НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Западногерманская "Коза ностра"

"Дегусса" и бомба

20 лет - срок не малый. За это время нацистским преступникам удалось уничтожить многие улики. Однако окончательно замести следы грязных дел трудно: слишком велики размеры награбленных "черным орденом" сокровищ.

Давайте еще раз вернемся к совещанию в Страсбурге и вспомним, какие решения приняли на нем представители германского монополистического капитала и нацистской верхушки. Там говорилось: надежно припрятать награбленные ценности; осуществить после войны финансирование германских монополий; продолжать на замаскированных военных предприятиям производство оружия; финансировать в послевоенный период нацистские подпольные организации; пристроить влиятельных нацистов в качестве "экспертов" и "специалистов" в различные концерны.

Ныне, спустя двадцать с лишним лет, можно сопоставить сформулированные в "Мезон руж" цели с западногерманской действительностью. Анализ сущности явлений и их взаимосвязи позволяет сделать неоспоримый вывод: государственно-монополистическая система боннского государства - наследница гитлеровского режима. Решения, принятые в Страсбурге, дали свои плоды. Это, в частности, хорошо видно на примере западногерманского концерна "ДЕГУССА".

В 1943 - 1945 годах заводы и административные здания концерна сильно пострадали от бомбардировок англо-американской авиации. Но уже в 1949 - 1950 годах "ДЕГУССА" вновь достиг довоенного уровня производства. В то время как проведенная в Западной Германии сепаратная реформа в 10 раз уменьшила сбережения простых немцев, акционеры "ДЕГУССА" сохранили нажитые на войне прибыли и огромные состояния, поскольку за каждую акцию в 1000 рейхсмарок получили акцию в 1000 западных марок. За период с 1950 до 1959 год их годовые дивиденды возросли с 5 до 17 процентов. За девять лет акционерный капитал концерна увеличился с 76,5 миллиона марок до 122,8 миллиона и к 1964 году достиг 155 миллионов марок.

"Экономическое чудо" снизошло на концерн после того, как он пустил в ход припрятанные запасы золота и валюты. Конечно, в переплавленном золоте трудно опознать зубы и коронки узников концлагерей.

Как уже говорилось, в 1944 - 1945 годах значительная часть золотого и валютного запаса гитлеровского рейха просочилась в Швейцарию. Поэтому концерн "ДЕГУССА" основал в Цюрихе после войны дочернюю акционерную компанию под ничего не говорящим названием "Лейкон-АГ". Во взаимодействии с швейцарскими банками "Швайцерише банк-гезелынафт", "Швайцерише Кредитанштальт" и "Швайцеришер банкферайн" это акционерное общество должно было, как указано в официальном справочнике, представлять зарубежные интересы "ДЕГУССА"1. Но в швейцарском справочнике акционерных обществ говорится, что "Лейкон-АГ" - совладелец собственности концерна также и в ФРГ2. За всеми этими туманными формулировками скрывается одно: задача "Лейкон-АГ" - распоряжаться переправленными за границу нацистскими миллионами и обеспечить их перевод в Западную Германию, чтобы там, в соответствии с уже известными решениями, передать в руки твердо определенных лиц и кругов.

1 ("Handbuch der deutschen Aktiengesellschaften 1962/63", Bd 7. Darmstadt, 1963, S. 7055)

2 ("Schweizerisches Regionenbuch", Bd 1. Zürich, 1963 S. 565)

Кто же призван руководить этими сложными операциями? Генеральным директором "ДЕГУССА" является доктор юриспруденции Феликс-Александр Прентцель. Свою карьеру он начал в специальном отделе концерна "ИГ Фарбениндустри". Этот отдел, зашифрованный под ничего не говорящим названием "Бюро NW7", щедро субсидировал гитлеровские подрывные организации во многих странах, успешно сотрудничал с начальником нацистской зарубежной секретной службы группенфюрером СС Шелленбергом. Фамилию Прентцель можно и сегодня встретить в списке членов наблюдательного совета концерна "ИГ Фарбениндустри". После создания боннского сепаратного государства Прентцель ряд лет занимал пост начальника управления в министерстве экономики ФРГ.

Рядом с Прентцелем в наблюдательном совете "ДЕГУССА" - целая галерея гитлеровских руководителей военной промышленности. Видное место среди них занимают представители концерна "ИГ Фарбениндустри" и "Дрезднер банк АГ", в свое время обслуживавшего эсэсовцев. К их числу принадлежит, например, председатель западногерманской комиссии по атомным делам профессор Виннакер - один из заправил преступного концерна "ИГ Фарбениндустри". Рядом с ним в наблюдательном совете "ДЕГУССА" восседает награжденный "Рыцарским крестом к кресту за военные заслуги" бывший высокопоставленный чиновник гитлеровского министерства вооружения и военной промышленности профессор Карл Вурстер. Теперь он вице-президент Союза западногерманской химической промышленности и удостоен высшей награды боннского государства.

Председатель наблюдательного совета "ДЕГУССА" Карл Гец представляет интересы страховой компании "Аллианц", а также "Мюнхенского страхового акционерного общества", в котором руководящую роль играет связанный с нацистскими финансовыми махинациями бывший сотрудник экономического отдела VI управления главного имперского управления безопасности д-р Руперти. Для полноты картины укажем, что в нацистские времена "Мюнхенское страховое общество" вносило щедрые пожертвования в эсэсовский фонд и завоевало прочное место в кругу "друзей рейхсфюрера СС" Гиммлера. Разумеется, и "ДЕГУССА" имеет своего представителя в "Мюнхенском страховом обществе". В наблюдательном совете "ДЕГУССА" Карл Гец представляет "Гамбургер дейч-зюдамериканише банк", а "ДЕГУССА", на основе взаимности, представлен в этом банке директором концерна Робертом Хиртом. В "ДЕГУССА" подвизается директором и Герман Хюббе - один из сотрудников ведомства Шелленберга.

Одним словом, как только берешься начертить схему финансовых и других связей западногерманских монополий, так в центре ее неизменно оказывается "ДЕГУССА".

Но этот концерн не просто накапливал и перекачивал стекавшиеся к нему нацистское золото и доходы от валютных спекуляций. Еще во время войны он приступил к производству средств массового уничтожения.

"ДЕГУССА" принадлежало 42,5 процента капитала его дочерней компании "ДЕГЕШ" (сокращенное наименование от "Дейче гезельшафт фюр шедлингсбекемпфунг"), из которой концерн извлекал до 200 процентов годовой прибыли. Что касается фирмы "ДЕГЕШ", которая официально производила средства для борьбы с сельскохозяйственными вредителями, то ей принадлежала монополия на поставку эсэсовцам синильной кислоты, известной под названием "Циклон Б" - страшного газа, которым в одном только Освенциме было отравлено свыше миллиона человек. Итак, концерн "ДЕГУССА" наживался не только на ограблении своих жертв, но и на их массовом уничтожении.

И наконец, "ДЕГУССА" принадлежал к числу тех находившихся под особой заботой Гитлера концернов, которые уже в последние годы войны должны были приступить к производству атомных бомб. Известно, что по приказу имперского министра хозяйства Вальтера Функа начиная с 1942 года из всех оккупированных вермахтом стран для концерна "ДЕГУССА" изымалось сырье, необходимое для получения урана1. Заготовку этого сырья Функ характеризовал как дело, имеющее "важное значение для ведения войны". К сожалению, эта роль концерна "ДЕГУССА" в производстве "чудо-оружия" до сих пор не привлекла к себе должного внимания.

1 (Leslie Groves. Now it can be told. New York, 1962. S. 219)

Ученый-физик профессор Сэмюэл Гоудсмит, научный советник руководителя работ по созданию американской атомной бомбы генерала секретной службы США Лесли Р. Гровса, основательно изучивший в 1944 - 1945 годах состояние германских атомных исследований, писал 24 марта 1964 года автору книги: "В своем труде "Миссия "Алсос"" я, как полагаю, отчетливо показал, что немецкие ученые недостаточно сознавали необходимость использовать помощь промышленности для реализации своей программы (создания атомной бомбы. - Ю. М.). Единственным промышленным предприятием, которое было привлечено к ее осуществлению, являлся "ДЕГУССА". Он вырабатывал уран в виде твердых блоков, между тем как раньше тот выпускался только в порошке. Однако у меня сложилось впечатление, что это участие промышленности не имело особенно большой срочности, ибо производство твердого урана было осуществлено в рамках программы довольно поздно, думаю, что только в начале 1944 года. Разумеется, и от норвежской промышленности потребовали улучшить производство тяжелой воды..."

