НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





назад содержание далее

Англо-французская борьба за Индию (1746-1763 гг.)

Именно французская Ост-Индская компания сделала первую попытку создания колониальной империи в Индии. Губернатор Пондишери Ж. Ф. Дюплекс стал с 1740 г. формировать отряды из индийцев, поставив их под команду французских офицеров. Так появились первые синайские отряды, настолько хорошо сражавшиеся, что с 1746 г. англичане тоже сталп формировать отряды сипаев.

В 1744 г. была формально объявлена война между Англией и Францией за австрийское наследство. На Индию она распространилась, когда к Пондпшери подошла французская эскадра под началом Лабурдоннэ.

Дюплекс погрузил на корабли своих сипаев, а Лабурдоннэ, высадив эти войска, с боем взял Мадрас. Однако вскоре между буржуа Дюплекоом и дворянином Лабурдоннэ разгорелись споры о том, как следует поступить с завоеванным Мадрасом. Лабурдоннэ, взявший город с помощью построенных им судов, считал Мадрас своей личной военной добычей и обещал англичанам отдать его обратно за крупный денежный выкуп. Дюплекс же настаивал на том, чтобы срыть до основания этот порт, уничтожив тем самым английское влияние в этой части Индии.

В результате ссоры Лабурдоннэ увел свои корабли из Индии. Оставшийся без флота Дюплекс не мог успешно бороться с англичанами.

В 1748 г. по Аахенскому миру французское правительство в обмен на некоторые уступки в Европе вернуло англичанам Мадрас, не разрушив его укреплений. Результат не замедлил сказаться в следующем же году, когда, несмотря на мир в Европе, разгорелась война между английской и французской компаниями в Индии.

На этот раз Дюплекс вмешался в династийную борьбу, происходившую после смерти Асаф Джаха в 1748 г. между его сыновьями Насир Джангом и Музаффар Джангом. На помощь Музаффар Джангу был отправлен из Пондишери его родственник Чавда Сахиб с отрядом из 500 французов и 2000 сипаев. Музаффар был возведен па престол, а Чанда Сахиб стал навабом вассального Арката. Вся юго-восточная часть Деканского полуострова оказалась в руках французских ставленников.

Англичане поняли, какую угрозу это таит для их позиций в Индии, и вмешались в войну, оказав помощь Насир Джангу в Хайдарабаде и Мухаммаду Али (сыну прежнего наваба) в Аркате. Музаффар Джанг был убит мятежными феодалами. Тогда командующий французским отрядом в Хайдарабаде Бюсси возвел на престол малолетнего сына Насир Джанга (тоже павшего от руки убийц) и заставил Хайдарабад подписать так называемый субсидиарный договор, по которому низам (правитель Хайдарабада) обязался отдать на содержание французских отрядов (или «на субсидию их», как тогда говорили) четыре богатых округа на Коромандельском побережье, получившие название Северные сиркары (провинции). (Впоследствии подобные же субсидиарные договоры стали в руках английских колонизаторов одним из инструментов политического подчинения Индии. Управители-англичане усиливали налоговый гнет в отданных им округах, разоряли их и требовали все новых и новых земель для содержания своих отрядов, находившихся на службе индийских правителей.) Тем самым могущество Франции в Декане было опять закреплено.

Только мощная крепость Тричинополи (Тиручирапллчи), которую называли «ключом к Южной Индии», оставалась в руках английскою ставленника Мухаммада Али. Все попытки Дюплекса отобрать эту крепость потерпели неудачу. При безуспешной осаде Тричинополи французский ставленник Чанда Сахиб был убит.

У Бюсси не хватало денег на содержание отрядов. Между тем в результате военных действий индийские товары во Францию почти не поступали и Индия приносила Франции пока одни убытки. Пайщики требовали прекращения войны, и французское правительство надеялось, что прекращение борьбы с англичанами, а также уступки, сделанные им в Индии, помогут сохранить мир с Англией в Европе. Поэтому в Индию был послан один из директоров Компании, Годе, который подписал договор с англичанами, согласившись на все их условия: Карнатик был закреплен за Мухаммедом Али (1754— 1795 гг.), французы отказались от Северных сиркаров, Дюп-лекс был отозван во Францию. Впоследствии французское правительство обвинило во всех своих поражениях в Индии Дюплекса и Лабурдоннэ; Лабурдоннэ просидел несколько лег в тюрьме, а Дюплекс умер в 1763 г. во Франции бедняком.

В 1756 г. началась Семилетняя война между Францией и Англией. Борьба происходила не только в Европе, она перекинулась и в Индию. Сюда был послан с войском ирландец, ярый враг англичан Лаллл-Толландаль, который прибыл в Индию в 1758 г. Однако за прошедшие годы англичане не только укрепились на восточном побережье Индии, по и смогли в 1757 г. завоевать Бенгалию, помогавшую теперь Мадрасу деньгами и "военной силой. Таким образом, сложившееся положение было не в пользу французов. Тем не менее Лалли захватил английскую крепость Форт Св. Давида, неподалеку от Мадраса, и осадил Мадрас — этот центр английских владений. Решив все силы сосредоточить на решении этой задачи, Лалли отозвал Бюсси из Хайдарабада. Хайдарабад сразу же захватили англичане.

Между тем Лалли, неподкупный, но резкий и нетерпимый, поссорился с командующим французским флотом, и тот увел свои корабли из Индии. Затем он разругался с Пондишерийским советом, который перестал снабжать французские войска, осаждавшие Мадрас. Лалли презирал индийцев и плетьми заставлял индийское население Пондишери, невзирая на их кастовое положение, тащить тяжелые пушки.

Прибытие в 1759 г. к Мадрасу английской эскадры заставило Лалли отступить. В дв^х сражениях под Вандевашем англичане разбили армию Лалли и взяли в плен Бюсси. После этого они осадили город Пондишери, который через год вынужден был сдаться из-за страшного голода. Укрепления Пондишерц были срыты победителями. Лалли вернулся во Францию. Французское правительство решило отыграться на нем за свои неудачи в Индии и казнило его.

По Парижскому мирному договору Франции были возвращены только принадлежавшие ей пять городов. Она опять стала налаживать свою торговлю с Индией. Однако обширные территории на юге Индии были безвозвратно потеряны. Разрозненные французские отряды, поступая на службу к индийским правителям, продолжали бороться против англичан до конца XVIII в. Но, несмотря па отдельные военные удачи, эти отряды уже не могли подорвать английское господство в Индии.

В победе Англии над Францией сказалось ее экономическое превосходство. Несмотря на активность и талант многих представителей французской Компании в Индии, Франция потерпела поражение, потому что у нее не было такого флота, такой армии, таких денежных средств, а также такой заинтересованности правительства в колониях, как у Англии.

Английское завоевание Бенгалии

К началу XVIII в. Бенгалия была одной из ниболее экономически развитых областей Могольской империи. Эта область не участвовала непосредственно в политической борьбе феодалов вокруг Могольского трона. Основой богатства Бенгалии являлось главным образом производство тканей. Весьма развиты были товарно-денежные отношения. Крестьяне выращивали различные сорта риса, хлопок, сахарный тростник. Землевладельцы, именовавшиеся заминдарами, получали жалованье за обор налогов и отсылку их в казну. При этом они вынуждены были вносить крупный денежный залог. Вскоре эта система выродилась в откуп налога. В своих полученных на откуп владениях заминдары стали распоряжаться бесконтрольно: они собирали налоги с помощью собственных вооруженных отрядов, чинили суд и расправу над населением, подкупали правительственных чиновников. Вместе с тем зависимость замшгдаров-откупщиков от Муршид Кули-хана, первого наваба (правителя) Бенгалии, была еще велика. Он даже мог держать их в случае недоимки в специально для этого вырытой в Муршидабаде яме, «полной всяких мерзостей», по словам одного бенгальского хрониста.

