история







разделы



назад содержание далее

Эфиопский и Саисский Египет (Позднее царство)

Развитие производительных сил. Железные орудия

Египет в VII—VI вв. до н. э. (XXV—XXVI династии) вступает в новую пору развития производительных сил. Из железа, бывшего прежде диковинкой, чуть ли не драгоценностью, теперь уже изготовляют орудия. Некоторые исследователи считают, что разнообразные железные орудия (резцы, пилы, напильники, свёрла), найденные в Фивах вместе со шлемом, похожим на ассирийский, были оставлены там не египетскими, а ассирийскими оружейниками во время занятия города ассирийцами при XXV династии; но следы железоделательных мастерских и железные орудия были обнаружены на западе Дельты в греческом городе Навкратисе в слоях, относящихся к VI в. до н. э. Наличие железного оружия у многочисленных греческих наёмников, служивших в египетском войске при XXVI династии, не могло не сказаться на вооружении и египетских воинов. Ко времени около 600 г. до н. э. исследователи относят тонкий железный нож с медной рукояткой и усматривают в таком ещё бережном обращении с железом указание на значительную его ценность. Но несомненно, что железо при XXVI династии стало чаще употребляться в Египте. Уже при XXV династии или вскоре после неё в Египте имелись потомственные «изготовители железа», т. е. изделий из железа. Возможно, что широким распространением железа объясняется и любовь ваятелей XXVI династии к твёрдым породам камня.

Железные и бронзовые (ассирийские?) предметы из Фив. VII в. до н. э. Излишков меди стало, кажется, больше, чем прежде. С Позднего царства начинается то изобилие литых бронзовых статуэток божеств, которые во множестве имеются в собраниях египетских древностей нынешних музеев.

С XXVI династии начинается широкое производство высококачественных изделий из так называемого египетского фаянса — фарфорообразной массы, покрытой цветной стеклянной глазурью.

Развитие рабства и социальный состав общества

Деление общества на свободных и рабов в это время обозначилось, повидимому, резче, чем прежде. Старое слово немху — «простолюдин» употреблялось теперь для обозначения свободного в противоположность слову бак — «раб».

Как и встарь, храмовые мастерские обслуживались рабами и рабынями. Частные лица покупали и продавали рабов. Известен факт покупки раба за 218 г серебра; за обученного раба платили раза в два-три дороже.

Сделка о самопродаже в рабство. Демотический папирус. XXVI династия. От времени XXVI династии до нас дошло относительно много сделок на самопродажу в рабы. Обычно говорится о самопродаже за серебро. Продажа себя в рабы вызывалась, разумеется, бедственным положением. Некоторые становились рабами, платя таким путём за помощь, полученную в безысходной'нужде. Продававший себя в рабы отказывался от свободы и за себя и за своих детей, притом «на веки вечные». Однако известен случай возобновления такой сделки на продажу в рабство по истечении пятилетнего срока. Рабское состояние не мешало продававшемуся приобретать некоторое имущество, хотя всё, что имелось у раба, вплоть до одежды «на спине его», считалось принадлежащим хозяину.

Существовали и сделки на продажу себя в «сыновья». «Сын» покупался за серебро вместе с ожидаемым потомством и всем, что он уже имел или мог приобрести впоследствии. Он становился подвластным своему «отцу», а дети «сына» объявлялись «детьми» детей покупателя. «Сын», таким образом, мог служить покупателю даровым работником.

Всё это свидетельствует об обнищании широких слоев свободных. Под влиянием роста денежного хозяйства процесс обнищания широких масс свободного населения должен был усиливаться. В этом играло немалую роль ростовщичество, которое засвидетельствовано для этого времени, хотя по сохранившимся данным и трудно судить о степени его распространения.

Значительная часть египетского населения находилась попрежнему в зависимом состоянии в округах и деревнях, принадлежавших казне, храмам, «жене» Амона в Фивах и знати. При передаче храму округа или деревни они передавались со всеми их людьми, стадами, всевозможным имуществом. Имеется указание на то, что «царские» люди, т. е. земледельцы, в начале VII в. до н. э. платили подать царской сокровищнице.

Положение ремесленников было, надо думать, далеко не завидное Бросается в глаза резкое уменьшение количества заупокойных памятников, посвящённых ремесленникам, и чуть ли не полное исчезновение ремесленников-жрецов. Фараоновская власть действовала в интересах рабовладельцев, в интересах знати, в первую очередь жреческой, и нимало не заботилась о положении широких масс свободных. Это приводило ко всё большему ослаблению государства.

Египетские воины при XXVI династии были преимущественно ливийского происхождения. Из сочинения греческого писателя V в. до н. э. Геродота следует, что каждый воин владел наделом в 12 арур, т. е. 3,28 га. Этот надел освобождался от налога. В царские телохранители, как сообщает Геродот, ежегодно призывали по 2 тыс. воинов, и эта служба доставляла им дополнительно обильное довольствие хлебом, мясом, вином. Геродот говорит о 410 тыс. воинов, но это число, вероятно, преувеличено.

Важнейшую военную опору XXVI династии в условиях всё более усиливающегося социального расслоения и растущего недовольства среди широких народных масс составляли иноземные наёмники, в первую очередь греки и карийцы (жители Карий, расположенной на юго-западе Малой Азии), а также выходцы из Сирии и Палестины.

Костяк местной знати попрежнему составляли номархи и городские правители, назначенные заново царём или унаследовавшие своё положение от отцов. Власть отдельных номархов простиралась иногда далеко за пределы их непосредственных владений. Храмовое строительство велось не только от царского имени, но и от имени номархов и других представителей общественных верхов. Иногда номархи величали себя по стародавнему обычаю начальниками местного жречества. Прочие представители чиновной знати, если судить по их титулам, мало чем отличались от своих предшественников: это были всё те же верховный сановник, начальник сокровищницы, начальники казны, начальники работ, военачальники, судьи великой палаты и т. д. Особое место занимали египетские военачальники, которым были подчинены греческие наёмники, а также начальники царских кораблей; греческие воины и флот составляли важную опору позднеегипетской державы.

Положение жречества и храмовые хозяйства

Большинство сановников, повидимому, или сами имели жреческие звания, или были сыновьями лиц, носивших такие звания. Однако многие жрецы не были гражданскими сановниками. Сыновья жрецов очень часто бывали тоже жрецами, хотя нередко гражданская служба была у них основной. Погоня знати за жреческими должностями объясняется теми весьма осязательными выгодами, которые эти должности приносили: владеть жреческим местом значило получить в своё пользование часть храмового имущества, будь то земельный надел или продовольственные поступления. За обладание жреческим местом велась подчас ожесточённая борьба. Жреческие должности с их доходами хлебом, мясом, птицей, зеленью, маслом, вином, пивом, полотном и т. п. продавались владельцами за серебро. Доходное жреческое место могло быть предложено в виде взятки даже вельможе.

Земельная собственность храмов, очевидно, была огромной; угодья бывали расположены не только поблизости от храмов, но и в отдалённых частях страны. Двор же продолжал увеличивать эти владения. Храмы сдавали, повидимому, значительное количество земли в аренду. Держатель храмовой земли мог передавать её по наследству, дарить, отдавать в надел, даже продавать другому лицу. Храмы располагали различными мастерскими.

Несмотря на то что храмы располагали собственным огромным движимым и недвижимым имуществом, государство ещё поставляло им скот, птицу, топливо, зерно и т. п., а также делало крупные взносы серебром. Правда, не все храмы были свободны от налогов, однако известен случай, когда достаточно было указать на налоги как на причину запущенности храма, чтобы они были сняты. Сохранился царский указ середины XXVI династии о полном освобождении округа, переданного царём мемфисскому храму, от государственных работ. В конце XXVI династии у тинского номарха были отняты доходы от перевоза через реку и переданы храму, равно как, возможно, и доходы от торговли с оазисом, расположенным в соседней пустыне.

Можно себе представить, какую силу при таких условиях представляло собой жречество.

Огромное значение храмов в хозяйстве страны выразилось и в том, что они заняли ведущее место в денежном обращении. Порукой доброкачественности серебра, обращавшегося в качестве денег, служило обычно происхождение его из определённых сокровищниц. В конце XXV — начале XXVI династии славилась сокровищница Хершефи бога Гераклеополя. С начала XXVI династии упоминается и серебро сокровищницы самих Фив. Впоследствии, при персах, в Фивах имело хождение «серебро сокровищницы Птаха», т. е. храмовой сокровищницы Мемфиса.

Если употребление в Фивах гераклеопольского серебра указывает на некоторое единство денежного обращения в Верхнем Египте, то на основании этого ещё нельзя утверждать о существовании очень тесных связей между югом и севером страны. На слабую деловую связь Фиванской области даже со средней частью страны указывает, например, различие в деловом письме почти на протяжении всего периода господства XXVI династии. Немногочисленные клады греческих монет древнее последней трети IV в. до н. э. были найдены почти исключительно в Нижнем Египте; в Фивах и южнее этого города они как будто не были обнаружены. Развитие денежного обращения при XXVI династии не следует преувеличивать. Наряду с серебром распространённым средством обмена попрежнему оставалось зерно.

<Второе эфиопское завоевание

Вновь подчинивший Египет в конце VIII в. до н. э. эфиопский фараон Шабака, согласно Манефону, захватил и сжёг живым Бокхориса.

Второй преемник Шабаки — Тахарка, воцарившийся в 689 г. до н. э., оставил в Фивах внушительные свидетельства расположения эфиопской царской власти к жречеству. Так, в главном храме Амона был воздвигнут проход из двух рядов колонн, по шести в каждом, вышиной в 21 м. Тахарка известен главным образом как упорный, хотя и неудачливый противник Ассирии. В завоевании Египта Ассирийская держава, стоявшая тогда на вершине своего могущества, видела очередную и важную задачу. В 674 г. до н. э. Тахарке удалось не пропустить ассирийцев вглубь Египта, но новое нашествие ассирийского царя Асархаддона в 671 г. до н. э. закончилось, несмотря на ожесточённую оборону Тахарки, взятием и разграблением Мемфиса. Однако северных владетелей ассирийцы оставили в их областях. Размещённые в Египте ассирийские силы были немногочисленны. Пользуясь этим, эфиопы попытались вернуться обратно. Нижний Египет встретил их, повидимому, довольно холодно. В 667 г. до н. э. ассирийскому царю Ашшурбанапалу, преемнику Асархаддона, достаточно было одной выигранной битвы, чтобы принудить эфиопов вновь бежать на юг. При приближении ассирийского войска, усиленного отрядами местных египетских владетелей, Тахарка покинул Фивы, но стал на противоположном берегу.

Некоторые северные владетели, в том числе влиятельнейший из них — Нехао, владетель Саиса и Мемфиса, затеяли переговоры с Тахаркой. На этот опасный шаг владетелей, возможно, заставило пойти крайнее возбуждение простого люда, выступавшего против тяжкого ассирийского ига. Гонцы северных владетелей были перехвачены ассирийцами, после чего Нехао и один из его единомышленников в оковах были отправлены в Ассирию. Бросается в глаза разница в обращении ассирийцев с городским населением Севера и с владетельным главою заговорщиков В ряде северных городов, в первую очередь в Саисе, была учинена страшная резня. Трупы были выставлены на шестах, а содранная с людей кожа — на городских стенах. Что же касается Нехао, то Ашшурбанапал одарил его золотыми украшениями, облёк в дорогие одежды и вернул на царство в Саис, а его сына, принявшего ассирийское имя, посадил правителем в одном из больших нижнеегипетских городов.

В 664 г до н. э. умер Тахарка, и новый эфиопский царь Тануатамон (Тальтамон) вновь попытался завоевать Нижний Египет. Когда Тануатамон прибыл в Фивы, жречество вышло с цветами навстречу царю. С восторгом встречали эфиопа и храмы в средней части страны. В Мемфисе заперся ассирийский отряд. Вылазка осаждённых кончилась их разгромом, и Мемфис пал. Затем фараон выступил против нижнеегипетских владетелей, но те, надеясь на близкую ассирийскую помощь, укрылись за стенами своих городов и не приняли боя. Тануатамон вернулся в мемфисский дворец. Признание Тануатамона некоторыми ил владетелей не могло уже существенно изменить положение. Ассирийцы приближались Эфиопы вынуждены были отступить Нижнеегипетские правители встретили ассирийцев изъявлениями покорности. Фипы, дотоле незыблемую опору эфиопов в Египте, постигла страшная кара. Они подверглись разграблению, многие мужчины и женщины были угнаны ассирийцами в плен. Правда, вскоре эфиопское правление было восстановлено в разорённом городе. Но былое значение Фивы утратили навсегда.

Воссоединение Египта под властью саисских фараонов

Такой исход борьбы за Египет был обусловлен не одним военным превосходством Ассирии. Сказалась и враждебность Нижнего Египта по отношению к эфиопам, которая явственно обнаруживалась при каждом их появлении там. Статуэтка, изображающий царя Тахарку. VII в. до н. э. Бронза. Однако ассирийская «защита» от южан обходилась слишком дорого, в первую очередь трудовому населению Нижнего Египта. В его интересах было освобождение страны и от ассирийцев.

Дело воссоединения и освобождения Египта выпало на долю основателя XXVI (саисской) династии — Псамметиха I. Вероятно, он и сын саисского владетеля Нехао — одно и то же лицо, и именно его помиловал и обласкал некогда ассирийский царь Ашшурбанапал.

Каким образом произошло отпадение Египта от Ассирии, не ясно, возможно, что Ассирия, занятая войнами в других областях предпочла иметь в липе Псаммотиха скорее союзника, чем сомнительного подданного.

Прочно сплотить северные области Псамметих мог, только сломив противодействие их владетелей. Это можно было сделать, располагая значительной военной силой. Греческое предание утверждало что в этом Псамметиху и его сторонникам помогли греческие (ионийские) и карийские воины из Малой Азии; ассирийские источники говорят о присылке ему воинов лидийским царём Гигом.

Псамметиху I удалось объединить страну не сразу. Начало его царствования относится к 663 г. до н. э., однако до 658—657 гг. Фивы ещё оставались во власти эфиопского паря Тануатамона. Как произошло воссоединение Юга с Севером, неизвестно, но в 655 г. до н. э. Псамметих был уже хозяином Фив. Египет в конде концов вновь стал единым Новый фараон довольно свободно распоряжался в некоторых областях. Это видно, например, из жизнеописания одного сановника. По воле фараона этот сановник побывал правителем в шести местностях Нижнего Египта, затем был переведён с каким-то поручением в Фивы и, наконец, сделан последовательно номархом в двух городах южнее Фив. Так можно было обращаться, однако, не со всеми областями. Могущественный владетель Гераклеополя соединял в своём лице власть номарха, звание жреца местного божества, начальствовал над судоходством едва ли не во всём государстве и управлял средней частью страны В Фивах продолжал сидеть старый владетель, которому былая близость к эфиопам не мешала и при Псамметихе I управлять Южным Египтом. Положение в Фивах осложнялось ещё присутствием эфиопской царевны, владетельной «жены Амона» Для того чтобы укрепить своё положение в Фивах, Псамметих дал свою дочь эфиопской царевне в «дочери» и преемницы

Несмотря на такое «родство» с владетельницей Фив, Псамметих был и оставался северным фараоном. За полувековое царствование он почти не оставил следов своей строительной деятельности в Фивах Зато он строил в Нижнем Египте, особенно в Мемфисе.

На кого опирался Псамметих? Кое-какие намёки на это можно найти в источниках Фараон был женат на дочери верховного жреца в Гелиополе. В полусказочном рассказе Геродота виновником возвеличения Псамметиха назывался верховный жрец Птаха. Сразу же затем Геродот переходит к рассказу о постройках нового царя в Мемфисе, а потом говорит о награждении царём своих иноземных пособников — воинов. Создаётся впечатление, что эти постройки были знаком благодарности мемфисскому жречеству за помощь, оказанную Псамметиху при воцарении. Геродот свидетельствует не только о близости Псамметиха к северному жречеству, но и о натянутых отношениях фараона с египетскими воинами. По Геродоту, до 240 тыс. египетских воинов, не получив смены после своей трёхлетней пограничной службы, ушли в Эфиопию. Даже если число ушедших преувеличено, самый рассказ вполне правдоподобен. Правда, Геродот говорит, что при воцарении Псамметиха ему помогали и приверженцы из числа египтян, однако победу обеспечили не египетские, а греческие и карийские воины, которые были затем поселены в Нижнем Египте и осыпаны царскими милостями.

Местные владетели северной половины страны были по своему происхождению вождями ливийского воинства Псамметиху для подавления их,естественно, пришлось опереться не на местных, ливийских, а на пришлых воинов. Главной опорой его в стране могло быть северное жречество Богатые позднеегипетские храмы были основными очагами развития денежного хозяйства. Вполне возможно, что средства для найма иноземных наёмников были предоставлены Псамметиху именно храмами, жречеством. Если это так то в лице XXVI династии к власти пришла новая, храмовая знать, державшая в своих руках нити развивавшегося денежного обращения. Будучи заинтересована в развитии денежного хозяйства, она, разумеется, стремилась и к государственному единству страны.

Египет при преемниках Псамметиха I

Время укрепления саисской династии в Египте совпадает со временем упадка Ассирии, с которой египетскими фараонами, видимо, были установлены хорошие отношения. Правда, во время скифского нашествия Египет не мог помочь Ассирии и сам, по словам Геродота, был вынужден откупиться от скифов дарами. Однако египетское войско оказало помощь Ассирии в её последней схватке с Вавилоном.

Когда в 609 г. до н э на престол вступил сын Псамметиха I — Нехао, Ассирии уже почти не существовало Дело шло уже не столько о защите остатков Ассирийской державы, сколько об участии в их дележе. Египет вновь готовился к широкой военной деятельности. Предпринятое финикийскими мореходами по поручению Нехао плавание вокруг Африки вряд ли имело военное значение. Оно могло преследовать дели торговли и разведывания торговых путей. Но намерение прорыть или, быть может, восстановить канал между Нилом и Красным морем, вероятно, преследовало не только торговые, но и военные пели. Однако это строительство, на которое были привлечены массы египетского населения (Геродот говорит о гибели 120000 человек при постройке канала), не было завершено. Для военных нужд на Средиземном и Красном морях были построены большие гребные суда.

В 608 г. до н. э. дорогу фараону к Евфрату пыталось преградить у Мегиддо войско иудейского даря Иосии, но безуспешно. Сам Иосия был смертельно ранен, и иудеи возвели на престол его сына Иоахаза, но спустя три месяца Нехао низложил его и поставил царём его брата Иоакима. Иудея должна была платить тяжёлую дань серебром и золотом.Три года властвовал фараон над Сирией и Палестиной, но в 605 г. до н. э. вавилонское войско под начальством царевича Навуходоносора, вероятно при содействии мидян, разбило египетское войско при Каркемише, и Сирия с Палестиной были снова потеряны для Египта.

Египетские фараоны и после этого не отказались от попыток подчинения соседних народов. Сын Нехао — Псамметих II (593—588) побывал в Сирии и Палестине (590 г. до н. э.) и послал в Эфиопию войско, состоявшее из египтян и из «иноязычных»: семитов, греков, карийцев. Войско находилось под начальством двух египтян. Вторжение сопровождалось большим кровопролитием, опустошениями страны и уводом пленных.

В начале царствования Псамметих II отправил в Фивы и объявил «дочерью» «жены Амона» свою дочь.

При сыне Псамметиха II — Априи (588—566) Египет отважился открыто поддержать Иудею в борьбе с Ново-Вавилонским царством. Фараон при этом, вероятно, больше думал о захвате торговой Финикии, чем о действительном отпоре вавилонянам. Греческие писатели сообщают о морской победе Априя над соединёнными тирскими и кипрскими силами и о его походе на Сидон. Египетское войско появилось и под Иерусалимом, принудив вавилонян временно снять осаду с этого города, но было затем разбито (586г. до н. э.) и ушло восвояси. Финикия была тоже потеряна.

Другое поражение стоило фараону престола. К тому времени западнее Египта на африканском берегу Средиземного моря выросло сильное греческое государство Кирена. Теснимые им ливийцы решили отдаться под покровительство египетского царя. Априй отправил против Кирены большое войско, составленное, естественно, из египтян, а не из греков; но воины Кирены наголову разбили его. Тогда, по Геродоту, в египетском войске вспыхнул мятеж, и царём был провозглашён сановник Амаоис (Яхмес II, 569—525). Хотя он был вскоре признан как в Нижнем, так и в Верхнем Египте, Априй с помощью своих греческих и карийских воинов ещё продержался на Севере до 566 г. Даже кровопролитная битва между Априем и Амасисозд с участием пехоты, конницы и судов не решила исхода борьбы. Однако вскоре Априй погиб; Амасис похоронил его с царскими почестями.

Хотя Амасис был обязан своим выдвижением египетскому войску, он не порывал и с греками. По Геродоту, Амасис из лагерей в Дельте перевёл в Мемфис ионийских и карийских наёмников и составил из них свою охрану против египтян. Фараон был весьма расположен к грекам, он делал пожертвования в их храмы, одна из его жён была родом из Кирены. Отведённый грекам город Навкратис в западной части Дельты был наделён привелегиями, в нём была сосредоточена иноземная торговля.

Господствующее положение в стране попрежнему принадлежало знати. Каким бы простонародным весельчаком ни рисовался Амасис последующим поколениям, сложившим о нём сказки, он на деле оставался царём знати, в первую очередь жреческой. Его главная жена и мать его наследника была дочерью верховного жреца Птаха.

Геродот упоминает пропилеи (проход с колоннами) Амасиса в саисском храме, исключительные по своей высоте и обширности. Царь оставил сооружения в мемфисских и других храмах. Когда впоследствии зашла речь о восстановлении урезанных персидскими завоевателями продовольственных, денежных и иных государственных взносов в храмы, доходы «времени фараона Амасиса» принимались за желаемый образец.

Ещё в 568—567 гг. до н. э. произошло военное столкновение Египта с Вавилоном; вавилонский парь Навуходоносор II, возможно, воспользовался тогда междоусобицей при воцарении Амасиса.

Происшедшее в дальнейшем усиление Египта на море при Амасисе привело к превращению Кипра в египетского данника. Египет состоял в союзе с Киреной и с правителем (тираном) острова Самое — Поликратом, одно время также с Лидией, Вавилоном и Спартой против персидского царя Кира. Нашествие персидского царя Камбиса в 525 г. до н э. не застало уже Амасиса в живых: он умер, когда персы ещё шли на Египет. Сын Амасиса — Псамметих III процарствовал всего лишь полгода Разъедаемый внутренними противоречиями, фараоновский Египет, в котором властвовали жреческая знать и иноземные наёмники, пал под натиском Персидской державы.

назад содержание далее

по разумной стоимости теплообменники пластинчатые









ПОИСК:




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'