история







разделы



назад содержание далее

Английское завоевание Южной Индии

Образование Майсурского государства

Наибольшее сопротивление английскому Майсурского проникновению в глубь Южной Индии государства оказало княжество Майсур. Расположенное на плато, ограниченное с двух сторон Восточными и Западными Гхатами, а на юге рекой Кавери, государство Майсур было труднодоступным для вражеских армий. Длительная борьба между моголами и маратхами дала Майсуру, лежащему в стороне от районов основных битв, возможность окрепнуть. Многочисленные горные реки, полноводная Кавери и разветвленная система плотин и водоемов позволили майсуреким крестьянам собирать обильный урожай. Земельный налог был сравнительно умеренным. Широко развито ремесло.

В ряде городов Майсура производились ткани (в основном грубые сорта), но главным предметом майсурского экспорта были железные бруски, продаваемые по всей Индии. Железо добывалось главным образом из песка речек, текущих с гор и сносивших вниз размельченную руду. Обилие лесов позволяло плавить эту руду в примитивных печах, а потом получать железо и сталь путем многократной перековки в небольших горнах. Этим промыслом сезонно занимались преимущественно артели по деревням, а в остальное время артельщики обрабатывали свои земли или нанимались в работники к мрестьянам. Среди ремесленников было также значительное количество стекольщиков, производивших на продажу стеклянные браслеты, красильщиков, переплетчиков, строителей оросительных каналов, выпаривателей соли.

В результате переворота во главе Майсура в 1761 г. встал вместо представителя индусской династии Водеяр военачальник мусульманин Хайдар Али (1761—1782 гг.). Первым долгом он реорганизовал армию. Вместо отрядов, нанимаемых и оплачиваемых отдельными джагирдарами и подчиняющихся только им, Хайдар Али создал отряды, воинов и офицеров в которые нанимал сам. Он платил им жалованье из казны, отменив систему раздачи джагиров. Он стал также широко привлекать к себе на службу европейских (в первую очередь французских) офицеров. Европейским военачальникам удалось приучить армию Хайдара к новой дисциплине и обучить новой тактике. Хайдар первым из индийских правителей уделил основное внимание не коннице, а пехоте: из 50—55 тыс. человек.

Первая англо-майсурская война

Англичане, победившие французов на юге Индии и завоевавшие Бенгалию, ожидали столь же быстрых побед над Хаидаром Али. Однако после первых же боев в 1767 г, при Чатами и Триномали Хаидар Али стал уклоняться от генеральных сражений. Он применял другую тактику: быстро перебрасывал свои войска на новое место действия и наносил удары по отдельным отрядам и слабозащищенным местностям. Благодаря большей маневренности майсурской конницы и артиллерии по сравнению с английскими сипаями-пехотинцами такая тактика приносила Хайдару порой успех.

Первоначально ход кампании был успешным для англичан, имевших возможность нападать на Майсур как из Мадраса, так и из Бомбея. Население Малабарского побережья при поощрении и поддержке бомбейской армии восстало против власти Хайдара Али, и тому пришлось перебросить на Мала-бар свои основные силы. Тем временем мадрасская армия заняла все юго-восточные области Майсура. Однако, находясь вдали от баз снабжения, английские войска начали голодать, теряя боеспособность. Хаидар Али с отборными войсками вторгся в Карнатик, стал жечь деревни и, сделав быстрый бросок, оказался у самых предместий Мадраса. Англичанам пришлось подписать мирный договор, по которому обе стороны возвращали завоеванные друг у друга территории и обязывались «в случае нападения врага на одну из договаривающихся сторон... взаимно помогать друг другу».

Однако, когда в 1770 г. маратхи напали на север Майсура и Хаидар обратился к англичанам за военной помощью, те ему отказали под предлогом имевшегося у них договора о дружбе с маратхами.

До сих пор все индийские князья относились к англичанам как к владетелям наподобие их самих. Князья порой враждовали с англичанами, порой заключали с ними союзы против своих внутренних врагов. Хаидар Али первым понял в 1770 г., что англичане являются основным врагом индийских княжеств и соглашения с ними немыслимы. « Хаидар Али и его сын Типпу Саиб поклялись на Коране хранить вечную ненависть к англичанам и уничтожить их».

От вторгшихся в 1772 г. маратхов Хайдару Али удалось откупиться. Он понял, что разорение страны сражающимися армиями грозит подорвать все ресурсы Майсура.

Для пополнения пустой казны Хаидар Али повысил дань с вассальных князей, особенно с тех, которые во время последнего маратхского нашествия примкнули к врагу. В 1772—1773 гг. Хаидар опять овладел Малабарским побережьем, а в 1774 г. захватил княжество Кург.

