история







разделы




назад содержание далее

Передняя комната

Когда чиновники после ограбления гробницы приводили ее в порядок, они оставили посреди передней комнаты проход. Однако он был столь узок, а помещение так загромождено вещами, что двигаться приходилось, соблюдая величайшую осторожность, дабы ничего не повредить и не сдвинуть с места.

Направо от двери стояли на полу широкий алебастровый сосуд цилиндрической формы и два погребальных букета. Рядом находился великолепно расписанный по гипсовой грунтовке деревянный ларец — одно из лучших произведений египетской живописи не только из обнаруженных в гробнице, но и вообще. Крышка его — выпуклая. На ней изображены сцены царской охоты, на боковых стенках — фараон на колеснице, поражающий в сражении с одной стороны азиатов, с другой — негров, на торцах — он же в образе льва попирает своих противников. Необыкновенное по тонкости и по сочетанию красок письмо художника напоминает лучшие образцы иранской и индийской миниатюры. В ларце находились сандалии и парадная одежда царя, подголовники и другие вещи. Все они были беспорядочно перемешаны.

У северной стены по бокам запечатанной двери высились черные статуи Ка фараона. Они были завернуты в льняные покрывала. Далее — по западной стене — тянулись три разборных ложа со скульптурными головами зверей на боковых узких сторонах: льва, коровы и фантастического животного, несколько напоминающего гиппопотама, с раскрытой, усеянной зубами пастью. На них и под ними самые разнообразные предметы образовывали беспорядочную груду.

Расписной ларец
Расписной ларец

На первом ложе со львиными головами стояла кро вать черного дерева с веревочной сеткой. На панели в ногах находились, резные изображения кривоногого карлика — бога домашнего очага и веселья Беса. На кровати лежали колчан со стрелами, луки и посохи. Эти составные луки сделаны очень искусно. На одном — полосы надписей перемежались с орнаментом, на концах другого были вырезаны головки пленников, их затылки служили нарезками для тетивы. Под ложем стояли подставки для светильников из золота и бронзы, алебастровые сосуды для ритуальных возлияний и инкрустированный бирюзовым фаянсом и золотом ларец. В нем обнаружили жреческое облачение царя из шкуры леопарда с нашитыми на ней золотыми и серебряными звездами, большой скарабей и скипетр из золота и голубой стеклянной пасты, воротники и ожерелья из фаянсовых бус, завязанные в платок массивные золотые кольца.

В другом, также стоявшем под ложем сундуке из черного и красного дерева с украшениями из слоновой кости хранились сосуды из алебастра и стекла, ларец с позолоченной змеей, детское креслице, спинка которого тонко сработана из эбенового дерева, слоновой кости и золота, — его можно было увидеть на выставке в Москве и Ленинграде,складные скамеечки, также отделанные слоновой костью, и резная алебастровая шкатулка с красками.

Детское кресло Тутанхамона
Детское кресло Тутанхамона

Еще один сундук, окрашенный в белый цвет, был предназначен для луков, стрел и посохов, из которых часть грабители разбросали по комнате. Вместо них они засунули туда скомканные нижние одежды царя. Любопытно, что металлические наконечники стрел оказались похищенными. Из разных посохов наиболее примечателен один — с изогнутой ручкой, образованной сплетенными ногами фигурок двух пленников со связанными руками: африканца и азиата. Их лица, великолепно передающие этнические характерные черты, сделаны соответственно из черного дерева и слоновой кости.

Между первым ложем и следующим (с коровьими головами), на котором было навалено еще больше вещей, находились туалетный столик и превосходной резьбы алебастровые сосуды.

Что касается самого ложа, то на нем стояла, вернее, балансировала еще одна деревянная кровать, а на ней Два табурета, один из них — из слоновой кости и красного дерева. Под кроватью лежали белое резное кресло и Два систра. Наваленные внизу овальные белые коробки с жареными утками и другими яствами предназначались для довольствия фараона в потустороннем мире. Подле ложа стояли два ларца. На одном лежали воротник, связка колец и еще два совсем простых табурета.

Содержимое большего из ларцов, перечисленное в строках курсивного письма, выведенного на крышке, состояло первоначально из семнадцати сосудов из синего фаянса для возлияний. В наличии остались лишь шестнадцать, а недостающий впоследствии нашли в одном из углов этого помещения. Зато в ларец положили фаянсовые чаши, два бумеранга из сплава золота с се ребром, резную шкатулку из слоновой кости, а такж одеяния и части парадного панциря, состоявшего и нескольких тысяч золотых, фаянсовых и стеклянных деталей.

Еще одно кресло — из кедра — с резьбой, украшенно золотом, лежало на боку между вторым и третьим ложами. На третьем помещалась лишь одна укладка, ее филенки, окрашенные в белый цвет, вставлены в черную раму. Крышка — выпуклая На одной из филенок начертаны имена Тутанхамона и его жены. Скрученные в тугие свертки нижние одежды царя были вложены в нее таким образом, что при первом взгляде их приняли за свитки папируса. Это вызвало всеобщий восторг, ибо памятники древней письменности — самое драгоценное приобретение для науки. И тем горше было разочарование.

Золотой трон Тутанхамона
Золотой трон Тутанхамона

Под ложем стоял парадный трон фараона. Тот самый, что ныне воспроизводится во всех изданиях, посвященных культура и искусству Египта. И не удивительно: это подлинный шедевр, одно из величайших достижений художественного мастерства, порожденного великой древней цивилизацией долины Нила Трон инкрустирован стеклом, фаянсом, цветными камнями и покрыт золотом. Его ножки, которым приданы очертания кошачьих лап, завершаются львиными головами. Они поражают совершенством передачи натуры. Подлокотники имеют форму крылатых змей, увенчанных коронами. Шесть кобр из позолоченного дерева извиваются между поддерживающими cпинку брусьями. Но основное, что поражает, это изображенная на спинке трона сцена.

В одном из залов дворца (возможно, еще Ахетатона), колонны которого обвиты гирляндами цветов и украшены фризом из изображений священных кобр — уреев, в кресле в непринужденной, даже несколько небрежной позе сидит Тутанхамон. Падающие сверху лучи солнца озаряют его и Анхесенпаамон. Она, видимо, умащает супруга благовониями из сосуда, который держит в руке. Подобные интимные сюжеты, передающие сцены повседневного быта, чрезвычайно характерны для искусства того времени, так же как и утонченность, плавность, мягкость линий. Цветовая гамма, несмотря на первоначальную — сейчас она несколько потускнела — яркость и обилие тонов, также говорит о тонком вкусе и чувстве гармонии. Обнаженные части тела и лица фараона и его жены выполнены красной стеклянной пастой, головные уборы — бирюзовым фаянсом, а одежда—серебром. Все это, так же как и инкрустированные украшения и орнамент, наложено на золотой фон.

Для историка этот памятник очень интересен. В нем как бы запечатлен тот краткий переходный период, когда религия Атона еще уживалась с восстановленным культом Амона. Солнечный диск изображен так, как его изображали при Эхнатояе: отходящие от диска лучи переходят в человеческие ладони, но имя Атона уничтожено и заменено именем Амона.

У ложа стояли два табурета. Один, показанный на выставке, привезенной в СССР, — великолепен: он изготовлен из черного дерева, золота и слоновой кости и имеет форму складного стула; концам скрещивающихся ножек -придана форма утиных головок, а сиденье сделано в виде шкуры леопарда.

Ковчежец, в котором находилсаь похищенная грабителями золотая статуэтка какого-то бога или самого царя
Ковчежец, в котором находилсаь похищенная грабителями золотая статуэтка какого-то бога или самого царя

Далее, у южной стены, находился другой примечательный предмет, также представленный на выставке, — ковчежец. Со всех сторон он обшит довольно толстыми золотыми листами с выбитым на них барельефом, несколько грубовато и упрощенно передающим различные эпизоды семейного быта Тутанхамона. И здесь имя Атон заменено на Амон. Дверцы ковчежца, имевшего очертания небольшого храма или часовни, были раскрыты, внутри находилась подставка для статуэтки, но сама статуэтка, видимо золотая, исчезла бесследно Очевидно, ее похитили грабители Ожерелье из огромных золотых, сердоликовых и стеклянных бусин с золотой подвеской, лежало рядом.

Тут же находились еще один сундук для одежды и части разобранного балдахина, а за ними до самого входа, занимая остальную часть южной стены и отрезок восточной, стояли также разобранные на части четыре колесницы. Покрывающие их украшения были сорваны, а затем в полном беспорядке брошены грабителями. Эти колесницы потребовали тщательной и трудоемкой реставрации.

Здесь же было разбросано множество разнообразных мелких предметов: алебастровые сосуды, посохи, луки, сандалии, четыре опахала из лошадиных хвостов, позолоченные ручки которых завершались львиными головками.

Всего в передней комнате, по предварительным подсчетам, находилось шестьсот — семьсот предметов, и, для того чтобы сохранить многие из них — это было ясно с первого взгляда,— требовались недели тяжелого, кропотливого труда.

Действительно, грабители, а затем должностные лица царского некрополя оставили переднюю комнату, да и вообще гробницу, как выяснилось в дальнейшем, в состоянии такого хаоса, что в тесноте подступиться к отдельным предметам, не рискуя сдвинуть с места, уронить или даже повредить другие, далеко не всегда оказывалось возможным. Чтобы достать некоторые вещи, не нанося ущерба соседним, приходилось прибегать к таким ухищрениям и приемам, что, по словам Г. Картера, «наша жизнь в это время напоминала кошмар». Следовало учитывать и фактор времени. Если, например, для изделий из золота или поделок из камня века и тысячелетия никакого значения не имели, то для других материалов, например ткани, кожи, они оказывались гибельными.

Сплошь и рядом, прежде чем прикоснуться к какому-либо предмету, его необходимо было консервировать, иначе он грозил превратиться в бесформенную массу или рассыпаться в прах. Обычно прибегали к парафину или раствору целлулоида. Так закрепили погребальные букеты, расшитые бусами сандалии.

Более тщательная реставрация, но далеко не всегда окончательная, производилась в полевой лаборатории. Под нее приспособили одну из соседних гробниц. Естественно, что при таких условиях дело продвигалось очень медленно и требовало полной отдачи времени, сил и нервов археологов. Ведь каждое необдуманное решение или неосторожное движение могло повлечь за собой гибель порой уникального памятника, который необходимо было сохранить для науки и последующих поколений.

Самые невероятные слухи о немыслимых сокровищах, обнаруженных Г. Картером, распространились по всей округе и далеко за ее пределами. Они могли возбудить и возбуждали алчность не только обитателей Курны, но и соседних поселений. Следовало опасаться и профессиональных преступников. Денно и нощно три независимых друг от друга отряда стражников охраняли гробницу и подступы к ней. Стальная и деревянная решетки, каждая с четырьмя запорами, надежно замыкали вход. Работа велась только сотрудниками экспедиции.

Порядок ее установили такой: после того как на фотографиях запечатлели общим планом в различных ракурсах вид передней комнаты, группы предметов снимались отдельно, чтобы зафиксировать их взаимоположение. Разумеется, каждой вещи присваивали свой номер. Крупно написанный на листе картона, он прикреплялся к ней и также фиксировался на снимках. Обязанности между сотрудниками были четко распределены. Одни занимались фотографированием, другие — зарисовками и планами, третьи — описанием и предварительной очисткой и консервацией, а также транспортировкой.

27 декабря из гробницы вынесли первый предмет — расписной ларец. Вещи небольшого размера укладывали на носилки, обитые изнутри мягким материалом, для прочности обвязывали — они могли сдвинуться при транспортировке — и бережно несли в лабораторию, где оставляли на носилках до тех пор, пока не дойдет черед до этих вещей. Что касается крупных предметов, которые не проходили через дверь, то они разбирались на части. Поэтому ложа и колесницы разнимали, а затем, доставив на склад или в лабораторию, собирали вновь. Кстати, их точно таким же образом вносили в гробницу при погребении Тутанхамона, с той только разницей, что теперь это была далеко не легкая операция: за тысячелетия бронзовые шипы наглухо приросли к пазам.

Исследуя обнаруженные в передней комнате предметы, их взаимоположение и некоторые следы, оставленные грабителями, Г. Картер смог в общих чертах восстановить события, происшедшие здесь три тысячи лет назад. Видимо, в первый раз грабители проникли сюда (естественно, ночью), года через три-четыре после захоронения Тутанхамона. После того как это выяснилось, проход, ведущий от первой двери ко второй, засыпали. Обломки сосудов и различных предметов, найденные на толу и в нижних слоях щебня, говорят о том, что до этого времени он был свободен. Когда впоследствии другая шайка (также ночью) решила туда пробраться, ворам уже пришлось прорывать узкий лаз сквозь заполненный щебнем коридор. Проползти через него могли люди, не отличающиеся полнотой, да и то с трудом. Поэтому преступникам пришлось довольствоваться лишь мелкими предметами.

В кладовой грабители перевернули решительно все. Пол ее был так усеян вещами, что некуда было даже ногу поставить. Когда гробницу приводили в порядок, сюда, должно быть, никто из служителей некрополя не заглянул, так как, чтобы попасть в эту комнату, пришлось бы проползти на животе под ложем. А может быть, решили оставить все как было.

Что касается передней комнаты, то ей постарались придать надлежащий вид. Конечно, до полного порядка было далеко. Сначала можно было подумать, что небрежность в размещении вещей допущена служителями еще во время захоронения фараона: ведь, с их точки зрения, все равно никто не посмел бы нарушить вечный покой усопшего царя. Но впечатление это было обманчиво. Грабители хозяйничали здесь, видимо, так же, как и в кладовой. Иначе трудно понять, почему детали некоторых предметов очутились в разных углах комнаты, а то, что хранилось в сундуках, частично оказалось вываленным на пол. Отдельные вещи попадались в совершенно неожиданных и неподходящих местах, например: крышка одного из ларцов была обнаружена среди разобранных колесниц, сам же ларец стоял в другом конце помещения. При разборе сундуков и укладок выяснилось, что порой содержимое их перепутано - так, одежды фараона лежали вместе с посохами и луками, другие же посохи и луки валялись на полу. Фаянсовые сосуды попали в одну шкатулку с ювелирными украшениями и статуэтками. Некоторые укладки оказались наполовину, а то и более пустыми. Но не только это доказывало, что первоначальный порядок нарушен. На многих сундуках и ларцах имелись небольшие таблички с перечнем хранящихся в них вещей. Поэтому нетрудно было установить, что в них находилось до того, как в гробнице побывали грабители. С помощью таких перечней удалось частично определить похищенное.

Когда воры сквозь проломы в обеих дверях проникли внутрь — как уже было сказано, разумеется, это произошло ночью, скорее всего безлунной, и, быть может, не без ведома охраны, несшей в это время службу, — они с лихорадочной торопливостью занялись поисками ценной добычи, но такой, чтобы ее удобно было вынести и спрятать. Ведь до восхода солнца следовало скрыться и по возможности замести следы, а, судя по всему, воры оставались в гробнице не один час. Им пришлось пробить четыре лаза сквозь замурованные двери, да и поиски добычи заняли время. При тусклом и мерцающем свете маленького светильника или факела они судорожно рылись в сундуках, выбрасывая все, что не представляло для них интереса и отшвыривая в сторону мешавшие им предметы. Иногда в спешке грабители ошибались, принимая позолоченное дерево за драгоценный металл. Поэтому оказались выломанными многие резные украшения мебели, покрытые позолотой. Но кое-что второпях воры и не заметили. Поэтому некоторые весьма ценные золотые изделия, на радость археологам, уцелели. Но зато другие пропали бесследно, как уже упомянутая золотая статуэтка из ковчежца. Перевернув все в передней комнате, грабители, пробив лаз под ложем, проникли в кладовую, а затем и в другие помещения гробницы. Забегая вперед, скажем, что если им не удалось поживиться в погребальном покое, то из примыкавшей к нему Сокровенной сокровищницы исчезли хранившиеся там многие драгоценные украшения. Но об этом стало известно лишь спустя несколько лет.

Возможно и даже вероятно, среди грабителей находился человек (или несколько человек), хорошо знакомый с расположением помещений гробницы. Ход в кладовую, несмотря на то что замурованную дверь заслоняло ложе, пробили точно в надлежащем месте.

Воры так торопились, что даже позабыли явно приготовленные для выноса массивные золотые кольца, завернутые в платок. Это доказывает, что люди, приводившие помещение в порядок, хотя и не отличались аккуратностью, зато были безусловно честными. Похитить такой сверток ничего не стоило.

Но, возможно, как полагает Г. Картер, грабителей удалось захватить на месте преступления или несколько позднее, и украденные ими вещи возвратили обратно. В этой гипотезе он находит объяснение тому обстоятельству, что очень многие ценные предметы все же сохранились. Но тогда остается непонятным, почему немало вещей исчезло Если грабителей поймали сразу, то при них должны были найти и всю добычу. Если же их арестовали позднее, когда кое-что они успели продать, то возникает вопрос: на какое время усыпальница оставалась открытой? Едва ли надолго. Разумеется, обо всем этом мы можем лишь гадать вместе с Г. Картером.

Второй раз грабители проникли в гробницу для того, чтобы выкрасть благовонные масла и смолы, хранившиеся в каменных сосудах. Эти ароматные вещества, доставлявшиеся с большими трудностями и затратами из далеких южных стран, очень ценились. Вынести тяжелые и громоздкие сосуды нечего было и думать. Для масел припасли меха, которые протаскивали через лаз.

Обнаружив вторичное ограбление, служители некрополя вновь замуровали вход в переднюю комнату и поставили на нем печати с изображением шакала и девяти связанных пленников. Прорытый в коридоре ход засыпали щебнем. Точно так же замуровали и запечатали наружный вход. Как удалось оградить гробницу от новых посягательств — сказать трудно. Может быть, ее завалили землей и утрамбовали. Во всяком случае во времена правления XIX династии и первых фараонов XX династии в гробницу никто не проникал. А затем ее надежно скрыли лачуги рабочих, строивших усыпальницу для Рамсеса VI. Они, конечно, не подозревали, какие сказочные сокровища таятся под полом их жалких жилищ.

Пожалуй, нигде в мире, кроме зоны вечной мерзлоты, климатические условия так не благоприятствуют сохранению памятников древности, как в Верхнем Египте, где находится Долина царей. Причина тому — сухой воздух в сочетании с очень редкими дождями. Но все же время не могло не сказаться. Состояние изделий из дерева, пока те находились в гробнице, казалось, не внушало никаких опасений. Но, вынесенные оттуда, они начинали из-за разницы температур сжиматься, что угрожало покрывавшей многие из них грунтовке, которая трескалась и осыпалась. А повреждение грунтовки нанесло бы непоправимый ущерб имеющейся на ней живописи или листовому золоту, украшавшему эти предметы. Пострадали и ткани, особенно те, что были скомканы и в таком виде втиснуты в сундуки. Особое опасение внушали узоры из бус и розеток, которыми они были расшиты. Кожа превратилась в клейкую массу. Все это, разумеется, следовало восстановить.

На помощь пришли терпение и химия. Иногда сразу же на месте приходилось нанизывать бусину за бусиной на новую нитку или в том же порядке переносить на покрытый тонким слоем парафина лист картона или фанеры, с тем чтобы в более удобных условиях окончательно закрепить вышивку, воротник или какое-либо иное украшение. Хорошо, если пронизь была только одна, но это случалось редко. Египтяне очень любили воротники, состоявшие из нескольких скрепленных между собою рядов пронизей. Иногда приходилось заменять безнадежно поврежденные от времени детали, например истлевшее дерево, для того, чтобы сохранить весь предмет в первоначальном виде.

Как велась работа в лаборатории? Это был очень ответственный участок. От аккуратности и добросовестности занятых здесь сотрудников зависела не только сохранность вещей, но и надежность и точность научных выводов, которые предстояло сделать в дальнейшем.

Каждый поступающий в лабораторию предмет прежде всего регистрировался и получал свой номер. Затем составлялось его описание, куда заносились сведения о размерах, надписях, если они имелись, сохранности, примененных способах консервации и т. п. Здесь производилась и предварительная реставрация. В дальнейшем выяснилось, что некоторые памятники, на первый взгляд или первое время не внушавшие опасения, нуждались в серьезной и срочной помощи. Так, через несколько недель великолепный расписной ларец, вынесенный первым из гробницы, начал рассыхаться, грунтовка грозила осыпаться. Надо было срочно спасать живопись. Помог растопленный парафин, которым закрепили грунтовку.

На восстановление отдельных вещей ушли многие недели кропотливого труда. Здесь придется ограничиться лишь одним примером, но, пожалуй, наиболее характерным — реставрацией парадного панциря, разодранного и разбросанного грабителями. Изображения таких панцирей известны давно, но найден он впервые. Этот экземпляр был искусно составлен из четырех частей: «собственно панциря, выложенного золотом и сердоликом, с окантовкой из лент и наплечниками, инкрустированными золотом и цветными бусами; из воротника с традиционными бусами из сердолика, зеленого и голубого фаянса и золота и из двух великолепных ажурных золотых пластинок с разноцветной инкрустацией, одна из которых свисала на грудь, а вторая уравновешивала первую сзади».

Сначала был установлен рисунок и расположение его верхних и нижних полос, инкрустированных золотыми пластинками, затем определили, как верхний воротник соединяется с наплечниками при помощи золотых же палочек. По фрагменту ожерелья восстановили точное его расположение. Конечно, реконструкция была приблизительной, так как некоторые детали обнаружить не удалось, остались, кроме того, кое-какие неясности, но все же теперь это был панцирь, а не разрозненные обрывки, собранные археологами.

Летом раскопочный сезон завершился — работать в это время года в Долине царей из-за неимоверной жары невозможно. Следовало подвести итоги и заняться упаковкой и перевозкой всех найденных вещей в музей Каира. Каждый предмет уложили так тщательно, чтобы была обеспечена его полная сохранность. Погребальные букеты засыпали опилками, а луки, посохи, ножки стульев и т. п. перебинтовали. Всего к отправке было подготовлено восемьдесят девять ящиков. По специально проложенной узкоколейке их перевезли к берегу Нила. Рельсы укладывали секциями. Когда тележки проходили данный отрезок, их снимали и переносили вперед. Наконец, 15 мая 1923 г. все ящики погрузили на баржу. Под охраной солдат, сопровождавших бесценный груз, она через неделю благополучно достигла Каира.

назад содержание далее




Пользовательского поиска




Обнаружены «записи» о древней глобальной катастрофе

10 малоизвестных фактов о ледяной мумии Эци, возраст которой 5300 лет

Каменные головы ольмеков: какие тайны скрывают 17 скульптур древней цивилизации

В письменности инков могли быть зашифрованы не только цифры

В Мексике обнаружен двухтысячелетний дворец

Как был открыт самый большой буддийский храм Боробудур и почему его нижняя часть до сих пор не расчищена

Забытый подвиг: какой советский солдат стал прототипом памятника Воину-освободителю в Берлине

Люди проникли вглубь австралийского континента 50 тыс. лет назад

Неизвестные факты о гибели Помпеи

В пирамиде Кукулькана нашли ещё одну пирамиду

Кто построил комплекс Гёбекли-Тепе?

15 малоизвестных исторических фактов о Византийской империи, ставшей колыбелью современной Европы

История Руси: Что было до Рюрика?

15 мифов о Средневековье, которые все привыкли считать правдой
Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'