НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Встречи на горе Богдо-Ула

На халхингольских событиях надо, думается, остановиться особо. После поражения на Хасане японцы обратили главное внимание на Монгольскую Народную Республику. Впрочем, алчные аппетиты противника в отношении суверенного государства разжигались уже много лет. Вот несколько высказываний руководящих военных деятелей Японии того времени, проливающих свет на стратегические цели захватчиков.

"Для того чтобы завоевать Китай, мы должны сначала завоевать Маньчжурию и Монголию. Для того чтобы завоевать мир, мы должны сначала завоевать Китай".

Генерал Танаки, председатель кабинета министров Японии.

"Япония не желает допускать существования такой двусмысленной территории, какой является Монголия, непосредственно граничащая со сферой влияния Японии. Монголия должна быть, во всяком случае, территорией, принадлежащей Востоку".

Генерал Араки, военный министр Японии.

"Монголия... является флангом обороны Сибирской железной дороги... Поэтому целью армии должно быть распространение японо-маньчжурского господства любыми средствами, имеющимися в распоряжении..."

Генерал Итагаки, начальник штаба Квантунской армии.

Таким образом, налицо целая программа завоеваний - обдуманная, разработанная, детализированная.

Милитаристская Япония начала проводить ее в жизнь. К 1936 году провокации и диверсии против МНР становятся повседневной практикой.

...Мы ходили с главным егерем Монголии Гонгором по кедровым, пихтовым и еловым рощам Богдо-Улы. Было чисто, тихо, пахло смолой. Шорох шагов глушил толстый ковер побуревшей хвои. Повсюду валялись сухие шишки. Неслышно текли среди зеленого великолепия горные ручейки, прозрачные до того, что неопытный человек может принять их русла за пустые. Над острыми пиками гор беспрерывно кружились орлы. Казалось, что нет здесь знойных степей, песчаных пустынь, страшных жарких бурь и снежных буранов.

Гора Богдо-Ула - родной дом Гонгора. Ее широкие и узкие пади, перевалы, вершины, озера и ручьи, фантастические россыпи камней, кусты дикой малины и смородины, тропы зверей знакомы ему так же хорошо, как городскому жителю интерьер своей квартиры.

Жители гор - олени очень любят своего покровителя. Гонгор угощает их солью, зимой - зеленым ароматным сеном. Когда у оленей плохо с "провизией", витаминный подарок дорог.

Вот и сейчас, когда мы разговариваем, сидя на бревнах, олени обступили нас и доверчиво разглядывают черными влажными глазами. Двое маленьких, присмотревшись ко мне и, вероятно, сообразив, что я не желаю им зла, подходят ближе и, окончательно осмелев, начинают тыкаться своими острыми мордочками в наши спины, чего-то ждут. Гонгор улыбается. Потом достает из кармана хлеб и кусочек сахара, тщательно сдувает с него крошки и протягивает ближайшему олененку.

- Не шали,- говорит он ласково, как ребенку.

Олененок хрустит сахаром, а другой тем временем засунул мордочку мне в карман пиджака и старается вынуть из него блокнот.

- Болохгуй (нельзя),- сверкая раскосыми глазенками, кричит внучонок Гонгора.

Я успокаиваю маленького человека. Перекладываю блокнот в другой карман. И продолжаю слушать. Гонгор рассказывает, что начал охотиться с двенадцатилетнего возраста, что он объездил верхом на лошади и Гоби, и Хангай, и Восточные степи. Потом обосновался здесь.

Простой и веселый, он становится неузнаваемым, как только ступит на охотничью тропу (здесь немало мест отведено под охотничьи угодья). По известным только ему одному признакам Гонгор определяет погоду на ближайшие дни, по малейшему следу, недоступному пониманию других, читает, когда и куда прошел лесной зверь. Охотник может заночевать в лесу и степи в самые трескучие морозы и найти укромное местечко при обжигающем зное. Ему известно, где обитают волчьи и кабаньи выводки, где водятся глухари, тетерева и рябчики, где растут лекарственные травы.

Еще недавно на месте, где мы сейчас проходим, стояло лишь древнее обо, сложенное на перевалах из жертвенных камней. А теперь здесь появились и новые ориентиры: дома, белые юрты, загоны. Это центральная усадьба звероводческого госхоза, первого в Монгольской Народной Республике. В нем оленеводческая ферма, вольеры с лисами и норками.

Мой друг кажется добрым волшебником, стерегущим оленей, косуль, зайцев, белок. На энергичном лице Гонгора светится улыбка, седые волосы гладит горный ветерок. И весь его облик удивительно гармонирует с зеленым нарядом Богдо-Улы, поднимающейся за нашими спинами.

Шагдарын Гонгор - полковник запаса - тот самый Гонгор, который еще в 1936 году, будучи командиром взвода пограничников, отбил атаки японских захватчиков на востоке страны и стал первым Героем Монгольской Народной Республики. Он - очень популярный в стране человек. Гонгора знает каждый школьник, о его подвигах написано в хрестоматии для чтения и сложены песни. Шагдарын Гонгор и сам очень хорошо и подробно может об этом рассказать. Напомним, что этого неутомимого человека можно увидеть в Монголии в разном качестве. Он - отменный стрелок из лука, не раз занимал на республиканских соревнованиях по этому виду спорта первое место. Он - один из создателей республиканского общества охотников, инициатор движения за охрану окружающей среды. Он - почетный пионер республики, был начальником одного из первых в Монголии пионерских лагерей.

Когда я жил и работал в Монгольской Народной Республике, мы очень дружили. Любил я слушать его рассказы об обстановке на монгольской границе в начале 1936 года.

Как-то Гонгор вспоминал:

- Мне тогда только исполнилось 23 года.

Был я младшим командиром. Начальник погранзаставы, направляя 29 января в дозор меня и моих товарищей, сказал нам, что, по данным разведки, на наш участок границы готовится нападение японцев.

Гонгор показывает по карте, где это произошло. Потом продолжает свой рассказ.

- Мы скрытно выдвинулись на рубеж. Мороз стоял невыносимый, да к тому же началась сильная вьюга. Замаскировались, лошадей укрыли в лощине. Стемнело. Вдруг впереди в степной круговерти заметили людские силуэты. Впереди шел высокий человек. Он переступил государственную границу. Я прицелился и нажал на спусковой крючок. Человек упал. Это, как оказалось потом, был командир диверсионной группы. Японцы залегли, началась перестрелка. Своих друзей я отправил на заставу с донесениями и за помощью. А сам сделал три чучела и, переползая от одного к другому, вел прицельную стрельбу. А стрелял я очень метко. Часто видел, как после моего выстрела враг падал и больше уже не поднимался. Из десяти нарушителей вывел из строя девять...

На границе было неспокойно. 12 января, то есть за 17 дней до событий, о которых я только что рассказал, мы уже выдержали настоящий бой с японцами, в котором с нашей стороны приняли участие три роты, а у противника была пушка и шесть пулеметов. А всего я участвовал в 13 крупных и мелких сражениях. Повезло- ни разу не был ранен. В 1939 году на Халхин-Голе уже командовал моторизованной бригадой...

Во время Великой Отечественной войны на Западный фронт к советским солдатам с эшелоном подарков ездил Шагдарын Гонгор. Очень гордится легендарный монгольский герой своими встречами с К. Е. Ворошиловым, С. М. Буденным и И. X. Баграмяном. Климент Ефремович Ворошилов подарил ему револьвер, бинокль и командирское седло.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь