история







разделы



назад содержание далее

Краснофигурный килик, найденный на некрополе Панское I.

Краснофнгурный килак. Силен и менада Килик найден на участке Б4 в могиле М04, где была погребена молодая женщина. В правой руке она держала сетчатый арибаллический лекиф, датировка которого IV в. до н.э., его первой половиной, не вызывает сомнений. Около кисти левой руки лежал публикуемый ныне вторично глубокий килик (рис.). Кроме того, в могиле найдена остродонная амфора, относящаяся также к IV в. до н.э.

Краснофигурный килик имеет примечательное изображение на стороне А: юноша в лавровом венке сидит на грифоне, скачущем вправо (рис.). Фигура юноши, облаченная в длинный хитон, почти полностью скрыта распростертыми крыльями грифона. Ниже крыльев видны обе ноги юноши, причем создается впечатление, что юноша сидит боком, свесив обе ноги на одну сторону. Аполлон Епифаний на грифоне. Деталь краснофигурного килика

На стороне Б сюжет изображения более обычен: стоящая женщина с тирсом в левой руке — менада. Это подтверждается и небридой, наброшенной поверх хитона и скрепленной на ее левом плече. Слева от нее — силен, протягивающий ей рог с вином. Силен ступнею ноги опирается на камень затейливой формы. Его хвостик нарушает ритм расположения лепестков пальметки.

Орнаментация в области ручек очень четкая и изящная. Хорошо прорисованы пальметки, окруженные сплошной линией растительного усика. Под ручкой — также пальметка. Все три пальметки соединены волютообразными завитками и украшены одиночными лепестками. И на стороне А, и на стороне Б рисунок пальметки нарушен слева (на А — хвостом и крыльями грифона, на Б— хвостом силена). На внутренней поверхности чаши по венчику шла гирлянда из плющовых листьев в цвете глины и цветов, некогда нанесенных белой краской и в настоящее время почти полностью утраченных.

Штампованный орнамент на дне килика На донышке — штампованный орнамент (рис.), состоящий из небрежно оттиснутой центральной розетки, окруженной вдавленным пояском, шести пальметок, соединенных дугами и поэтому образующих как бы единую композицию. И, наконец, все это окружено пояском штампованных ов, находящихся также между двумя вдавленными поясками.

Внешняя сторона донышка оставлена в цвете глины. На фоне ее миниатюрным кружком отмечен центр круга, затем два небольших концентрических круга разной толщины и по краю более широкий пояс лака.

Форма сосуда, его размеры , характер венчика, профилировка ножки свидетельствуют о том, что килик относится к группе толстостенных киликов конца V—начала IV в. до н.э. Пожалуй, он ближе всего к чашам, которые датируются 400 г. или началом IV в. до н.э. Это дает нам отправные точки для датировки.

При изучении рисунка встает вопрос о содержании сюжета, а также о качестве рисунка и о возможности отождествить его с работами рисовальщиков этого времени.

Как уже отмечалось выше, на стороне А изображен юноша в хитоне и венке, сидящий верхом на грифоне (средний рис.). Никаких иных атрибутов у юноши нет. Подобные изображения не единичны и встречаются на сосудах разных форм: кратерах , в медальонах чаш , ойнохоях. Причем детали, окружающие фигуры, позволяют определить и сюжет. Так, на кратере в Берлине перед фигурой всадника стоит богиня с луком и колчаном — несомненная Артемида, а на скале восседает богиня Лето. На ойнохое Британского музея по сторонам всадника изображены две женские фигуры, которые по атрибутам также определяются как Артемида и Лето. На чаше в Вене юноша сидит верхом на грифоне, в руке его лира.

Все эти признаки позволяют определить, что на вазах изображен Аполлон. Более того, А. Метцгер называет его Аполлонием Епифанием. Так же определяет этот персонаж и X. Гётпе, называя его Аполлоном, своим прибытием из страны гипербореев возвещающим весну (Die Fruhligsepiphaie Apollons).

Однако на некоторых вазах этих атрибутов, так же как и на издаваемой чаше, нет. Иногда подобный персонаж встречается в окружении силенов и менад. Такую сцену можно видеть на кратере в Салониках. Робинзон, издававший кратер, считает его изображением Диониса, сидящего на крылатой пантере. Однако лавровая ветвь в его руках и отсутствие атрибутов Диониса позволяют видеть в нем Аполлона, сидящего верхом на грифоне, тем более что характерный гребень грифона хорошо виден на воспроизведении вазы.

Нет единого мнения и относительно изображения на чаше из Энзеруна. Однако волны, изображенные в нижней части тондо, как будто указывают на дальний путь Аполлона из страны гипербореев, хотя К. Шефольд его также считает Дионисом.

Общий облик персонажа на издаваемом килике, отсутствие атрибутов Диониса и лавровый венок на голове его позволяют предположить, что здесь изображен Аполлон Епифаний. Такое толкование делает особенно интересной находку вазы с подобным сюжетом в Северном Причерноморье. Однако наличие силена и менады на оборотной стороне могли бы подкрепить и версию об изображении Диониса, хотя мы знаем, что в конце V—начале IV в. до н.э. сюжеты композиций на лицевой и обратной сторонах краснофигурных ваз обычно не объединяются единым сдержанием.

Стилистические особенности рисунка, строгость и четкость его, пропорции фигуры Аполлона, его лица напоминают рисунки аттических вазописцев последних десятилетий V в. до н.э. Прообраз фигуры и типа лица Аполлона можно найти даже в творчестве мастера шуваловской амфоры. Однако иная трактовка одежды, фигур на стороне Б не позволяет так рано датировать эту чашу. Несомненны элементы сходства стиля и с вазами Мидия. Но наиболее близкие аналогии можно отметить при сравнении рисунка публикуемого килика с чашами мастера чаши из Иены. Наиболее близки по типу лица женщин на тарелке этого мастера и на чаше. У этого же мастера мы находим аналогичный рисунок крыла, да и для фигур стороны Б — одежда, форма рук, трактовка мускулатуры. Сравнение нашей чаши с ранаими и более поздними произведениями мастера чаши из Иены убеждает в том, что килик из некрополя Панское I относится к ранним произведениям этого аттического вазописца. Не случайны и черты сходства с произведениями мастера шуваловской амфоры и с произведениями Мидия. Если справедливо определение чаши как раннее произведение мастера, то это вполне согласуется и с датировкой формы штампованного орнамента, т. е. чаша может быть датирована временем, близким к 400 г. до н.э. или самым началом IV в.

Литература:
К. С. Горбунова. Краснофигурный килик, найденный на некрополе Панское I // История и культура античного мира,- М.: "Наука", 1977 - c. 41-45

назад содержание далее








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'