордынское иго. В то время в Закавказье наиболее сильными экономически и политически государственными объединениями были Кахетинское царство30 и Ширван. Оба эти государства вместе с небольшим феодальным княжеством Шеки, расположенным между ними, были крупнейшими производителями шелка и шелковых изделий. Торговля ими приносила большой доход и способствовала подъему городов, росту ремесленного производства, богатству купечества - сословия, тесно связанного с царем (в Кахети) и шахом (в Ширване).

В конце XV в. на северо-западе Ирана набирает силу феодальное княжество шейхов Сефевидов, основа будущего Кызьшбышского, или Сефевидского, государства в Иране. Наоборот, держава Ак-коюнлу все больше слабеет, испытывая усиливающееся давление со стороны Османской империи. Сефевидские шейхи уже в 80-90-е годы периодически совершают грабительские походы на Ширван, Грузию и Дагестан под предлогом войны с неверными, а на деле - для обычного грабежа и захвата пленных. В этой ситуации небольшие государства Ширван и Кахети ищут союзников. Усиливается их стремление сблизиться с Русским государством. В 1491 г. в Москву прибыло пер вое посольство кахетинского царя Александра31. Это ознаменовало восстановление русско-грузинских связей, которые крепли на протяжении трех последующих столетий и завершились в начале XIX в. присоединением Грузии к России. А в 1499 г. ширваншах Фаррух-Ясар, которому угрожали кызылбаши32, накануне войны с Исмаилом I также направил посольство в Россию. В ту пору это были скорее разведывательные, зондирующие акции, роль которых не следует переоценивать, так как Русь не смогла бы оказать помощь Закавказским государствам. Сама постановка такого вопроса могла стать реальной не ранее, чем через полвека, после того, как к России были присоединены Казань и Астрахань, а Великий Волжский путь стал контролироваться Москвой. Это огромной исторической важности событие было подготовлено ликвидацией ордынской зависимости Руси, что оказало решающее воздействие на все дальнейшее развитие русско-кавказских отношений. Не случайно в "период присоединения Поволжья к России начались переговоры адыгских князей с Москвой о принятии русского подданства. Другим важным фактором, сыгравшим немалую роль в укреплении русского влияния на Кавказе, явилось возникновение на Дону и в районе Терека русских казачьих поселений, что также стало возможно лишь после уничтожения Орды как государства. С середины XVI в. русско-кавказские отношения вступили в новый этак своего развития.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Вакансии водитель, устроиться в такси межгород москва.









ПОИСК:




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'