При преемниках Муршид Кули-хапа укрепилось независимое положение бенгальских заминдаров. Они стали откупаться от правительства, причем суммы, которые вносились в казначейство наваба, отнюдь не совпадали с получаемым доходом от земельных владений. Тем самым рента-налог во владениях заминдаров стала постепенно превращаться просто в ренту, а заминдарство передавалось по наследству, становясь частным феодальным владением.

Остро нуждаясь в крупных денежных суммах для упрочения своей независимости от Могольской империи и для поддержания роскоши двора, Муршид Кули-хан неоднократно делал займы у своего казначея — богатого марварийца из Джодх-пура, поселившегося в Бенгалии. За это Муршид Кули-хан даровал ему привилегии, в том числе право чеканить монету, а также титул Джагат Сетх (банкир всего мира). Джагат Сетх был связан с английской Ост-Индской компанией, порой кредитовал ее, но вместе с тем опасался роста ее влияния в Бенгалии.

Пользуясь посредничеством бенгальских торгово-ростовщи-ческпх кругов, Компания приобретала нужные ей товары: селитру, шелк-сырец, сахар, опиум, специи и особенно хлопчатобумажные и шелковые ткани.

Широкий вывоз товаров из Индии в 30—50-е годы XVIII в. привел к большому росту ткацкого ремесленного производства. Ткачеством как основным промыслом стали заниматься целые крестьянские селения и значительная часть жителей некоторых городов, в первую очередь Дакки. Служащие Компании принимали участие и во внутренней торговле Бенгалии, иногда под видом пересылки товаров из одной фактории в другую перевозя беспошлинно лично им принадлежащие товары.

В 1756 г. в Бенгалии вспыхнула борьба за престолонаследие. Навабом стал молодой Сирадж-уд-даула. Один из вельмож, потерпев поражение в борьбе за престолонаследие, бежал под защиту англичан в Калькутту. После отказа англичан выдать его Сирадж-уд-даула двинул свою армию и взял штурмом Ка-симбазар, а потом и Калькутту.

Из Мадраса был немедленно отправлен морем в Бенгалию отряд капитана Клайва и адмирала Уотсона — двух английских офицеров, проявивших свои военные таланты в сражениях с французами на юге Индии. Клайв установил связи с индийскими банкирами Джагат Сетхом и Амичандом и через них — с военачальником наваба Мир Джафаром, которого Клайв в случае победы обещал сделать навабом Бенгалии. Измена Мир Джафара в битве при Плесси 23 июня 1757 г. помогла трехтысячному войску Клайва (в котором европейцев было всего 800 человек) одержать победу над армией наваба, состоявшей из 18 тыс. всадников и 50 тыс. пехоты. День этой битвы считается англичанами датой установления их господства в Индии.

Сразу после победы англичане потребовали от нового наваба Мир Джафара выплатить им огромную сумму (около 18 млн. ф. ст.), которая превышала, вероятно, все движимое имущество обитателей Калькутты. Сопротивление местного населения н две попытки падишаха Дели совместно с правителем Ауда (в 1759 и 1760 гг.) захватить Бихар послужили поводом для новых вымогательств англичанами денег у бенгальских навабов. Назначенный в 1760 г. губернатором Бенгалии, Г. Ванситтарт сместил Мир Джафара и сделал навабом Бенгалии его зятя Мир Касима, заплатившего губернатору и членам его совета 200 тыс. ф. ст. и отдавшего Компании три наиболее богатых района Бенгалии: Бурдван, Миднапур и Чит-таншг. Тем самым Мир Касим лишился половины доходов н увеличил свои долги Компании и отдельным ее служащим.

Это непосредственное ограбление индийских феодалов английскими завоевателями имело весьма важные последствия. Началась перекачка богатств из Индии в Англию. По подсчетам индийских экономистов, с 1757 по 1780 г. Англия вывезла из Индии безвозмездно в виде товаров и монеты 38 млн. ф. ст. Потеря власти и доходов правящим феодальным классом Индии повлекла за собой известную перестройку экономической жизни. В середине 60-х годов, после постепенной ликвидации двора наваба, пышной свиты феодалов и ненужных теперь конных отрядов джагирдаров, последовал упадок тех отраслей ремесла, которые были рассчитаны на удовлетворение их потребностей. С этого времени начинается падение Дакки — центра производства лучших, наиболее дорогих сортов тканей. Упадок ремесла приводил к росту нищеты среди ремесленного люда. Ремесленник уходил в деревню, где вынужден был арендовать землю на любых условиях, чтобы прокормить себя и свою семью. Положение ткачей, вырабатывавших дешевые сорта тканей, также ухудшилось. Незадолю до завоевания Бенгалии Компания отказалась от посредничества индийских купцов и вступила в контакты с ткачами через своих агентов,- именуемых юмаштами. После завоевания Бенгалпи гомашты получили огромную власть над ремесленниками, принуждая их продавать ткани по цене на 20—30% ниже той, которую платили неанглийские купцы, и насильственно заставляя ремесленников брать авансы и сдавать своп ткани Компании.

После победы при Плесси служащие Кампании в полной мере использовали свое положение завоевателей для личного обогащения и устранения всех своих конкурентов, как местных торговцев, так и частных европейских купцов. Своим скупо оплачиваемым служащим Компания всегда разрешала вести собственную торговлю. Прикрываясь фирманом Великого Могола от 1717 г., даровавшим Компании лишь право беспошлинной внешней торговли, ее служащие стали вести беспошлинную торговлю также и внутри страны. Мало того, они продавали своим агентам дастаки, или свидетельства, освобождающие от пошлин товары Ост-Индской компании. Пользуясь этими дастаками, агенты вытесняли из торговли тех купцов, которые не были связаны с англичанами. По словам современника, Ост-Индская компания выступала в Бешалии в качестве «государства в обличий торговца».

Энергичный Мир Кастам, фактически купив навабство у англичан, надеялся стать действительным правителем Бенгалии, а не просто марионеткой в руках английской Компании. Повысив налоги и неуклонно взыскивая их, он за два года смог заплатить англичанам всю сумму, обещанную при вступлении на престол. Затем потребовал от чиновников Компании прекратить торговлю дастаками, разорявшую страну. Получив отказ, Мир Касим отменил все пошлины с индийских купцов, поставив их в равное положение с английскими. В ответ служащие Компании вооружились и овладели в 1763 г. городом Патиа. Узнав об этом, Мир Касим поднял восстание против англичан.

К Мир Касиму и его войскам (ядро которых составлял отряд авантюристов-европейцев разных национальностей) присоединились все недовольные бесчинствами англичан в Бенгалии. К нему стекались крестьяне, бежали ремесленники, ему оказывали денежную поддержку индийские торговцы и крупные купцы-армяне Калькутты. В 1763 г. Мир Касиму удалось отобрать Патну, но вскоре его разнородные и в основном необученные войска потерпели поражение.

Отступив в Ауд, Мир Касим заключил соглашение с нава-бом Ауда, а также с Али Гоухаром, сыном могольского правителя, бежавшим после битвы при Панипате и впоследствии вступившим на престол под именем Шах Алам II (1760— 1806 гг.). Объединенная армия подступила к Патне. Положение англичан стало серьезным. Однако в решающей битве при Буксаре в 1764 г. англичане снова наголову разбили своею врага. Шах Алам сдался, а Мир Касим бежал в Дели.

После битвы при Буксаре уже никто не решайся оспари-вать"господство англичан на всем нижнем течении Ганга. На-вабом Бенгалии опять стал покорный анпичанам Мир Джа-фар. После его смерти навабами назначались один за другим малолетние члены его семьи, которые получали крупную пенсию, не вмешиваясь в управление.

Клайв, после подавления восстания Мир Касима назначенный губернатором Бенгалии, заставил своего пленника Шаха Алама II подписать фирман, дарующий Компании права «дивани» (т. е. финансового управления). В результате сложилась система «двойственного управления»: гражданскими делами — судом, поддержанием порядка и т. д. ведали бешальские местные власти, Компания же взяла в свои руки сбор земельного налога. Первоначально весь аппарат сборщиков и налоговая система оставались прежними.

Клайв уехал из Индии в 1767 г., а в 1773 г. в комиссии палаты общин разбирался вопрос о награбленных им богатствах. Его оправдали на том основании, что «лорд Роберт Клайв оказал большие похвальные услуги своей стране».

Со времени введения «двойственного управления» вопросы торговли для Компании и ее служащих отодвинулись на второй план. Основным источником дохода стал сбор налогов с бенгальского крестьянства. Полученные таким образом суммы выделялись на покупку индийских товаров. Лицемерно это называлось «инвесгмент» (т. е. вложение капитала) . Не вкладывая в действительности ни гроша, Компания за счет своего «инвестмента» ввозила в Англию товары. Деньги, полученные от грабежа Бенгалии, шли на финансирование захватнических войн в других частях Индии. Так население Индии было вынуждено оплачивать порабощение своей страны.

Эксплуатация крестьянина, прежде ограниченная общинным строем и обычаями, стала теперь поистине ужасной. Сборщики налогов отбирали у крестьян все, что только могли, не оставляя даже необходимого количества зерна для собственного пропитания. В 1770 г. недород превратился в страшное народное бедствие: миллионы людей умирали от голода, цены на продовольствие астрономически росли, а лондонские джентльмены и слышать не хотели об уменьшении налогов. Однако в 1771 г. Компании пришлось обратиться в парламент за ссудой. Экономическое положение Бенгалии стало предметом партийной борьбы вигов и тори, и в 1773 г. на основании компромисса между ними был принят Акт об управлении Индией, по которому Компания признавалась не просто торговой организацией, а владетелем на индийской территории. К английскому правительству переходило наблюдение за ее политической деятельностью. Парламент назначал генерал-губернатора (этот пост был введен впервые) и четырех советников. Эта пятерка составляла Бенгальский совет и решала все Вопросы большинством голосов. Кроме того, в Калькутте создавался Верховный суд, который должен был решать вопросы, касающиеся жителей этого города.

Первым генерал-губернатором был Уоррен Хейстингс, который с юных лет служил в Компании. Хорошо ознакомившись с местными условиями и изучив языки фарси и хиндустани, он оказался ценным помощником Клайву в Калькутте.

Ещё в Мадрасе Хейстингс провел некоторые реформы: он увеличил жалованье чиновникам Кампании, ввел снабжение армии путем системы контрактов, способствовавшей росту коррупции и быстрому обогащению служащих Компании, особенно тех, кто пользовался покровительством директоров. Кроме того, уменьшив количество скупщиков-индийцев, Хейстингс способствовал некоторому увеличению доходов Компании. Этим он обратил на себя внимание директоров Компании в Лондоне. Хейстингс твердо усвоил, что его главная задача — всеми мерами повышать прибыли Компании. Став в 1772 г. губернатором Бенгалии, Хейстингс урезал пенсии на-вабу Бенгалии и Шаху Аламу II, назначенные Клайвом, продал Ауду провинции Кора и Аллахабад (отданные Клайвом на содержание Великому Моголу) за 50 лакхов (т. е. 5 млн. рупий) и передал Ауду сипайокие отряды под командованием английских офицеров для войны с рохиллами, хотя у Компании с рохиллами пе было враждебных отношений. В этой «позорной войне» рохиллы были разбиты и их территория присоединена к Ауду. Всем этим Хейстипгс зарекомендовал себя как верный слуга Компании.

В Бенгальском совете Хейстишса поддерживал бенгальский служащий Компании Баруэлл, остальные же трое членов Бенгальского совета, прибывшие из Англии, — знатный лорд Клев-ринг, полковник Г. Монсон и Ф. Фрэнсис, которого подозревали в авторстве нашумевших в Англии открытых писем, критиковавших правительство и подписанных псевдонимом Юни-ус, — считали себя представителями не Компании, а короны. Они добивались отставки Хейстингса, объявляли ею действия неправильными, выступали за передачу власти Клеврингу. Это было отражением борьбы, происходившей в то время в Англии между Компанией и теми кругами английской буржуазии, которые жаждали большего участия в индийских прибылях.

Разногласия в Бенгальском совете стали известны жителям Калькутты, и многие жертвы вымогательств Хейстингса подали ыа него жалобы. Однако Хейстингс с помощью своего школьного товарища, главного судьи Имнея, добился приговора к смертной казни главного жалобщика — богатого брахмана Нанда Кумара за дело о подлоге, который тот якобы совершил 6 лет назад, когда в Калькутте еще не было английского суда. После публичной казни Нанда Кумара всякие жа-лооы на Хейстингса прекратились. В 1777 г. умер полковник Монсон, а вскоре и Клевринг, и Хейстингс стал полновластным правителем Бенгалии.

Экономическое положение Бенгалии после завоевания

Захват Бенгалии англичанами привел к Разрыву экономических связей этой области с другими частями Индии, а также с восточными странами. До английского завоевания Бенгалия вела большую торговлю со странами Юго-Восточной Азии. Теперь по существу вся морская торговля оказалась сосредоточенной в руках англичан. Внутренняя бенгальская торговля тоже постепенно переходила к англичанам. К концу XVIII в. индийские купцы могли проводить крупные операции только в том случае, если они становились агентами англичан. Те же процессы вытеснения индийцев англичанами происходили и в финансовой сфере.

До английского завоевания самые крупные п выгодные операции индийских банкиров-ростовщиков (шроффов) были связаны с переводом налогов в казну в Муршидабаде. В 1772 г. казначейство было переведено из Муршидабада в Калькутту и вышло тем самым из-под влияния Джагат Сетха и его преемников. В 1773 —1774 гг. для централизации п усиления правительственного контроля над денежной системой Хейстингс закрыл монетные дворы, имевшиеся в Дакке, Патне и Муршидабаде, сделав чеканку монет монопольным правом Калькутты. С этого времени началось постепенное разорение дома Джагат Сетхов. Тому способствовало также учреждение трех английских банков, выпускающих банкноты и ведущих кредитно-денежные операции.

В 1770 г. возникло первое частное английское торгово-по-средническое агентство, заменившее баньянов (индийских агентов на службе у англичан). Агентства постепенно стали одной из важнейших форм эксплуатации Индии английскими колонизаторами. Они занимались экспортными и импортными операциями, откупами и ростовщичеством, переводом в Англию награбленных в Индии богатств и тому подобными делами. Представители индийского крупного купеческого и денежного капитала, вытесненные из города, стали вкладывать свои деньги в покупку заминдарских имений и ростовщическую деятельность в деревне.

Усилилась также эксплуатация ремесленников. В 1775 г. ткачам было запрещено работать на какого-либо другого заказчика или на рынок, пока не выполнена работа для Компании в целом или для ее служащих. Гомашты ставили стражников на постой в дом ткача, следивших за тем, чтобы ткач не продавал своей продукции на сторону. По существу это означало полное закабаление ткачей. Последние нередко бросали свои дома п уходили в деревню, пополняя ряды бесправных арендаторов. В 1773 и 1786 гг. произошли волнения ткачей в Сантипуре. В 1787 г. ткачи Дакки, а в 1789 г. Сонаргаона жаловались, что их обманывают, бьют и арестовывают. Жалобы на притеснения подавали и солевары.

Ухудшилось и положение бенгальских крестьян. Клайв оставил в силе существовавшие индийские налоговый аппарат и налоговую систему. Хейстпнгс же начал создавать английский налоговый аппарат и изыскивать новые методы эксплуатации бенгальского крестьянства, полагая, что англичанам перешло право феодальной государственной собственности на землю, которое принадлежало правителям Бенгалип и которое он, по ироническому замечанию Фрэнсиса, понимал как «право государства донага грабить туземцев». Фрэнсис же утверждал, что единственными полноправными владельцами земли в Индии следует признать «туземных лендлордов», как он называл заминдаров. Невзирая на сопротивление Фрэнсиса, Хейстингс ввел политику сдачи земель на краткосрочный откуп, что привело к крайнему разорению крестьянства, поскольку откупщики были заинтересованы только в максимальном изъятии денег и урожая. К 1790—1791 гг. в Беигалии, Бихаре и Ориссе земельный налог увеличился почти вдвое по сравнению с 1765 г., первым годом, когда Компания официально сделала налоговое ограбление крестьянства главным источником своих доходов. В результате такой политики треть территории Бенгалии к концу XVIII в. превратилась в дикие джунгли. Тигры стали хозяевами тех мест, где раньше были обработанные поля.

Не удивительно, что крестьянские восстания следовали одно за другим. Самое крупное из них произошло в 1783 г. в округе Динаджпур против откупщика налогов Деби Сингха, применявшего при взыскании налогов пытки. Крестьяне, собравшиеся неподалеку от города Рангпура, избрали вождя, разогнали стражников и послали петицию в Калькутту. Не получив ответа, они взялись за оружие. Прибывшие английские войска подавили восстание.

Менее крупные выступления были в 60—90-х годах в разных местностях Бенгалии. Иногда к крестьянам примыкали лесные отсталые племена, населявшие труднодоступные для английских войок места. Таково было восстание санталов, бунты чуаров. В течение многих лет продолжалось вооруженное сопротивление английским властям, возглавляемое индусской сектой саньяси. Однажды отряды саньяси в несколько десятков тысяч человек подошли чуть ли не к самой Калькутте. Хейстингс выслал против них регулярные синайские войска под командованием английских офицеров. Чтобы лишить саньяси поддержки, а также пополнения за счет крестьян, Хейстингс постановил казнить каждого повстанца в его деревне, а всю деревню обложить тяжелым штрафом. Семью казненного обращали в рабство. Хейстингсу удалось в конце своего правления разбить саньяси и вытеснить их за пределы Бенгалии.

Английская политика субсидиарных договоров

В 70—80-х годах XVIII в. политика Компании заключалась не столько в том, что-бы расширять свои владения в Индии, сколько в том, чтобы прочно утвердить свою власть на уже завоеванной территории и укрепить свое влияние в независимых государствах Индии.

Эта последняя цель достигалась путем предоставления английских синайских отрядов (т. е. боеспособной военной силы) тому независимому княжеству, которое согласится заключить с Кампанией субсидиарный договор.

Заключившее такой договор княжество отказывалось от самостоятельной внешней политики и обязывалось свои внешние сношения вести только через Компанию, а также распустить французские отряды и не принимать на службу французов. Эти два обязательства лишали подписавшее договор княжество возможности освободиться когда-либо от английского влияния. Наконец, по субсидиарному договору Ост-Индская компания посылала в княжество отряд сипаев якобы для защиты от нападений; правитель же княжества обязывался субсидировать эти войска, полностью обеспечивая их содержание в размере, определяемом англичанами. Войска Компании, собиравшие налоги в отведенных им округах, попросту грабили их, и княжеству приходилось или выделять новые округа, или занимать на оплату отрядов деньги у служащих Компании. В обоих случаях стране грозило полное разорение. В конце концов обнищавшее княжество включалось во владения Компании под предлогом ликвидации «дурного управления» им.

Политика постепенного закабаления княжеств субсидиарными договорами вызывала резкий отпор населения. Иногда против английских вымогательств поднималось вое население местности и локальное восстание становилось общенародным по своему характеру. Так обстояло дело, например, в Варанаси (Бенарес) и Ауде.

В 1775 г. Хейстингс отнял вассальное княжество Варанаси у правителя Ауда Чаит Сингха как плату за утверждение его прав на престол после смерти отца. Компания заверила раджу Варанаси, что размер уплачиваемой им дани никогда не будет увеличен. Однако когда понадобились новые средства на военные расходы, Хейстингс обратился к радже с требованием дополнительных взносов. Наконец эти взносы достигли такой суммы, моторую княжество Варанаси не могло внести. Тогда Хейстингс лично приехал в Варанаси за деньгами. Когда же Чаит Сингх попросил отсрочки, Хейстингс приказал арестовать его. Услышав об этом, толпа жителей Варанаси ворвалась во дворец, перебила английских сипаев, приставленных к радже, и увела Чаит Сингха с собой. Постоянное вымогательство англичан вызывало недовольство местного населения. Хейстингс оказался в критическом положении. С трудом удалось ему вырваться из Варанаси.

Восстание быстро распространилось по всему Варанаси и перекинулось даже на Ауд. Перепуганные англичане начали стягивать все имевшиеся в Бенгалии войска. Однако позиция варанасских феодалов во главе с самим Чаит Сингхом, непрерывно посылавших Хейстингсу униженные мольбы о мире, и денежная помощь англичанам местных индийских банкиров облегчили подавление восстания. Варанааи было передано друтому радже, обязавшемуся платить дань, почти вдвое большую, чем прежний раджа, и пользоваться исключительно войсками Компании как для сбора налога, так и в случае войны. Крупные джагирдары Варанаси лишились своих джагиров. В результате повышения налогов, вызванного вымогательствами Компании, княжество Варанаси, бывшее ранее цветущим, превратилось в нищую, разоренную страну. В 1788 г. английский резидент в Варанаси сообщал, что в княжестве, «по-видимому, по крайней мере треть земель не возделана в результате плохого управления последних лет».

Несмотря на подавление восстания в Варанаси в 1781 г., в следующем году волнение вспыхнуло в Ауде. Компания заставляла правителя Ауда тратить все большие суммы на содержание английских отрядов на службе Ауда и отдавать на откуп все новые округа. Однако восставшие крестьяне не были поддержаны остальным населением Ауда, и восстание было подавлено войсками крупных аудских феодалов. Невзирая на то что налоговый гнет англичан привел в 1784 г. к голоду, Хейстингс не уменьшил требуемой с Ауда дани. И в последующие годы лишь английские войска защищали наваба от возмущенного народа, измученного непосильными податями.

Росло возмущение и в феодальных кругах, так как наваб Ауда под разными предлогами конфисковал имущество некоторых феодалов для пополнения своей опустевшей казны. Сам наваб Ауда лишился всякой реальной власти. Недовольные группировались вокруг Вазира Али, приемного сына предыдущего наваба Ауда, жившего в изгнании в Варанаси. Вазира Али поддержала отстраненная англичанами от власти феодальная знать Варанаси, Бихара и Бенгалии (как мусульмане, так и индусы), кроме того, купцы Бенгалии, в том числе армяне Калькутты, а также аудские войска. Вазир Али завязал отношения с вождем рохиллов, с маратхским князем Гва-лиура, послал своих людей в Афганистан к Заман-шаху, предлагая ему вторгнуться в Индию, а также пытался через Маскат вступить в союз с французами. Однако англичане стали подозревать его и приказали переехать в Калькутту. Вазир Али не подчинился и поднял восстание. Оно было начато преждевременно и подавлено до того, как успело разрастись. Вазир Али был сослан в Калькутту, территория Ауда в дву-речье Ганга-Джамны по договору 1801 г. была значительно сокращена. У Ауда были отняты Рохилжханд и Горакхдур. Наваб Ауда вынужден был распустить свои войска, численность же войск Компании в Ауде была увеличена.

В 1814 г., при восшествии на трон нового наваба, назревавшее возмущение населения заставило правительство пойти на некоторое снижение налогов. Через два года в Барейли все же произошло восстание против высоких налогов под руководством муфтия Иваза, и только вызванные войска сумели его подавить. По существу все осталось по-прежнему. Компании выгодно было содержать свыше 10 тыс. сипаев за счет вассального Ауда, а наваб не возражал против оплаты их: ведь он держался только с помощью этих солдат.

назад содержание далее








Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2022
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'