история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ АМЕРИКАНСКИМ ОБВИНИТЕЛЕМ ШПРЕХЕРОМ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В ОТНОШЕНИИ ПОДСУДИМОГО ФРИЧЕ

[Из стенограммы заседания Международного Военного Трибуналаот 23 января 1946 г.]

На меня возложена обязанность представлять сегодня материалы об индивидуальной ответственности подсудимого Ганса Фриче за преступления против мира, военные преступления и преступления против человечности, поскольку они непосредственно относятся к общему плану или заговору.

С разрешения Трибунала мы предполагаем представлять этот материал по трем главным разделам:

во-первых, краткое перечисление различных постов, которые занимал подсудимый Фриче в нацистском государстве;

во-вторых, рассмотрение заговорщической деятельности Фриче в министерстве пропаганды с 1933 года вплоть до нападения на Советский Союз;

в-третьих, рассмотрение отношения Фриче как нацистского пропагандиста к зверствам и безжалостной оккупационной политике, которые являлись частью общего плана или заговора.

Перечисляя посты, которые занимал Фриче, мы не собираемся говорить о сущности занимаемых им постов. Впоследствии, останавливаясь на некоторых актах заговорщической деятельности Фриче, я затрону подробнее вопрос о некоторых занимаемых им постах.

Членство Фриче в партии и различные посты, которые он занимал, устанавливаются двумя письменными показаниями, данными самим Фриче под присягой.

Фриче стал членом нацистской партии 1 мая 1933 г. и оставался в ней вплоть до разгрома Германии. В 1935 году Фриче начал работать в штате министерства народного просвещения и пропаганды, впоследствии названного министерством пропаганды, и оставался на работе в этом министерстве до падения нацизма. До того как нацисты захватили политическую власть в Германии, начиная с сентября 1932 года, Фриче возглавлял информационное радиоагентство имперского правительства, еще во время пребывания у власти правительства фон Папена. После того как информационное радио агентство было включено в министерство пропаганды Геббельса, в мае 1933 года Фриче продолжал оставаться его главой... После перехода в министерство пропаганды в мае 1933 года Фриче стал также главой отдела информации при министерстве пропаганды. Он оставался на этом посту до 1938 года. Летом 1938 года Фриче был назначен заместителем некоего Альфреда Ингемара Берндта, который был тогда главой отдела германской печати.

В декабре 1938 года Фриче стал преемником Берндта на посту начальника отдела германской печати.

В декабре 1942 года Фриче был освобожден от должности начальника отдела германской печати Геббельсом и принял от него вновь созданный пост в министерстве пропаганды, пост чрезвычайного уполномоченного по политической организации радио Германии. В то время он также стал главой радиоотдела министерства пропаганды. Он сохранил оба эти поста до падения нацистского режима.

С 1933 до 1942 года Фриче занимал несколько постов в отделе германской печати. Он фактически возглавлял этот отдел в течение четырех лет — с 1938 по 1942 год. Это был период, когда нацисты начали военное вторжение в соседние страны, и поэтому мы полагаем, что есть необходимость несколько подробнее осветить для Трибунала функции этого отдела германской печати. Таким образом, станет ясным, какое важное и даже исключительное положение занимал этот отдел германской прессы как орудие нацистского заговора не только для того, чтобы господствовать над умами и психологически воздействовать на самих немцев через германскую прессу и радио, но также как орудие внешней политики и психологической войны против других народов.

И без того широкая юрисдикция министерства пропаганды была еще более расширена декретом Гитлера от 30 июня 1933 г. Я процитирую из этого декрета только одну фразу:

«В юрисдикцию имперского министра народного просвещения и пропаганды входит наблюдение над всем духовным воспитанием нации, над пропагандированием идей государства, над культурой и экономической пропагандой, над просвещением народа как внутри страны, так и за границей. Более того, ему поручается руководство всеми учреждениями, которые служат этим целям».

Необходимо подчеркнуть, что откровенной пропагандистской целью этого министерства было «просвещение как внутри страны, так и за границей».

Для того чтобы ясно представить себе функции отдела германской прессы министерства пропаганды, Трибуналу следует обратиться к документу ПС-2434 (страница 5 книги документов). Этот документ является выдержкой из книги Георга Вильгельма Мюллера, министериаль-директора в министерстве пропаганды.

