НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Чему учит история календаря?

Нынешняя культура еще совсем молода...

Если описать долгую историю человечества, уделяя каждому тысячелетию всего лишь одну страницу, и то получится объемистая книга - больше восьмисот страниц. Почти весь этот том рассказывает о каменном веке и первобытном обществе. Лишь на последних пяти-шести страницах мы прочитаем о зарождении цивилизации на берегах Нила.

Почти одновременно и на той же широте возникли очаги культуры в Месопотамии, Индии, Китае. И это не случайно: как Нил в Египте, так и Тигр и Евфрат в Шумере и Вавилонии, Инд и Ганг в Индии, Хуанхэ и Янцзы в Китае выносили на прибрежные поля плодородный ил, щедро удобрявший почву. Сама природа словно позаботилась об этих странах, одарив их благодатным для земледелия климатом. Но природа дает только возможности: ее силы и богатства были покорены трудом многих миллионов людей.

Когда в дремучих лесах Азии и Африки еще бродили первобытные племена, народы древних государств уже сооружали оросительные каналы, создавали письменность, первые зачатки науки, прежде всего математики и астрономии.

Небесные светила издревле служили маяками для пастушеских племен. Путеводные звезды учили "географии", указывая дорогу к стойбищам. Алая заря на рассвете возвещала день, а заход Солнца - наступление ночи. Еще первобытные люди открыли первую природную меру времени - сутки.

Неведомо, когда и у каких народов зародился счет суток по пальцам - до чего же это было трудное дело! Куда легче подсчитать число голов в стаде: сколько их было до счета, столько остается и после него - всегда можно проверить. А дни исчезают безвозвратно...

К счастью, есть на небе "счетовод" неуловимо ускользающего времени - Луна. Недаром ее владыка Син почитался у вавилонян и богом счета. Совсем нетрудно вести счет времени от первого восхода узкого серпа до нового его рождения. Так была открыта вторая мера времени - месяц.

По этой мере и складывались самые древние лунные календари.

Но для земледельца важен не месяц, а сезон. Луна не знает времен года: одна у нее дорога и один счет что зимой, что летом. Другой путь у Солнца. Когда оно выше всего поднимается на небе, приходят самые длинные, теплые дни и созревают посевы. Потом укорачиваются дни и удлиняются ночи. От Солнца зависят времена года - легко догадаться, но как предугадать их?

Словно чаши весов колеблется долгота дня и ночи: то "дневная" чаша перетягивает, то вровень одна чаша с другой, то "ночная" тяжелее, то они снова уравниваются. По Солнцу можно заметить новые вехи непрерывно текущего времени: солнцестояния и равноденствия. Так была открыта третья мера времени - год.

По одному кругу неизменно движется Солнце. Сменяются дни и ночи, лунные месяцы, времена года - этот извечный ритм природы; подобно кольцу не имеет он ни начала, ни конца. С круговоротом Солнца необходимо связать и ритм хозяйственной жизни, но как связать три меры: сутки, месяц, год?

Вот здесь-то и оказалось, что Луна вовсе не такой уж надежный счетовод. От одного новолуния до следующего проходит 291/2 дней, не очень удобное число; пусть в одном месяце будет 29, а в следующем 30 суток - на круг счет сойдется. В лунном календаре были согласованы только месяц и сутки, как до сих пор у мусульман.

Но как согласовать лунный счет с солнечным круговоротом, от которого зависят расцвет и увядание, а затем новое возрождение природы? Как упорядочить счет дней - ведь только тогда можно предвидеть будущее и заранее подготовиться к сельскохозяйственным работам. Двенадцать лунных месяцев мало, а тринадцать - много; не дробить же один месяц между двумя годами, это и вовсе запутает счет.

Долгие века пытались решать вавилоняне эту задачу, чтобы не навлечь гнева богов. Ведь календарь связан с религиозными праздниками и двенадцать - хорошее, доброе число, а тринадцать - вредное и опасное. Наконец Хаммурапи отважился добавить еще один месяц, не тринадцатый, нет, а второй улулу. В календаре, мол, как было, так и осталось двенадцать месяцев, только один из них, в середине года, двойной: боги не заметят.

И еще больше тысячи двухсот лет жрецы произвольно, без всяких правил, удваивали один из месяцев, чтобы подогнать конец календарного года к началу весеннего "воскресенья" природы. Это был уже не лунный, а лунно-солнечный календарь, в котором с грехом пополам были согласованы все три меры: солнечный год с лунными месяцами, а месяц с сутками.

Только в VI веке до нашей эры халдейские жрецы, умудренные многовековыми астрономическими наблюдениями, примирились скрепя сердце с ненавистным тринадцатым месяцем и назначили ему определенное место в годах восьмилетки. Еще раньше, чем халдеи, китайские астрономы создали более точный девятнадцатилетний лунно-солнечный календарь, а потом и греки ввели Метонову девятнадцатилетку. Такой календарь до сих пор уцелел в Израиле.

Но вот что странно: к тому времени уже более четырех тысячелетий в Египте существовал превосходный календарь, в котором были удачно и просто согласованы только две меры времени: год равен 3651/4 суток. В этом чисто солнечном календаре лунные месяцы, неизбежно вносившие путаницу, уже не играли никакой роли. Вавилоняне и греки должны были знать об этом более точном и удобном календаре. Почему же жрецы не заимствовали его? Мешали религиозные верования: разве можно отступить от месяцев и дней, посвященных богам?

Впрочем, и египетские жрецы запутали свой календарь: смущала их злополучная четвертушка суток - она, дескать, нарушает божественную гармонию. И календарь, в котором стало ровно 365 суток, по вине жрецов утратил самое важное и ценное свое качество - связь с временами года: любой его месяц странствовал по всем сезонам.

Календарь с древних времен был окружен тайной, доступной лишь избранным и посвященным. Если бы не религиозные предрассудки и суеверия египетских жрецов, их календарь с равномерными месяцами но тридцати дней мог бы стать образцовым для всех времен и народов: надо было только добавить еще один день в каждом четвертом году.

Это и сделал Юлий Цезарь, но все-таки не посмел отказаться от разнокалиберных римских месяцев, тоже освященных именами богов и многовековыми религиозными традициями. О григорианском календаре и говорить нечего: он был продиктован интересами католической церкви.

Исправленный египетский календарь вновь возродился во Франции после буржуазной революции. Передовые ученые с презрением отбросили религиозные предрассудки и создали удобный, точный, подлинно научный календарь, но вскоре он был уничтожен по настоянию римского папы.

Календарь, одно из древних изобретений, зародился на заре цивилизации, создан коллективным трудом многих поколений и прочно вошел в быт всех культурных людей. Но сколько еще сохранилось в нем нелепых пережитков!

Больше ста лет назад возник вопрос о реформе календаря. Необходимость ее уже давно назрела и признана большинством культурных народов, но осуществить ее нельзя опять-таки из-за противодействия церкви. Вся история календаря и более чем вековая борьба за его реформу - самый простой и очевидный пример того, как религиозные верования и предрассудки мешают прогрессу.

Слепая вера всегда порочила знание. Любая религия - враг науки. Это откровенно признает даже сама Библия: Адам был изгнан из рая за то, что вкусил плодов с древа познания.

Вряд ли даже верующие люди принимают всерьез эту сказку, но в ней, как ни странно, скрыто зерно истины. Религия боится науки, и поэтому бог обманывает человека: в день, когда ты вкусишь от запретного дерева, "смертью умрешь". Знание дает человеку могущество, которое, по древним верованиям, доступно только богам. Поэтому и сокрушается библейский господь: вкусив с дерева познания, "Адам стал как один из нас", то есть уподобился богу. Суровый и мстительный владыка мира, опасаясь соперничества человека, выгнал его из рая и обрек на труд в поте лица.

По Библии, труд - божье наказанье, презренное дело, худшее зло. И действительно, труд тысячи лет был проклятием для раба, для закрепощенного крестьянина, для "свободного" рабочего. "Он работает для того, чтобы жить, - писал Маркс. - Он даже не считает труд частью своей жизни; напротив, трудиться значит для него жертвовать своей жизнью".

Труд, который создал самого человека, труд - творец всех ценностей, труд, в котором воплощаются лучшие способности и дарования, стал самым тяжким и ненавистным бременем в эксплуататорском обществе. Впервые в истории человечества социализм освободил труд от кандалов принуждения, уродующего личность, превращает труд в потребность, одухотворенную высшим смыслом и самыми благородными стремлениями.

А по евангелию, выходит, что смысл существования в том, чтобы заслужить вечное блаженство после смерти. Стоит ли после этого заботиться об улучшении временной жизни на грешной земле? И разве может, разве смеет человек изменять мир, который создан и одобрен самим богом?

Но по правде говоря, плохо еще устроен мир, в котором половина человечества голодает, а миллионы людей вынуждены трудиться не для созидания, а для разрушения. Нет, прав Маяковский:


На одной трети нашей планеты уже строится этот радостный мир близкого будущего. Социализм впервые в истории подружил Науку с Трудом, в едином устремлении они "переоборудовали" отсталую Россию в могучую, передовую державу и являют миру поразительные победы - от покорения атомной энергии до полетов в космос. Мы на пороге величайшей научно-технической революции, которая поистине сказочно умножит власть человека над природой и создаст изобилие, достойное эры коммунизма.

Мы живем по календарю, в котором все годы одинаковы, но для нас они неравноценны: мы теперь успеваем за год больше, чем еще недавно за целую пятилетку. И время мы измеряем тем расстоянием, какое отделяет нас от заветной цели.

Древнеримский философ Сенека сказал: "Кто не знает, в какую гавань он плывет, для того нет попутного ветра". У нас есть точный адрес, есть зоркий капитан - наша партия и верный компас - план, предначертанный Программой создания коммунизма. Мы прокладываем новый путь и твердо уверены в том, что он станет дорогой для всего человечества. Прекрасно сказал об этом Александр Твардовский:

За годом - год, за вехой - веха,
За полосою полоса.
Нелегок путь.
Но ветер века - 
Он в наши дует паруса.
предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь