история







разделы



назад содержание далее

2.10. Действительно ли обанкротится Америка?

(Накасонэ Я., Мураками Я., Сато С., Нисибэ С. После "холодной войны". М., 1993)

ВОДОВОРОТ ИСТОРИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ В ГЕОПОЛИТИКЕ

Демонтаж «пакс-американской системы» в эко­номическом плане начался раньше, чем развал со­циалистического лагеря, однако происходил посте­пенно. Означавшая гегемонию Америки, эта систе­ма базировалась на подавляющем превосходстве всесторонней американской мощи (в то время тол­кование гегемонии и доминирования было слишком прямолинейным, по нынешним временам это озна­чало бы просто лидерство). Однако впечатляющее превосходство американской государственной мо­щи примерно с середины 60-х годов начало посте­пенно таять. По мере того как волна индустриали­зации постепенно захватывала развивающиеся страны, этот факт стал еще более очевидным. Можно сказать, что Соединенные Штаты были за­интересованы в экономическом развитии Западной Европы и Японии. Поэтому относительное сниже­ние доли США в совокупном мировом производст­ве тесно увязывалось с успехами глобальной по­литики Вашингтона.

Однако в широком плане наблюдались еще более важные изменения исторического значения, которые повлекли за собой демонтаж системы «пакс-американа», Такие изменения называют «информационной ре­волюцией», или «третьей промышленной револю­цией», отразившей новый этап технического прогрес­са. Благодаря этому экономические отношения пере­шагнули за рамки государственных границ и начался процесс глобального распространения индустриализа­ции. Как следствие, произошли, можно сказать, рево­люционные перемены и в отношениях между челове­ком и окружающей средой, а также в отношениях между государством и предприятиями.

Изменения в экономическом лагере социализма в отличие от этого пошли не путем медленного де­монтажа, а приобрели форму внезапного обвала. Как только Советский Союз отказался от права контроля над Восточной Европой (от «доктрины Брежнева»), восточноевропейцы немедленно отшат­нулись от системы ленинизма и почти сразу же практически вышли из сферы влияния СССР. Затем и сам Советский Союз, когда входившие в него республики объявили о своей независимости, раз­валился. В отличие от США, относительное падение превосходства которых с лихвой восполнялось ус­пехами их внешней политики и дальнейшим рас­пространением индустриализации, Советский Союз из-за провала национальной и экономической по­литики, а точнее в результате движения социализма в тупик, сам стал могильщиком своей системы.

Вслед за развалом структур «холодной войны» и двух экономических систем происходит еще одно крупное изменение. Это – изменение форм суверен­ных государств, ставших начиная с XVII в. основными субъектами международных отношений. С одной сто­роны, в связи с поднявшейся волной национализма де­монтируется последняя «империалистическая держа­ва» – Советский Союз, – а в странах Восточной Ев­ропы возрождается стремление к самоопределению народов, аналогичное тому, что происходит в Югосла­вии. Имеются признаки и того, что «последние насту­пательные идеологии» – так называемый исламский фундаментализм и арабский универсализм – уступа­ют место национализму.

С другой стороны, активизируется глобальная деятельность транснациональных корпораций и фи­нансовых структур, за рубеж устремляется неис­числимый поток беженцев как по социальным, так и по политическим мотивам. Нельзя игнорировать и тот факт, что как в свободном, так и в комму­нистическом лагере, а также в стоящих на грани установления диктатур государствах «третьего ми­ра» стала поднимать голову так называемая народ­ная власть (people power), оказывающая все более заметное влияние на внешнюю политику многих стран. Глобальное загрязнение окружающей среды, распространение по всему миру средств массового уничтожения и наркотиков порождают новые про­блемы, которые невозможно решить в рамках только одного государства, что, естественно, изменяет форму поведения суверенных государств.

Как реакция на это в разных странах мира растет понимание того, что проблемы национализма и войны невозможно уже рассматривать через призму интере­сов только своих наций. Повсеместно наблюдается тенденция к созданию региональных структур. Суве­ренные государства все чаще оказываются в условиях, когда те или иные проблемы невозможно решить в одиночку. В условиях этих «геополитических измене­ний мировой истории» мы хотели бы выделить три об­стоятельства.

Первое. Демонтаж «советской империи» не сле­дует сводить к одному лишь провалу ленинизма, или, иначе говоря, краху доминирования плановой экономики и диктатуры компартии. Он свидетель­ствует о конце периода веры в «разумное начало», продолжавшегося в течение двухсот лет истории Нового времени. Переоценка способностей челове­ка в области рационального планирования не может не вести к радикализму в деле обновления обще­ства. В подобный радикализм постепенно вовлека­ются и страны свободного мира, образцом чему может служить Япония. Можно сказать, что «пе­рестройка» была нацелена на исправление именно этого коренного дефекта модернизма.

Второе. Распад системы «пакс-американа» прежде всего означает, что форма конкуренции между госу­дарствами меняется: «силовые игры» уступают место «играм за благополучие», имеющим тенденцию к многополюсности. База для перехода к «играм за благопо­лучие» подготавливается, естественно, в ходе индуст­риализации, определяющим фактором которой стано­вится необходимость для каждой страны найти свое место во взаимозависимой структуре международных экономических отношений. Подтверждением подоб­ной взаимозависимости в экономической области яв­ляется форсирование создания «совместных структур обеспечения безопасности» в сферах политики и во­енного дела.

Третье. «Игры за благополучие» не привели к ос­лаблению национальных государств. Наоборот, можно наблюдать случаи, когда нарастающая необходимость в мерах по устранению сложных разногласий, сопро­вождающих «игры за благополучие», расширяет роль национальных государств. Поскольку отмечавшийся в старых национальных государствах радикальный наци­онализм рано или поздно должен ослабеть, можно сказать, что национальные государства в качестве ба­зовой единицы международного сообщества сохранят­ся и в обозримом будущем.

ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЛИ ОБАНКРОТИЛАСЬ АМЕРИКА?

Среди наиболее крупных стран мира только Америка избежала разрушений во время второй мировой войны. Ее производственный потенциал, игравший роль «арсенала демократии», в войну еще более укрепился. В результате вскоре после окон­чания второй мировой войны американская эконо­мика заняла господствующие позиции на мировом рынке. Валовой национальный продукт (ВНП) Аме­рики в то время превышал 40% совокупного ми­рового ВНП. Помимо этого Америка заняла лиди­рующее место и в техническом развитии, не по­зволяя другим странам обогнать себя.

Благодаря позициям превосходства американский вклад в поддержание свободного мирового торгового порядка (вклад в обеспечение международной стабильности и предоставление капиталов с помощью «международных общественных фондов») становился практически единоличным. Америка во времена «хо­лодной войны» выступала не только в качестве запад­ного жандарма, но была и мировым банком в качестве «последнего надежного кредитора» в предоставлении необходимых финансов, а также глобальным Санта-Клаусом в деле оказания экономической помощи. Эти об­стоятельства позволяют утверждать, что планета того времени была эпохой «мира с помощью Америки», то есть эпохой «пакс-американизма».

Но по мере того, как другие страны восстанав­ливались после разрухи, нанесенной второй миро­вой войной, Америка Постепенно утрачивала гос­подствующие позиции, и к 60-м годам ее ВНП в мировом балансе снизился по сравнению с преж­ним до 25%. Тем не менее это не означало, что ее экономика зашла в тупик и ослабла. Относи­тельное снижение американских позиций произош­ло в результате того, что США оказывали эконо­мическую помощь для восстановления стран Запа­да, включая своих бывших противников – Герма­нию и Японию, – открывали ряду государств свой обширный рынок и предоставляли им передовую технологию. Короче говоря, относительное умень­шение экономической мощи компенсировалось ус­пехами американской внешней политики.

Валовой национальный продукт Америки уже в начале XX в. достигал 20% мирового уровня. Сей­час он ненамного превышает этот уровень, но мас­штабы американской экономики несопоставимы с аналогичными показателями любой другой страны мира. Если принять во внимание быстрое развитие мировой экономики в последние годы, то становит­ся ясно, что относительное сужение американских позиций не означает «краха». В связи с этим вряд ли верно утверждение теоретиков банкротства («декланистов») о том, что «Америка обанкротилась из-за слишком щедрого предоставления помощи за­рубежным государствам».

Современное американское общество породило многие болезненные явления, которые все более осложняются. Распространение наркотиков, увели­чение преступности, разрушение семей, падение уровня общественного образования, ухудшение трудовой дисциплины, сокращение сбережений из-за излишних расходов и финансового дефицита, за­брошенность социальной инфраструктуры – дорог, мостов и пр., – недостаток капиталовложений в развитие исследований и производственное строи­тельство – вот неполный перечень проблем, сто­ящих перед США. Подобные явления происходят из-за снижения уровня либерализма («окостене­ние» индивидуализма и «застой» процесса демо­кратизации). В Америке, где слишком сильны тра­диции индивидуализма, чрезвычайно открытое для свободы общество и довольно высокий средний уровень жизни населения, данные болезненные симптомы проявляются в особо острой форме.

Однако эти явления никоим образом не присущи только Америке. Так называемые болезни богатых об­ществ, постепенно распространяясь, охватывают мно­гие другие цивилизованные государства. Следует за­метить, что форсирование действий в поддержку об­щественного мнения о «личной свободе» в современ­ных условиях не может представлять собой ценности. Традиции индивидуализма и либерализма служат важ­нейшим источником деловой реактивизации в Амери­ке и продолжают оставаться привлекательным приме­ром для многих других стран.

В этом смысле утверждение о «банкротстве» США является опрометчивым. Хотя позиции американского относительного первенства в значительной степени ут­рачены, вряд ли стоит говорить, что США уступят ко­му-то свое положение великой и могучей державы. Утверждение о «закате» Соединенных Штатов подра­зумевает лишь серьезные просчеты в мировой страте­гии. В этом смысле можно сказать, что и Западную Европу, и Японию, а также Восточную Европу в рав­ной степени ожидает та же участь, поскольку США продолжают показывать пример эффективного хозяй­ствования.

Демонстрация явного американского превосход­ства – очевидная реальность, однако в его тылу происходят серьезные изменения, затрагивающие ценности американской системы и оказывающие воздействие на формирование мирового порядка. Одним словом, они выражаются в дальнейшем рас­ширении и углублении процесса индустриализации. Если говорить о ценностях, то экономические ус­пехи имеют намного большее значение, чем воен­ные победы или территориальная экспансия. Точно так же на новой волне технологических реформ происходят крупные изменения в формах соперни­чества не только между государствами, но и между государствами и предприятиями.

назад содержание далее








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'