история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

За власть родную, советскую

Тобольск был губернским центром, власть которого простиралась от степей Приишимья до побережья Карского моря. Это был город, вся "индустрия" которого состояла из 92 кустарных "предприятий" со средним количеством рабочих 6 человек, - город, где на каждого рабочего приходилось по 2 чиновника да по три купца и торговца, - город, оказавшийся на отшибе от революционных бурь семнадцатого года. Таким был Тобольск накануне Октября.

После свержения царизма в России местная буржуазия мирно поделила власть с партиями "друзей народа". Вывески сменились, а порядки остались старые. Губернским комиссаром Временного правительства был назначен "народный социалист" Пигнатти, а местный Совет стал пристанищем для эсеров и меньшевиков вроде Панкратова, Никольского, Холзакова, Серкова и других соглашателей. Всех их роднила ненависть к Советской власти. Самостоятельной большевистской организации в Тобольске не было.

Первые слухи о победе Октябрьской революции были получены от... Керенского. Свергнутый революцией премьер рисовал восстание в Петрограде, как бессмысленную затею кучки авантюристов, требовал повиновения.

Тобольская буржуазия не скрывала своих "чувств" к Советской власти. Так, чиновники переселенческого управления призывали искоренять большевиков, а служащие губернского банка заявляли, что будут саботировать декреты СНК всеми мерами вплоть до (забастовки.

Весть о победе Октябрьской революции эсеро-меньшевистский Совет обсудил на экстренном заседании. Смелое выступление большевика И. Коганицкого с призывом "Вся власть Советам" члены совета встретили в штыки. Председатель Никольский обвинил оратора в том, что он продался немцам "по примеру" Ленина. Коганицкий дал достойную отповедь клевете. "Да, я продался, - во всеуслышание заявил он, - вот купленное на германские деньги". И он показал рваную шинель и дырявые сапоги, в которых 30 месяцев воевал на фронте. Однако, большинством голосов, совет протащил резолюцию: Советской власти не признавать, готовиться к выборам в "законное" Учредительное собрание.

Вскоре соглашатели организовали выборы в Учредиловку. Как и следовало ожидать, трудящиеся отказались голосовать за "выдвинутых" кандидатов, а 48 процентов голосов получили кадеты. Эсеры и меньшевики пошли на открытую сделку с буржуазией. В конце 1917 года в городе возник т. н. "революционно-демократический совет" с участием главных губернской думы. Кроме имени, ничего народного в деятельности комитета не было и в помине. Зато со страниц соглашательских газеток "Земская деревня", "Тобольский рабочий" лилась отборная антисоветская брань.

Этому натиску контрреволюции большевики противопоставили кропотливую разъяснительную работу в массах. Их было в начале 1918 года 5 - 6 человек - бывших фронтовиков, солдат охраны Романовых и политссыльных: И. Я. Коганицкий, К. Г. Желтовский, Г. Я. Назаров, Г. А. Козлова и другие. Центром своей работы большевики избрали профсоюзные организации, возникшие в 1917 году: союзы металлистов, печатников, пищевиков-рабочих консервной фабрики Плотникова, а позднее - союз водников. В союзы входили наиболее сознательные представители тобольских рабочих. Под влиянием большевиков профсоюзы выдвигали требования о введении 8-часового рабочего дня, о рабочем контроле на производстве. Центром политической работы стал рабочий клуб, открытый на средства самих рабочих. В правление клуба были избраны большевики - Коганицкий и Галина Козлова, а заведующей стала рабочая швея Таня Полякова.

Если в самом Тобольске реакционеры сумели временно противостоять Советской власти, то трудящиеся массы прилегающих сел и деревень под влиянием большевиков в открытую заявляли о признании и поддержке Советов, Партии, Ленина.

Первые огни Октября зажглись в уватском селе Демьянском. В январе 1918 года по инициативе беспартийного фельдшера Федора Петровича Доронина здесь собрались делегаты I съезда крестьян из 8 северных волостей. Доронин руководил съездом и был единогласно избран председателем крестьянского краевого Совета. Колчаковцы замучили этого буревестника революции на Севере в 1920 году.

Делегаты провозгласили Советскую власть на всей территории Севера, а "комитет" тобольских соглашателей объявили вне закона. Была установлена связь с Омским Совдепом. В телеграмме на имя Ильича крестьяне писали: "Приветствуем смелые начинания СНК. Борьбу за мир призываем вести решительно и смело, веря в товарищей Запада - ведь в них бьется пролетарское сердце".

Рушились устои соглашателей в Самарове, Сургуте, Березове.

Спасая свою шкуру. Пигнатти в январе 1918 года заявил об отказе исполнять обязанности комиссара ввиду... "полной неспособности".

В марте месяце контрреволюция города пошла на очередную комбинацию: был образован Исполком Советов, думы и земства - своеобразный интернационал душителей свободы. Революционный напор масс рвал путы контрреволюции.

9 марта в Тобольске состоялся II крестьянский съезд северных районов губернии. В нем участвовало 29 делегатов от 17 волостей. Требования делегатов были едины: "Вся власть Советам!". Представитель хантов и манси Кондинской волости Шешуков заявил: "Мы остались при какой-то особой тобольской республике. О земстве наши... говорят: "Это выдумка Николая, а Николая нам не надо!!".

Делегаты заклеймили деятельность контрреволюции как "саботаж Советской власти" и постановил учредить на местах советские органы власти, начать раздел земли и рыбных угодий.

Реакционеры пытались использовать пребывание в тобольской ссылке Николая II. Весной 1918 года в город стали тайно прибывать царские офицеры и монархисты. Назревал заговор. Идеологом контрреволюции стал епископ-мракобес Гермоген. Используя религиозные чувства верующих, Гермоген с паперти собора предавал большевиков анафеме, призывал верующих на помощь царю-батюшке. В подвалах собора "святейший" организовал арсенал с оружием. У тобольских рабочих не было своих сил подавить реакционеров. В этих условиях для ликвидации заговорщиков необходима была помощь рабочих Урала и Сибири.

И такая помощь была своевременно оказана. 26 марта 1918 года в город прибыл отряд омских железнодорожников под руководством комиссара А. Демьянова, отряды тюменских и уральских коммунистов под командой Никитина и Хохрякова. Это решило исход борьбы.

Тоболяки с радостью встретили послание партии. На митинге по случаю встречи, состоявшемся около драмтеатра, собралось более 4 тыс. горожан. Участники потребовали немедля распустить эсеро-меньшевистскую говорильню и переизбрать губернский и городской Советы. На выборах Совета соглашатели потерпели поражение. В новом составе большинство депутатов (85 человек) составили коммунисты и сочувствующие Председателем исполкома Совета 9 апреля 1918 года был избран посланец уральских рабочих Павел Данилович Хохряков, а председателем президиума Совета - тоболяк Дислер. Впоследствии оба они пали героями в боях с белогвардейцами. Этот день стал днем победы Советской власти в Тобольске.

Совет низложил власть Временного правительства на всей территории Севера, принял энергичные меры по ликвидации монархического заговора, вывозу семьи Романовых в Екатеринбург.

В апреле-мае 1918 года Советская власть утвердилась в Сургуте, Самарове, Обдорске, Березове. Большую роль в укреплении Советов сыграл рейд на Север отряда тобольских рабочих на пароходе "Красная Звезда" под командой комиссара Пейселя.

Таким образом, победа Советской власти в Тобольске и на Севере явилась результатом братской помощи тоболякам со стороны Коммунистической партии рабочих Урала и Сибири.

Деятельность Тобольского Совета развертывалась в неимоверно трудных условиях. Национализации земли, промышленности и транспорта на основе ленинских декретов; помощь Северу кадрами и продовольствием; создание органов власти на местах и формирование Красной Гвардии - эти и многие другие задачи решил Тобольский Совет и коммунисты города.

21 апреля состоялось общегородское собрание членов партии, на котором присутствовало около 70 человек. Коммунисты обсудили один вопрос: "Задачи по укреплению Советской власти на Севере". Резолюция была краткой: всем идти на восстановление хозяйства, а 30 процентов организации мобилизовать для работы на Севере. Временный Комитет большевиков возглавила Наумова, направленная в Тобольск Екатеринбургским Комитетом РКП (б).

21 апреля Комитет РКП (б) и Совет начали издавать первую советскую газету в крае "Известия". Редактором газеты был И. Я. Коганицкий. В первом номере газеты был опубликован декрет СНК о 8-часовом рабочем дне.

По инициативе коммунистов в городе был создан Обьиртышский Союз Кооперативов, объединивший свыше 15 тыс. пайщиков. Союз организовал заготовку рыбы и на 6 млн. рублей рыбной продукции направил рабочим Урала.

Для снабжения народностей Севера в 1918 году было завезено 358 тыс. пудов муки, на 2 млн. рублей тканей, дробь, соль, орудия лова.

Но мирный труд тоболяков был прерван летом 1918 года Белогвардейцы развязали гражданскую войну, захватили Омск, Курган, Тару. Тобольский Совет поднимал массы на борьбу с врагом.

В одном из многочисленных обращений к народу тобольские коммунисты призывали: "Революция в опасности. Сплотимся вокруг Советов и твердой стеной встанем на защиту вами созданной власти". В Тобольске и прилегающих районах создавались добровольческие отряды и уходили на Восточный фронт. Их костяком были коммунисты и комсомольцы города. От имени бойцов-тоболяков командир 1 роты А. А. Остяков писал в газету "Известия": "Каждое промедление смерти подобно, умереть или победить, но не быть рабами! К оружию, товарищи"!

Но части Красной Армии только зарождались и не могли противостоять вооруженным до зубов белогвардейцам.

18 июня Тобольск был захвачен врагами. Наступил страшный период разгула белогвардейщины. Город стал застенком колчаковских палачей. Они восстановили в Тобольске каторжную тюрьму и бросили туда тысячи невинных жертв. На запрос семипалатинских властей о наличии в тюрьме свободных мест, тобольский комиссар наложил резолюцию: "Сообщить, что все тюрьмы переполнены"(!!).

Осенью 1918 года в тюремных казематах на положении смертников томились более 3 тыс. партийных и советских активистов, пленных командиров и красноармейцев. Узники продолжали борьбу и в неволе. Был составлен план восстания и освобождения заключенных. Подготовкой руководила боевая группа в составе коммунистов Крезько, Шульца и других. Они установили связь с местными подпольщиками. В ночь на 19 октября узники обезоружили внутреннюю охрану и пытались выломить ворота тюрьмы. Когда отряды полиции и белогвардейцев стали в упор расстреливать людей, восставшие с криком "Ура" и пением Интернационала стали прыгать из окон, на прилегающую площадь вступала в рукопашную борьбу.

До рассвета длился неравный бой. Небольшой группе удалось прорваться и уйти, а над остальными учинили дикую расправу.

Подвиг политзаключенных всколыхнул массы, стал известен по всей Сибири, звал к мщению.

В глубоком подполье действовали комсомольцы Тобольска. В Соколовской сельхозшколе группой молодежи руководил коммунист Нечаев. Ребята имели оружие, совершали дерзкие налеты, освобождали арестованных. Белогвардейцы устроили в школе повальный обыск и комсомольца Павла Дубровина расстреляли на месте. Но это не могло сломить подпольщиков.

Самоотверженно боролись с врагом тобольские водники. Это они 22 августа 1919 года совершили дерзкое восстание и отбили у врага пароход "Иртыш" Выступлением руководил коммунист Водопьянов, а его помощниками были капитан Норицын, матрос Балакин, масленщик Виноградов и другие.

Белогвардейцы ночью были застигнуты врасплох, арестованы и заперты в тюрьме. Команда захватила 3 бомбомета, пулеметы, много винтовок и через линию фронта ушла к красным. Экипаж судна, переименованного в честь Спартака, храбро дрался с колчаковцами, участвовал в 12 боях и стал ветераном Красной флотилии на Иртыше.

Большевики звали солдат дезертировать из армии, создавать партизанские отряды.

Начальник колчаковской обороны в Тобольске доносил: "При отходе наших частей все мужское население Бронниковской, Новоселовской, Уватокой волостей благодаря агитации красных шпионов... собралось бандами... нападают на наших людей, вырезают целые версты телеграфной связи".

Колчаковцы хотели силой мобилизовать в армию крестьян деревни Ашлык Тобольского уезда. Мобилизованные числом около 50 человек перебили охрану, ушли в лес и 5 суток бились с карателями. Остатки восставших были схвачены и замучены, а деревня дотла сожжена.

Свою злобу и бессилие палачи старались вымещать на мирном населении города, особенно на заключенных. 29 мая 1919 года пароход "Походяшин" увел из Тобольска "баржу смерти". 600 палитзаключенных были брошены в тюрьмы без пищи и воды. Около деревни Кошелева Уватской волости с баржи высадили 19 человек - Михайлову, Проскурякову, Пионткевича, и других и расстреляли их, надругались над трупами. И так повторялось ежедневно. От рук палачей погибли продкомиссар С. А. Баженов, председатель ревтрибунала М. Шананин, коммунистка Таня Полякова.

Перед своим бегством из Тобольска колчаковцы снарядили "караван смерти" и отправили его на Томск. Даже больные и умирающие были закованы в кандалы. От голода, болезней и пыток погибало по 150 - 200 человек в сутки. На барже № 4 мертвых не убирали и там скопилось более 200 трупов... Тоболяки не забудут погибших товарищей.

Никакие зверства и террор не могли спасти белогвардейцев от расплаты и гибели. В сентябре 1919 года части 3 армии Восточного фронта подошли к Тобольску. В районе города развернулись ожесточенные бои, он дважды переходил из рук в руки. Много славных подвигов совершили в этих боях красноармейцы 51 стрелковой дивизии.

Вот один из них.

Во время вынужденного отхода из Тобольска 51 дивизии была потеряна связь с частями 1 и 2 бригад, с которыми находился начдив Василий Константинович Блюхер. Они остались в глубоком тылу противника.

Необходимо было восстановить связь и взаимодействие с отрезанными частями. Боевое задание поручили, по их просьбе, комсомольцам роты связи Маландину Геннадию и Вылегжанину Александру. Пешком, по топким болотам и непроходимым урманам связные в течение 19 суток пробирались через линию фронта и территорию, занятую белогвардейцами. Задание было выполнено. Пакет с донесением вручили лично В. К. Блюхеру.

За этот подвиг боевые друзья были представлены к награждению орденами Боевого Красного Знамени. Коммунисты Маландин и Вылегжанин живут сейчас в Москве, являются персональными пенсионерами.

Части дивизии соединились и 21 октября 1919 года город был окончательно освобожден от врага.

К началу 1920 года весь наш край был освобожден от колчаковцев. Пора было возвращаться к мирному труду, залечивать раны войны.

По словам В. И. Ленина "Советская власть вымела железной метлой всю помещичью и капиталистическую сволочь, которая замучила народ поборами, издевательствами, поркой, восстановлением царского угнетения" (В. И. Ленин, том 29, стр. 511).

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'