...В письменном показании Фриче сообщается следующее об этом отделе германской прессы:

В течение всего периода с 1933 по 1945 г. задачей отдела германской прессы было наблюдение за всей внутренней прессой и дача своих директив, с помощью которых этот отдел стал эффективным орудием в руках руководства германского государства. Более чем 2300 германских ежедневных газет находилось под его контролем. Цель этого наблюдения и контроля в течение первых лет после 1933 года заключалась в том, чтобы коренным образом изменить условия, которые существовали в прессе до захвата власти. Это означало координацию и включение в «новый порядок» всех тех газет и журналов, которые находились на службе частных капиталистических интересов или партийной политики. В то время как административные функции во всех случаях, когда это было возможно, выполнялись профессиональными ассоциациями и имперской палатой печати, политическое руководство германской прессой было доверено отделу германской прессы. Глава отдела германской прессы проводил ежедневные прессконференции в министерстве для представителей всех германских газет. Таким образом, здесь давались все инструкции этим представителям печати. Эти инструкции давались почти ежедневно и главным образом по телефону из штаб-квартиры доктором Отто Дитрихом, руководителем германской прессы, в форме письменных коммюнике, озаглавленных «Ежедневные сообщения германской прессы».

В своих показаниях Фриче заявляет, что «...даже из Судетской области (во время ее оккупации. — Составители) приходили жалобы, что многие из новостей, которые поставляются германской прессой, совершенно неправдоподобны».

Между декабрем 1938 года и 1942 годом Фриче в качестве главы отдела германской прессы лично давал представителям основных германских газет так называемые «ежедневные бюллетени руководителя имперской прессы». В течение этого периода он был главным лицом, непосредственно ответственным за деятельность прессы.

Первой значительной внешней агрессией после того, как Фриче стал главой отдела германской прессы, была операция по захвату Богемии и Моравии.

Типичными заголовками ведущих газет и напыщенных передовиц германской ежедневной печати в то время были такие:

«Терроризирование немецкого населения на чешской территории путем арестов, расстрелов немцев государственной полицией, разрушений и повреждений немецких домов чешскими бандитами».

«Концентрация чешских войск на судетской границе».

«Похищения, ссылки и преследования чехами словацких меньшинств».

Пропагандистская кампания в печати перед вторжением в Польшу 1 сентября 1939 г. и, таким образом, пропагандистская деятельность, предшествовавшая началу второй мировой войны, вновь является делом рук подсудимого Фриче и его отдела германской прессы. В своих показаниях (книга документов, страница 27) Фриче говорит о том, как заговорщики проводили пропагандистскую подготовку к этому мероприятию.

Основные немецкие газеты, подчиняясь инструкциям, которые они получали из так называемых «Ежедневных бюллетеней», настойчиво публиковали следующие материалы:

1. О мнимых жестокостях и терроре, якобы направленных против немцев, и об уничтожении немецкого населения в Польше.

2. О принудительных работах для тысяч немецких мужчин и женщин в Польше.

Поскольку заговорщики хотели воспользоваться преимуществом неожиданности, специальная пропагандистская компания непосредственно перед нападением на Советский Союз не проводилась. Фриче в параграфе 33 своего письменного показания описывает формы пропаганды, которая проводилась для оправдания агрессивной войны в глазах германского народа. Цитирую:

«В ночь с 21 на 22 июня 1941 г. Риббентроп вызвал меня около пяти часов утра в помещение министерства иностранных дел на совещание, па котором присутствовали представители нашей и иностранной печати. Риббентроп сообщил мне, что в этот день начинается война против Советского Союза, и просил германскую печать представить эту войну против Советского Союза как войну превентивную для защиты отечества...»

В течение всего периода, предшествовавшего агрессивным войнам, включая период ведения агрессивных войн, Фриче постоянно выступал по радио. Его передачи, естественно, отражали руководящие указания его министерства и, таким образом, отражали цели общего плана или заговора. Представители обвинения утверждают, что Фриче, являясь одним из активных соучастников пропаганды Геббельса, постоянно содействовал тому, чтобы погружать мир в кровавую пучину агрессивной войны.

С разрешения Трибунала мы перейдем теперь к доказательствам, которые подтверждают, что Фриче подстрекал к жестокостям и поощрял безжалостную оккупационную политику. Результаты применения пропаганды как оружия нацистских заговорщиков имеют отношение к каждому разделу этого заговора, в том числе к жестокой и бесчеловечной эксплуатации оккупированных стран. Большая часть рядовых немцев никогда бы не приняла участия в этих кровавых делах и не потерпела бы тех жестокостей, которые совершались по всей Европе, если бы они не были подготовлены и приведены к варварским убеждениям и ложным идеям в результате постоянного влияния, которое производилось нацистской пропагандистской машиной. В действительности, пропагандисты, которые предоставили себя для выполнения этой злонамеренной миссии подстрекательства и возбуждения ненависти, не менее повинны, чем им доверчивые и хладнокровные креатуры, которые возглавили отряды поджигателей и пускали в ход газовые камеры, о которых здесь так много говорилось, потому, что сама доверчивость и хладнокровие этих людей в большей степени явились результатом постоянной злонамеренной пропаганды Фриче и его помощников.

Фриче принимал особо активное участие в «просвещении» в области еврейского вопроса в своих радиопередачах. Эти передачи буквально кишели провокационными, клеветническими измышлениями против евреев, логическим результатом чего могло быть только побуждение к дальнейшим жестокостям против евреев, которые попадали в руки немцев. Даже подсудимый Штрейхер, главный юдофоб всех времен, едва ли может превзойти Фриче в некоторых его клеветнических выступлениях против евреев.

Фриче также побуждал к безжалостным мерам против народов СССР. В своих регулярных радиопередачах Фриче часто связывал свои подстрекательства против народов СССР с клеветническими заявлениями против евреев, и, безусловно, эти подстрекательства были не менее пылкими. Если бы эти клеветнические заявления были не так трагичны в их связи с убийством миллионов людей, то они бы казались комичными и даже нелепыми. Действительно, звучит иронией, что клеветнические пропагандистские измышления против народов СССР, касающиеся зверств, фактически являлись, как мы это теперь хорошо знаем, описанием зверств, совершенных самими немецкими захватчиками.

Доказательства, которые были уже представлены, показывают, что представители этих нацистских заговорщиков, не колеблясь, уничтожали советских солдат и гражданское население путем массового применения изуверских методов.

Подстрекательские выступления Фриче делают его прямым соучастником этих преступлений, так как, клеветнически называя советских людей «недочеловеками», якобы стремящимися к уничтожению германского народа, и делая подобные же чудовищные заявления, он помогал этими пропагандистскими клеветническими речами созданию психологической атмосферы бешеной ненависти, которая побуждала к этим жестокостям на Востоке и. делала их возможными. Хотя мы не можем сказать, что Фриче приказал убить десять или сто тысяч человек, достаточно остановиться на том, что мы уже сказали, — насколько труднее было бы заговорщикам без этого подстрекательства Фриче создать условия, при которых бы стало возможным уничтожение миллионов людей на Востоке.

Фриче поощрял, поддерживал и восхвалял политику нацистских заговорщиков, направленную на безжалостную эксплуатацию оккупированных стран.

В 1942 году Фриче перешел из области прессы в область радио, и этот перевод состоялся тогда не потому, что им были недовольны, а потому, что Геббельс больше всего нуждался в нем как в главном руководителе радио. Фриче находится на скамье подсудимых не как журналист, а в качестве официального, контролируемого нацистами пропагандиста, который помогал нацистам затягивать петлю на шее у германского народа, пропагандиста, который цинично восхвалял варварский расизм, пропагандиста, который делал эксцессы этих заговорщиков более удобоваримыми для сознания и совести германского народа, пропагандиста, который хладнокровно призывал немецких обывателей к слепой ярости против людей, о которых говорилось, что они низшая раса и что они якобы виновны во всех германских страданиях, в которые был ввергнут германский народ нацистскими заговорщиками.

В заключение я хотел бы сказать, что без пропагандистского аппарата нацистского государства и его руководителя Фриче нельзя было бы осуществить все то, что обрушилось на мир и в том числе на Германию, то есть все катастрофы и страдания. Фриче содействовал нацистским заговорщикам в их подлой и варварской практике, и поэтому он теперь предстал перед судом этого Международного Военного Трибунала как соучастник злодеяний.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'