Первая англо-маратхская война

Тем временем разгорелись англо-маратх-ские войны, и Хаидар Али оказался в них втянутым. После разгрома маратхских сил в третьей битве при Панипате в 1761 г. власть гаешвы над другими маратхокими князьями ослабела. На первый план выдвинулись Гвалиур (династия Синдхия) и Индур (династия Холкар). Однако в правление пешвы Мадхао Рао I (1761 — 1772 гг.) Махараштра еще играла значительную роль на юге Индии. После смерти Мадхао Рао I разгорелась борьба за власть в Пуне Один из претендентов, Рагхунатх Рао (Рагоба), обратился сначала за помощью к Хайдару Али, но, когда тот, занятый кургским походом, не смог ее оказать, Рагхунатх Рао заключил договор в Сурате с Бомбейским советом, по которому англичанам отходили маратхские земли: Бассейн, Сальсете и мелкие острова близ Бомбея. Кроме того, Рагхунатх Рао обязался платить за содержание обещанного ему отряда из 2,5 тыс. человек 150 тыс. рупий в месяц.

Однако вторгшиеся в страну английские войска встретили решительный отпор объединившихся маратхских князей. Хей-стингс, как глава всех английских владений в Индии, аннулировал Суратский договор и заключил с противником Рагхунат-ха Рао — Нана Фарнависом, министром малолетнего пешвы Мадхао Рао II, соглашение в Пурандхаре. По этому договору пешва обязался внести Компании за вывод ее войск 1,2 млн. рупий наличными и, кроме того, отдать ей области, приносившие 300 тыс. рупий дохода. Остров Сальсете оставался за англичанами. Но Бомбейский совет не подчинился Хейстингсу и опять послал войска в Махараштру, чтобы передать власть Рагхунатху Рао.

Эта бомбейская армия была окружена войсками Махададжи Синдхии в Варгаоне, в 20 км от Пуны. Ее положение было очень серьезным. Однако Махададжа Синдхия соблазнился обещанием признать его независимым от пешвы правителем и заключил с англичанами Конвенцию в Варгаоне, по которой англичане обязались выдать пешве Рагхунатха Рао и возвратить маратхам все области, завоеванные с 1776 г. Синдхия позволил английской армии уйти в Бомбей Когда же войско оказалось в безопасности, Совет бомбейского президентства отказался ратифицировать Конвенцию в Варгаоне. Тогда обманутые ма-ратхокие вожди объединились в 1780 г. с Хаидаром Али и с низамом. Маратхи и Хайдарабад обязались признать за Майсуром захваченные им территории, а войска Хайдара Али должны были нанести решающий удар в Карнатике и принять на себя основную тяжесть борьбы Хайдару обещали помощь французы, поскольку Франция в то время воевала с англичанами за свои владения в Канаде. Так началась вторая англо-майсурская война, «признанной целью которой, — по словам английского чиновника, — было уничтожение английского владычества в Индии».

В это время лишь две силы в Индии могли противостоять английским захватам — маратхский союз княжеств и Майсур. Однако Майсурское государство было более централизованным и прочным, имело более современную армию и более однородный (по национальному признаку) состав населения в центре государства. Поэтому именно Майсур возглавил сопротивление английскому вторжению в Индию во второй половине XVIII в. Однако Майсур имел уязвимое место: население недавно присоединенных к Майсуру областей — Малабара, Курга и других — выражало недовольство. Англичане нередко разжигали восстания в этих местностях, но Хайдар Али подавлял их. Он строго следил за сбором земельного налога в Майсуре, плеткой выколачивая у сборщиков налога утаенные ими деньги. Большое значение имела его религиозная политика. Хайдар старался не задевать религиозных чувств индусов. Он покровительствовал торговле и ремеслам и открыл несколько оружейных мастерских под руководством европейских инженеров.

Вторая англо-майсурская война

В 1780 г. Хайдар Али вторгся в Карнатик во главе самой крупной армии, которая когда-либо действовала на юге Индии. Одна часть армии неожиданным натиском взяла богатый порт Порто-Ново, другая — во главе с сыном Хайдара Типу осадила Аркат. Крупный отряд полковника Бэй-ли был окружен войсками Типу и уничтожен в битве при Пе-рамбакуме (Полилоре), а главнокомандующему английской армией Г. Манро пришлось отступить из Кондживерама к Мадрасу. Вскоре пал Аркат. Фактически весь Карнатик оказался во власти Хайдара Али.

Однако присланные из Бенгалии подкрепления во главе с лучшим английским главнокомандующим Э. Кутом, а также соглашение, подписанное с низамом Хайдарабада, по которому Хайдарабад вышел из антианглийской коалиции, получив за это округ Гунтур (ранее захваченный англичанами), изменили ход войны. Кут с суши и английский адмирал Хьюз с моря смогли воспрепятствовать высадке французов, плывших с острова Маврикия. После этого Кут одержал ряд побед над армией Хайдара Али в 1781 г.: при Порто-Ново, Перамбакуме и Шолангхуре.

Начались восстания против Майсура на Малабарском побережье, в Баламе и Курге. Опасаясь союза голландцев с Хайда-ром, английские войска заняли голландский центр на юге Индии — Негапатам. Неожиданным ночным штурмом английские отряды взяли считавшуюся неприступной крепость Гвалиур, столицу Махададжи Синдхии. Синдхия вынужден был подписать в Сальбае в 1782 г. договор с англичанами, по которому был признан независимым правителем. Остальные маратхские вожди тоже отказались от борьбы против англичан.

В этот тяжелый для Хайдара Али момент из Франции прибыла эскадра во главе с адмиралом Сюффрэном и в морском бою у Мадраса в январе 1782 г. заставила отступить потрепанные корабли Хьюза. Крупные английские силы полковника Брэйтвейта были внезапно окружены под Анагуди армией Типу и уничтожены. По свидетельству индийского историка, «южная армия англичан была так ослаблена этой бедой, что некоторое •время не могла выступить в поход». Ожидая высадки французов, Хайдар Али тем временем взял в апреле 1782 г. порт Куд-далур, который должен был стать базой французских войск. Французский и английский флоты сражались еще несколько раз, но безрезультатно. В декабре 1782 г. умер давно болевший Хайдар Али. Его сын Типу Султан в основном продолжал политику отца и считал главной целью своей жизни изгнание англичан из Индии. Он был способным полководцем и умел повести ва собой армию.

Однако в самом начале своего правления Типу допустил крупный просчет. Он послал тайный приказ убить ненавистного ему коменданта Беднура Шейх Айяза, бывшего любимца Хайдара. Приказ попал в руки Айяза, и тот, спасая свою жизнь, перешел на сторону англичан, сдав Беднур в январе 1783 г. без единого выстрела бомбейской армии генерала Маттьюса. Потеря Беднура была большим ударом для Типу. Англичанам был открыт путь в самое сердце Майсура.

К счастью для Типу, бомбейская армия была самой слабой из английских армий в Индии, а Маттьюс оказался бездарным и нерешительным полководцем. Заняв беднурскую крепость, Маттьюс и офицеры его армии забрали хранившуюся там огромную казну. Солдаты же ограбили население этого богатого города. В бомбейской армии началось разложение, и Типу, перебросившему к городу все свои силы, удалось взять его измором. Маттьюс капитулировал. Овладев Беднуром, Типу затем вторгся на Малабарское побережье и отобрал у англичан ряд крепостей. В 1783 г. он осадил Мангалур — последний опорный пункт бомбейской армии на Малабарском побережье. В это время в Куддалур прибыло наконец подкрепление из Франции во главе с престарелым Бюсси.

В июле 1783 г. в Индию пришло известие о заключении мира между Англией и Францией. Все французы, т. е. не только прибывшие с Бюсси в Куддалур, но и те, кто состоял на службе у Типу и принимал участие в осаде Мангалура, отказались продолжать войну против англичан. Попытка продолжить осаду Мангалура силами одной майсурской армии при угрозе нападения на нее войск Синдхии, ставшего союзником англичан, окончилась неудачей. Типу был вынужден 11 марта 1784 г. заключить Мангалурский мирный договор, по которому обязывался вывести все войска из Карнатика; англичане же обещали уйти из Малабара. Наконец, обе стороны обещали возвратить военнопленных. Так кончилась вторая англо-майсурская война, изобиловавшая драматическими переменами.

Со времен Мангалурского мира Англия, на усилении военной мощи которой все больше сказывались последствия промышленного переворота, в борьбе с Майсуром всегда была нападающей стороной и, уверенная в своей победе, провоцировала войну. Поэтому и Типу изменил свою тактику. В борьбе против англичан он искал новых союзников среди мусульманских правителей. Создавшаяся обстановка многое объясняет во внешней и внутренней политике Типу Султана, отличающейся от политики Хайдара Али.

Как англичане, так и Типу Султан понимали, что их взаимное соперничество на юге Индии приведет к новой войне, и готовились к ней. В 1786 — 1787 гг. Типу вел борьбу с ма-ратхами и Хайдарабадом и, одержав победы, присоединил некоторые маратхские княжества. Однако, несмотря на победу, он заключил мир на кзвольно благоприятных для маратхов условиях, так как опасался толкнуть их на союз с англичанами. В своей столице Серингапатаме Тину в 1787 г. принял титул падишаха, тем самым покончив с фиктивной властью индусского раджи Майсура.

Предвидя новую войну с английскими захватчиками, Типу обратился за помощью к Франции. Он послал две миссии во Францию, из которых одна, добравшись только до Стамбула, вынуждена была вернуться, а другая прибыла по назначению в июне 1788 г. Типу предлагал Франции заключить оборонительный и наступательный союз против англичан. Посланцы Типу были торжественно приняты в Версале, но внутреннее положение Франции накануне буржуазной революции исключало возможность посылки войск в далекую Индию.

Еще в 1784 и 1785 гг. Типу Султан послал две миссии в Стамбул к султану, призывая его оказать поддержку своему единоверцу. Однако Турция, занятая борьбой с Россией, сама рассчитывав на помощь Англии и потому не пожелала помочь Типу.

Между тем вспыхивали все новые восстания на Малабаре п в Курге. В 1786 г. Типу пришлось по существу опять завоевывать Малабарское побережье. В 1788 г. еще продолжались нападения наиров на майсурские гарнизоны. В 1789 г. разгорелось восстание в Курге. Пока армия Типу была в Курге, поднялся Малабар, а, когда майсурокие войска ушли на Малабарское побережье, кургцы вновь освободили стою страну от майсурских гарнизонов, за исключением главной крепости.

Типу не мог снова двинуться на усмирение Курга, так как его больше заботили действия Траванкура.

Возвышение Траванкура и превращение его из мелкого княжества в сравнительно сильное государство произошло в первой половине XVII в. Раджа Траванкура завоевал всю южную часть Малабарского побережья и собирался овладеть постепенно всем побережьем, но его опередил в этом Хайдар Али. Тогда раджа Траванкура решил, что его главным врагом является Майсур, и стал искать дружбы с англичанами. Во время второй англо-майсурской войны он оказывал помощь английской армии. Опасаясь нападения Типу, в 1788 г. раджа принял к себе на службу по субсидиарному договору два батальона сипаев. Он стал строить укрепления на территории Кочина, вассала Майсура. В конце 1789 г. войска Типу вторглись за линии укреплений, но были разгромлены. Однако вторая попытка взять линию укреплений была успешной. Армия раджи обратилась в бегство. Тогда англичане под предлогом защиты своего траванкурского союзника вторглись в Майсур.

Третья и четвёртая англо-майсурские войны

Генерал-губернатор Индии Корнуоллис (1786-1793 гг.) перед войной, в 1790 г., заключил военный договор с пешвои и низамом против Майсура: после победы союзникам англичан возвращались их прежние владения, завоеванные Хайдаром и Типу, а исконные земли Майсура делились на три равные доли между Компанией, Пуной и Хайдарабадом. Низам и пешва должны были выставить по 25 тыс. воинов каждый ж выступить одновременно с англичанами. В то же ®ремя Корнуоллис установил связи с недовольными элементами в Курге, Кочине и на Малабаре, обещая им помощь в войне и взимание лишь «весьма умеренной дани», если они станут вассалами Компании.

По стратегическому плану Корнуоллиса английские войска вторглись в Майсур с трех сторон, в то время как перед ма-ратхами и низамом была поставлена задача разорить окраины Майсура и обеспечить защиту англичан от майсурской конницы. Соединенные силы союзников составляли не менее 57 тыс. человек. Был взят и разгромлен Бангалур, а затем осажден английскими войсками Серингапатам. После трехнедельной осады Типу Султану пришлось согласиться на мир. Корнуоллису мир тоже был необходим. Его войска плохо снабжались, начался падеж тягловых животных.

В 1792 г. было подписано Серингапатамское мирное соглашение. Типу обязался заплатить 33 млн. рупий контрибуции, а до полной уплаты денег прислать двух своих сыновей англичанам в качестве заложников. Маратхи получили свои прежние владения до реки Кришна, Хайдарабад — свои прежние земли между Тунгабхадрой и Кришной, англичане же присоединили к своим владениям Барамахал и Диндигал, значительную часть Малабара и Кург, т. е. все проходы в Майсур из Карнатика и Бомбея. Однако Корнуоллис не стремился уничтожить Майсур, а решил сохранить его как независимое государство в противовес маратхам.

По окончании войны Типу стал укреплять государственную власть. Он провел ряд внутренних реформ, целью которых была подготовка страны к новой войне. В первую очередь была проведена реорганизация армии: сокращено число всадников и увеличена количественно пехота. На выплату контрибуции и содержание армии были нужны большие средства, поэтому Типу увеличил земельный налог на 30%, торговые пошлины и сборы — свыше чем на 7 % Падишах стал также отбирать земли мелких феодалов — палайяккаров, джагирдаров и индусских храмов там, где это не вызывало сильного недовольства населения.

Поскольку Типу Султана неоднократно предавали приближенные-индусы — сторонники раджи Майсура, падишах с значительно большим доверием стал относиться к мусульманам и стремился именно их выдвигать на самые ответственные посты. Однако его попытка назначить в крупные округа наместников-мусульман для контроля налогового аппарата, состоявшего из брахманов, при существовавшей в стране коррупции привела только к увеличению количества взяточников. Сборщики налогов заставляли крестьян по нескольку раз платить одни и те же взносы и подкупали обязанных ревизовать ход поступления налогов чиновников вплоть до Мир Садыка, главы налогового ведомства Типу. Таким образом, усилия Типу сконцентрировать сбор земельного налога в руках государственного аппарата и отменить всевозможные владельческие права феодалов на землю разбивались об их упорное сопротивление.

Видя технические преимущества европейцев, Типу стремился насаждать в стране новые ремесла, особенно необходимые для военных нужд. Так, с помощью французских офицеров он стал изготовлять пушки и ружья в Серингапатаме, но темпы этого производства (одна пушка и пять-шесть мушкетов в месяц) ни в коей мере не удовлетворяли потребностей армии. Все остальные попытки Типу деспотическими методами добиться быстрого экономического развития страны - организация государственных ремесленных мастерских с принудительным трудом, установление государственного контроля над торговлей путем раздачи купцам в принудительном порядке товаров по ценам, значительно превышавшим их действительную стоимость, введения государственной монополии на ввоз товаров из Малабара и запрещения торговли с английскими владениями в Южной Индии, а также насильственное переселение жителей в новые города, воздвигаемые им для возвеличения своего имени в тех местах, где он одерживал крупные победы, — дали только отрицательные результаты, ухудшив экономическое положение страны и увеличив недовольство населения. Некоторые реформы Типу были вызваны лишь его прихотью и не имели никакого реального значения для страны (например, попытка в принудительном порядке переменить покрой одежды, изменить название ведомств, должностей, месяцев и дней, увеличить число округов или ввести иные, чем прежде, подразделения в армии и т. п.).

Несмотря на провал многих важных мероприятий, Типу все-таки удалось за несколько лет пополнить свою казну, увеличить количество обработанных земель и восстановить сильную армию. Еще в 1794 г. контрибуция англичанам была выплачена и Типу возвращены его сыновья-заложники. Типу снова стал сильным противником, и англичане решили напасть на Майсур.

Опять Типу лихорадочно искал помощи у властителей-единоверцев. Он обратился также к Заман-шаху, правителю Афганистана, уверяя его, что ему будет легко завоевать Индию. Правитель Афганистана соблазнился этими предложениями, а также призывами бывшего наваба Ауда и вторгся в Пенджаб, но, встретив сопротивление сикхов и узнав о заговорах против себя в собственной стране, вернулся домой. Типу вел также переговоры с одним из вождей рохиллов.

Обращался он за помощью и к Франции. Еще в 1793 г. Типу посылал во Францию вторую тайную миссию, но, с кем и о чем велись переговоры, неизвестно. В 1795 — 1796 гг. Типу переслал французам проект тайного французско-майсурского наступательного и оборонительного союза с целью изгнания английских захватчиков из Индии. В 1797 г. он решил установить более тесную связь с французами в Индии. В Серингапатаме был организован якобинский клуб с весьма неясной программой. В присутствии Типу Султана члены клуба торжественно посадили на площади дерево свободы и в своих речах при этом провозглашали смерть воем тиранам и здравицу «гражданину Типу». На голову Типу был торжественно надет санкюлотский колпак. Типу, очевидно, мало понимал, что происходит. Однако он видел, что эта церемония обеспечивает ему верность французских отрядов, а это было для него весьма важно.

Типу предпринял еще одну попытку получить помощь французов. Он тайно отправил на шхуне двух послов. Один должен был привести французские войска с острова Маврикия, а другой - ехать за помощью во Францию. Однако к тому времени, когда послы добрались до острова Маврикия, пришли известия о перевороте во Франции и об установлении Второй (директории. Поэтому отсылать послов во Францию ле было смысла. Губернатор острова нарушил тайну приезда майсур-ских послов и издал прокламацию, призывавшую волонтеров к борьбе против англичан под знаменем Типу. Но результаты вербовки были ничтожны: в Майсур с послами отплыло лишь 99 французов. Англичане же, узнав о действиях Типу и озабоченные началом египетского похода Бонапарта, стремившегося пробиться к Индии на соединение с Типу, сочли необходимым поскорее уничтожить своего опасного врага — Майсур.

Политика генерал-губернатора Индии Р. Уэлсли (1798— 1805 гг.) получила полное одобрение Лондона. Предварительно он решил обезвредить единственно реального европейского противника на территории Индии — французский отряд на службе Хайдарабада. Низаму взамен был обещан английский отряд. Англичане окружили французов, без единого выстрела обезоружили их и распустили, выплатив жалованье, которое задолжал им низам. После этого армия Уэлсли вторглась в Майсур. Были учтены все ошибки Корнуотлиса. На этот раз английские войска хорошо снабжались. Полководцы Типу, недовольные его самовластием, предали падишаха. В результате Серингапатам был вновь осажден англичанами и взят штурмом 28 апреля 1799 г. Сам Типу храбро сражался и был убит в бою. Английские войска несколько дней беспрепятственно грабили Серингапатам.

Победой над Майсуром английские захватчики расчистили себе дорогу к покорению всей Индии В течение трех десятилетий народ Майсура отстаивал свою независимость. Борьба майсурцев против английских завоевателей была поистине героической, и Майсур вплоть до своего падения в 1799 г. был центром сопротивления. Окончательная победа капиталистической Англии над феодальным Майсуром была неизбежной. Однако упорное многолетнее сопротивление майсурцев заставляло английских колонизаторов держать всегда наготове крупные военные силы.

После завоевания Майсура колонизаторы не решились открыто присоединить его земли к своим владениям, а окрыли свое господство за ширмой «урезанного» вассального княжества, посадив на престол потомка рода раджей Водеяр.

Закабаление Карнатика

Карнатик стал типичным примером закабаления вассального княжества при помощи субсидиарного договора. В результате Парижского мира 1763 г. правителем Карнатика (Арката) был признан английский ставленник Мухаммад Али. Однако реальной властью он не обладал и был марионеткой в руках англичан. После войны 1756—1763 гг. Компания потребовала от Мухаммада Али оплатить военные издержки, определив их в 5 млн. рупий. Таких денег у нового наваба не было. Тогда отдельные служащие Компании ссудили ему нужную сумму, но за это потребовали права сбора налогов в некоторых округах. Путем ловких финансовых операций служащие Компании собирали повышенные налоги в предоставленных им округах, а потом из этих средств ссужали Мухаммаду Али деньги за высокие проценты. Так, Поль Бенфилд, один из мелких клерков Компании, производил особенно крупные операции. Получая каких-нибудь 200 ф. ст. в год, Поль Бенфилд одалживал навабу тысячи фунтов стерлингов, причем все попытки наваба избавиться от этих долгов оказались безрезультатными. Для уплаты процентов по долгам Мухаммад Али прибегал к новым займам. «Заимодавцы (т. е. ростовщики-жулики — англичане) находили это «очень выгодным», эти «паразиты» сразу оказывались в положении крупных землевладельцев и получали возможность скопить огромные состояния, угнетая райо-тов; вследствие этого — тирания — и самая бессовестная — по отношению к туземным крестьянам этих европейских (т. е. английских) выскочек — земиндаров. Они и набоб разорили весь Карнатик».

Даже захват и разграбление богатого Танджура войсками Арката и Компании не пополнили казну наваба. Попытки лорда Дж. Линдсея, королевского посланника в 1771 г., и лорда Г. Пигота в 1776 г. прекратить хищническое разграбление Карнатика служащими Компании ни к чему не привели: Линд-сею пришлось вернуться в Лондон ни с чем, а лорда Пигота члены Мадрасского совета, лично заинтересованные в ограблении Карнатика и Танджура, посадили в тюрьму, где он и умер. Поль Бенфилд вернулся в Англию богачом.

В начале XIX в. Карнатик из зависимого княжества превратился в частное владение Компании. Поэтому долги кредиторам должны были отныне уплачиваться уже Компанией, а не навабом. Тогда английский парламент назначил тщательное расследование достоверности ссуд, в результате чего были признаны подлежащими оплате только 1,3 млн. ф. ст., а 19 млн. ф. ст. признаны мошенническими или необоснованными претензиями. «И когда через 20 лет (в 1805 т.) последний из старых долгов был оплачен, оказалось, как и следовало ожидать, что за это время Мухаммед Али наделал новых долгов на 30 миллионов! Новое расследование тянулось 50 лет, стоило 1 миллион ф. ст.— и, наконец, дела набоба были улажены. Вот жак поступало английское правительство — ибо после билля Питта оно, а не Компания, было хозяином в Индии — с несчастным индийским народом!»

Борьба Курга и Траванкура против англичан

После падения Майсура борьба индийского народа стала проявляться лишь в виде отдельных, сравнительно легко подавляемых выступлений. Даже жители областей, сотрудничавшие с англичанами прежде и видевшие в них избавителей, попав под их власть, восставали против притеснений. Типичным примером в этом отношении были Кург и Тра-ванкур.

После того как Кург отошел к англичанам по Серингапатамскому договору 1792 г., туда стали возвращаться бежавшие землевладельцы (наиры и намбудири) и сгонять со своих участков мопла, которые заняли эти земли как ипотекодержатели или же были переселены туда Типу Султаном. Английские власти одобряли их действия, надеясь разжечь таким путем индусо-мусульманокую рознь. Компания к тому же повысила земельный налог и стала сдавать его обор ежегодно на откуп различным крупным феодалам.

В 1793 г. соглашение о сдаче налогов на откуп было заключено не с вождем наиров Варма Раджей, который на это претендовал, а с его дядей. Этого было достаточно, чтобы Варма Раджа стал во главе сопротивления англичанам. Восставшие изгнали английских сборщиков налога. Компания неоднократно высылала против восставших свои войска, но густые заросли джунглей, где прятались повстанцы, надежно укрывали их от англичан. В 1797 г. курщам удалось заманить в засаду и разбить крупный — в 1100 человек — отряд английских сипаев. Тогда Компания подкупила Варма Раджу за ежегодную пенсию в 8 тыс. рупий, и он отошел от движения. Другие вожди восставших продолжали борьбу, но им пришлось прятаться в лесах и ограничиваться отдельными налетами на английские отряды и коммуникации.

В 1800 г. восстание вспыхнуло снова, и Варма Раджа опять возглавил его. На этот раз английскими войсками командовал один из способных английских военачальников, Артур Уэлсли, будущий герцог Веллингтон. В 1802 г. все вожди восставших были пойманы и повешены. Англичане, считая сопротивление окончательно подавленным, провели резкое повышение земельного налога и ввели невыгодный для земледельцев метод пересчета натурального налога на денежный. Крестьяне ответили на это новым восстанием. Главными участниками его на этот раз были земледельцы одного района Курга. Они штурмом взяли крупный английский форт Панамарам, истребив его гарнизон. Затем захватили горные проходы и, нападая на английские коммуникации, зажгли пожар восстания по всей округе, вплоть до самого побережья. Английским властям пришлось пойти на уступки: земельный налог был восстановлен в прежних размерах и удовлетворены еще некоторые требования крестьян. Только в 1805 г. колонизаторам удалось подавить восстание. В решающем бою полегла основная часть повстанцев.

Наконец в 1812 г., в связи с окончательным переводом всего натурального земельного налога в денежный, произошло еще одно восстание в тех же районах. Но переброшенные с Мала-барского побережья войска быстро подавили движение.

Аналогичным было положение в Траванкуре. Там борьбу против английских притеснителей в 1808 т. возглавил далаваи (главный министр) Велу Тхампи, создавший повстанческую армию в 30 тыс. человек с 18 пушками. К траванкурцам примкнули жители Кочина. Однако английские власти располагали крупными военными силами. В двух решающих битвах восставшие были разбиты, и Велу Тхампи, увидев гибель своего дела, покончил жизнь самоубийством. Английское командование подавило это восстание с такой жестокостью, что даже вызвало осуждение руководителей Ост-Индской компании.

Вторая и третья англо-маратхские войны

В Индии оставались непокоренными лишь государство сикхов в далеком Пенджабе и маратхские княжества. После завоевания Майсура (чему в некоторой мере помогли сами маратхи) англичане смогли бросить все свои войска против маратхских княжеств. Растеряв своих потенциальных союзников, маратхи не могли устоять против грозного противника. Таким образом, гибель Типу была по существу предвестником их собственной гибели.

К началу XIX в. усилились раздоры между маратхскими князьями. Они плели друг против друга сеть мелких интриг, давая возможность англичанам разъединять их и покорять поодиночке. В 1801 г. территориальные опоры князей Говалиу-ра и Индура — Даулат Рао Синдхии (1794—1827 гг.) и Яш-вант Рао Холкара (1797—1811 гг.) —привели к войне между ними, сопровождавшейся вторжениями на территорию врага, убийствами жителей и грабежами. Армии обоих противников были к тому времени перестроены: вместо конницы основной боевой силой стала регулярная пехота под руководством европейских офицеров. Однако те же сипаи с европейскими офицерами во главе, но подчиненные не европейски образованному верховному командованию, а князю и феодальным военачальникам, оказались не в силах противостоять английской синайской армии. К тому же англичане разжигали вражду между маратхскими князьями.

В 1802 г. в битве под Пуной армия Хюлкара наголову разбила соединенные войска Синдхиж и пешвы Баджи Рас II (1796—1818 гг.). Баджи Рао II бежал к англичанам в Бассейн и в декабре 1802 г. подписал договор о субсидиарном союзе, по которому согласился постоянно содержать в Махараштре не менее 6 тыс. человек английских войск, выделяя на их содержание ежегодно 2,6 млн. рупий. Кроме того, он обязался поставить свои внешние сношеиия под строгий контроль английских властей.

Таким образом, Махараштра по существу потеряла свою независимость и переходила под протекторат англичан. Форсированным маршем их войска вошли в Пуну и восстановили власть пешвы. Ссылаясь на сюзеренитет Пуны над маратхски-ми княжествами, генерал-губернатор Уэлсли объявил договор с пешвой обязательным для всех маратхских князей. Хотя Синдхия и Холкар отказались признать Бассейнский договор и перед лицом общей опасности прекратили междоусобную войну, они по-прежнему относились друг к другу с недоверием и не могли согласовать свои действия. Это им помешало в начавшейся второй англо-маратхской войне.

Генерал А. Уэлсли решил сначала не трогать Холкара и бросил свои войска только против Синдхии. Сразу же был взят Ахмаднагар, крепость которого считалась неприступной, а затем заняты переходы в Хандеше между владениями низама и Синдхии. Неподалеку от границы Хайдарабада, в Асаи, генерал Уэлсли во главе 5 тыс. человек столкнулся с соединенной армией двух маратхских князей — Синдхии и Рагоджи Бхон-сле, правителя Нагпура. Несмотря на то что маратхокая армия в 7 раз превышала по численности английскую, Уэлсли напал на нее. В этом сражении войска Бхонсле отступили, поставив под удар Синдхию, и это предопределило победу англичан. Уэлсли стал преследовать Бхонсле, а Синдхия не захотел помочь своему недостойному союзнику. В решающей битве под Аргаоном армия Бхонсле была разбита, главная крепость Нагпура — Гавилгарх взята англичанами, и Бхонсле подписал в декабре 1803 г. в Деогаоне договор, по которому княжество Нагпур лишалось независимости, а Каттак, разъединявший территории Бенгальского и Мадрасского президентств, переходил к англичанам.

Тем временем Лейк во главе северной английской армии взял крепость Алигарх и, выиграв битву под Дели, вступил в этот город, а потом и в Агру В этих сражениях войсками Синдхии командовали французские офицеры П. Перрон и Л Бур-кэн. После боя они сдались англичанам (Перрон под Алигар-хом, а Буркэн под Дели). Командование армией Синдхии перешло к маратху Амбаджи Инглию. В решающем бою при Лас-вари (точнее, Насвари) маратхские войска сражались с огромным упорством, большая часть их полегла на поле битвы Армия Синдхии, сражавшаяся на севере, была уничтожена. Все его земли севернее реки Чамбал были заняты англичанами Амбаджи Инглия после этого изменил Синдхии и передал англичанам столицу и крепость Гвалиур. Синдхии пришлось 30 декабря 1803 г. заключить мирный договор в Сурджи-Анд-жангаоне, по которому он лишался своих владений, расположенных между реками Ганг и Джамна, а также Ахмаднагара и Бхаруча, отказывался от сюзеренитета над раджпутокими Княжествами, в этой войне поддерживавшими англичан, и оплачивал содержание субсидиарного английского отряда, который, однако, должен был располагаться у границ владений Синдхии, но на британской территории. Старому, ослепленному рохиллами Великому Моголу Шах Аламу II англичане вернули трон в Дели. Никакой реальной властью он не обладал. Крепость и стольный город Гвалиур, имевший важное военное значение, должны были быть переданы радже небольшого раджпутского княжества Гохуд.

Когда силы Синдхии были сломлены, в январе 1804 г. англичане потребовали от Холкара вывода войск из Хиндустана и отказа от всяких претензий на взимание чаутха с этих земель. Холкар не согласился на эти требования и попытался заключить союз с Синдхией. Однако тот уже находился под контролем англичан.

В 1804 г. началась война против Холкара. Первоначально Холкару удалось разбить английское войско в узком горном проходе Мукунд-Дара и даже совместно с раджей Бхаратпура осадить Дели. Но взять укрепленный город он не смог и отступил. Тогда английская армия перешла в наступление, крепости Холкара пали одна за другой, раджа Бхаратпура заключил мир с англичанами, и Холкар бежал в Пенджаб.

Однако война с маратхами требовала больших средств, и акционеры Компании стали опасаться за свои дивиденды. Новый исполняющий обязанности генерал-губернатора Индии Дж. Барлоу (1805—1807 гг.) отдал Синдхии обратно Гвалиур, а Холкару — его владения к югу от реки Чамбал, надеясь, что они будут ослаблены враждой со своими вассалами — теми раджпутскими князьями, которые в прошлой войне помогали англичанам. Действительно, во владениях маратхов происходила междоусобная борьба. Синдхия и Холкар имели большие армии, но в казне их территориально урезанных княжеств не было достаточно средств для содержания этих войск. Поэтому воины-наемники жили почти исключительно за счет грабежа населения. Они совершали набеги на деревни и даже города, пытали, убивали людей, уничтожали все, что не могли взять с собой.

Разоренным крестьянам часто не оставалось ничего друтого, как примкнуть к этим грабителям, которых именовали пиндари. Во главе пиндари стояли Амир-хан Рохилла, ранее военачальник Холкара, отличившийся в борьбе с англичанами в 1804 г., Карим-хан, также связанный с Холкаром, Читу, бывший военачальник Синдхии, и Васил Мухаммад, состоявший на службе у правителя Бхопала. Армии пиндари все увеличивались. В конце концов в опустошенных областях маратх-ских и раджпутских княжеств стал ощущаться недостаток продовольствия и фуража.

Английские колонизаторы не вмешивались в действия пиндари. Однако, когда в 1816 г. те напали на Северные сиркары, бывшие непосредственными владениями Компании, и налоговые поступления с этих областей сразу резко упали, английские власти решили покончить с пиндари. Предварительно англичане заставили в 1817 г. пешву подписать еще один договор в Пуне. Он отказался от главенства над маратхскими князьями, отдал англичанам провинцию Конкан и обязался все сношения с другими княжествами вести только через английского резидента. Нагпур также заключил субсидиарный договор с англичанами. Синдхия вынужден был подписать соглашение, обязывавшее его предоставить свои войска англичанам для борьбы с пиндари. Кроме того, он отказался на три года от сбора дани с раджпутских княжеств и отдал англичанам в залог крепости Асиргарх и Хжндия. Тем самым англичане подчинили себе всех маратхских князей и стали готовиться к выступлению против пиндари.

Однако, как только значительная часть английских войск ушла из Махараштры, маратхи Пуны восстали. К ним присоединился и Нагпур. Тогда англичане бросили против маратхов самую большую армию из тех, что действовали в Индии в период завоевания. В ней было 120 тыс. человек (в там числе 13 тыс. англичан) и 300 пушек. В 'битвах при Кхадки, Сита-балди, Нагпуре, Салпи Гхате, Аште и Сеони — всюду маратхи терпели поражение. В конце 1818 г. пешва сдался, и генерал-губернатор Индии лорд Мойра, получивший за победы над маратхами тогда учрежденный титул «Маркиз Хейстингс», решил уничтожить звание пешвы и покончить с этим символом единства маратхов. Территория всей Махараштры была присоединена ж Бомбейскому президентству, за исключением небольшого владения вокруг Сатары и Колхапура, которые передавались потомкам Шиваджи, не имевшим никакого политического влияния. Один из руководителей шшдари, Амир-хан, сразу согласился на роспуск своей армии, за что англичане «подарили» ему небольшое княжество Тонк, но остальные вожди пиндари пытались сопротивляться.

Несмотря на жестокую эпидемию холеры, вспыхнувшую в английской армии и унесшую 9 тыс. жизней, англичане продолжали преследование ииндари. Военачальники Холкара (сошедшего с ума) пытались оказать пиндари поддержку, но войска Холкара тоже потерпели поражение в крупном сражении под Махидпуром. После этого пиндари распались на мел-ние отряды и постепенно были (разбиты. Карим-хан сдался, и ему был пожалован джагир неподалеку от Горакхпура. Васил Мухаммад покончил с собой с английской тюрьме, а Читу погиб в джунглях.

Подчинением маратхов закончился основной этап завоевания Индии. Последняя военная кампания англичан — завоевание Пенджаба — произошла только через 30 лет.

назад содержание далее

установка тепловых пушек








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'