история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Реальность и гарантии безопасного мира

Статья, опубликованная в газете "Правда"

17 сентября 1987 года

На днях открылась уже 42-я сессия Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций. Этот факт и стал поводом для данной статьи.

Объективные процессы ведут к тому, что наш сложный и многообразный мир становится все более взаимосвязанным и взаимозависимым. И он все более нуждается в механизме, который в состоянии ответственно на представительном уровне обсуждать его общие проблемы, быть местом совместного поиска баланса разных, противоречивых, но реальных интересов современного сообщества государств и наций. Таким механизмом по идее и по своему происхождению призвана быть Организация Объединенных Наций. Мы убеждены, что она в состоянии выполнять эту роль. Вот почему в первые осенние дни, когда закончился период отпусков и международная политическая жизнь быстро набирает обороты, когда просматривается возможность важных решений в области разоружения, мы, в советском руководстве, сочли полезным поделиться мыслями по основным вопросам мировой политики конца XX века. Это тем более кажется уместным, что сессия Генеральной Ассамблеи ООН посвящена очень крупным аспектам этой политики.

Естественно, что на первом плане для нас в этой связи - желание разобраться, какой выглядит сейчас, по прошествии полутора лет после XXVII съезда КПСС, выдвинутая на нем идея создания всеобъемлющей системы международной безопасности. Эта идея получила поддержку многих государств. Активными соавторами выступают наши друзья - социалистические страны, участники движения неприсоединения.

Предлагаемая статья, прежде всего о нашем подходе к формированию такой системы. Одновременно она и приглашение государствам - членам ООН, мировой общественности к обмену мнениями.

I

Последняя четверть XX столетия отмечена революционными по своему содержанию и значению изменениями в материальной основе бытия. Впервые в своей истории человечество оказалось способным решить многие проблемы, веками тормозившие его прогресс. С точки зрения наличных и заново создаваемых ресурсов и технологии нет преград к тому, чтобы накормить, дать образование, обеспечить жильем и поддерживать здоровье многомиллиардного населения. При очевидных различиях и возможностях тех или иных народов и стран в целом наметилась перспектива обеспечения достойных условий жизни для жителей Земли.

В то же время возникли опасности, которые ставят под вопрос само бессмертие человеческого рода. Поэтому необходимы новые правила общежития на уникальной нашей планете, соответствующие новым потребностям и изменившимся условиям.

Увы, многие влиятельные силы продолжают держаться устаревших представлений об обеспечении национальной безопасности. В результате мир оказывается в абсурдной ситуации, когда его пытаются настойчиво убедить, что маршрут к пропасти - самый верный. Иначе трудно оценить точку зрения, будто ядерное оружие позволяет избежать мировой войны. Опровергнуть ее непросто именно в силу ее совершенной бездоказательности. Ведь приходится оспаривать то, что преподносится как аксиома: раз после появления ядерного оружия мировой войны не было, значит, это оружие ее и предотвратило. Правильнее, как представляется, говорить, что мировой войны удалось избежать вопреки существованию ядерного оружия.

Когда-то у сторон было по нескольку десятков атомных бомб, потом появилось по сотне ядерных ракет, наконец, арсеналы возросли до нескольких тысяч ядерных боезарядов. А недавно советские и американские ученые специально изучали вопрос о взаимосвязи между стратегической стабильностью и размерами ядерных арсеналов и пришли к единому мнению, что 95 процентов всех ядерных вооружений США и СССР можно ликвидировать, никак не нарушая стабильности. Убийственный аргумент против стратегии "ядерного сдерживания", которая порождает безумную логику. Мы же считаем, что и 5 процентов не надо оставлять. И тогда будет качественно иная стабильность.

Не претендуя на то, чтобы поучать кого бы то ни было, и поняв непродуктивность одних только констатации опасной ситуации в мире, мы стали искать ответ на вопрос, возможна ли сегодня модель обеспечения национальной безопасности, не угрожающая всемирной катастрофой.

Такой подход лежал в русле тех представлений, которые сложились при разработке нового политического мышления, пронизанного реалистическим взглядом на окружающее и происходящее вокруг, на самих себя, отличающегося непредвзятым отношением к другим и пониманием собственной ответственности и безопасности.

Новое мышление - это также ликвидация разрыва между словом и делом. И мы приступили к делу. Будучи убеждены, что ядерное оружие - величайшее зло и самая страшная угроза, объявили односторонний мораторий на ядерные испытания, которого держались, прямо скажу, дольше, чем могли бы... Затем было Заявление от 15 января 1986 года с конкретной программой поэтапной ликвидации ядерного оружия. В Рейкьявике на встрече с президентом Рейганом мы близко подошли к пониманию желательности и возможности полного ядерного разоружения. И йотом сделали шаги, которые облегчили возможность приблизиться к соглашению о ликвидации двух классов ядерных вооружений ракет средней дальности и оперативно-тактических ракет.

