НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Дагестан в огне

О рочный вызов к председателю Кавказского бюро ЦК РКП (б), члену Реввоенсовета Кавказского фронта Г. К. Орджоникидзе не был неожиданностью для Тодорского. Из оперативных сводок штаба 11-й армии он хорошо знал, что события в Дагестане, куда 6 октября 1920 года началась переброска одной из бригад его дивизии, принимают угрожающий характер. С каждым днем для него и военкома дивизии И. А. Свиридова становилось все очевиднее, какую большую опасность для страны представляет разгоравшееся в дагестанских горах контрреволюционное восстание. Но то, что они услышали от Орджоникидзе, превзошло самые худшие опасения.

Созданный в меньшевистской Грузии "Комитет организации восстания на Северном Кавказе и в Дагестане" развернул бурную деятельность. Штаб по подготовке антисоветского мятежа в Дагестане возглавили крупный землевладелец лжеимам Нажмутдин Гоцинский, "выписанный" из Турции внук Шамиля Саидбек и бывший царский полковник Джафаров. В августе, одновременно с высадкой врангелевского десанта на Кубани, банды Гоцинского дважды предпринимали неудачные попытки вторгнуться в Дагестан. Уже тогда, рассказывал Орджоникидзе, мы предупреждали местных партийных и советских руководителей о возможности новых авантюр, но они не приняли необходимых мер предосторожности.

В начале сентября сформированные из остатков горской контрреволюции и белогвардейских офицеров отряды Гоцинского вновь вторглись на советскую территорию. Они сбили незначительные силы пограничной охраны и продвинулись в глубь гор. К бандитам присоединились кулаки, муллы, кадии и часть горцев, оказавшихся под их влиянием.

Командный состав Ферганской группы войск. В центре сидят В. Д. Соколовский и А. И. Тодорский. 1924 год
Командный состав Ферганской группы войск. В центре сидят В. Д. Соколовский и А. И. Тодорский. 1924 год

- В настоящее время, - Орджоникидзе жестом пригласил собеседников к карте, - контрреволюционное восстание охватило Аварский, Андийский, Гунибский, частично Даргинский и Казикумухский округа. Каковы причины временных успехов мятежников? Их несколько. Это и сильное влияние реакционного мусульманского духовенства на неграмотных, забитых горцев, и тяжелое материальное положение населения, и перегибы в "советизации" Дагестана, допущенные отдельными работниками, и проникновение в местные органы власти враждебных элементов.

Большой вред, - подчеркнул Орджоникидзе, - приносит отсутствие единства в Дагревкоме и обкоме РКП (б). Особенно наглядно это проявилось на чрезвычайном совещании ответственных работников Дагестана, состоявшемся 30 сентября. При обсуждении сложившейся в результате мятежа обстановки выявились серьезные разногласия. Представители военных организаций и ЧК настаивали на ведении борьбы лишь силами армейских частей. В другую крайность впали местные политические руководители. Они предложили оттянуть красноармейские части с гор и развернуть партизанскую войну, а это также не отвечает требованиям момента.

Григорий Константинович рассказал, что в начале октября он вместе с командармом-11 А. И. Геккером и заведующим восточным отделом Коминтерна М. П. Павловичем побывали в Дагестане. В ауле Леваши при их участии состоялся съезд горской бедноты, который показал, что большинство местного населения на стороне Советской власти и готово с оружием в руках бороться с бандами Гоцинского. В Темир-Хан-Шуре (ныне Буйнакск), административном центре области, было проведено совещание ответственных работников, намечены конкретные меры по борьбе с контрреволюционным восстанием. Однако определенные трения между военными и политическими руководителями Дагестана сохранились.

Между тем мятежники упрочили свое положение. Различными методами - где подкупом, ложью, разжиганием религиозного фанатизма, а где и запугиванием, прямыми репрессиями они мобилизовали в свои отряды до 10 тысяч человек. Общее командование ими осуществлял полковник Джафаров. Своей конечной целью контрреволюционеры выдвинули задачу установления в Дагестане шариатской (духовно-светской) монархии во главе с "имамом" Гоцинским. Из Грузии мятежники получили 2400 винтовок, пулеметы и боеприпасы. Используя численное превосходство своих отрядов, Гоцинский и Джафаров направили главный удар против опорных пунктов советских частей - крепостей Гуниб, Хунзах и Ботлих. Последняя из них захвачена, Гуниб и Хунзах окружены.

Здесь у Орджоникидзе Тодорский и Свиридов услышали новое страшное сообщение из Дагестана. Следовавший в Хунзах с запасами продовольствия и боеприпасов крупный советский отряд был окружен в Араканском ущелье и почти полностью уничтожен. Погибло более 700 красноармейцев и красных партизан, в том числе председатель ДагЧК Дударов.

В сложившейся обстановке Кавбюро ЦК РКП (б) и командование фронтом приняли решение направить в Дагестан подкрепления и передать руководство ликвидацией восстания из рук областного военного комиссариата полевому командованию. Создавалась Дагестанская группа войск. Ее командующим назначался А. И. Тодорский. Комиссар 32-й дивизии И. А. Свиридов одновременно становился уполномоченным Реввоенсовета 11-й армии в Дагестане.

Разгрому банд Гоцинского огромное значение придавал В. И. Ленин. 9 сентября он телеграфировал Орджоникидзе: "Быстрейшая и полная ликвидация всех банд и остатков белогвардейщины на Кавказе и Кубани - дело абсолютной общегосударственной важности. Осведомляйте меня чаще и точнее о положении дела"1.

1 (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 51, с. 277.)

Поднятые по тревоге стрелковые и кавалерийский полки 32-й дивизии были погружены в эшелоны и выехали из Баку. В дороге, вдумываясь в события, происходящие в Дагестане, Тодорский еще яснее осознал трагедию, переживаемую "страной гор". Вот промелькнули Баладжары, Хачмас, Ялама, и поезд вступил в пределы Дагестана. На каждом шагу - разрушенные станции, сожженные, стертые с лица земли аулы. Сколько крови и слез пролил дагестанский народ, сколько мук и страданий перенес он в жестокой трехлетней борьбе с помещиками, буржуазией и клерикалами, англо-турецкими интервентами и деникинцами, прежде чем в апреле 1920 года ему удалось победить и установить в Дагестане Советскую власть!

Однако оказалось, что борьба не закончена. Заклятый враг дагестанских трудящихся Гоцинский, используя английское золото, вновь поднял антисоветский мятеж. Всячески скрывая свои истинные цели, он лицемерно провозгласил, что продолжает ту борьбу, которую вел в XIX веке против русского самодержавия Шамиль. Но что могло быть общего между широким освободительным движением горцев под руководством Шамиля против колониального и феодального гнета и зверствами контрреволюционных банд?! Теперь надо было помочь горцам разобраться, кто является их настоящим врагом - русский рабочий и крестьянин или крупнейший землевладелец и овцевод "имам" Гоцинский и его приспешники.

Прибыв в Темир-Хан-Шуру и изучив на месте обстановку, Тодорский принимает срочные меры к локализации восстания. Вскоре его штаб на Комендантской улице становится боевым центром подавления мятежа.

Энергичные шаги предпринимает командующий для объединения разрозненных групп революционных горцев в крупные партизанские отряды, для обучения и снабжения их, укрепления в отрядах воинской дисциплины. "Плечом к плечу с действующими частями Красной Армии, - говорилось в приказе Тодорского войскам от 8 ноября, - сражаются за утверждение Советовластия в области красные партизаны - честные сыны революционных аулов, смелые орлы со скалистых Кавказских гор". Но революционные горцы порой обнаруживают беспечность, организованной борьбе врага нередко противопоставляют только безудержную смелость и наступательный порыв, что не всегда приводит к желательным результатам. В приказе излагались меры, призванные повысить боеспособность красных партизан. Идейным руководителем и ответственным организатором всех партизанских отрядов Тодорский назначил одного из видных деятелей революционного движения в Дагестане Нажмутдина Самурского2.

2 (ЦГАСА, ф. 1357, on. 1, д. 84, л. 37-38.)

Партизанские отряды сыграли важную роль в разгроме антисоветского мятежа. Позднее Тодорский отмечал, что привлечение к борьбе с мятежниками горцев-революционеров явилось главнейшим залогом победы3. 25 октября 1920 года председатель Дагревкома Сайд Габиев телеграфировал Г. К. Орджоникидзе, что, по показаниям пленных, "имам и прочая свора не ожидали подъема партизан, особенно в Казикумухском округе"4. По данным Орджоникидзе, Дагестан выставил против банд Гоцинского 8 тысяч добровольцев5. Прекрасно зная местность, нравы и обычаи дагестанцев, партизаны не только участвовали в боевых операциях, но и были незаменимыми разведчиками, вели агитацию среди населения, разъясняя ему политику Советской власти, чем способствовали скорейшему отрыву трудящихся масс от воздействия контрреволюционной пропаганды.

3 (См.: Тодорский А. Красная Армия в горах. Действия в Дагестане. М., 1924, с. 159.)

4 (ЦПА ИМ Л, ф. 85, оn. 12, д. 96, л. 8.)

5 (См.: Борьба за установление и упрочение Советской власти в Дагестане. 1920-1921 гг.: Сборник документов и материалов. М., 1958, с. 446.)

В сплочении дагестанской бедноты, в разоблачении демагогических призывов мятежников, прикрывавшихся лозунгом борьбы за национальную независимость, неоценимое значение имело провозглашение 13 ноября 1920 года на съезде народов Дагестана автономии области. В тот же день военком Свиридов писал Самурскому: "Сегодня в два часа приехали Сталин и Орджоникидзе; в четыре часа было собрание ответственных работников по вопросу об автономизации Дагестана, где тов. Сталин познакомил с решением на этот счет ЦК, и уже на открывшемся в девять часов вечера съезде им же была декларирована Дагестанская Советская Республика"6.

6 (ЦГАСА, ф. 1357, on. 1, д. 85, л. 109.)

Триста делегатов и гостей съезда, в том числе Тодорский, внимательно слушали выступления И. В. Сталина, Г. К. Орджоникидзе, И. А. Свиридова и других ораторов. Все понимали величие происходящего события. В образной форме это выразил один из делегатов: "Когда у нас в Дагестане установилась Советская власть, у нас открылся один глаз. А теперь... у нас открылся другой... Мы теперь ясно видим и понимаем, что такое Советская власть"7.

7 (Вагабов М. Борьба трудящихся Дагестана против контрреволюционных мятежников. Махачкала, 1958, с. 22.)

Развернув активные боевые действия, советские части и партизанские отряды добились в первой половине ноября определенных успехов. От мятежников была очищена крепость Ботлих, снята осада с Гуниба и Хунзаха. Однако, чтобы закрепить успех и окончательно разгромить врага, наличных сил было недостаточно, а командование 11-й армии не могло в то время усилить Дагестанскую группу войск. В ответ на просьбу Тодорского о переводе в Дагестан штаба 94-й бригады и 281-го стрелкового полка командарм телеграфировал: "Обстановка не позволяет усиления вашего участка. Выделение сил из Баку не представляется возможным"8.

8 (ЦГАСА, ф. 1357, on. 1, д. 84, л. 50.)

Во второй половине ноября - декабре 1920 года советские части вынуждены были перейти к обороне. Противник, уничтожив партизанский отряд Алибека Багатырева и полк Революционной дисциплины, прибывший в Дагестан из города Грозного, резко активизировал свои действия. Возросла численность мятежных банд. Только в Андийском округе контрреволюционный отряд насчитывал до 4 тысяч штыков и сабель. К мятежникам прибыла новая группа офицеров-горцев из Грузии9.

9 (ЦПА ИМЛ, ф. 85, оn. 12, д. 97, л. 38.)

Советским войскам пришлось оставить Ботлих, Большой Гоцатль, Гергебиль и ряд Других аулов. Тодорский приказал прочно укрепиться в Хунзахе и Гунибе. Потеря Гуниба поставила бы красноармейские части в критическое положение. Это отлично понимали и мятежники, предпринимая отчаянные попытки захватить крепость, но безуспешно. Позднее по ходатайству Тодорского всему гарнизону крепости за проявленные "геройство, отвагу и мужество, за все тяжелые лишения, стойко ими перенесенные в тяжелых боевых условиях осады", была объявлена благодарность от имени командования РККА. 176-й и 285-й стрелковые полки, особо отличившиеся при обороне Гуниба, были награждены почетными Красными знаменами10.

10 (ЦГАСА, ф. 1357, on. 1, д. 84, л. 214.)

Упорные бои развернулись за аул Леваши, который несколько раз переходил из рук в руки. Под личным руководством Тодорского красноармейцы не только успешно оборонялись, но и переходили в яростные контратаки. Бои были ожесточенные. Вот описание одного из боевых эпизодов: "Под сильным ружейным огнем находилось правое орудие. Потерь не было, что объясняется крайним хладнокровием командира взвода и наводчика, не только ни на минуту не прекращавших артогня, но и отстреливавшихся из винтовок. Огонь этого орудия был чрезвычайно губителен, он не давал противнику выходить из складок местности и заставил замолчать его пулемет"11.

11 (Там же, д. 248, л. 3.)

Артиллерия сыграла важную роль в ликвидации авантюры Гоцинского. Успех борьбы без артиллерии, отмечал Тодорский, не мог иметь места в Дагестане. Однако использовать артиллерию в горах, зимой, при отсутствии дорог (еще декабрист А. А. Бестужев-Марлинский как-то шутя заметил, что "министром дорог в Дагестане, наверное, сам черт") было очень нелегко. Красноармейцы преодолели все трудности, чем вызвали заслуженный восторг революционных горцев. Жители Дагестана, вспоминал Тодорский, сохранившие память о многих войнах и с улыбкой смотревшие вначале на усилия артиллеристов поднять орудия в горы, став очевидцами такой установки, говорили: "Ни царь, ни Деникин не поставили зеленой арбы на гору, большевик пришел и поставил"12.

12 (Тодорский А. Красная армия в горах, с. 173.)

В период ожесточенных оборонительных боев в штаб Тодорского поступили сведения, что обнаглевший противник стремится перерезать железную дорогу Ростов - Петровск-Порт - Баку. Создалась реальная угроза доставке в Советскую Россию жизненно необходимой стране нефти. Это хорошо понимали все бойцы и командиры Дагестанской группы войск. В журнале боевых действий 32-й дивизии появилась запись: "Скорее погибнем все до одного, чем пропустим врага"13. По приказу Тодорского под ружье встали не только строевые части, но и учреждения, хозяйственные команды дивизии, партийные и советские органы Темир-Хан-Шуры.

13 (ЦГАСА, ф. 1357, on. 1, д. 190, л. 11.)

Командование Кавказским фронтом внимательно следило за ходом вооруженной борьбы в Дагестане. Член Реввоенсовета фронта В. А. Трифонов в разговоре по прямому проводу с Г. К. Орджоникидзе подчеркивал, что восстание в Дагестане чрезвычайно разрослось, Темир-Хан-Шура не в безопасности. "Я сообщил об этом Сталину. Сегодня из Москвы получено распоряжение бросить в Дагестан одну, а если понадобится, то и две дивизии"14.

14 (ЦПА НМЛ, ф. 85, оn. 12, д. 97, л. 29.)

Председатель Дагревкома Габиев докладывал 12 декабря Орджоникидзе, что положение советских частей критическое. Ревком и начдив Тодорский делают все возможное, "но подкрепление, хотя бы в один-два батальона, дозарезу нужно сегодня-завтра, этим положение было бы спасено до подхода войск, обещанных комфронтом". В ответ на требование Орджоникидзе держаться во что бы то ни стало Габиев заверил: "Верь, что мы не сдадимся"15.

15 (Там же, л. 40-41.)

Несмотря на непрерывный натиск превосходящих сил мятежников, необычайно холодную зиму, острую нехватку продовольствия, боеприпасов и обмундирования, советские войска и партизанские отряды мужественно оборонялись. Они выполнили поставленную перед ними задачу - удержали занимаемые позиции до подхода подкреплений.

В начале 1921 года положение Дагестанской группы войск значительно улучшилось. В распоряжение Тодорского прибыли 14-я стрелковая имени Степина дивизия и 2-я Московская бригада курсантов. Их командиры получили подробные указания в штабе Дагестанской группы войск об особенностях боевых действий в горах.

Высший командный состав Белорусского военного округа. 1928 год. Сидят слева направо: М. В. Сангурский, Я. Я. Лацис, Я. Ф. Фабрициус, А. И. Егоров, А. И. Тодорский, Н. В. Станьковский; стоят: Е. Н. Сергеев, С. С. Вострецов, А. Т. Кожевников, И. С. Кутяков, С. К. Тимошенко
Высший командный состав Белорусского военного округа. 1928 год. Сидят слева направо: М. В. Сангурский, Я. Я. Лацис, Я. Ф. Фабрициус, А. И. Егоров, А. И. Тодорский, Н. В. Станьковский; стоят: Е. Н. Сергеев, С. С. Вострецов, А. Т. Кожевников, И. С. Кутяков, С. К. Тимошенко

Интересные воспоминания об инструктаже Тодорского оставил бывший комиссар 40-й бригады 14-й дивизии М. Е. Виноградов. Вскоре после прибытия бригады в Петровск-Порт, писал он, Тодорский вызвал командование бригады в свой штаб в Темир-Хан-Шуру.

"Знакомя с боевой обстановкой, А. И. Тодорский подвел нас к рельефной карте Нагорного Дагестана, сделанной еще во времена кавказских войн при царе Николае I. Я не знаю, что почувствовали комбриг и начальник штаба, посмотрев на эту карту, а про себя могу сказать, что у меня сердце похолодело от вида бесчисленных гор Дагестана. Ведь мы привыкли воевать в донских степях и на Кубани, где в горы мы только уперлись, преследуя войска генерала Фостикова. А тут сотни гор, ущелий и перевалов, через которые придется переходить красным бойцам.

А. И. Тодорский информировал нас и об ошибках, допущенных при проведении боевых операций в горах, когда наши части продвигались по шоссейной дороге, не занимая окрестных высот. В результате противник давал возможность беспрепятственно подойти к аулу, а затем открывал с командных высот ураганный огонь и наносил большие потери войскам"16.

16 (Роль Красной Армии в хозяйственном и культурном строительстве на Северном Кавказе в 1920-1922 гг.: Сборник документов и воспоминаний. Махачкала, 1968, с. 322.)

Прибытие подкреплений позволило Тодорскому приступить к разгрому основных группировок противника. Блестяще осуществив операцию по взятию аула Ходжал- Махи и освобождению от осады крепости Гуниб, советские войска начали бои за аулы Гергебиль и Аймаки, являвшиеся опорными пунктами обороны мятежников. 17 января Тодорский издал приказ, по которому все подчиненные ему части и партизанские отряды были разделены на северный и южный боеучастки и ударную группу. Развернулась подготовка к решающему сражению.

Однако разработанный Тодорским план очищения Нагорного Дагестана от мятежников оказался под угрозой срыва. Не учитывая всех обстоятельств развернувшейся в горах кровопролитной борьбы, командование 11-й армии приказало начдиву-32 произвести перегруппировку сил и нанести основной удар в другом, Карадахском направлении. Тодорский не мог согласиться с ошибочным распоряжением и направил в штаб армии телеграмму, в которой аргументированно отстаивал свою точку зрения. В заключение он писал: "Прошу разрешения приступить к выполнению плана по овладению Гергебиль - Аймаки, к каковому войска срочно готовятся. С моей стороны будут приняты все меры, дабы потери были незначительными и исход был благоприятен для нас..."17 Командарм утвердил план Тодорского.

17 (Тодорский А. Красная Армия в горах, с. 116.)

22 января 1921 года в сильнейшую метель красноармейцы и партизаны перешли в наступление. Более тысячи мятежников, используя искусственные и природные укрепления, упорно оборонялись. Это были отборные, самые фанатичные отряды "шариатских войск". Но ни ожесточенное сопротивление противника, ни разыгравшаяся стихия не остановили советских бойцов. Решительным штурмом они овладели Гергебилем.

Разгром мятежников в аулах Гергебиль и Аймаки создал благоприятные условия для освобождения от длительной осады крепости Хунзах. Один из ее защитников, в то время молодой боец-коммунист, Н. Г. Долгополов вспоминал:

"Неожиданно к нам пришла большая радость. В ясный солнечный день мы стояли во дворе в очереди за обедом у походной кухни. Горячая водичка и кусочек конины ожидали каждого из нас. Вдруг в небе что-то загудело. Все взглянули вверх.

- Самолет, наш красный самолет!.. Ура! Ура! - пронеслось в рядах бойцов.

Да, это был наш самолет. Он сделал не-сколько кругов над крепостью, сбросил вымпел и полетел обратно. Командующий Дагестанской группой войск А. И. Тодорский писал: "Держитесь во что бы то ни стало, мы к вам скоро придем".

Лица бойцов повеселели.

Прошло еще несколько дней, и мы услышали отдаленный гул артиллерийской канонады. Он то усиливался, то затихал, вызывая у нас то радость, то тревогу. Но как бы то ни было, мы знали, что там, на подступах к крепости, идет борьба за наше освобождение.

Долгожданный день освобождения наступил на исходе января"18.

18 (Долгополов Н. В осажденной крепости. - В кн.: Годы боевые. М., 1960, с. 172-173.)

Повсеместно красноармейские части и отряды партизан наносили чувствительные удары по противнику. 28 января Орджоникидзе прислал Тодорскому и председателю Дагревкома Габиеву поздравительную телеграмму. В ней, в частности, говорилось: "Действуйте энергично, еще один смелый удар, и вся наемная свора будет уничтожена. Будьте осторожны с населением, знайте, что дагестанское население с нами. Руководителя операций начдива-32 товарища Тодорского и красных партизан Омарова, Атаева и Караева представляю к награждению орденом Красного Знамени"19.

19 (В. И. Ленин и его соратники о борьбе за Советскую власть в Дагестане: Сборник документов. Махачкала, 1959, с. 205.)

В соответствии с представлением Орджоникидзе Реввоенсовет республики наградил Тодорского орденом Красного Знамени РСФСР. В приказе о награждении подчеркивалось, что Тодорский сумел в кратчайший срок и с исключительной энергией подготовить решительный удар на Гергебиль, "после чего на плечах отступавшего противника прорвался к осажденным гарнизонам Хунзаха и Гуниба, где освободил их, завершив разгром противника по всему фронту"20.

20 (Военно-исторический журнал, 1967, № 4, с. 53.)

В связи с началом контрреволюционного восстания в Нагорной Чечне командование Кавказским фронтом объединило управление войсками в Чечне и Дагестане. Во главе Терско-Дагестанской группы войск был поставлен М. К. Левандовский. Тодорский по-прежнему оставался командующим Дагестанской группой войск.

Упорные бои развернулись в дагестанских горах в феврале 1921 года. Противник все еще представлял грозную силу: в его войсках насчитывалось 7200 штыков и 2490 сабель. Однако положение мятежников с каждым днем ухудшалось. Главную роль в повороте горцев на сторону Советской власти сыграла правильная, отвечавшая жизненным интересам трудящихся политика Коммунистической партии.

А. И. Тодорский во время поездки в Монголию. 1932 год
А. И. Тодорский во время поездки в Монголию. 1932 год

12 февраля в Москве состоялась встреча В. И. Ленина с дагестанской делегацией в составе председателя Дагестанского бюро РКП (б) Д. Э. Коркмасова, чрезвычайного комиссара Гунибского и Аварского округов М. Хизроева, представителя Дагестана по экономическим вопросам в Азербайджане А. А. Тахо-Годи и присоединившегося к ним заведующего отделом земледелия ревкома М. Т. Ахундова. Глава Советского правительства интересовался положением дел в Дагестане, численностью коммунистов в республике, расспрашивал о партизанском движении и борьбе с контрреволюцией, о том, как поставлена агитация и пропаганда среди масс. В ходе беседы Ленин на бланке Председателя Совнаркома РСФСР сделал краткую запись о нуждах Дагестана в хлебе, мануфактуре, транспорте, средствах связи, бумаге и пр.; отметил, что в республике привились субботники. Делегаты сообщили вождю, что они привезли Московскому Совету поезд с продуктами в подарок трудящимся столицы, и вручили Ленину памятные подарки - изделия дагестанских мастеров21.

21 (См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 10, с. 113.)

По указанию В. И. Ленина Дагестанской АССР была оказана значительная финансовая и материальная помощь. Для восстановления разрушенных селений и хозяйств Дагестану предоставили 200 миллионов рублей, 10 вагонов сельскохозяйственных машин и орудий, более 5 миллионов метров мануфактуры, сотни тысяч пудов хлеба22.

22 (См.: Кулиш-Амирханова А. С. Роль Красной Армии в хозяйственном и культурном строительстве в Дагестане (1920-1923 гг.). Махачкала, 1964, с. 54.)

В штаб Тодорского и Дагревком неоднократно поступали телеграммы Орджоникидзе с требованием отправить продовольствие в нагорную часть Дагестана. В одном из разговоров по прямому проводу с Габиевым и новым военкомом 32-й дивизии Полешко председатель Кавбюро ЦК РКП (б) выяснил, что в Дагестан поступило большое количество хлеба, бязи и керосина, однако все это лежит на складах, так как отсутствует транспорт. Орджоникидзе приказал использовать для снабжения населения военные грузовики и подводы. В конце разговора Григорий Константинович передал Габиеву: "Даю тебе товарищеское слово, что не остановлюсь перед твоим и Полешко арестом, если хлеб не будет доставлен населению. Вам же обоим поручаю обеспечить всем необходимым семьи красных партизан"23.

23 (ЦПА ИМЛ, ф. 85, оn. 12, д. 115, л. 4.)

В воинских частях и среди горцев проводилась многообразная партийно-политическая работа. С помощью Тодорского политотдел 32-й дивизии организовал сотни митингов и собраний, лекций, спектаклей, громких читок, бесед. Среди красноармейцев и населения распространялись газеты "Красный воин" - орган политотдела 11-й армии, "Боец" - орган политотдела 32-й дивизии, "Красный Дагестан" на аварском и кумыкском языках - первая газета в многовековой истории "горы языков", как нередко называли многоязычный Дагестан.

Тодорский требовал от командиров и красноармейцев с уважением относиться к местным обычаям и нравам, не допускать самовольных реквизиций у населения, просвещать горцев. Бывший начальник военно-политической школы 14-й стрелковой дивизии А. К. Скороходов вспоминал:

"При отправке нас в горы командующий Дагестанской группой войск А. И. Тодорский обратился к нам с речью:

- Дорогие товарищи! Вы идете на защиту Советской власти, на которую посягают кулацко-мулльские богатеи, вы идете помочь братьям-горцам освободиться от вновь поднявших голову националистов-клерикалов. Будьте чуткими, внимательными, осторожными с горцами, проявляйте к ним всяческое внимание, как это советует В. И. Ленин!"24

24 (Роль Красной Армии в хозяйственном и культурном строительстве на Северном Кавказе в 1920-1922 гг.: Сборник документов и воспоминаний, с. 342.)

И советские воины - коммунисты и беспартийные - следовали ленинским заветам. Они не только громили контрреволюцию, но и помогали создавать местные партийные и советские органы, налаживать их работу, содействовали партийным организациям в подготовке местных кадров, вели широкую политико-просветительную работу среди горцев. Систематически проводились в Дагестанской группе войск коммунистические субботники, недели ребенка, труда, красного пахаря. Весной 1921 года бойцы и командиры Красной Армии пришли на помощь горцам, обрабатывая их мелкие каменистые клочки земли.

Высоким авторитетом пользовалась в Дагестане Р. И. Черняк-Тодорская, исполнявшая обязанности начальника политотдела 32-й дивизии. Она была постоянным представителем дивизии в областном комитете партии с правом решающего голоса.

Смело разъезжала Рузя по аулам, проводила митинги и собрания, выступала с лекциями и докладами. Много сил отдавала она работе среди молодежи и женщин-горянок. При ее активном участии в Темир-Хан-Шуре состоялись женские городская и окружная конференции. Беззаветная преданность делу партии, личное бесстрашие, человеческое обаяние привлекали к ней симпатии всех, с кем ее сталкивала тогдашняя бурная, полная опасностей и трудностей жизнь. О ней тепло отзывались Р. С. Землячка и Г. К. Орджоникидзе, видные партийные и советские деятели Дагестана Д. Коркмасов, Н. Самурский, С. Габиев и другие. Верным помощником и боевым другом была она Александру Тодорскому.

Номер газеты 'Вперед и выше', посвященный назна чению А. И. Тодорского начальником и комиссаром Во енно-воздушной академии имени Н. Е. Жуковского
Номер газеты 'Вперед и выше', посвященный назна чению А. И. Тодорского начальником и комиссаром Во енно-воздушной академии имени Н. Е. Жуковского

Тысячи горцев, обманутых прежде контрреволюционерами, начинали понимать, что Советская власть несет им мир, землю, свободный от эксплуатации труд. Они переходили на сторону Советской власти. Большим ударом для Гоцинского и его сподвижников было падение меньшевистского правительства в Грузии и образование 25 февраля 1921 года Грузинской Советской Социалистической Республики. Окрепли и приобрели богатый опыт горной войны воинские части и красные партизаны. Не давая врагу опомниться, они продолжали энергичное наступление, пока не разгромили главные силы противника. В середине марта мятеж был в основном ликвидирован. Дагестанская группа войск решила поставленную перед ней задачу.

Командование Дагестанской группой войск явилось серьезным испытанием для Тодорского. Возглавив такое крупное воинское соединение, он должен был самостоятельно решать многие сложные военно-политические и хозяйственные вопросы. Тодорский с честью выдержал трудный экзамен, блестяще справился с возложенными на него обязанностями. В апреле 1921 года, после расформирования Дагестанской группы войск, он был назначен командиром отдельного корпуса 11-й армии (с 19 мая того же года - 1-й Кавказский корпус)25.

25 (ЦГАСА, ф. 875, оn. 2, д. 7, л. 4; оn. 3, д. 1, л. 32.)

Менее полугода пробыл Тодорский в Дагестане. Но и за этот короткий срок он навсегда полюбил страну гор, ее мужественный, свободолюбивый народ. На всю жизнь сохранил Александр Иванович память о пленительной природе Аварии, вздыбившейся скалами с глубокими ущельями Даргинии, лиловых громадах Гимринского хребта, гремучих потоках Аварского и Андийского Койсу. Но вспоминались Тодорскому и другие картины: грязные, облепленные снегом дикие скалы, скрывающие жестокого врага, воющий, мечущийся ветер, пронизывающий до костей, узкие тропы и темные тесные ущелья, залитые кровью более чем 5 тысяч лучших сыновей трудового народа.

Опыту боевых действий в Дагестане Тодорский посвятил книгу "Красная Армия в горах", которая получила высокую оценку специалистов26. В предисловии к ней главнокомандующий всеми вооруженными силами республики в 1919-1924 годах С. С. Каменев отмечал: "Труд тов. Тодорского интересен правдивостью изложения отдельного периода нашей гражданской войны. С этой стороны книга просто ценная"27. Известный военный историк Н. Е. Какурин подчеркивал, что Тодорский не стремится навязать читателю свои выводы: они слагаются у него сами, когда он углубится в чтение короткого, лаконичного повествования автора, по сжатости и ясности напоминающего манеру Тацита. "Правдивое повествование А. Тодорского, - заключал рецензент, - лучший исторический памятник подвигам Красной Армии в Дагестане, созданный одним из ее сынов"28.

26 (См.: Красные зори, 1925, № 1, с. 121-122.)

27 (Тодорский А. Красная Армия в горах, с. 5.)

28 (Красная звезда, 1925, 16 января, № 13.)

Трудящиеся Дагестана свято чтут память тех, кто разгромил банды Гоцинского. На горе у Левашей, в крепостях Гунибе, Хунзахе и Ботлихе, на могилах погибших героев Омарова-Чохского и Багатырева, в Араканском ущелье и во многих других местах установлены памятники отважным советским воинам - русским и аварцам, украинцам и даргинцам, лезгинам и азербайджанцам. В летописи славных имен и имя Александра Ивановича Тодорского, внесшего большой личный вклад в становление и упрочение Советской власти в Дагестане.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь