история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

От библиотеки Ярослава Мудрого до народных музеев

У входа в киевский Софийский собор стоит камень с барельефом князя Ярослава Мудрого и текстом на старорусском языке: "В лето 6545 сей же Ярослав сын Володимиров насеял книжными словесы сердца верных людей. Великая бо польза бывает человеку от учения книжного". Памятник, поставленный в 1967 г. в ознаменование 930-летия первой русской библиотеки, - единственный в мире монумент, посвященный коллекции. О библиотеке Ярослава Мудрого летописец рассказал в "Повести временных лет" под годом 6545 (1037). Князь Ярослав, человек по тем временам очень просвещенный, знавший пять языков, приказал переписать книги и положить на хранение в Софийском соборе. Среди этих манускриптов были труды Гомера, Платона, Аристотеля и других писателей и философов древности, всего более 950 книг. "Зерна книжной мудрости", посеянные Ярославом Владимировичем, дали обильные всходы по всему княжеству - библиотеки начали создаваться во многих русских городах. С тех пор собирание книг на Руси стало обычным явлением. Всемирную известность приобрели библиотеки Ивана Грозного и патриаршая, много книг хранилось у первого московского почтмейстера А. А. Виниуса, полководца Я. В. Брюса, просветителей Н. И. Новикова и А. Т. Болотова, поэтов В. А. Жуковского и А. С. Пушкина, историков И. Е. Забелина и М. П. Погодина. Все эти коллекции сейчас находятся в государственных библиотеках и музеях СССР.

Судьба первой русской коллекции книг неизвестна. Может быть, она погибла в страшные для Киева декабрьские дни 1240 г., когда город сожгли орды татаро-монголов? Не исключена возможность, что бесценные рукописи сохранились и были перенесены в Печерский монастырь. К сожалению, и это хранилище погибло от пожара в апреле 1718 г. Но ученые не отчаиваются. Известный ленинградский исследователь М. Розов считает, что следы коллекции Ярослава Мудрого можно обнаружить в собрании рукописных книг Государственной публичной библиотеки имени М. Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде. Ряд ученых полагает, что сокровища следует искать в подземных лабиринтах Киево-Печерской лавры, бывшего Межигорского монастыря и Софийского собора. Земля цепко хранит свои тайны. Однако поиски продолжаются. Раскрыть одну из загадок отечественной истории - дело не легкое. Может быть, кто-нибудь из наших юных читателей заинтересуется судьбой библиотеки Ярослава Мудрого и найдет первую русскую коллекцию книг.

Почтовая марка СССР № 3145. Оружейная палата. Золотой ковш
Почтовая марка СССР № 3145. Оружейная палата. Золотой ковш

Всемирно известная Государственная Оружейная палата в Московском Кремле, старейший из музеев нашей страны, первоначально являлась арсеналом - кладовой оружия и воинских доспехов. С начала XVI в. в Оружейной палате не только хранят великокняжеское парадное и охотничье оружие, но и изготовляют его. Сюда же переходят государственная казна и драгоценные вещи, находившиеся в обиходе московских князей, - иконы, посуда, парадное конское убранство. С развитием Русского государства, с ростом его международных связей богатства Оружейной палаты увеличивались. Здесь сберегались не только ценности, выполненные в ее мастерских, но и богатые военные трофеи, многочисленные дары иноземных владык, сокровища опальных бояр. Во второй половине XVII в. во главе хранилища стоял один из образованнейших людей своего времени и тонкий ценитель искусств боярин Б. М. Хитрово. При нем Оружейная палата превращается в подобие исторического музея. Сюда переносятся портреты московских великих князей и царей, собираются старинная мебель и книги. По распоряжению Хитрово делается первая подробнейшая опись коллекций Оружейной палаты. В ней не только указывается внешний вид предмета, но и, если была возможность, назывались фамилия мастера и время изготовления. В Оружейной палате того времени хранились и такие предметы, как: "кафтаны и штаны немецкие", "клетки птичьи железные", "глебас (глобус) кругло, писано латинским письмом, около его круг медный", "крюки дверные медные", "две личины (маски) Львовы литые"; игрушки: "тележка потешная немецкая", "тележка потешная маленькая резная золочена, с лошадками маленькими". Так что Оружейная палата XVII в. почти ничем не отличалась от западно-европейских кунсткамер.

Первая "выставка" в Палате открылась в 1710 г., когда по распоряжению Петра I захваченные под Полтавой шведские знамена, литавры и постель короля Карла XII в специальных "стопках" и "скамьях" выставили для всеобщего обозрения. В двадцатых годах XVIII в. Оружейная палата становится хранилищем военных трофеев и всяких диковинных вещей, а с начала XIX в. она преобразуется в музей.

Имена мастеров Оружейной палаты связаны и с русской почтой. В 1693 г. при подготовке к открытию почтового тракта Москва - Архангельск золотописцу Матвею Андрееву поручили сделать знаки отличия для почтарей - написать маслом государственный герб на жестяных бляхах. Когда в начале XVIII в. появились первые русские почтовые печати, их резали мастера Оружейной палаты. Сохранилось имя одного из них, искусного гравера Василия Андреева. Он изготовил штемпеля для архангельской почты.

Среди первых русских коллекционеров наибольшей известностью пользуется Петр I. Он понимал научную ценность собирательства, поощрял к этому своих сподвижников и сам приобрел много редкостей. Страсть к коллекционированию у него развилась в юности, когда он начал собирать оружие, в основном западноевропейское. Затем коллекция пополнилась приобретениями "Великого посольства" 1697-1698 гг. (царь путешествовал по Европе в составе посольства инкогнито). Среди привезенных им вещей были книги, картины, различные инструменты и приборы, а также коллекции "рыб, птиц и гадов, сохраняемых в склянках". Все это поместили в Главной аптеке в Москве, а в 1714 г. экспонаты перенесли в Петербург в первый русский общедоступный музей Кунсткамеру - "чудес палату". Первая экспозиция "Куншт каморы" представляла собой странное зрелище. Рядом с богатейшими собраниями минералов, старинных монет, оружия, книг и картин первоклассных мастеров, таких, как Рембрандт и Ван-Дейк, демонстрировались заспиртованные и живые уроды. Фонды музея расширялись в основном за счет экспедиций, предпринимаемых русскими учеными как внутри страны, так и за ее пределами. Прекрасные этнографические коллекции привезли с Камчатки С. П. Крашенинников, из Поволжья П. С. Паллас, с Дальнего Востока В. К. Арсеньев, с островов Океании Н. Н. Миклухо-Маклай, из Центральной и Средней Азии Н. М. Пржевальский и П. К. Козлов.

Пополнялся музей и за счет частных коллекций. Уникальнейшее собрание деревянных головных уборов жителей Алеутских островов, так называемых "шляп", подарил Кунсткамере зоолог И. Г. Вознесенский. Алеуты расписывали эти уборы охотничьими сценами, украшали усами морских львов. Чем больше сивучей добыл охотник, тем больше усов он имел право носить на ритуальном шлеме-шляпе. Эта коллекция - единственная в мире, ничего подобного нет даже в музеях США, которым принадлежат Алеутские острова. Интересные вклады сделали в музей прославленные русские мореплаватели XIX в. Ф. Ф. Беллинсгаузен, М. П. Лазарев, Ю. Ф. Лисянский, Ф. П. Литке и многие другие. И в наше время в Музей антропологии и этнографии имени Петра I, созданный на основе этнографических материалов Кунсткамеры, поступают частные коллекции. В 1963 г. советский дипломат П. В. Ко мин, побывавший на острове Новая Гвинея, передал музею очень интересное собрание предметов, посвященных культуре и быту папуасов. Кунсткамера поистине считается музеем музеев. В 1836 г. "чудес палата" разделилась на ряд специализированных музеев: минералогический, ботанический, зоологический, азиатский, нумизматический, египетский и этнографический. В последний перешли основные ценности петровской Кунсткамеры. Книги, собранные Петром I и его сподвижниками; передали в Академию наук.

Картинная галерея Кунсткамеры, египетский и нумизматический отделы влились впоследствии в Эрмитаж и практически оставались недоступны для широкой публики вплоть до Великой Октябрьской социалистической революции.

Частные нумизматические коллекции в России появились в середине XVII в. До нас дошла опись казны патриарха Никона, составленная в 1656 г. Среди прочих редкостей там были восемь золотых византийских монет X-XI вв. Через несколько лет, в 1661-1662 гг., австрийский путешественник А. Мейерберг познакомился в Москве с коллекционером старинных монет, который показал ему сребреник князя Владимира Святославовича, редчайшую русскую монету X в. К сожалению, в книге Мейерберга "Путешествие в Московию" не упоминается имя собирателя. Еще жил в Москве конца XVII в. "вотчины Воскресенского монастыря" поп Федор, который, очевидно, являлся очень крупным коллекционером, дублетами из своей коллекции он снабжал даже Петра I. Большие собрания монет составили боярин П. С. Салтыков, фельдмаршал Я. В. Брюс, вице-канцлер А. И. Остерман. По заказам высокопоставленных "нумизматов" Петербургский монетный двор изготовлял так называемые "новоделы" - монеты и медали, чеканные отчасти подлинными, а отчасти вновь изготовленными штемпелями. Новые штемпели были вырезаны для некоторых редких петровских монет, рублевиков и "ефимков" Алексея Михайловича. Производство новоделов прекратилось только в 1890 г.

А самая знаменитая из русских монет начала XI в. "Ярославово серебро", денежная единица киевского князя Ярослава Мудрого, хранилась у московского коллекционера А. И. Мусина-Пушкина. Он нашел ее в 1792 г. в одной из киевских церквей. Монета висела на окладе иконы, очевидно, ее кто-то подарил почитаемому святому. У него же находились очень редкие золотые копейки царя Василия Шуйского 1610-1612 гг.

Монета Ярослава Мудрого
Монета Ярослава Мудрого

Большое внимание уделяется в это время и памятным медалям. По указу от 9 мая 1772 г. при Петербургском монетном дворе создаются два комитета. Один из них - "для учреждения медалической со времен императора Петра Великого Истории"*. Спустя несколько дней на монетный двор пришла инструкция, предписывавшая собирать и хранить старинные медали, а если таковых не найдется, подлинными штемпелями чеканить по пяти штук. Второй комитет следил за изготовлением медалей и их тематикой.

* (Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1-е. Спб., 1830, т. XIX, № 13798, с. 496.)

По мере составления нумизматических коллекций началась их систематизация. Наиболее полный каталог составили в Кунсткамере. Первой научной работой по классификации массы русских монет явилась книга московского коллекционера и нумизмата А. Д. Черткова "Описание древних русских монет" (изд. 1834 г.). Выдающимся явлением в отечественной нумизматике стал труд одного из создателей Исторического музея в Москве А. В. Орешникова "Русские монеты до 1547 г." (изд. 1896 г.). Книга была написана на основе изучения кладов и частных коллекций, переданных в Исторический музей при его открытии. В конце XIX в. появилось первое руководство для нумизматов "Таблицы русских монет двух последних столетий. Практическое руководство для собирателей". Его написал известный петербургский коллекционер Х. К. Гиль. В книге давались сведения об обработке и хранении монет.

Коллекционеров орденов в России было сравнительно мало. Государственная коллекция зарубежных орденов возникла в 1861 г., когда один из хранителей Эрмитажа Ф. А. Жиль купил в Париже редчайший французский орден Святого духа и еще 66 различных орденских знаков. Много пожертвовали музею и отдельные коллекционеры. Например, русский консул в Генуе К. Гейдекен подарил знаки Испании, которыми награждались только высшие чиновники инквизиции. Крупный вклад в сокровищницу Эрмитажа сделал в наше время видный ленинградский собиратель В. Г. Гаршин. Его коллекцию составляли награды Нидерландов, Люксембурга, Пруссии.

Интересные сведения о коллекционерах-москвичах 20-х годов XIX в. оставил директор Архива Министерства иностранных дел (теперь - Центральный государственный архив древних актов) А. Ф. Малиновский*. Большая часть этих материалов посвящена собраниям произведений живописи, графики и скульптуры. Первой в Москве как по качеству, так и по числу картин считалась галерея Н. Б. Юсупова. Эта коллекция, включая собрание скульптур и библиотеку в 18000 томов, почти полностью сохранилась до наших дней. Она экспонируется в подмосковном дворце-музее Архангельское. Большие картинные галереи были у москвичей А. С. Власова, Ф. С. Мосолова, И. Л. Лазарева и Ф. В. Ростопчина. "Девяносто картин Ал. Ал. Тучкова составляют нечто целое, достойное украшать царские чертоги", - писал Малиновский. Сегодня в Государственном Эрмитаже мы любуемся полотном Доменико Фетти "Исцеление Товита", а в Музее изобразительных, искусств имени А. С. Пушкина - картиной Давида Тенирса "Курильщик". Обе они из коллекции Тучкова. Лучшее в России собрание рисунков старых мастеров было у А. И. Долгорукова. Здесь хранилось почти 5 тысяч оригиналов Рафаэля, Рубенса, Рембрандта, Тициана и других западноевропейских художников.

* (Центральный государственный архив древних актов, ф. 197. Портфели Малиновского, портф. 27, л. 116-121.)

А. Ф. Малиновский описал и несколько нумизматических коллекций. По его словам, М. П. Голицын вывез из Франции и Италии прекраснейшую коллекцию золотых медалей, отчеканенных в средневековой Флоренции. Здесь было несколько работ известного итальянского скульптора и медальера Бенвенуто Челлини (1500-1571). Большое собрание медалей и монет, связанных с историей России, имелось у Ф. И. Толстого. Наиболее редкими среди них считались: медная полтина царя Алексея Михайловича 1654 г.; золотая медаль на коронацию Лжедмитрия I; медаль, поднесенная депутатами-законодателями Комиссии по составлению Уложения Екатерине II с надписью "Премудрой и матери Отечества". Интересно отметить, что последняя чеканилась в единственном экземпляре.

В конце XVIII - первой половине XIX вв. широкое распространение получили физические кабинеты - коллекции приборов, инструментов и необыкновенных изделий. Малиновский пишет о помещике И. П. Поливанове: "Будучи страстен ко всему принадлежащему к физике и механике, он, как охотник, посвятил им большую часть своей жизни". У него хранился выточенный из слоновой кости букет ландышей и гвоздик с сидящей на нем мухой из панциря черепахи. Причем все было выполнено так схоже, что у зрителя возникало желание согнать муху. Среди "любопытного, им самим изобретенного", в коллекции Поливанова имелся "кинетографический театр", предок современного кинематографа, с картинами из русской жизни. В огне московского пожара 1812 г. погиб кабинет "натуральной истории" коллежского асессора Виноградова. Среди утраченных вещей значились телескоп, два микроскопа английских медных, три зрительные трубы, камера-обскура с принадлежностями, волшебный фонарь, компасы и, сверх того, "разных физических принадлежностей и математических инструментов довольное количество". Среди научных обществ тогдашней России существовало одно, устав которого обязывал его членов к "собиранию произведений России по минералам, ботанике, зоологии, земледелию и промышленности". Оно организовалось в 1804 г. при Московском университете и существует до сих пор. Это - Общество испытателей природы. Московские натуралисты создали Музей естественной истории, занимавший "знатную часть бельэтажа в университетском здании". Музей являлся соединением ряда частных коллекций, подаренных Обществу. Особо ценным было собрание птиц, рыб, амфибий, насекомых, дорогих раковин и минералов П. Г. Демидова. В экспозицию вошли коллекции М. Ф. Соймонова, А. С. Строганова. А. А. Урусов подарил множество минералов. Профессор Г. И. Фишер присоединил к Музею свое собрание "натуральных произведений, редких скелетов и многих ископаемых тел". В 1812 г. все экспонаты погибли или, по словам современника, были "унесены с дымом пожарным". Огонь уничтожил и замечательную нумизматическую коллекцию профессора Ф. Г. Баузе. Пришлось начинать все сначала. И уже через десяток лет московские естествоиспытатели могли похвастаться одним из лучших в Европе Музеем "натуральной истории". Музей, говоря современным языком, создавался на общественных началах. Только незначительную часть его экспонатов купили у собирателей, преимущественно зарубежных. Члены экспедиций, организуемых Обществом, передавали Музею не только отчеты о проделанной работе, но и дарили коллекции растений, минералов, чучела животных и прочее. Свои уникальные собрания завещали Обществу ботаник Н. С. Турчанинов, зоолог В. И. Мочульский и многие другие.

Почтовая марка СССР № 1837. Старое здание МГУ
Почтовая марка СССР № 1837. Старое здание МГУ

А. Ф. Малиновский не только писал о московских собирателях, но и сам был страстным коллекционером. Единственным предметом его увлечений являлись старинные рукописи. Они окружали его в служебном кабинете и дома, свой досуг Малиновский посвящал коллекционированию старинных документов, которые после его смерти поступили в Архив Министерства иностранных дел.

Ценнейшую коллекцию старинных рукописей сосредоточил у себя А. И. Мусин-Пушкин. Хотя в этом собирателе ярко выражались черты барина-мецената, любившего щегольнуть какой-нибудь редкостью или поразить публику щедрым даром музею, он немало сделал для сохранения памятников русской литературы. Как собиратель Мусин-Пушкин был не только усерден, но и удачлив. В куче старого бумажного хлама, сваленного без разбора во дворе одного книготорговца, он нашел 37 книг чернового журнала о делах Петра I. В монастырских хранилищах коллекционер разыскал и спас Лаврентьевский список Начальной летописи, Псковскую летопись, Книгу Большого чертежа, Никоновскую летопись, богатейшее собрание бумаг Петра I. Несколько дней, с короткими перерывами на обед и сон, осматривал Мусин-Пушкин библиотеку Спасского монастыря в Ярославле. Труды собирателя увенчались необыкновенным успехом: ему посчастливилось найти древний рукописный сборник, в котором оказался единственный экземпляр "Слова о полку Игореве". Пожар 1812 г. уничтожил эту драгоценность, как и многое другое. Среди них - библиотека Д. П. Бутурлина, оцениваемая в колоссальную по тем временам сумму 1 млн. рублей. Цена собрания определялась инкунабулами - первопечатными книгами, изданными до 1500 г. Утверждалось, что в нем были все издания первых типографий.

И все же Москва стала обладательницей самой большой библиотеки в стране. Произошло это в 1862 г., когда в так называемом Пашковом доме открылся Московский публичный и Румянцевский музеум. Основу его составила коллекция канцлера и ученого Н. П. Румянцева, сына героя русско-турецких войн П. А. Румянцева, подаренная Министерству народного просвещения. Собрание Румянцева включало в себя минералы, монеты, археологические и этнографические экспонаты, произведения искусства. Но подлинной жемчужиной коллекции была библиотека из 28000 томов и 300 рукописей. Среди книг наибольшую ценность представляли старопечатные издания как русские, так и зарубежные. В 1925 г. Румянцевская библиотека преобразована в Библиотеку СССР имени В. И. Ленина.

Почтовый конверт СССР 1975 г. 50-летие преобразования Румянцевской библиотеки в Библиотеку СССР им. В. И. Ленина
Почтовый конверт СССР 1975 г. 50-летие преобразования Румянцевской библиотеки в Библиотеку СССР им. В. И. Ленина

Московские собиратели приобретали экспонаты своих коллекций в антикварных магазинах Лухманова, Шухова, Шульгина и других. Особенностью всех этих магазинов являлось то, что здесь не только можно было купить понравившуюся вещь, но и выменять ее. А по воскресеньям с утра пораньше московские коллекционеры спешили на толкучий рынок на Сухаревской площади, больше известную под названием Сухаревка*. Многие шли сюда добыть "на грош пятаков". Таким любителям торговцы предлагали "подлинные" полотна Рафаэля, Корреджо, Рубенса. Да не одно-два, а сколько хочешь! На застекленных лотках продавались старинные монеты. Каких только чудес здесь не было! За трешницу приобретались редкостные рубли царя Алексея Михайловича (фальшивые, конечно). Но много интересных подлинников находили на Сухаревке и знающие коллекционеры. Для них антиквары и букинисты специально искали картины, старинные книги, редкие вещи.

* (Мы рекомендуем нашим читателям познакомиться с главой "Сухаревка" в книге непревзойденного знатока старой Москвы В. А. Гиляровского "Москва и москвичи".)

Наряду с маститыми собирателями Сухаревку посещали и менее известные знатоки прекрасного. Представителя таких коллекционеров изобразил В. Е. Маковский на акварели "Собиратель картин и рисунков". Герой рисунка - небогатый чиновник, возможно, уже вышедший в отставку, который откладывает каждый грош для того, чтобы в воскресенье прийти на Сухаревку и купить произведения любимых художников.

В. Е. Маковский. 'Собиратель картин и рисунков'
В. Е. Маковский. 'Собиратель картин и рисунков'

Коллекционеры часто рассказывали в печати о своих коллегах по увлечению. Почти в то же самое время, когда Малиновский собирал материалы о коллекционерах, в петербургском журнале "Отечественные записки" появилось "Первое письмо из Москвы. Частные библиотеки, галереи, разные собрания, кабинеты и русские художники 1819 года". Его автор писатель и журналист П. П. Свиньин сам обладал довольно приличной картинной галереей, хранившейся в его переславском имении - селе Спасском. Спустя почти сто лет, в 1916 г., московский же коллекционер, создатель Театрального музея А. А. Бахрушин выпустил обзор "Из записной книжки. Кто что собирает". Пожалуй, самое любопытное издание о разного рода "собирателях" вышло в конце прошлого века. Это - "Замечательные чудаки и оригиналы" М. И. Пыляева, знатока русской старины. Герои книги - люди, отличавшиеся "странностью своих привычек, образом жизни, прихотями и наружным видом". В этом уникальном произведении можно найти описание типов, выведенных в повестях Гоголя, поэмах Пушкина, рассказах Тургенева. В коллекцию Пыляева попал и "коллекционер" Д-ов. Чем блистало его собрание? Железной кочергой, согнутой руками неизвестного силача, с надписью: "Кто кочергу сию спрямит, тот нашу дружбу прекратит"; кирпичом из развалин дворца золотоордынского хана Мамая; табакеркой-лаптем с надписью: "И счастье, как табак, со смертными играет, иного веселит, иного в нос щелкает".

Во второй половине XIX в. к коллекционированию, которым раньше увлекались только аристократы, приобщаются представители крупного торгового капитала, люди нового склада, ценившие искусство и просвещение. Достаточно назвать такие широко известные имена, как братья Третьяковы, братья Бахрушины, А. В. Морозов, братья Щукины, крупный московский книгоиздатель К. Т. Солдатенков.

Были среди купечества и менее знаменитые собиратели, один из которых - Ф. М. Плюшкин. Это имя слышал всякий, посещавший Псковский историко-художественный музей. Плюшкин прожил долгую жизнь с 1837 по 1911 г., 40 лет посвятив собиранию всевозможных предметов. Он был коллекционер-универсал. В его доме находились картины, оружие, светильники, книги, почтовые марки и открытки. Экспонаты встречали посетителя прямо на улице - возле крыльца стояла старинная гранитная мортира и горкой лежали каменные ядра. Плюшкин занимал девять комнат, и коллекция занимала девять комнат. Они были неотделимы друг от друга. В музее имелись отделы художественный, нумизматический, этнографический, оружия. Около тысячи полотен известных мастеров хранилось в художественном отделе. Здесь же посетитель видел миниатюры на кости и металле, рисунки, гравюры, фарфор, скульптуру и художественные изделия из бронзы. Отдел нумизматики поражал необычной обширностью - 100 тысяч монет было в нем. Такой коллекции в то время не имел даже Эрмитаж. Об объеме собрания псковского купца говорят такие цифры: свыше миллиона экспонатов насчитывалось в коллекции к концу его жизни; около двух месяцев комиссия, состоявшая из видных петербургских ученых и антикваров, разбирала и оценивала музей; триста больших ящиков увезли в Петербург. Их содержимое влилось в сокровищницы Эрмитажа, Русского музея, библиотеку Академии наук.

Говоря о коллекционерах XIX в., нельзя не упомянуть Д. А. Ровинского, юриста, почетного члена Академии наук и Академии художеств, крупнейшего коллекционера русских гравюр и народных лубочных картинок. Ровинский впервые собрал и систематизировал огромный материал по истории русского гравирования, положил начало изучению русской графики. Коллекция его - обширнейшая. Среди специалистов принято считать: если портрета какого-либо государственного деятеля или иностранца, служившего в России, нет в альбомах Ровинского, значит, его не существовало вообще. Сейчас основная масса экспонатов этого замечательного собрания хранится в гравюрном кабинете Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина.

В первые месяцы существования Советской власти Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет принял постановление об охране исторических памятников и предметов искусства. Советское государство взяло под особый контроль и защиту лучшие произведения русских и зарубежных мастеров. Запрещалось вывозить за пределы страны памятники старины и культуры, устанавливалась их обязательная регистрация при переходе от одного владельца к другому. Декрет никоим образом не ущемлял обладателей личных коллекций. Многие из тех, кто увлекался собирательством в дореволюционной России, продолжали заниматься этим и в советское время.

Среди коллекционеров этого периода в первую очередь следует назвать великого пролетарского писателя А. М. Горького. Он "болел страстью собирательства". Писатель любил не только книги, но и картины, гравюры, старинное оружие, изделия восточных мастеров из кости, камня, китайские и японские лаки. Горький собрал несколько нумизматических коллекций. Сына Максима увлек филателией. Коллекционирование помогло писателю расширить свои знания о мире, украшало его отдых. Когда он в часы досуга показывал свои собрания, в его словах звучало восхищение мастерством и выдумкой неизвестных мастеров, чьи руки создали все эти скульптурки, оружие, старинные медали и монеты. Коллекционером Горький был необычным - он очень легко дарил свои собрания. Нижегородский художественный музей получил от него в дар 28 картин. Картины из горьковской коллекции есть в Русском музее в Ленинграде и Музее революции в Москве. Нижегородский краеведческий музей многократно получал от Алексея Максимовича монеты и медали. А старые монеты искал Горькому страстный коллекционер художник И. И. Бродский. Будучи на Капри, писатель увлекся коллекционированием средневекового оружия. Долго разыскивал ножи, клинки, извилистые кинжалы с секретом, а потом одним махом почти все подарил своему большому другу Ф. И. Шаляпину. Часть их он передал в этнографический отдел Русского музея. Остальное хранится в последней квартире писателя в Москве. Страсть к коллекционированию была у Горького в крови. Он в шутку говорил: "Арендую или куплю Сахару и начну собирать коллекцию кафедральных соборов".

Почтовая марка СССР № 2136. Портрет А. М. Горького
Почтовая марка СССР № 2136. Портрет А. М. Горького

Не менее знаменитым собирателем книг, чем А. М. Горький, являлся поэт Демьян Бедный. У него хранились записки и письма Пушкина, Майкова, Фета. Постепенно у Демьяна Бедного образовалась колоссальная библиотека редкостей и интересных книг, журналов, сборников, альманахов и рукописей XVHI-XIX вв., которая после смерти поэта послужила основой для библиотеки Государственного литературного музея в Москве.

Даже не всем московским старожилам известен Щетининский переулок, затерявшийся между улицами Большой Полянкой и Большой Ордынкой. Здесь еще сохранились одноэтажные особнячки, "минувшего свидетели живые". Один из таких уютных домиков с мезонином до недавнего времени принадлежал потомственному московскому коллекционеру и музейному работнику Ф. Е. Вишневскому. Около 50 лет отдал Вишневский благородному делу коллекционирования произведений искусства. Он собрал картины В. А. Тропинина и московских художников его времени. В 1971 г. в бывшем доме Вишневского открылся единственный в стране музей портретного искусства тропининской поры - конца XVIII - начала XIX вв.

Коллекция вееров Останкинского дворца-музея в Москве по своей обширности может поспорить с собранием Государственного Эрмитажа. Здесь - русские пергаментные, атласные, шелковые, кружевные вееры с рисунками, выполненными в мягких пастельных тонах. А вот французская работа XVIII в.: золоченая черепаховая ручка несет на себе целую раздвижную картину по античному сюжету. В Европу XIX в. пришел с грохотом наполеоновских войн, буржуазных революций, социальных битв. Это отразилось и в рисунках опахал - батальные сцены, изображения политических деятелей, скрещенные шпаги и знамена. Большую часть вееров передал в Останкинский музей Ф. Е. Вишневский. Попутно скажем, что знаменитая коллекция Эрмитажа тоже в основном составлена из частных поступлений. Ему подарил свое собрание опахал актер Н. Ф. Икар.

Вишневский устраивал передвижные выставки своих картин. Некоторые из них так и остались как подарки в Якутске, Рязани, Новосибирске, Смоленске, Минске и ряде других городов. Первым даром, сделанным Вишневским в фонд вновь организованного музея А. С. Пушкина в Москве, была чашка с изображением великой трагической актрисы Е. С. Семеновой. С тех пор коллекционер разыскивает для музея новые материалы, помогает реставрировать экспонаты, дает советы.

Музей А. С. Пушкина в Москве по праву называют "музеем, созданным народом". Значительная часть его экспонатов собрана почитателями великого поэта. Одни дарили богатые коллекции книг и гравюр, другие приносили одну-единственную вещь - лубочную картинку или чернильницу. А начался музей с подарка семьи Могилевских - первого издания "Истории пугачевского бунта". Теперь здесь хранится огромное собрание старинных портретов в гравюрах и литографиях профессора Д. М. Российского. В музее заведена "Книга даров". В нее внесено почти 300 фамилий. Из описи можно узнать, что профессор медицины И. М. Саркизов-Саразини подарил более 700 старинных книг, педагог Н. Н. Шерешевская - коллекцию медалей и миниатюр. От хореографа Е. П. Гердт музей получил уникальный портрет писателя Владимира Соллогуба, оставившего ценнейшие воспоминания о Пушкине. Рождение Пушкинского музея в высшей степени отвечает духу нашего времени.

Почтовый конверт СССР 1978 г. Государственный музей А. С. Пушкина
Почтовый конверт СССР 1978 г. Государственный музей А. С. Пушкина

Иногда коллекционеры по знанию предмета не уступают многим специалистам. Увлечение становится второй профессией человека.

Здесь в первую очередь необходимо вспомнить о замечательной коллекции открыток действительного члена Всесоюзного географического общества Н. С. Тагрина. С 14 лет он начал собирать свою коллекцию или, как он сам ее называет, "иллюстративную энциклопедию". Самое большое число открытых писем связано с географией. Не менее подробно открытки Тагрина рассказывают об истории нашей Родины, ее богатствах, культуре. Особый раздел - репродукции произведений мастеров искусств. Сейчас тяжело найти какую-нибудь статью или книгу, посвященную истории нашей страны с начала XIX в., в которых бы отсутствовали в качестве иллюстраций открытки из коллекции Тагрина. В его ленинградскую квартиру приходят историки и писатели, художники и кинематографисты. Открытки Николая Спиридоновича "снимались" в нескольких десятках советских кинофильмов.

Сейчас уже невозможно написать ни одной работы о бабочках Прибалтики, не сославшись на коллекцию чешуекрылых рабочего Р. Суурпере из шахтерского города Кохтла-Ярве. За 30 лет он собрал 7000 бабочек.

К услугам московского экономиста А. М. Макарова не раз прибегали и писатели, и музейные работники, и постановщики фильмов и спектаклей. Коллекционер объяснял им нумерацию солдатских пуговиц русской армии, уточнял, какому воинскому подразделению принадлежали нагрудный знак или посуда с изображением военных атрибутов, или устанавливал подлинность автографа какого-нибудь полководца. Дело в том, что Макаров собирал книги на военные темы. Его библиотека состояла из 5000 томов - воинских уставов за 200 лет, справочников, каталогов, энциклопедий и научных трудов. Кроме книг Макаров собрал двухтысячную коллекцию русских боевых орденов и медалей, полковых значков, сотни армейских пуговиц и оловянных солдатиков*.

* (Сейчас коллекция А. М. Макарова хранится в Военном отделе Библиотеки СССР имени В. И. Ленина.)

Старейший ленинградский собиратель пословиц и афоризмов инженер-строитель И. Я. Клоков передал свою уникальную коллекцию, содержащую около 250 тысяч карточек, Педагогическому институту имени А. И. Герцена. Теперь результатами пятидесятилетнего труда собирателя пользуются студенты и ученые. Пословицы и афоризмы из коллекции Клокова публикуются в различных сборниках и монографиях.

Если спросить у биолога, кто такой В. Б. Шавров, то можно услышать: "Известный энтомолог, автор книги о жуках-радужницах". Историк назовет Шаврова специалистом по истории техники и автором книги "Развитие конструкции самолетов в СССР до 1938 года". Поговорите с летчиком, и вы узнаете, что он - авиаконструктор, создатель летающей лодки "Ш-2" - самолета, который свыше 30 лет проработал в народном хозяйстве страны. Филателист же сообщит, что Шавров собирает знаки почтовой оплаты и консультирует художников, авторов серии почтовых марок "Отечественное самолетостроение". Все из спрошенных будут правы: В. Б. Шавров, создавший ряд моделей советских самолетов, обладатель двух уникальных собраний жуков и самолетов. Первого жука Вадим Борисович поймал, будучи учеником младших классов гимназии. Сейчас его коллекции могут позавидовать многие зоологические музеи. Среди жесткокрылых есть исторические экземпляры: например, пойманные Н. М. Пржевальским; жуки, найденные экспедицией П. К. Козлова. Другая коллекция - авиационная. Шесть тысяч описаний, фотографий, рисунков и схем только русских самолетов составляют большую часть единственного в мире собрания по истории самолетостроения.

Почтовая марка СССР № 4732. Самолет-амфибия Ш-2
Почтовая марка СССР № 4732. Самолет-амфибия Ш-2

В наше время на смену коллекционерам-одиночкам приходят целые коллективы собирателей. Они создают народные музеи, идут по местам боевой и трудовой славы. Много редких по красоте вещей находят следопыты в старинных сундуках: это и домотканые полотенца, и вышитые сорочки, и народные головные уборы, а на чердаках и поветях - прялки и туеса, конскую сбрую и расписные коромысла. До всего есть дело советским коллекционерам, завет которых: "Найти, чтобы сохранить". Не отстают от взрослых и юные собиратели: сейчас только в одной Москве работает около 400 школьных музеев.

Славный боевой путь прошла в годы Великой Отечественной войны 117-я гвардейская стрелковая дивизия 18-й армии, в рядах которой сражался Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР Л. И. Брежнев. Долгое время собирали учащиеся профессионально-технического училища № 153 г. Москвы материалы о героях дивизии, бойцы которой прошли трудный путь побед от легендарной Малой Земли до Берлина, участвовали в освобождении Праги. Среди экспонатов - пробитая пулями солдатская каска, противотанковая мина, множество фотографий с эпизодами боевых действий 117-й дивизии.

Тропами отцов и дедов пошли по стойбищам нивхов и орочей школьники поселка Ноглики Сахалинской области. Они записывали частушки "медвежьих праздников" и узоры старинных танцев. Рыбаки поселка Кайган и стойбища Набиль рассказывали им древние сказки и легенды. В Челябинской области нет пышных дворцов и храмов, но сохранились замечательные памятники архитектуры - русские избы. Юные следопыты не только в селах, но даже в городах Миассе и Юрюзани нашли постройки, которые надо взять под охрану государства. Музей "Россиянка" 751-й московской школы носит высокое звание народного. Он оформлен как русская изба с длинными лавками у чисто выскобленного стола, люлькой под потолком, побеленной печкой с чугунами и ухватами. Здесь все делают школьники: ищут и реставрируют экспонаты, ведут архив, работают экскурсоводами, организуют выездные выставки.

Свободное время - огромное общественное богатство. Надо очень бережно к нему относиться и не растрачивать попусту. В нашей стране все делается для организации культурного досуга населения. Одной из форм "рационального использования свободного времени", гарантированной Конституцией СССР, является коллекционирование. Видов собирательства на земле существует неисчислимое множество. Но даже собирая одинаковые предметы, каждый коллекционер может придать своей экспозиции индивидуальный характер, любое направление.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









ПОИСК:




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'