Однако о тайном проекте создания германской атомной бомбы, которым с 1944 года занималось министерство вооружения и военной промышленности, после 1945 года упоминалось подозрительно мало. Это, несомненно, объяснялось тем, что "ДЕГУССА" старался сохранить в тайне все имевшие к нему отношение планы. Концерну было необходимо продолжать атомные исследования преимущественно за границей и подготовить почву для создания западногерманского ядерного оружия. В пользу такого утверждения говорят следующие факты.

"ДЕГУССА" поддерживал тесный контакт с группой гитлеровских физиков-ядерников, объединившихся вокруг некоего Деккера, который, прихватив с собой многие материалы проведенных ранее исследований, сбежал после войны в Аргентину. В обмен на поставки машинного оборудования концерну "ДЕГУССА" удалось в послевоенные годы добиться того, что аргентинская комиссия по атомной энергии передала концерну несколько тонн уранового концентрата1.

1 (Michael Frank. Die letzte Bastion - Nazis in Argentinian. Hamburg, 1962, S. 75)

Еще более полезными оказались связи "ДЕГУССА" с франкистской Испанией, установленные в довоенный период и значительно укрепившиеся благодаря размещению германских капиталов в этой стране. Здесь, на Пиренейском полуострове, "ДЕГУССА" объединился с ведущей урановой компанией. Тем самым западногерманский концерн шаг за шагом обеспечил себе контроль не только за добычей урана в Испании, но и за переработкой урановой руды. Франко стал поставщиком сырья для готовящегося производства ядерного оружия в ФРГ. Кроме того, испанская комиссия по атомной энергии за 100 миллионов марок продала концерну "ДЕГУССА" разработанную при активном участии бежавших к Франко немецких атомщиков технологию производства дешевого урана-2351.

1 ("Deutsche AuBenpolitik". Berlin, Nr 11/1962, S. 1301)

Вернувшийся из США в Западную Германию профессор Пауль Гартек окружен непроницаемой стеной молчания. И это не случайно. Уже в 1939 году он принадлежал к числу тех свежеиспеченных фашистских докторов-химиков, которые при поддержке командования вермахта выдвигали идею создания "урановых бомб". Во время войны Гартек экспериментировал с использованием тяжелой воды для изготовления атомных бомб и специализировался на выделении урана-235 методом центрифугирования1. Тайна вокруг его имени и деятельности поддерживается в ФРГ столь строго, что даже авторитетный западногерманский справочник об ученых вынужден признать, что никаких сведений о Гартеке сообщить не может2.

1 (Samuel A. Goudsmit. Alsos, S. 94, 122 - 123, 174)

2 ("Kürschner's Deutscher Gelehrtenkalender 1961". Westberlin, 1961, S. 672)

Строго засекречена в боннском государстве и деятельность бывшего начальника научного отдела верховного командования вермахта генерал-майора профессора Эриха Шумана. Он многие годы опекал атомные эксперименты гитлеровских ученых, а в конце войны позаботился о том, чтобы секретные планы производства нового вида оружия своевременно исчезли. Как Пауль Гартек, так и Эрих Шуман поддерживают тесные связи с концерном "ДЕГУССА".

На результаты атомных исследований, ведущихся в Западной Германии, обратила внимание общественности английская газета "Файненшл тайме". Она писала в октябре 1960 года, что с тех пор, как концерн "ДЕГУССА" стал работать над методом дешевого получения урана-235, его акции поднялись на 275 процентов1. А ведь уран-235 - исходный продукт для изготовления как урановых, так и плутониевых бомб!

1 ("The Financial Times". London, 14. X. 1960)

В адрес концерна посыпались многочисленные вопросы, вызванные этим тревожным сообщением. Девять дней "ДЕГУССА" молчал. На десятый бывшему гитлеровскому министериаль-диригенту, а ныне генеральному директору концерна Прентцелю пришлось заявить, что "ДЕГУССА" совместно с боннским министерством по атомным делам, комиссией по вопросам атомной энергии и концерном "АЭГ" конструирует ультрагазовую центрифугу, модель которой создана в конце 1960 года. Чтобы успокоить взволнованную общественность, Прентцель добавил, что принцип этой центрифуги не представляет собой ничего нового и известен уже в течение двадцати лет, то есть с 1940 года1.

1 ("Deutsche Zeitung mit Wirtschaftszeitung". Köln, 23. X. 1960)

Это признание имеет исключительно важное значение. Оно показывает, что в ФРГ ведутся серьезные работы над созданием оружия массового уничтожения. Прентцель, еще в секретной службе концерна "ИГ Фарбениндустри" научившийся держать язык за зубами, попытался это ловко завуалировать. Ведь "ДЕГУССА", соблюдая строгую секретность, уже запатентовал два вновь созданных метода получения урана, и в боннском государстве эти патенты занесены в категорию "подлежащих хранению в тайне". Примечательно, что и американское правительство, находившееся тогда в состоянии предвыборной борьбы, проявило заинтересованность: помогло замять эту историю и не допустить разглашения дальнейших подробностей.

С тех пор заказы, которые получает дочернее предприятие концерна "ДЕГУССА" компания "НУКЕМ" ("Нуклеархеми унд металлурги гезельшафт") в Вольфганге (Ханау), включившаяся в выполнение атомной программы боннского правительства, "сильно возросли и на ближайшие годы гарантируют полную занятость персонала".

Цитата эта взята из годового отчета компании за 1962/63 год. Заказы, полученные "НУКЕМ", говорится далее в отчете, потребовали увеличения ее штатов на 30 процентов и значительных финансовых дотаций со стороны "ДЕГУССА". Однако возникшие расходы на расширение производства в значительной части уже покрыты "оплаченными исследовательскими заказами", а также "поставкой готовой продукции".

Боннское правительство и генералитет мечтают оснастить бундесвер атомным оружием. С помощью концерна "ДЕГУССА" они создали важные материально-технические предпосылки для того, чтобы обойти наложенные на ФРГ ограничения в области вооружений и против воли своих партнеров по НАТО начать самостоятельное производство оружия массового уничтожения.

На эту тревожную перспективу обратил внимание в 1963 году в своем докладе "О состоянии европейской безопасности" голландский парламентский деятель Дуйнстен.

По мнению комитета по вопросам обороны и вооружения Западноевропейского союза, тайное производство атомного оружия в Западной Германии вполне возможно. Констатация этого содержится в заключительном докладе указанного комитета, представленном собравшейся в ноябре 1963 года в Париже ассамблее Западноевропейского союза. В этом документе следующим образом оценивается значение сверхускорителя для получения урана-235, к изготовлению которого ФРГ приступила в 1960 году: "С тех пор работы ведутся в строжайшей тайне. Метод центрифугирования мог бы послужить основой для работы более мелких секретных предприятий по производству ядерного оружия, которым не требуется большое количество урана и которые были бы в состоянии изготовлять западногерманское термоядерное оружие"1.

1 ("Berliner Zeitung", 29. XI. 1963)

Учитывая все эти факты, можно прийти к выводу, что концерн "ДЕГУССА" принадлежит к числу главных наследников атомных проектов нацистов, а также требующихся для их осуществления нацистских сокровищ. Будь Гитлер жив, он имел бы все основания сделать нынешних директоров "ДЕГУССА" своими "вервиртшафтсфюрерами". Но поскольку труп фюрера сгнил на мусорной свалке истории, им приходится довольствоваться похвалой лишь второго нацистского "гарнитура" - тех, кто ныне принадлежит к боннской "элите", носит ордена ФРГ и осыпан прочими милостями.

История с "ДЕГУССА" типична для показа преемственности между гитлеровским рейхом и боннским государством, но не единична. Среди восьми наиболее крупных групп концернов в Западной Германии наряду с "ДЕГУССА" имеется еще целый ряд монополий, которые замешаны в тайных махинациях нацистов. Таковы, например, компании - преемницы "ИГ Фарбениндустри", а также концерны Круппа и Сименса.

Сопоставив все это с задачами, поставленными в августе 1944 года на совещании в Страсбурге, можно констатировать: основные линии политики Бонна - и по существу и по тому, кем она осуществляется, - напоминают обанкротившуюся политику Гитлера.

А поскольку западногерманское государство считает себя наследником гитлеровского рейха, то оно желает получить причитающиеся ему по завещанию нацистские сокровища.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2022
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь