история







разделы



назад содержание далее

Лекция 2: Римская республика с середины II в. до 27 года до н.э.

Римская держава в период поздней республикию.

Новые римские территории получили статус, значительно отличавшийся от статуса Италии. Они рассматривались как собственность римского народа и были лишены всякого элемента самостоятельности. Значительная часть земель конфисковалась и сдавалась в аренду римским гражданам. В I в. до н. э. римляне стали практиковать вывод колоний за пределы Италии. Определенная часть земли осталась в руках местного населения, однако государство в любой момент могло ее отнять. Кроме того, население провинций (как теперь назывались эти территории) должно было платить большой налог— около одной десятой части всех доходов — в римскую казну. В правовом отношении население провинций рассматривалось на одном уровне с подданными и стояло вне римского права.

Наместники провинций являлись командующими армией и главами гражданского управления и были подотчетны только центральному правительству Рима. Наместник был, в сущности, хозяином страны, и для защиты своих прав провинциалы располагали только одним способом, правда достаточно эффективным. Почти каждая община имела в Риме патрона из числа влиятельных граждан, с которым она вступала в отношения клиентелы. Патрон являлся представителем общины перед римской администрацией. Хотя в период пребывания в должности наместник не подлежал суду, он мог быть привлечен к ответственности после окончания срока. В 149 г. до н. э. по закону Кальпурния Пизона была учреждена специальная судебная комиссия по делам о вымогательствах. Поскольку судьями были сенаторы, осуждение или оправдание наместника зависело не столько от его вины, сколько от его политического положения в Риме.

Бесконтрольность провинциальных наместников, система клиентелы усиливали влияние частных лиц, что было явной угрозой для коллегиального руководства и полисной системы относительного внутреннего равновесия общественных сил. Затяжные и трудные войны требовали длительного содержания войск вне Италии на отдаленных театрах военных действий. Это способствовало профессионализации армии и превращению ее как бы в особое сословие. Неэффективность частой смены командующих показала еще Вторая Пуническая война. В силу этого римляне были вынуждены продлевать полномочия способным наместникам и полководцам, что давало в руки последних огромную власть.

Наиболее существенным экономическим изменением было установление господства рабовладельческого уклада в экономике. Рим знал рабство с древнейших времен, но до Пунических войн рабовладельческое производство не играло главной роли(Конечно, римское общество до Пунических войн нельзя рассматривать ни как доклассовое, ни как принадлежащее к какому-либо особому, дорабовладельческому, например «азиатскому», способу производства. Как уже говорилось во вводных лекциях, классовый характер любого древнего общества определялся наличием антагонизма между господствующим классом и классом рабов или других подневольных людей рабского типа. Этому не противоречило существование во все времена древности свободного производства, часто, особенно в ранние периоды, поставлявшего основную Массу общественного продукта.—Примеч. ред.). Завоевания привели к огромному притоку рабов. Достаточно привести некоторые цифры. В 177 г. до н. э. после покорения Сардинии римляне захватили 80 тыс. рабов, в 167 г. при разграблении Эпира было продано в рабство 150 тыс. человек, в 146 г. Сципион Эмилиан продал в рабство 50 тыс. оставшихся в живых карфагенян. Крупными рабовладельцами были в основном сенаторы и всадники. Помимо войны важными источниками рабства были долговая кабала в провинциях (особенно кабала за долги в государственную казну) и пиратство. Наконец, большую роль играло и естественное воспроизводство рабов.

Рабы играли огромную роль в непроизводительной сфере, в основном в обслуживании знатных семейств. Большую группу составляли рабы-гладиаторы, используемые не только для зрелищ, но и для личной охраны владельца.

В собственно экономике значение рабского труда было более ограниченным. Очень широко рабов использовали на трудоемких работах в строительстве и в рудниках. Менее развит рабский труд был в ремесле; в сельском хозяйстве рабы играли значительную роль.

Хозяйства, основанные на рабском труде, имели определенные преимущества перед мелким крестьянским хозяйством, заключавшиеся в больших возможностях концентрации и специализации. В III в. до н. э. в экономике Италии возрастает роль скотоводства, в котором рабы, по-видимому, играют основную роль. Наиболее эффективным использование рабов-пастухов было в крупном хозяйстве, в то время как мелкое, судя по всему, сохраняет прежний характер. Встает вопрос о соотношении этих двух типов.

Во II—I вв. до н. э. в Италии происходят значительные сдвиги в сторону концентрации собственности. Появляются крупные поместья (латифундии), которым, однако, нельзя приписывать всеобъемлющее значение. Более распространенным видом поместья была вилла средних размеров, обслуживаемая сравнительно небольшим числом рабов. В Италии остается и большое число мелких хозяйств. Ряд мероприятий, проведенных государством во II в. до н. э., способствовал увеличению их числа. Развитие рабства стимулировалось и увеличением товарного характера римского сельского хозяйства. Преимущественное развитие получают более доходные культуры — прежде всего виноград и фрукты. Производство зерновых значительно сократилось.

Следует отметить, что, хотя рабский труд во II—I вв. до н. э. не имел существенного преобладания над свободным, его доля была достаточна для того, чтобы вытеснить часть свободных производителей из сферы производства и вызвать экономический кризис.

В конце II в. до н. э. крестьянство Италии попадает в трудные условия. Разорение страны в ходе Второй Пунической войны нанесло непоправимый удар италийскому земледелию. Длительные заморские войны приводили к отрыву собственников от их участков и способствовали их разорению. Немалое значение имели конкуренция дешевого привозного хлеба и развитие скотоводства, требовавшее больших пастбищ. Пользуясь своим экономическим и политическим преобладанием, сенаторы и всадники скупали участки крестьян, оккупировали огромные территории из ager publicus и тем самым стимулировали процесс экономической дифференциации.

Массы обезземеленных крестьян стекались в города, однако Рим не имел достаточно развитой промышленности, чтобы она могла втянуть их в себя. Огромдые средства, приобретенные грабежом провинций, позволяли содержать этот плебс за счет государственных дотаций. Борьба за власть внутри господствующих группировок вела к широкому распространению подкупа избирателей. Таким образом, в Риме со II в. до н. э. появилась значительная прослойка люмпен-пролетариата, паразитировавшего за счет общества. Постепенно психология этой прослойки изменилась настолько, что, даже имея возможность получить участок, городской плебс не желал ею воспользоваться. Кризис сословия мелких собственников вел к ухудшению боевых качеств римских войск. Это сказалось в ходе войн 40—30-х годов и не могло не вызвать тревогу у наиболее дальновидных политиков.

Все эти обстоятельства привели к острому политическому кризису, который в современной литературе называется периодом гражданских войн. Гражданские войны явились результатом обострения всех противоречий римского общества: противоречия между рабами и свободными, между римлянами и неримским населением республики, наконец, противоречия между самими гражданами. Основной причиной этих событий было то, что к началу II в. до н. э. полисное устройство Рима ни в политическом, ни в экономическом, ни в духовном плане не соответствовало новым условиям. Если на Востоке монархические централизованные государства объединяли отдельные полисы и создавали для них товарный рынок, то в Средиземноморье функционально сходную централизацию осуществлял за счет покоренных полисов и монархий один полис — Рим. Поэтому ясно, что старая политическая и идеологическая система, создавшаяся в Риме, не могла уже быть адекватной историческим задачам, возникавшим в новых условиях.

Реформы братьев Гракхов.

Первой вспышкой кризиса был трибунат Тиберия Гракха. В 133 г. до н. э. избранный народным трибуном Тиберий Семпроний Гракх предложил аграрный закон, имевший своей целью частичное восстановление полисного равновесия времен ранней республики. Каждому владельцу ager publicus разрешалось удерживать не более 500 югеров (125 га) земли; кроме того, он мог иметь еще по 250 югеров на каждого взрослого сына с тем расчетом, чтобы во владении одной семьи было не более 1 тыс. югеров земли. Излишки возвращались в распоряжение государства. Из них должны были быть нарезаны участки по 30 югеров и розданы беднейшим и малоимущим гражданам. Бывшие владельцы получали денежную компенсацию. Участки запрещалось продавать. Для наблюдения за проведением аграрной реформы предполагалось избрать комиссию из трех человек. Закон в значительной степени повторял аграрный закон Лициния — Секстия, принятый еще в период борьбы патрициев и плебеев, и имел целью реставрацию мелкого землевладения. Но Тиберий Гракх сделал все возможное для проведения передела земли наименее болезненным для нобилитета способом.

Тем не менее крупные собственники выступили против реформы. Им удалось привлечь на свою сторону коллегу Гракха, трибуна Марка Октавия, который наложил вето на проект. После долгой борьбы Тиберий решился поставить перед комициями вопрос: должен ли трибун, противодействующий народу, оставаться в своей должности? В результате голосования Октавий был от должности отрешен; это был акт большого политического значения: народное собрание тем самым поставило себя над магистратами. После смещения Октавия аграрный закон был принят. В аграрную комиссию вошел сам Тиберий Гракх и его родственники.

Триумвиры наткнулись на ряд трудностей, связанных с распределением участков и сопротивлением крупных посессоров. Остро встал и финансовый вопрос. Воспользовавшись присоединением Пергама, Гракх провел закон, по которому полученные средства использовалась для финансирования реформы.

Летом 133 г. до н. э., когда Гракх вторично выдвинул свою кандидатуру в народные трибуны, богачи оказали ему серьезное сопротивление. Во время одной из предвыборных сходок началась драка; разнесся слух, что Тиберий требует царской власти. Тогда сенаторы прямо с заседания сената отправились на место сходки; схватив скамейки, они принялись избивать сторонников Гракха. В этой стычке был убит Тиберий Гракх и 300 его приверженцев.

После габели инициатора реформы богатые посессоры начали борьбу за прекращение земельных переделов. Их задача облегчалась тем, что разделы вызвали недовольство италийских союзников, земли которых оказались затронутыми действиями аграрной комиссии.

В 125 г. до н. э гракханцы попытались уладить отношения с италиками. Консул Фульвий Флакк предложил законопроект о предоставлении союзникам прав римского гражданства. Италики поддержала предложение Флакка, однако в Риме его провалили. В данном случае противники закона нашли поддержку в народном собрании, которое не хотело делиться своими правами. Ответом на решение Рима было восстание в латинской колонии Фрегеллах, которое вскоре было подавлено. С тех пор полные права римского гражданства стали основным политическим требованием италиков.

В 123—-122 гг. до н. э. народным трибуном был младший брат Тиберия Гракха, Гай, выступивший с целой серией законов, которые существенно изменяли социально-политическую структуру общества. Гай Гракх был настроен более решительно, чем Тиберий. Судя по всему, он был единственным из римских политиков, кто всерьез попытался демократизировать общество. Это стремление усугублялось желанием мести убийцам старшего брата, которые занимали руководящие посты в государстве. Кроме того, Гай Гракх пытался решить ряд наболевших государственных проблем, которые возникли в новых условиях. Это была первая попытка приспособить полисный аппарат к нуждам крупной державы.

Прежде всего Гай восстановил аграрный закон Тиберия и продолжил действие комиссии, работа которой дала плодотворные результаты. Землю получили около 80 тыс. человек. Однако земельных фондов Италии оказалось недостаточно, и Гракх обратился к провинциям. В 122 г. до н. э. он издает закон о выводе колоний. Местом для первой из них была избрана бывшая территория Карфагена, куда предполагалось вывести колонию под названием Юнония. Выдвод заморских колоний впоследствии сыграл немалую роль в романизации провинций. Кроме того. Гай организовал грандиозное строительство дорог и хлебных амбаров, что предоставило работу массам городского плебса.

Впрочем вскоре возникла новая сложность. Многочисленный городской плебс, привыкший жить за счет подачек, уже не стремился к получению земли, на которой надо было работать. Между тем эта группа играла слишком большую роль при голосовании, чтобы ее можно было игнорировать. В интересах городского плебса Гракх проводит закон, установивший продажу хлеба с государственных складов по сниженной цене. Улучшая положение беднейшего населения, закон имел и обратную сторону, способствуя росту паразитизма римского люмпен-пролетариата.

Одним из основных законов Гая был судебный. Из ведения сената были изъяты судебные комиссии по делам о вымогательствах. Теперь судьи выбирались из числа всадников. Вероятно, Гракх планировал усиление контроля за провинциальными наместниками, однако всаднические суды оказались не менее коррумпированными, чем сенатские. Положение всадников было улучшено еще и тем, что Гай предложил ввести в провинции Азия десятину, сбор которой стал сдаваться на откуп в Риме. Тем самым богатая провинция была отдана на разграбление откупщикам (публиканам), которые чувствовали себя в полной безопасности под прикрытием всаднических судов.

Реформы 123 г. сделали Гракха самым популярным политиком Рима. Его авторитет был столь велик, что он без труда прошел в трибуны на 122 г. Именно в это время Гракх предлагает один из самых радикальных своих законов: закон о предоставлении италикам прав римского гражданства. Сенат и народ были раздражены этим предложением. Противники Гая развернули широкую кампанию, используя любые приемы. Народный трибун Марк Ливии Друз выступил с демагогическими обещаниями, чем сумел отколоть от Гая значительную часть плебса. Сенат умело играл на суевериях, распространив слух о гневе богов из-за основания колонии на проклятом месте(Как известно, после разрушения Карфагена место, на котором он находился, было предано проклятию.). Популярность Гая падала. Закон об италиках не прошел. Еще более опасным было то, что Гракх потерпел неудачу на выборах 121 г., а консулом стал его злейший враг Луций Опимий. Противники Гая поставили вопрос о ликвидации Юнонии, что послужило поводом к решительному столкновению. Опимий спровоцировал конфликт и добился того, что сенат облек его чрезвычайными полномочиями для восстановления порядка. Гракх и Фульвий Флакк укрепились на Авентинском холме, где их атаковал Опимий. В ходе столкновения погибло 3 тыс. человек, в том числе Гракх и Фульвий. Движение было подавлено.

Противники Гракха не решились упразднить многие из его законов. Суды остались в руках всадников, откупная система продолжала существовать, остался в силе и хлебный закон. Объектом атаки стала аграрная реформа. В 121 г. до н. э. была отменена неотчуждаемость гракханских наделов, еще через два года прекратила свое существование аграрная комиссия.

В III г. до н. э. по закону народного трибуна Спурия Тория все государственные земли, находящиеся в частной аренде, были объявлены частной собственностью. Все переделы прекращались. В дальнейшем частным лицам было запрещено занимать государственные земли. Закон III г. явился важным этапом на пути победы частной собственности на землю. Государственная собственность, бывшая основой полисного землевладения, начинает сходить на нет.

Значение гракханских реформ было огромно. Они явились первым шагом на пути преобразования полиса в великую державу. Гракхи выдвинули на повестку дня ряд серьезных общегосударственных задач, решение которых стало необходимостью. Деятельность их привела к некоторой демократизации римского общества, хотя едва ли правомерно приписывать им стремление к демократическому перевороту. Гракхи были первыми, кто ввел новый стиль политики, основным элементом которого было достижение собственных целей путем опоры на народное собрание и использование демократических лозунгов. Политики такого тина получили название популяров. Популяры не составляли единого целого и преследовали различные цели, как правило чисто личные, но деятельность популяров сыграла большую роль в гражданских войнах. Борьба вокруг гракханских реформ стала исходной точкой конфликта внутри римской общины.

Сицилийские восстания рабов.

30-е годы II в. до н. э. были отмечены еще одним симптомом кризиса. К этому времени началось первое крупное восстание рабов, происшедшее в Сицилии. Этот плодородный остров стал местом большой концентрации рабов. Кроме того, именно здесь эксплуатация рабского труда достигла наиболее крайних форм.

В 136 г. до н. э. в городе Энне вспыхнул рабский мятеж во главе с сирийцем Евном. Восставшие выбрали его царем под именем Антиоха. Весьма характерно то, что рабы р.е создали никакой новой формы власти, а использовали уже готовый вариант эллинистической монархии. Другим центром стал Агригент, где восстанием руководил киликиец Клеон. Обе армии объединились. В течение нескольких лет римляне посылали войска в Сицилию. Только в 132 г. консул Рупилий взял центры восстания Энну и Тавромений. Клеон погиб в бою, а Евп умер в римской тюрьме.

В 104 г. до н. э. в юго-западной части острова началось новое восстание. Во главе инсургентов стояли Сальвий и Афинион. Как и в первом восстании, рабы образовали самостоятельное государство, Сальвий был провозглашен царем и принял имя Трифона(Так авали правившего в то время в Сирии узуриатора), Столицей был выбран город Триокала. В течение двух лет (103 и 102 гг. до н. э.) рабы успешно защищались от карательных экспедиций. В 102 г. Трифон умер. Его преемником стал Афинион. Только в 101 г. до н. э. консул Маний Аквилий разбил восставших в большом сражении, в котором Афинион погиб. После этого римляне взяли Триокалу и подавили восстание.

Восстания рабов и движение за реформы в Риме не были непосредственно связаны. Между свободным римлянином и рабом лежала настолько глубокая пропасть, что о каком-либо союзе не могло быть и речи. Поэтому мелкие свободные землевладельцы участвовали в подавлении восстаний рабов вместе с крупными рабовладельцами. Рабские восстания возникали стихийно, протекали недостаточно организованно и были обречены на поражение. В целом они были лишь эпизодами в истории античности и не могли перерасти в движение, способное уничтожить рабовладельческое государство. Более того, гораздо чаще встречались случаи, когда хозяева пользовались своими рабами в собственных политических целях. В. И. Ленин отмечал, что рабы «даже в наиболее революционные моменты истории всегда оказывались пешками в руках господствующих классов»(В. И. Л е и и н. О государстве.— Полное собрание сочинений. Т. 39, с. 82.).

Марии и Сулла.

После подавления движения Гракхов позиции правящей группы усилились. Римская политическая жизнь контролировалась небольшим числом знатных родов; исключительность их положения породила небывалую коррупцию, охватившую весь государственный организм. Это явилось причиной нового политического кризиса, толчком к которому стала так называемая Югуртинская война (111—105 гг. до н. э.).

В 118 г. до н. э. умер нумидийский царь, сделавший наследниками двух сыновей и племянника Югурту, между которыми началась борьба за власть. Римляне разделили царство между этими претендентами. Через несколько лет Югурта ликвидировал обоих соперников и вопреки римскому арбитражу захватил Нумидию. Сенатские посольства смотрели на это сквозь пальцы, так как были подкуплены царем. Весной 113 г. Югурта захватил г. Цирту и перебил все население, среди которого было много римских граждан. Это вызвало возмущение римских всадников, под давлением которых была объявлена война. В 111 г. римляне начали успешное наступление, однако путем подкупа Югурта добился выгодного для себя мира. В 109 г. война возобновилась. Римская армия, возглавляемая одним из представителей правящей олигархии, Авлом Постумием, потерпела позорное поражение.

Это переполнило чашу терпения римлян. Народ, всадники и даже значительная часть нобилитета выступили против правящей группы. Была создана специальная комиссия по расследованию событий, связанных с Югуртой. Ряд лиц, которые особенно себя скомпрометировали, подвергся изгнанию. В Нумидию был послан новый полководец. Квинт Цецилий Метелл, которому удалось добиться успеха, и Югурта потерпел поражение. Тем не менее война затягивалась. Партизанские действия нумидийцев значительно осложняли борьбу. В Риме началось недовольство Метеллом, от которого ждали скорой победы. Этим воспользовался легат(Легат — заместитель командующего) Метелла Гай Марий, выходец из незнатной семьи из г. Арпина в Лации. Марий выступил с критикой Метелла и обещанием быстро закончить войну, если его изберут главнокомандующим. В своей пропаганде Марий использовал демократические лозунги и недовольство нобилитетом со стороны всадников и плебса. Разумеется, демократическая аргументация была для Мария средством личного возвышения. Марий был избран консулом на 107 г. и командующим в войне с Югуртой. Перед отплытием в Африку он стал набирать подкрепления, впервые допустив в ряды армии добровольцев из числа лиц, не входивших в цензовые списки. Теперь доступ в армию получили и пролетарии. Это явилось последним шагом на пути профессионализации армии, которая окончательно утратила характер полисного ополчения и превратилась в угрозу для республики.

Несколько позднее Марий провел другую военную реформу, подразделив легион в качестве военного соединения на воинские части — когорты; когорта состояла из трех манипулов по 200 человек. Это улучшило маневренность легиона и значительно повысило боевые качества армии. Когорта могла эффективно решать боевые задачи как в рамках более крупного соединения (легиона или группы легионов), так и самостоятельно (Ни манипул, ни центурия этими качествами не обладали и ранее имели значение только как часть легиона. Теперь они стали воинскими подразделениями, подобно современным батальонам и ротам.).

Однако и Марию не удалось одержать быструю победу. Только в 105 г. Югурта был оттеснен во владения своего тестя, царя Мавритании Бокха. После долгих колебаний Бокх выдал его римлянам. Последний акт войны нанес удар по самолюбию Мария, поскольку честь поимки Югурты стали приписывать квестору Луцию Корнелию Сулле, которому Бокх непосредственно передал нумидийского царя. Сулла сближается с врагами Мария, возглавляемыми родом Метеллов.

И все же авторитет Мария был огромен. В январе 104г. до н.э. ему устроили триумф (Торжественное шествие полководца и войска при их возвращении в Рим после победы), в котором провели пленного Югурту. После этого царь был задушен в римской тюрьме. Часть Нумидии стала римской провинцией.

Еще в 113 г. до н. э. на северо-востоке Италии появились два германских племени — кимвры и тевтоны. После серии поражений римлян постигла катастрофа. В 105 г. при Араузионе большая римская армия была наголову разбита германцами. Италия оказалась под угрозой вторжения. В этой ситуации происходит новое выдвижение Мария, который стал фактическим диктатором Рима. В течение пяти лет подряд он избирался консулом. В 102 г. в битве при Аквах Секстиевых Марий разбил тевтонов, а на следующий год при Верцеллах были уничтожены кимвры. Остатки этих племен были проданы в рабство.

С окончанием войны отпала необходимость в особых полномочиях Мария. Стремясь сохранить свою власть, он вступает в союз с двумя популярами — Сатурнином и Главцией. В 100 г. до н. э. Марий в шестой раз стал консулом, Сатурнин был избран народным трибуном, а Главция — претором.

Сатурнин предложил аграрный закон, который предполагал наделение землей ветеранов Мария, среди которых было немало италиков. Становясь жителями колоний, они автоматически приобретали права римского гражданства. Местом колонизации были выбраны Африка и Цизальпинская Галлия. Во главе всего предприятия Сатурнин планировал поставить Мария, в руках которого снова сосредоточивалась огромная власть. Закон имел еще один пункт: в случае принятия его народным собранием сенаторы под угрозой изгнания должны были принести присягу в том, что будут его соблюдать.

Значительная часть сената и плебса выступила против законопроекта. Лишь путем открытого насилия Сатурнин сумел его провести. Сенату пришлось дать требуемую присягу, только старый враг Мария Метелл отказался повиноваться закону и был вынужден покинуть Италию.

Год кончился, и наступили выборы на следующий, 99 г. Сатурнин снова прошел в трибуны, а Главция претендовал на консульство. Атмосфера накалилась, популяры использовали все средства, вплоть до политических убийств, что вызвало волну возмущения. Сенат объявил осадное положение в городе. Марий, опасаясь слишком дискредитировать себя союзом с Сатурнином, выступил на стороне сената. 10 декабря 100 г. до н. э. на форуме произошла схватка между людьми Сатурнина и сторонниками сенатской партии. Последние победили, а Сатурнин и Главция были убиты. Метелл вернулся из изгнания, Марий же надолго отошел от политики.

Мятеж Сатурнина сплотил сенат и всадников, однако этот союз длился недолго. В конце 90-х годов произошел конфликт из-за провинции Азия. Наместник Азии Муций Сцевола вел борьбу с произволом публиканов в провинции. В ответ на это всадники привлекли к суду легата Сцеволы Пубпия Рутилия Руфа. Несмотря на явную невиновность, Рутилий был обвинен в вымогательствах и приговорен к изгнанию.

Ответом на это скандальное дело была попытка консервативных реформ. В 91 г. народный трибун Марк Ливии Друз, сын противника Гракхов, предложил вернуть суды сенату. Понимая трудность прямого наступления на всадников, он предложил компромисс. Суды передавались сенату, который пополнялся 300 новыми членами из числа всадников. Проект встретил отпор с обеих сторон. Часть сенаторов вообще не хотела допускать всадников в свои ряды. Сами всадники понимали, что, будучи выгодным для некоторых лиц, план Друза был невыгоден для сословия в целом. Однако Друз не сдавался. Он предложил новый план колонизации и расширения хлебных раздач и тем самым заручился поддержкой плебса. Несмотря на оппозицию, законы были приняты народным собранием.

После этого успеха Друз предпринял очередную попытку поставить вопрос о предоставлении прав гражданства италикам. Как и его предшественники, он потерпел неудачу. Провалом закона об италиках воспользовались противники Друза, которые добились отмены и остальных его законов. Вскоре после этого Друз погиб от кинжала неизвестного убийцы.

Многократные провалы законопроектов о союзниках убедили последних в необходимости самим выступить за свои права. В конце 91 г. до н. э. в Аускуле Пиценском произошло восстание, к которому присоединилась значительная часть союзников. Движение имело два очага: один — в Центральной Италии, где выступили племена марсов, пелигнов и др., другой — в Самнии, где против Рима поднялись самниты и луканы. Риму предстояло новое покорение Италии — одна из самых трудных войн, которые он когда-либо вел. Союзники предъявили Риму ультиматум с требованием прав гражданства. Ответом были репрессии против сторонников Друза. Италики отделились от Рима, образовав независимое государство по типу римского с магистратами, сенатом и народным собранием. Столицей стал Корфиний, переименованный в «Италию». Началась война, получившая название Союзнической.

В 90 г. до н. э. италикам удалось одержать ряд побед, результатом которых было взятие римских крепостей. На юге самниты выбили римлян из Кампании. Эти неудачи вызвали брожение в оставшихся верными Умбрии и Этрурии. Римлянам пришлось пойти на уступки. В конце года по закону Юлия гражданство получили жители союзных общин, еще не отпавших от Рима. В начале 89 г. был принят новый закон, согласно которому каждый член союзной общины, подавший заявление римскому претору в течение двух месяцев, становился римским гражданином. Эти маневры внесли раскол в ряды восставших и позволили Риму начать наступление. В 89 г. была разгромлена северная армия союзников и взяты Аускул и Корфиний. В Самнии с большим искусством и не меньшей жестокостью действовал Сулла, одержавший ряд побед над самнитами и луканами. К 88 г. восстание было подавлено, ocтатки инсургентов отступили на юг Италии. Римляне готовились к последнему рывку, однако новые внешнеполитические осложнения отсрочили окончательное подавление восстания союзников.

Союзническая война была важным событием римской истории. Впервые после победы плебеев римская община была значительно расширена. Число граждан увеличилось более чем вдвое. Рим фактически перестал быть городом-государством. Но социальная структура общества не изменилась; количественный рост гражданского коллектива не привел к его качественному изменению. Кроме того, новые граждане были распределены только в 8 из 35 триб, что сводило на нет их политические права. Предстояла дальнейшая борьба.

В 90-х годах до н. э. на восточной границе Рима (в Малой Азии) усиливается Понтийское царство во главе с энергичным правителем Митридатом VI Евпатором. Захватив Боспор, Колхиду и Малую Армению и выдав дочь за армянского царя Тиграна, Митридат мечтал о создании мощного государства, способного стать преемником эллинистических монархий. Весной 88 г. понтийский царь вторгся в римскую Азию и без труда подчинил ее себе. Завоевание провинции сопровождалось страшной резней живших там римлян и италиков. Коренное местное население приветствовало Митридата, выступавшего в роли освободителя от ига римлян. После этого понтийцы двинулись на Македонию и Грецию. Римские владения на Востоке оказались под угрозой.

Римское правительство решило послать в Грецию войска под командованием Суллы, который был консулом 88 года. В этот момент на сцене снова появился Марий, попытавшийся присвоить руководство восточным походом. Он заручился поддержкой народного трибуна Сульпипия Руфа, бывшего друзианца, который надеялся с помощью Мария продолжить деятельность Друза; Сульпиций вносит ряд законопроектов. Из ссылки были возвращены многие жертвы репрессий 91 года; италиков предполагалось распределить по всем 35 трибам; Марий должен был получить командование в войне на Востоке. Консулы устроили обструкцию и объявили юстиции (временное прекращение деловой жизни). Опираясь на ветеранов Мария и часть всадников, Сульпиций добивается отмены юстиция и проведения своих законов. После этого Сулла бежит к стоявшей возле Нолы армии и поднимает ее против Рима. Впервые римская армия двинулась против собственной столицы. Город был взят, Сульпиций погиб, а Марий и некоторые из его сторонников, будучи объявлены вне закона, бежали из Италии.

Сулла отменил законы Сульпиция и поспешил на Восток. Выборы на 87 г. закончились компромиссом: консулами были избраны сулланец Октавий и противник Суллы Луций Корнелий Цинна.

Сразу же после отъезда Суллы между консулами начался конфликт, закончившийся победой Октавия. Цинна бежал на юг и по примеру Суллы двинул против Рима войска. К нему присоединились Марий и его сторонники. В июне 87 г. до н. э. сенат и Октавий капитулировали, консулами на 86 г. были избраны Марий и Цинна. Марианны вошли в Рим, устроив страшную резню своих противников. Особенно свирепствовал отряд рабов, нанятый Марием. Репрессии приняли такие размеры, что Цинна был вынужден перебить этот отряд.

После смерти Мария в самом начале 86 г. Цинна стал фактическим диктатором. В течение трех лет подряд он удерживал должность консула. Италики были распределены по всем 35 трибам, однако на этом «демократизация» была окончена. Во всем остальном власть контролировала небольшая группа людей, опирающихся на армию. Цинна и его партия утратили связь с демократическим движением. В 84 г. Цинна был убит взбунтовавшимися солдатами. Это стало началом кризиса режима.

В это время Сулла успешно начал кампанию на Востоке. В середине 87 г. он высадился в Греции и осадил Афины, вставшие на сторону Митридата. К весне 86 г. город был взят. Между тем в Грецию вступила и армия Митридата. Примерно в это же время в Греции появился также большой отряд марианцев во главе с Валерием Флакком. Встреча двух римских войск едва не закончилась столкновением. В 86 г. Сулла разбил Митридата в двух сражениях — при Херонее и при Орхомене. Римляне снова овладели Балканами.

В армии Флакка вспыхнул мятеж. Сам командующий был убит, а на его место солдаты выбрали главаря мятежа Гая Фимбрию. Он двинулся в Азию и разбил Митридата у Пропонтиды. В Эгейском море также господствовал римский флот. В этой ситуации понтийский царь пошел на переговоры с Суллой. В августе 85 г. в Дардане был заключен мир, по которому Митридат освобождал все захваченные им римские территории и выплачивал контрибуцию в 2 тыс. талантов.

После окончания войны с Митридатом Сулла готовится к борьбе с политическими противниками. В Пергаме он встретился с войском Фимбрии, которое без боя перешло на его сторону. Сам Фимбрия покончил с собой.

Весной 83 г. до н. э. Сулла с 40-тысячной армией высадился в Брундизии — на юго-востоке Италии. Гражданская война началась. Марианцы мобилизовали свыше ста тысяч человек, к ним присоединились остатки самнитских инсургентов. У Суллы также было много союзников. В Италии действовали войска Метелла Пия, сына врага Мария; в Пицене оперировал молодой полководец Гней Помпеи; из Африки прибыл отряд во главе с Марком Лицинием Крассом. В 83 г. Сулла одержал крупную победу над марианцами. На следующий год во главе антисулланских сил встали два способных полководца — Карбон и Марий-младший (сын Мария). В Северной Италии марианцы были разбиты, Карбон бежал в Африку, а Марий был заперт в г. Пренесте. Вскоре город был взят сулланцами, а Марий покончил жизнь самоубийством. Остатки самнитов и марианцев двинулись на Рим. 1 ноября 82 г. у Коллинских ворот произошло сражение, в котором они были разбиты. Сулла стал хозяином Рима. Вскоре марианцы были вытеснены из Сицилии, Африки и Испании. Особо отличился Гней Помпеи, которому Сулла устроил триумф и дал прозвище Великий (Magnus).

По решению народного собрания Сулла получил диктаторские полномочия. В отличие от аналогичной магистратуры ранней республики они не были ограничены сроком и зависели только от личной воли Суллы. Это, по сути дела, давало ему бесконтрольную власть и явилось первым опытом монархии в римских условиях. Другим характерным моментом было то, что особое положение Суллы было оформлено в рамках республиканской конституции. Наряду с диктатором продолжали функционировать комиции, сенат и большинство магистратов; разумеется, они исполняли все, что приказывал им диктатор.

После победы Суллы Рим и Италию захлестнула волна репрессий. Диктатор составлял списки лиц, подлежащих казни (так называемые проскрипции). Массовые репрессии проводились по всей Италии. Многие города были разрушены, другие лишены части владений. Помимо уничтожения политических противников Сулла преследовал еще одну цель — вознаградить армию, которая привела его к власти. Свыше 120 тыс. ветеранов диктатора получили землю в Италии. Многие небогатые офицеры стали обладателями больших капиталов. Сам Сулла приобрел огромное состояние в 1 млрд. сестерциев. Диктатор отпустил на волю 10 тыс. рабов-доносчиков, которые теперь стали в честь него называться «корнелиями».

Кроме этого, Сулла провел ряд реформ. Помимо ярко выраженного стремления подавить демократические элементы римского общества в них отразились попытки диктатора стабилизировать положение государства и избежать возможности возникновения конфликтных ситуаций. Во главе управления Сулла поставил сенат. Была ликвидирована цензура, теперь пополнение сената проходило автоматически. Низшие магистраты, квесторы, становились сенаторами после прохождения первой магистратуры. Сенат был пополнен 300 новыми членами. Ему были переданы суды. Существенному ограничению подверглись права народных трибунов, действия которых теперь нуждались в санкции сената. Бывшие трибуны отныне не имели права занимать другие магистратуры.

Диктатор провел реформу административного деления: разделил Италию на муниципальные территории с правом самоуправления полисного типа. Многие города стали колониями ветеранов. Закона о допуске италиков во все 35 триб Сулла не отменил. Северной границей Италии была объявлена река Рубикон.

В 79 г. по неизвестным причинам Сулла сложил с себя полномочия, а спустя год умер от болезни.

Анализируя основы принципата, Ф. Энгельс писал, что «материальной опорой правительства было войско, которое гораздо более походило уже на армию ландскнехтов, чем на старое римское крестьянское войско, а моральной опорой — всеобщее убеждение, что из этого положения нет выхода...»(Ф. Энгельс. Бруно Бауэр и первоначальное христианство.— К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Изд. 2-е. Т. 19, с. 310—311.). Оба эти фактора появились к началу конфликта Мария и Суллы и окончательно сформировались в период двух диктатур. С этого момента основной вопрос заключался не в том, будет ли существовать республика или авторитарный режим, а в том, кто будет диктатором.

Политический кризис в 70-50-е годы до н. э.

Реформы Суллы не могли вернуть социального мира. Ничто не могло удержать победоносных полководцев от стремления захватить власть. Между тем смерть диктатора способствовала оживлению оппозиции, в которую входили представители различных слоев общества, тем или иным образом пострадавшие от сулланского режима. Их лидером стал консул 78 года Марк Эмилий Лепид.

Будучи послан на подавление восстания в Этрурии, где местное население стало прогонять сулланских колонистов, Лепид повернул армию на Рим. Только собрав большие силы, правительство справилось с мятежом, в подавлении которого особенно отличился Помпеи. Лепид вскоре умер, а остатки его армии во главе с Марком Перперной ушли в Испанию, где уже несколько лет шла ожесточенная война.

Еще в 80 г. до н. э. в Испании началось восстание, возглавленное талантливым полководцем Квинтом Серторием, который сумел объединить римских эмигрантов и местные племена в единое движение. В течение ряда лет против него безуспешно сражались главные силы римлян во главе с Метеллом Пием и Помпеем. В 72 г. Серторий погиб в результате заговора, организованного его окружением. После смерти руководителя восстание было подавлено.

Примерно в это же время Италию охватило грандиозное восстание рабов. В начале лета 73 г. из одной гладиаторской школы в Капуе бежали 60 или 70 гладиаторов. Во главе их стояли фракиец Спартак и галлы Крикс и Эномай. Восставшие ушли на гору Везувий, где и обосновались в потухшем кратере. Вскоре число их значительно увеличилось. Римляне послали к горе отряд в 3 тыс. человек во главе с претором Клавдием. Клавдий преградил дороги на вершину Везувия, но Спартак спустился с обрыва к нему в тыл и одержал победу. В Кампании гладиаторы разбили претора Публия Вариния. Восстание охватило юг полуострова. Когда Спартак прошел Кампанию и Луканию, его армия достигла 70 тыс. человек. Вождь гладиаторов планировал перейти через Альпы и вывести свою армию в свободные от римлян земли. Против рабов были посланы оба консула 72 года — Геллий и Лентул. Среди гладиаторов начались разногласия, и отряд Крикса, состоящий из галлов и германцев, отделился от основных сил. У горы Гарган он был разбит римлянами. Спартак действовал с большим успехом, ему удалось одержать победу над обоими консулами и прорваться в Северную Италию. У г. Мутины он разбил войска наместника Цизальпинской Галлии Гая Кассия, который пытался преградить ему путь. Наконец Спартак вышел к Альпам, цель была близка. Тем не менее этнически разнообразное большинство армии Спартака отказалось уходить в неизвестные места и потребовало повернуть на Рим. Спартак двинулся на юг. В это время римляне мобилизовали все имевшиеся в Италии силы, во главе которых встал претор 72 года Красе. Спартак продолжал отходить на юг, преследуемый римским командующим. Теперь он планировал переправиться в Сицилию с целью начать там новое восстание. Гладиаторы вышли в Бруттий на «носке» Апеннинского полуострова, но переправиться на остров не смогли. Тем временем Красе провел ров поперек перешейка и отрезал Спартака в Бруттий. Однако Спартак снежной ночью прорвал оборону римлян и вышел в Луканию. Теперь его целью был крупный порт Брундизий, где он надеялся захватить флот и бежать из Италии.

На помощь Крассу были направлены войска Помпея, закончившие войну с Серторием, а из Фракии были вызваны легионы Марка Лициния Лукулла, которые заняли Брундизий. Спартак оказался в кольце. Весной 71 г. в Апулии произошло генеральное сражение с Крассом. Гладиаторы были разбиты, Спартак пал в бою. Остатки его армии были уничтожены Помпеем.

В начале 70 г. в Риме сложилась напряженная обстановка. Армии двух соперничавших полководцев, Помпея и Красса, едва не вступили в конфликт. Однако все закончилось компромиссом, оба были выбраны консулами на 70 год. Под давлением общественного мнения они ликвидировали ряд законов Суллы. Была восстановлена власть народных трибунов и цензура. По закону Аврелия Котты суды стали составляться из представителей трех социальных групп: сенаторов, всадников и эрарных трибунов(Эрарными трибунами называлась наиболее богатая часть плебса.).

Вскоре Рим снова оказался под угрозой диктатуры. Причиной этого был небывалый размах пиратства, вызвавший необходимость бороться с ним в общегосударственном масштабе. По закону Габиния было решено избрать полководца, который получал власть яа три года па всей прибрежной полосе Средиземного моря на 50 миль в глубину. В его распоряжение поступал огромный флот и армия. На эту роль был выбран Помпей. За 40 дней он очистил море от пиратов и разгромил их основную базу в Киликии. Эта кампания сделала его самым популярным полководцем в Риме.

Следующим этапом карьеры Помпея была так называемая Третья Митридатова война. После мира 85 г. до н. э. отношения между царем и Римом оставались напряженными, В 83—82 гг. произошел небольшой инцидент, получивший название Второй Митридатовой войны. В 75 г. до н. э. Никомед, царь Вифинии на северо-западе Малой Азии, завещал свое царство Риму. Это послужило поводом к третьей войне. С 74 г. командующим на Востоке был Луций Лициний Лукулл. Он разбил Митридата и вытеснил его из Вифинии и Понта, заставив бежать к зятю, Тиграну Армянскому. Отказ последнего выдать Митридата послужил поводом для войны между Римом и Арменией. Осенью 69 г. до н. э. Тигран был разбит у Тигранакерта, в 68 г. Лукулл двинулся на столицу Армении Артаксату (Арташат). Но поход был неудачным, поскольку Лукулл вызвал недовольство своих солдат, что парализовало его возможности. Митридат перешел в наступление, отвоевав Понт и Армению.

В начале 66 г. до н. э. командование передали Помпею. Митридат снова был разбит и вытеснен из своих владений. Ему пришлось бежать в Колхиду, а оттуда — в Боспорское царство. Вскоре сын царя Фарнак поднял там мятеж, в результате которого Митридат погиб. Понт и Вифиния были превращены в римскую провинцию. Вслед за этим Помпеи подошел к Артаксате и заставил Тиграна признать себя вассалом Рима и отказаться от всех завоеваний. В 63 г. до н. э. в римскую провинцию была превращена Сирия; к ней вскоре присоединили Иудейское царство, пользовавшееся некоторыми правами автономии. Поход Помпея привел к новому расширению Римской державы на Востоке.

За время отсутствия Помпея в Риме был раскрыт опасный заговор. Группа молодых нобилей, поддержанная ветеранами Суллы и значительной частью деклассированных элементов, попыталась, захватить власть. Во главе заговора стоял Луций Сергий Катилина, выходец из знатного, но обедневшего рода. В 63 г. Катилина пытался стать консулом, выдвинув лозунги передела земли и отмены долгов, но потерпел поражение благодаря энергичным мерам известного оратора Марка Туллия Цицерона. Представитель всаднического сословия, Цицерон, став консулом, выдвинул программу сотрудничества всадников и сената. Он выступил с речами, разоблачающими Катилину; Катилина бежал в Этрурию, где формировались военные отряды. Группа его сторонников в Риме была арестована; сенат приговорил их к смертной казни. Это решение было противозаконным, так как римского гражданина нельзя было казнить без санкции народного собрания (именно на это указал своем выступлении Юлий Цезарь). Но выступление ярого консерватора Марка Порция Катона склонило сенат к вынесению смертного приговора. Сторонники Катилины были казнены, его отряд был разбит в битве при Пистории в начале 62 г. и сам он погиб в бою.

В конце 62 г. до н. э. в Брундизии высадился Помпеи. Boпреки всеобщему ожиданию он распустил войска. После этого победоносный полководец потребовал от сената утверждения всех его полномочий на Востоке и земельных раздач для своих солдат. Помпеи получил решительный отказ. В этой обстановке он сближается с Крассом и другим влиятельным политиком — Гаем Юлием Цезарем. Негласное соглашение этих трех лиц получило название Первого триумвирата. С помощью своих союзников Цезарь стал консулом на 59 год до н. э. и провел в жизнь требования Помпея. После окончания срока он получил наместничество в Цизальпинской Галлии и Иллирии и начал одну из самых крупных войн, которые когда-либо вел Рим. В планы Цезаря входило подчинение всей огромной территории Трансальпийской Галлии, включавшей территорию современных Франции, Бельгии, Нидерландов и Швейцарии.

В 58 г. до н. э. началось переселение кельтского племени гельветов из нынешних швейцарских областей на запад. Под предлогом помощи союзникам Рима кельтам-эдуям, подвергшимся нападению, Цезарь разбил гельветов. В том же году он отбил попытку вторжения в Галлию зарейнских германцев, а в 57 г. подчинил многочисленные племена бельгов, населявшие северо-восточную часть Галлии, став к концу 56 г. хозяином всей страны. В 55 г. до н. э. Цезарь разбил вторгшиеся в Галлию германские племена узипетов и тенктеров и совершил демонстрацию против германцев, перейдя Рейн. Спустя два года он повторил свою попытку. Набеги германцев на Галлию прекратились. В 55—54 гг. до н. э. были предприняты две экспедиции в Британию. Несмотря на тактический успех, Цезарь не стал закрепляться на острове. 52 год стал годом крупного общегалльского восстания, во главе которого встал способный вождь Верцингеторикс. После упорной борьбы Цезарь осадил его в крепости Алезии. После разгрома пришедшего на помощь галльского ополчения Алезия капитулировала. К концу 51 г. восстания в Галлии были подавлены. Рим получил новые огромные территории.

Громадная добыча усилила влияние Цезаря. Кроме того, в галльских походах он создал сильную и преданную ему армию. Все это вызвало опасения Помпея, который начал сближаться с врагами Цезаря, возглавляемыми Катоном. Триумвират дал трещину еще в середине 50-х годов до н. э. В 54 г. состоялся раздел провинций: Помпеи получил Испанию, а Красс — Сирию и право вести войну с восточным соперником Рима — Парфией. В 53 г. в битве при Каррах римляне потерпели сокрушительное поражение. Красс погиб в бою. Триумвират распался.

В 50 г. до н. э. Помпеи начинает склонять сенат к решению о досрочном прекращении наместничества Цезаря в Галлии. 1 января 49 г. сенат принимает соответствующую резолюцию, игнорируя интерцессию народных трибунов Марка Антония и Квинта Кассия. Это послужило для Цезаря предлогом к началу гражданской войны.

Гражданская война 49-45 гг. до н. э. Диктатура Цезаря.

В начале января 49 г. до н. э. Цезарь перешел р. Рубикон(По преданию, переходя через Рубикон, Цезарь сказал: «Жребий брошен». Название Рубикона вошло в поговорку для обозначения важного бесповоротного решения.) и стремительным броском овладел Северной Италией. Помпеи и его сторонники бежали из Рима, даже не успев захватить государственную казну. Значительная часть войск Помпея капитулировала под Корфинием, сам Помпеи с пятью легионами отступил в Брундизий, откуда затем эвакуировался в Грецию. В июле — августе 49 г. Цезарь двинулся в Испанию, где стояли семь легионов Помпея, и заставил их сдаться. В следующем, 48 г. Цезарь переправился в Грецию. После длительных военных действий и неудачного боя под Диррахием он разгромил Помпея в решающей битве при Фарсале (в Фессалии). Помпеи бежал в Египет, но власти Египта даже не дали ему высадиться; он был убит в лодке, когда плыл к берегу.

Преследуя Помпея, Цезарь с небольшим отрядом прибыл в Александрию, где вмешался в династическую борьбу между молодым царем Птолемеем XII и его сестрой Клеопатрой. После опасной и затяжной войны Цезарь одержал победу над Птолемеем и посадил на престол Клеопатру.

За время отсутствия Цезаря положение изменилось не в его пользу. Помпеянцы собрали большие силы в Африке, где их поддержал царь Нумидии Юба. Сын Митридата Фарнак, воспользовавшись гражданской войной в Риме, стал захватывать утраченные ранее области. Против него двинулся Цезарь. В августе 47 г. до н. э. Фарнак был разбит. Вскоре после этого Цезарю удалось прекратить волнения в Риме. В конце 47 г. он переправился в Африку, а 6 августа 46 г. армия помпеянпев была уничтожена в битве при Тапсе. В Африке погибли все лидеры антицезарианской партии, в том числе Катон Младший и Юба. В 45 г. состоялось последнее сражение этой войны: при Мунде, в Испании, были разгромлены сыновья Помпея; старший из них, Гней, пал в бою, младшему, Сексту, удалось бежать.

Еще в ноябре 49 г. Цезарь получил диктатуру, которую вскоре с себя снял; в 48 г., после битвы при Фарсале, он снова стал диктатором. После битвы при Тапсе он был назначен диктатором на десять лет, а с 45 г.— пожизненно. Кроме этого, Цезарь имел некоторые трибунские полномочия и жреческое звание великого понтифика, что делало его религиозным главой Рима. Как и в случае с Суллой, власть Цезаря была оформлена в рамках республиканской конституции. Наряду с диктатором продолжали существовать комиции, магистраты и сенат. Состав сената был увеличено до 900 человек, число квесторов достигло 40. Но Цезарь получил право рекомендации кандидатов при выборах должностных лиц что существенно ограничило политическую роль комиции. В отличие от Суллы Цезарь не проводил репрессий. Его лозунгом был бескровный гражданский мир, многие помпеянцы были амнистированы. Свыше 80 тыс. ветеранов получили землю. С этой целью проводился вывод колоний за пределы Италии, в частности заново был основан Карфаген как римский город.

Цезарь изменил политику в отношении провинций. Была почти ликвидирована откупная система; в провинциях происходит разделение гражданской и военной власти. Цезарь был первым, кто начал широко распространять права гражданства на провинциалов. Полные права гражданства получили северная часть Цизальпинской — Транспаданская Галлия и некоторые испанские города. Велось грандиозное строительство. Чрезвычайно важной была проведенная Цезарем реформа календаря. В своей внешней и внутренней политике Цезарь наметил те тенденции, которые получили свое развитие в период империи. Незадолго до смерти он начал подготовку к грандиозному походу на Парфию, который должен был стать реваншем за Карры.

Монархический курс Цезаря вызвал недовольство среди некоторой части его окружения. В 44 г. был организован заговор, во главе которого встали бывшие помпеянцы Марк Юний Брут и Гай Кассий Лонгин. 15 марта 44 г. до н. э. Цезарь был убит в сенате.

Гражданские войны после смерти Цезаря.

Заговорщики обладали весьма ограниченными силами и были обязаны своим успехом только всеобщей растерянности. 17 марта 44 г. сочувствующий им сенат вынес компромиссное решение: убийцы Цезаря получали амнистию, а все распоряжения диктатора оставались в силе. Последнее было выгодно и заговорщикам, поскольку многие из них занимали высокие посты согласно распоряжениям Цезаря, а один из них, Децим Брут, получал в управление Цизальпинскую Галлию. Власть вскоре перешла к видному сподвижнику Цезаря Марку Антонию, консулу 44 года. Антоний провел закон, по которому галльская провинция доставалась ему. Децим Брут отказался подчиниться.

В это время в Риме появился 19-летний внучатый племянник Цезаря Гай Октавий, которого диктатор усыновил незадолго до смерти. Не сумев найти общего языка с Антонием, Октавиан (После усыновления он получил имя Гай Юлий Цезарь Октавиан.) сближается с сенатской оппозицией во главе с Цицероном.

В начале 43 г. до н. э. Антоний двинулся против Децима Брута и осадил его в Мутине. Сенат объявил Антония врагом отечества и выслал сильную армию во главе с консулами 43 года и Октавианом в ранге пропретора. Марк Брут получил Македонию, а Кассий — Сирию. В двух сражениях у Мутины Антония потерпел поражение и бежал на север. Оба консула погибли в бою, и сенат, не доверяя Октавиану, приказал ему передать войска Дециму Бруту. Это сблизило Октавиана с Антонием. Октавиана поддержали бывшие ветераны Цезаря. В ноябре 43 г. Октавиан Антоний и наместник Ближней Испании Марк Эмилий Лепид были объявлены триумвирами для устройства государства с неограниченными полномочиями сроком на пять лет.

Прежде всего они решили расправиться с противниками пезарианпев. Убийцы Цезаря были поставлены вне закона. После вступления в Рим триумвиры начали репрессии, которые превзошли даже проскрипции Суллы. Террор уничтожил всех противников триумвиров и сопровождался грабежами и конфискациями.

Одной из жертв террора стал Цицерон.

В 42 г. до н. э. Антоний и Октавиан двинулись против Брута и Кассия. В двух сражениях у Филипп (в Македонии) армия заговорщиков была разбита, а Брут и Кассий покончили с собой. Октавиан уехал в Италию. Антоний остался на Востоке, где вел воины, имевшие целью расширение римских владений. Он вступил в союз с египетской царицей Клеопатрой, а затем женился на ней.

У триумвиров появился новый соперник — сын Помпея Секст, уцелевший после битвы при Мунде. Он овладел Сицилией и создал там своеобразное полупиратское государство, которое стало оплотом всех врагов нового режима. В сентябре 36 г. Помпеи был разбит в двух морских битвах и бежал в Малую Азию, где был казнен по приказу Антония. В этом же году Октавиан лишил Лепида власти триумвира.

Теперь Октавиан и Антоний остались один на один. Конфликт между ними был неизбежен. 2 сентября 31 г. до н. э. у мыса Акция (на юге Пелопоннеса) состоялось решающее сражение. Флот Антония был разбит, так как Клеопатра в разгар боя отплыла в Египет, а Антоний бросился за ней; сухопутная армия сдалась без боя. Летом 30 г. Октавиан начал наступление на Египет и 1 августа торжественно вступил в Александрию. Антоний, а затем и Клеопатра покончили с собой. Египет был присоединен к римским владениям. Гражданские войны закончились победой нового диктатора, на сей раз навсегда.

В 27 г. до н. э. Октавиан принял имя Августа («благословенный, почитаемый») и титул принцепса («первого»—имелось в виду «из сенаторов»). Начался первый период истории Римской империи — эпоха принципата.

Кардинальным вопросом истории гражданских войн является вопрос о том, можно ли считать события II—1 вв. до н. э. социальной революцией. На наш взгляд, квалификация этих событии как социальной революции в марксистском понимании этого термина невозможна. Гражданские войны не привели (и не стремились привести) ни к смене способа производства, ни к смене формы собственности, ни к смене производственных отношений: в Риме того времени отсутствовал класс, способный на какое-либо революционное преобразование общества.

Основные черты римской культуры периода республики.

В отличие от Афин Рим не создал высокой культуры в период своего становления и процветания в качестве города-государства. Об этой эпохе его культурного развития мы знаем в основном лишь из сообщений позднейших авторов, рассматривавших прошлое своего родного города под неким определенным углом зрепия и стремившихся доказать, что Рим достиг господства сперва над Италией, а затем и над остальными подчиненными им странами благодаря исключительным моральным качествам своих граждан: мужеству, дисциплинированности, воздержанности, свободолюбию, высокому понятию о долге, уважению к божеским и человеческим законам, а главное — беззаветной преданности отечеству, ради которого граждане не щадили ни трудов, ни детей, ни жизни. Целая галерея иллюстрирующих этот идеал образов украшала раннюю римскую историю: основатель республики и первый консул Луций Юний Брут, осудивший на смерть своих сыновей, замешанных в заговоре в пользу изгнанного царя Тарквиния; Муций Сцевола, пробравшийся в лагерь осаждавшего Рим этрусского царя Порсены с целью его убить и, будучи пойманным, сжегший на костре руку в доказательство стойкости римлян, и др.

Мы не знаем ни когда сложились эти предания, ни какое зерно истины они содержат. Но, несомненно, они отражают мировоззрение граждан древнейшего Рима, для которых их родной город с его народными собраниями, сенатом, магистратами, богами, за конами, обычаями и традициями был высшей ценностью, высшей инстанцией одобрения и осуждения.

У римлян не было похожей на греческую развитой мифологии со стройной системой представлений о сотворении мира и человека, взаимоотношениях и установлениях богов. Их религиозные воззрения долгое время определялись представлением о присущих всем предметам, процессам и явлениям внутренних силах, безличных и неопределенных, часто мыслившихся как множественности. Таковы были души умерших — маны (благодетельные души предков-покровителей — лары и зловредные тени не погребенных Должным образом покойников — ларвы); хранители отдельного Дома и всего города — пенаты. Множествен, видимо, был первоначально и важнейший из древнеиталийских богов — Марс, олицетворявший некогда силы дикой природы и территории, лежавшей за священной границей города.

Из богов, издавна имевших свою определенную индивидуальность, наибольшее значение приобрел Юпитер, бог возвышенностей, грома, дождя. Ему еще в конце царского периода, под именем «всеблагого, величайшего», был посвящен храм на Капитолии, и с тех пор Юпитер стал богом славы и мощи Рима, а с их ростом рос и его престиж. Совместно с Юпитером почитались покровительница матерей Юнона и ставшая впоследствии покровительницей ремесла Минерва. Они составляли так называемую капитолийскую троицу небесных богов.

Культ исконных римских богов был долгое время примитивен. Только под влиянием знакомства с греками, главным образом из южноиталийских городов, начали строиться храмы, изготавливаться изображения богов. За образцы брались греческие статуи, и римские боги стали отождествляться с греческими: Юпитер с Зевсом, Юнона с Герой, бог виноградников Либер с Вакхом-Дионисом, богиня садов Венера с Афродитой, богиня материнства и лунных фаз Диана с Артемидой, бог купцов и ремесленников Меркурий с Гермесом, Марс с Аресом. Очень рано, не позже начала IV в. до н. э., в Риме уже была известна легенда об Энее, сыне Афродиты и троянского царя Анхиза, который по воле богов после гибели Трои, преодолев много препятствий, прибыл в Италию и стал царем города Альба-Лонга и дедом Ромула и Рема, основателей Рима. Таким образом, судьба Рима как бы включалась в судьбу греческого мира, его богов и героев.

Но, позаимствовав у греков их учения и легенды о богах, римляне создали еще раньше и свой миф, который, как и всякий миф, повествовал о прошлом, объяснял настоящее и давал людям руководство к их действиям. История Рима, города, возникшего по предначертанию богов, организованного по подсказанным богами законам,— такова была центральная идея римского мифа. Этот миф определял и основные моральные ценности, основные, необходимые для служения Риму добродетели, которые и сами обожествлялись. Уже в первой половине V в. до н. э. был воздвигнут храм Верности. Издавна связанная с Юпитером, гарантом верности клятве, она определяла отношения между патронами и клиентами, солдатами и полководцами, гражданами и городом, союзными городами и Римом. Всеобъемлющей добродетелью было Мужество. Оно включало и храбрость на войне, и стойкое исполнение долга, и силу, помогающую противостоять всяким соблазнам, и соблюдение подобающего мужчине достоинства, выдержки, умеренности, строгости. Наградой за Мужество была Почесть — заслуженное одобрение, уважение и почет. В период борьбы патрициев и плебеев формировалось и понятие Свободы. В 238 г. до н. э. ей был посвящен храм, но еще задолго до этого она почиталась вместе с Юпитером.

Римский народ, свобода народа, долг служить всеми силами Риму на любом месте, в любой роли — такова была основа системы ценностей римлян периода расцвета их города-государства. Она не требовала санкции личного суждения и оставляла весьма мало простора личной инициативе.

Во II—I вв. до н. э. неизмеримо возросла тяга к греческой культуре. Со всех концов эллинистического мира в Рим свозили картины и статуи, платили бешеные деньги за образованных греческих рабов. Римляне все больше привыкали к театру, черпая из пьес краткие афоризмы греческой философии. Появилось много новых поэтов и драматургов.

Наиболее распространены в Риме были философские школы эпикурейцев, стоиков и академиков, соединявших положения Платона и Аристотеля, хотя в значительно модифицированном виде.

Об эпикурействе на римской почве мы знаем из поэмы знаменитого философа-эпикурейца I в. до н. э. Лукреция «О природе вещей». Свою цель Лукреций видел в борьбе со страхом перед богами и посмертной судьбой души, страхом, порабощающим человека и толкающим его на многие преступления. Боги существуют, но, бесстрастные и невозмутимые в своем совершенстве, они не вмешиваются в дела людей. Чтобы доказать этот тезис, Лукреций дает естественное, основанное на движении атомов — первичных неделимых частиц материи — объяснение функционирования космоса и его частей: небесных светил, земли, растений, животных, людей. В своем вечном движении несозданные и неразрушимые атомы, сталкиваясь и соединяясь, образуют все многообразие явлений природы. Душа человека, как и весь мир, материальна, она уничтожается со смертью, и поэтому бояться смерти бессмысленно. Бессмысленно также, как это свойственно многим философам, сомневаться в достоверности свидетельств наших органов чувств. С их помощью мир может быть познан таким, каков он есть в действительности.

Лукреций выдвинул теорию прогресса природы и человечества. Простые растительные и животные формы предшествовали более сложным: менее приспособленные вымирали, более приспособленные выживали, хотя и в их строении далеко не все так целесообразно, как считают те, кто верит в акт божественного творения. Самое сложное и высокоразвитое животное — человек появился последним. Вначале люди жили, как звери, не имея ни семьи, ни законов, ни искусств и ремесел. Научившись добывать огонь, они сделали первый шаг к более культурной жизни, а создав семью, поняли необходимость объединения, чтобы дать детям более надежную защиту. Сперва ими правили наиболее сильные — цари, затем подчиненные законам — магистраты. Мощным орудием объединения людей было развитие языка. Наблюдая за явлениями природы, люди научились возделывать землю, добывать и плавить медь, а потом железо. Так, постепенно подражая природе, они развили все ремесла и искусства сами, без вмешательства богов, которых многие считают первыми учителями людей. Но, все еще плохо понимая законы природы, пугаясь грозных явлений, видя необъяснимые сны, люди создали богов и стали их чтить. Страх породил и богов, и дикие, подчас жестокие обряды, выгодные лишь лживым жрецам. Только избавившись от страха, человек станет жить счастливо и справедливо, направляя волю и ум на дальнейшее познание мира.

Широкое распространение получили идеи стоической школы, издавна имевшей приверженцев среди римской знати. Стоицизм привлекал римскую аристократию своей строгой концепцией добродетели, соответствовавшей исконным римским традициям. Но многих бескомпромиссный ригоризм стоиков отталкивал, и они предпочитали более мягкое учение академиков. К ним принадлежал и Цицерон, много сделавший для пропаганды греческой философии среди римлян. Он написал ряд сочинений, в которых в доступной форме изложил доктрины философских школ.

Академики в известной мере склонялись к скептицизму, отвергая возможность познания на основании свидетельств чувств, поскольку нет якобы никакого критерия для проверки их правильности. Так, например, солнце мы видим маленьким, тогда как на самом деле оно очень велико, больному мед кажется горьким и т. п. Кроме того, чувства отражают лишь вечно меняющееся, преходящее, возникающее и гибнущее. Их показания порождают лишь мнения, а не истинное знание. Не отрицая того, что человеку следует жить согласно велениям природы, академики указывали, что, поскольку человек состоит из души и тела, постольку хотя душа, несомненно, возвышеннее тела и призвана повелевать им, как господа повелевают рабами,— тело имеет право на удовлетворение своих потребностей, а значит, и внешние блага отнюдь не безразличны, как считали стоики. Правда, добродетель стоит на первом месте, но для достижения полного счастья нужны также телесное здоровье, сила, красота, хорошее происхождение, обеспеченность, дающая досуг для самосовершенствования, для занятий наукой и философией.

Сам Цицерон, разделяя некоторые основные взгляды академиков, вместе с тем, как римлянин, модифицирует их, ставя во главу угла положение о долге человека служить обществу, т. е. Риму. Он выступает против тезиса эпикурейцев о том, что мудрец не должен вмешиваться в политику. Республика — дело народа, соединившегося в общем согласии и для общей пользы, но не из слабости, как полагают эпикурейцы, а в силу естественного стремления к единению с другими людьми, соблюдению законов и справедливости.

Разнообразие философских воззрений в конце II и в I в. до н.э. было лишь одним из проявлений общего раскола прежде монолитного гражданства; раскол этот имел место во всех сферах культуры, в первую очередь в интерпретации наиболее актуальных для современной политической борьбы вопросов истории Рима. Так, для Саллюстия, активного сторонника Цезаря, противника партии сената, римское прошлое — достойный подражания образец. Но теперь государство пришло в упадок и неминуемо погибнет, если не произойдут коренные перемены. Причины упадка — ужасающая порча нравов, задевшая и плебс, но особенно сильно поразившая знать — нобилитет. Подкупный, развратный, своекорыстный нобилитет всегда был врагом народа, отвоевавшего себе свободу в эпоху борьбы патрициев и плебеев. Рим. был велик, пока оставался сильным и свободным плебс и его представители — народные трибуны, государство крепло благодаря его победам. Власть народа и страх перед сильными внешними врагами держали знать в узде, но, когда был разрушен Карфаген, сдерживающее начало исчезло. Жажда власти и богатства стала проявляться все более открыто. В стремлении к ним аристократы разорили и развратили подачками граждан, утративших завоеванную ими когда-то свободу. И все же только народ представляет собой силу, еще способную спасти Рим. Его задача — вернуть себе свободу и власть, узурпированную нобилитетом. Он должен осознать свою силу, вспомнить, что все решения консулов и сената имеют значение, лишь пока он их выполняет, действовать так же активно, как некогда боровшиеся с патрициями плебеи или как позже Гракхи.

Однако для Саллюстия, несмотря на его демократизм, «народ» — это скорее средние слои, и в первую очередь мелкие землевладельцы, составлявшие некогда основу города-государства, а не тот реально существовавший тогда городской плебс, который в последние десятилетия республики наиболее активно выступал против сената и который для Саллюстия был таким же результатом разложения древней республики и порчи нравов, как и нобилитет.

Различным стало и отношение к религии. Несмотря на неоднократные запрещения заниматься астрологией и магией, в губительную силу которой верило большинство, даже образованные люди, интерес к этим «тайным наукам» непрерывно рос. К астрологам обращались постоянно такие деятели, как Марий, Сулла, Помпеи. Бродячие чародеи и гадатели по дешевке предсказывали будущее плебеям и рабам, составляли для них магические таблички с обращением к различным демонам, имена которых имели особый тайный смысл. Претенденты на высшую власть в государстве связывали себя с теми или иными, якобы особо покровительствовавшими им божествами: Сулла — с Фортуной и Афродитой, Цезарь — с Венерой, считавшейся родоначальницей рода Юлиев, Антоний — с Дионисом, Октавиан — с Аполлоном.

В широкие массы окрашенная восточными влияниями мистика и философские концепции проникали мало. Даже рабы и отпущенники явно азиатского происхождения посвящали свои дары римским ларам, Меркурию, Гераклу, Минерве, Фортуне. Но и в этих слоях отношение к богам изменилось. Оно становилось более личным, непосредственным. Человек уже обращался к богу не только как член какого-то коллектива, а и сам за себя, давал обеты и приносил благодарность за исцеление, удачу, освобождение от рабства. С I в. до н. э. на надгробиях появляются обращения к благодетельным душам умерших — манам с просьбой быть благосклонным к покойному за его достойную жизнь, которая должна обеспечить бессмертие его душе. Вместе с тем сторонников находило и эпикурейское отношение к религии.

В I в. до н. э. кружок молодых поэтов, «неотериков», усиленно культивировал заимствованное у эллинистических поэтов искусство писать поэмы и стихи на мифологические темы, исполненные ученых рассуждений в вычурной форме. К этому кружку принадлежал и один из лучших поэтов Рима — Катулл. Он также отдал дань увлечению эллинистическими образцами, но главной его темой была вначале счастливая, затем несчастная, мучительная любовь к одной из светских «львиц», Клодии, фигурирующей в его стихах под именем Лесбии.

Впервые в Риме любовь, все ее перипетии, радости и страдания заняли такое место в литературе. Впервые поэт решился поставить свою возлюбленную на пьедестал, подобающий лишь богине, и позволил своим личным переживаниям заслонить для него весь остальной мир, порвав в этом смысле со всеми традициями предков.

Внимание к личности, к психологии людей со всем многообразием их характеров и статусов определяли в основном римское искусство и литературу того времени. В изобразительном искусстве помимо подражаний греческим образцам получил распространение скульптурный портрет, творцы которого стремились наиболее реалистически передать индивидуальные черты своего оригинала. Авторы, писавшие для театра (наиболее значительным из которых был Плавт, III—II вв. до н. э.), пользовавшегося все большей популярностью, хотя и заимствовали сюжеты и формы из «новой» греческой комедии, стали обращаться к ситуациям из римской жизни, создавать пьесы, отражавшие быт простого народа. Ораторы, выступавшие в народных собраниях и на судебных процессах, совершенствовали не только форму своих речей, но и мастерство характеристик людей и ситуаций. Многие речи Цицерона читаются и до сих пор как «остросюжетные» новеллы. Дальнейшее развитие все эти тенденции получили в культуре эпохи империи.

Для раздела 8 редколлегия использовала сокращенный вариант гл. 2 из книги Е. М. Штаерман «Кризис античной культуры» (М., 1975).

Литература:
Егоров А.Б. Римская республика с середины II в. до 27 года до н.э./История Древнего мира. Упадок древних обществ.- М.:Знание, 1983 - с.22-48

назад содержание далее








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'