Считаем, что оно возможно и реально. В этой связи хочу отметить, что правительство ФРГ заняло позицию, в определенной мере способствующую этому. Советский Союз исходит из того, что соответствующий договор мог бы быть выработан до конца нынешнего года. О его возможных достоинствах говорилось много. Не буду повторяться. Хочу лишь отметить, что им был бы нанесен ощутимый удар по концепциям ограниченного применения ядерного оружия и так называемой "контролируемой эскалации" ядерного конфликта. Иллюзорных промежуточных вариантов нет. Ситуация становится стабильнее.

Договор по РСД - ОТР стал бы хорошей прелюдией к сдвигу на переговорах о крупных - 50-процентных - сокращениях стратегических наступательных вооружений в условиях строгого соблюдения Договора по ПРО. Полагаю, что при обоюдном стремлении договоренность на этот счет могла бы стать реальностью уже в первой половине следующего года.

Думая о продвижении к безъядерному миру, уже сейчас необходимо позаботиться о том, как обеспечить безопасность в процессе, разоружения, на каждом его этапе, и думать не только об этом, но и договариваться о механизмах поддержания мира на резко пониженных уровнях неядерных вооружений.

Все эти вопросы включены в выдвинутые нами совместно с другими социалистическими странами в ООН предложения о создании всеобъемлющей системы международного мира и безопасности.

Как мы себе ее представляем?

Предложенный нами проект безопасности предусматривает прежде всего преемственность и согласие с существующими институтами по поддержанию мира; система могла бы функционировать на базе Устава ООН и в рамках Организации Объединенных Наций. Как мы думаем, дееспособность ее будет обеспечиваться строгим соблюдением требований Устава, дополнительными односторонними обязательствами государств, а также мерами доверия и международного сотрудничества во всех сферах - военно-политической, экономической, экологической, гуманитарной и других.

Не берусь предугадывать, как в конечном виде точно могла бы выглядеть система всеобъемлющей безопасности. Ясно только, что она может стать реальностью лишь при уничтожении всех средств массового истребления. Мы предлагаем, чтобы над всем этим подумала независимая комиссия экспертов и специалистов, которая представила бы свои выводы Организации Объединенных Наций.

Лично я не сомневаюсь в способности суверенных государств уже сейчас взять на себя обязательства в области международной безопасности. Многие государства так и поступают. Как известно, Советский Союз и Китайская Народная Республика заявили, что не применят первыми ядерное оружие. Другой пример - советско-американские соглашения по ядерным вооружениям. В них - сознательный выбор в пользу сдержанности и самоограничения в наиболее чувствительной сфере взаимоотношений СССР и США. А что такое Договор о нераспространении ядерного оружия? Уникальный пример высокой ответственности государств.

В современной нам действительности уже существуют "кирпичики", из которых можно начать складывать будущую систему безопасности.

Сфера разумной, ответственной и рациональной организации международных дел хотя и робко, но расширяется на наших глазах. Устанавливаются неведомые прежде стандарты на открытость, гласность, на объемы и глубину взаимной проверки и контроля за взятыми обязательствами. Американская инспекционная группа посещает район, где проходили учения советских войск, группа конгрессменов США осматривает Красноярскую РЛС. Американские ученые устанавливают и настраивают свои приборы в районе советского ядерного полигона. Советские и американские наблюдатели присутствуют на войсковых учениях друг у друга. Обнародуются годовые планы военной деятельности в соответствии с договоренностями в рамках хельсинкского процесса.

Не знаю более веского и впечатляющего аргумента в пользу того, что ситуация меняется, чем заявленная готовность ядерной державы добровольно отказаться от ядерного оружия. Ссылки на стремление подменить его обычными вооружениями, по которым между НАТО и Варшавским Договором якобы существует дисбаланс в пользу последнего, неоправданны. Если дисбаланс, диспропорции существуют - давайте устраним их. Об этом не устаем говорить все время, предложили конкретные способы решения этой проблемы.

Советский Союз выступает во всех этих вопросах пионером, показывая, что у него слово не расходится с делом.

Вопрос о сопоставимости расходов на оборону? Над ним придется еще поработать. Думаю, что при должных усилиях уже в ближайшие два-три года мы сможем сопоставлять интересующие и нас, и наших партнеров цифры, которые симметрично отражали бы расходы сторон.

Советско-американские переговоры по ядерным и космическим вооружениям, близкая к заключению конвенция о запрещении химического оружия, убежден, усилят момент движения к разрядке и разоружению.

Сильный импульс в этом направлении может дать договоренность об "оборонительной стратегии" и "военной достаточности". Эти понятия предполагают такую структуру вооруженных сил государства, что их будет достаточно для отражения возможной агрессии, но недостаточно для ведения наступательных действий. Первый шаг к этому - контролируемый отвод от границ ядерного и другого наступательного оружия с последующим созданием вдоль границ полос разреженных вооружений и демилитаризованных зон между потенциальными, скажем так, противниками. А в принципе - вести дело к роспуску военных блоков и ликвидации баз на чужих территориях, к возвращению домой всех находящихся за рубежом войск.

Более сложен вопрос о том, каким может быть механизм по предотвращению развязывания ядерного конфликта. Здесь я подступаю к наиболее чувствительной точке идеи всеобъемлющей безопасности: предстоит многое переосмыслить, додумать, доработать. Во всяком случае, международное сообщество должно разработать согласованные меры на случай нарушения всеобъемлющего соглашения о неприменении и ликвидации ядерного оружия или попытки нарушить такое соглашение. А что касается потенциального ядерного пиратства, то можно и нужно, видимо, заранее взвесить и подготовить коллективные меры его предотвращения.

Если система будет достаточно эффективной, то тем более она даст действенные гарантии предотвращения и пресечения неядерной агрессии.

Предлагаемая нами система как раз и предполагает определенность мер, которые позволили бы Организации Объединенных Наций - главному универсальному органу безопасности - обеспечивать ее поддержание на уровне надежности.

II

Раскол мира на страны, обладающие ядерным оружием и не имеющие его, раздвоил и само понятие безопасности. Но для человеческой жизни безопасность неделима. В этом смысле она не только политическая, военная, юридическая, но и нравственная категория. И никакой проверки на оселке этики не выдерживают суждения о том, что уже почти полвека войны нет. Да как это нет? Десятки полыхающих в мире региональных войн!

Безнравственно относиться к этому, как к чему-то второстепенному. Дело, однако, не только в непозволительном ядерном высокомерии. Ликвидация ядерного оружия - это еще и крупный шаг к подлинной демократизации взаимоотношений государств, к их равенству и равной ответственности.

Обязательное условие всеобщей безопасности - безусловное соблюдение Устава ООН и права народов суверенно выбирать пути и формы своего развития - революционного или эволюционного. Это относится и к праву на социальное статус-кво. Тоже исключительно внутреннее дело. Должны быть исключены любые попытки - прямые и косвенные - воздействовать на развитие "не своих" стран, вмешиваться в него. Равно недопустимы и попытки дестабилизировать извне существующие правительства.

В то же время мировое сообщество не может стоять в стороне от межгосударственных конфликтов. Начать тут можно с реализации предложения генерального секретаря ООН о создании при ООН многостороннего центра по уменьшению военной опасности. Видимо, стоило бы взвесить целесообразность организации линии прямой связи между штаб-квартирой ООН и столицами государств - постоянных членов Совета Безопасности, а также с местонахождением председателя движения неприсоединения.

Нам представляется, что в целях укрепления доверия и взаимопонимания под эгидой ООН можно было бы создать механизм широкого международного контроля за выполнением соглашений по снижению международной напряженности, ограничению вооружений и за военной обстановкой в конфликтных районах. Механизм действовал бы с использованием различных форм и методов контроля для сбора информации и оперативного представления ее в ООН. Это позволило бы иметь объективную картину происходящих событий, своевременно выявлять подготовку к военным действиям, затруднить внезапное нападение, принимать меры по предотвращению военного конфликта, его расширения и обострения.

Мы приходим к выводу, что в целях разъединения войск враждующих сторон, наблюдения за прекращением огня и соглашениями о перемирии следует шире использовать институт военных наблюдателей ООН и вооруженных сил ООН по поддержанию мира.

И, конечно же, на всех стадиях конфликта необходимо широко использовать все средства мирного улаживания споров и разногласий между государствами, выступать с предложениями добрых услуг, посредничества в достижении перемирия. Представляются плодотворными идеи и инициативы относительно неправительственных комиссий и групп, которые бы занимались анализом причин, обстоятельств и методов урегулирования тех или иных конкретных конфликтных ситуаций.

Гарантами региональной безопасности могли бы стать постоянные члены Совета Безопасности, которые со своей стороны взяли бы на себя обязательство о неприменении силы или угрозы силой, об отказе от демонстративного военного присутствия. Ибо такая практика - один из факторов разжигания региональных конфликтов.

Крайне важно кардинальное усиление и расширение сотрудничества государств в искоренении международного терроризма. Это дело целесообразно сконцентрировать в рамках ООН. Полезно было бы, по нашему мнению, создать под ее эгидой трибунал по расследованию актов международного терроризма.

Оправданной была бы и большая согласованность в борьбе против апартеида как одного из дестабилизирующих факторов международного значения.

Все указанные меры, на наш взгляд, способны органично войти во всеобъемлющую систему мира и безопасности.

III

События и тенденции последних десятилетий расширили это понятие, придав ему новые черты и особенности. Одна из них - проблема экономической безопасности. Небезопасен мир, в котором у рубежа голодной смерти может оказаться целый континент, а огромные массы людей поражены недоеданием почти перманентно. Небезопасен мир, где множество стран и народов задыхается в долговой петле.

Экономические интересы тех или иных стран либо целых их групп действительно столь различны и противоречивы, что консенсус в отношении концепции нового мирового экономического порядка представляется трудно достижимым. Однако и здесь, мы надеемся, должен сработать инстинкт самосохранения. Он обязательно проявится, если удастся разобраться в цепи приоритетов и увидеть, что есть грозные в своей неотвратимости обстоятельства и пора отрешиться от косного политического сознания, от унаследованных от прошлого взглядов на зарубежный мир: он перестал быть сферой дележа вотчин и зон "жизненных интересов" для больших и сильных.

Императивы времени велят нам возвести в ранг политики многие нормы житейского здравого смысла. Отнюдь не филантропией продиктовано наше предложение договориться о снижении процентных платежей по банковским кредитам и разработке дополнительных льгот для наименее развитых стран. Это всем обещает выгоду, которая называется безопасным будущим. Если будет облегчено долговое бремя развивающегося мира - больше станет шансов на такое будущее. Здесь возможны и ограничения долговых платежей каждой развивающейся страны долей ее ежегодной экспортной выручки без ущерба развитию, и прием в оплату задолженности экспортных товаров, и устранение протекционистских барьеров на границах стран-кредиторов, и отказ от начисления дополнительных процентов при предоставлении отсрочки платежей.

Отношение к этим предложениям может быть разным. Не сомневаюсь, однако, что большинство мирового сообщества осознает необходимость немедленных действий по облегчению долгового бремени развивающегося мира. Если это так, то можно было бы сообща взяться за разработку программы.

Это слово "сообща" очень важное для современного мира. Взаимосвязь между разоружением и развитием, подтвержденная на недавней международной конференции в Нью-Йорке, может быть реализована на практике, если никто из сильных и богатых не останется в стороне. Мне уже довелось высказывать мнение о том, что государства - члены Совета Безопасности в лице высших своих представителей могли бы совместно обсудить эту проблему и выработать согласованный подход. Подтверждаю это предложение.

Экологическая безопасность. В самом непосредственном значении этого слова опасно, когда в руслах рек текут потоки отравы, а с небес на землю обрушиваются ядовитые ливни, когда города и целые регионы задыхаются в атмосфере, перенасыщенной индустриальными и транспортными отходами, когда развитие атомной энергетики сопровождается неприемлемым риском.

Причем многими все это как-то стало вдруг постигаться не умозрительно, а наяву, на собственном примере, свойственная прежнему мироощущению уверенность - "это нас не коснется" - исчезла. Сказано, что одно терние опыта стоит больше целого леса наставлений. Таким тернием для нас стал Чернобыль...

Угрожающий характер приобрели взаимоотношения человека и природы. Проблемы экологической безопасности затрагивают всех, невзирая на богатство и бедность. Необходима глобальная стратегия охраны окружающей среды и рационального использования ресурсов. И мы предлагаем приступить также и к ее разработке в рамках специализированной программы ООН.

Государства уже обмениваются соответствующей информацией, уведомляют о происходящем международные организации. Полагаем, что этот порядок следовало бы узаконить, введя принцип ежегодной отчетности правительств об их природоохранной деятельности, а также об экологических инцидентах как происшедших, так и предотвращенных на территории их стран.

Осознать необходимость открытия общего фронта экономической и экологической безопасности и приступить к его формированию - значит обезвредить бомбу замедленного действия, заложенную в недра общечеловеческого бытия историей, самими людьми.

IV

О правах человека. Можно назвать поименно высших государственных деятелей нашего времени, которые угрожали применением ядерного оружия. Мне могут возразить, что одно дело - угрожать, другое - применить. Верно - не применили. Однако радение о правах человека никак не совместимо с угрозой применения средств всеобщего умерщвления. Для нас неприемлемо рассуждать о правах и свободах человека, намереваясь развесить над его головой в космосе "люстры" экзотических вооружений. В этой "экзотике" буднична лишь потенциальная возможность гибели всего человечества. Все остальное - в ослепительной упаковке.

Согласен: не может считаться безопасным мир, если в нем попираются права человека. Только добавлю: если в значительной части этого мира нет элементарных условий для достойного человека существования, если миллионам людей предоставляется полное "право" голодать, не иметь крыши над головой, оставаться без работы и сколько угодно болеть, поскольку лечиться не по карману, если, наконец, пренебрегают основным правом человека - на жизнь.

Прежде всего, необходимо, чтобы национальные законодательства и административные правила и в гуманитарной области повсеместно были приведены в соответствие с международными обязательствами и нормами.

Одновременно можно было бы перейти к согласованию широкого круга практических шагов, например к разработке всемирной информационной программы под эгидой ООН для ознакомления народов с жизнью друг друга, но такой, какая она есть на самом деле, а не такой, как ее хотели бы представить. Именно поэтому подобный проект должен предусматривать освобождение потоков информации от стереотипов "образа врага", от предвзятости, предрассудков, нелепых выдумок, от преднамеренного искажения и бессовестного попрания правды.

Весьма перспективной видится задача согласования единых международно-правовых критериев решения в гуманном духе вопросов воссоединения семей, заключения браков, контактов между людьми и организациями, визового режима и т. п. За исходный пункт здесь следует взять достигнутое на этот счет в рамках общеевропейского процесса.

Мы высказываемся за создание специального фонда гуманитарного сотрудничества ООН, образуемого за счет добровольных государственных и частных взносов на основе уменьшения военных расходов.

Желательно присоединение всех государств к конвенциям ЮНЕСКО в области культуры, в том числе конвенциям об охране всемирного культурного наследия, о запрещении и предотвращении незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности.

Грозные сигналы последнего времени вынесли в первые пункты повестки дня идею всемирной сети медицинского сотрудничества по наиболее опасным заболеваниям, включая СПИД, а также борьбу с наркоманией и алкоголизмом. Уже имеющиеся структуры Всемирной организации здравоохранения позволяют относительно оперативно создать такую сеть. Крупные идеи есть на этот счет у руководителей всемирного движения врачей.

Диалог по гуманитарным проблемам можно вести на двусторонней основе, в уже сложившихся переговорных формах. Кроме того, мы приглашаем развернуть его и в рамках международной конференции в Москве - предложение об этом внесено нами на венской встрече в ноябре прошлого года.

Объединение усилий в сфере культуры, медицины, гуманитарных прав - еще одна составная часть системы всеобъемлющей безопасности.

V

Предлагаемая система всеобъемлющей безопасности окажется действенной в той мере, в какой будут эффективно функционировать Организация Объединенных Наций, ее Совет Безопасности, а также другие международные институты и механизмы. Потребуется решительно повысить авторитет и роль ООН, Международного агентства по атомной энергии. Явно ощущается нужда в создании всемирной космической организации, которая в перспективе могла бы работать в тесной связи с ООН как автономная часть ее системы. Регуляторами международных процессов должны стать и специализированные учреждения ООН. А женевская Конференция по разоружению - форумом, где были бы интернационализированы усилия по переходу к безъядерному ненасильственному миру.

Нельзя забывать и о возможностях Международного суда. Генеральная Ассамблея и Совет Безопасности могли бы чаще обращаться к нему за консультативными заключениями по спорным международно-правовым вопросам. Его обязательная юрисдикция должна быть признана всеми на взаимосогласованных условиях. Первый шаг в этом направлении, с учетом особой ответственности, - за постоянными членами Совета Безопасности.

Убеждены, что всеобъемлющая система безопасности - это в то же время система всеобщего правопорядка, обеспечивающая примат международного права в политике.

По Уставу ООН Совет Безопасности наделен большими полномочиями. Только надо совместно постараться, чтобы он мог ими эффективно пользоваться. В этих целях имело бы смысл при открытии очередной сессии Генеральной Ассамблеи проводить заседания Совета Безопасности на уровне министров иностранных дел для общей оценки международного положения и совместного поиска эффективных путей его улучшения.

Полезным было бы проведение заседаний Совета Безопасности не только по месту расположения штаб-квартиры ООН - в Нью-Йорке, но и в районах трений и напряженности, а также поочередно в столицах постоянных членов Совета.

Специальные миссии Совета в районы существующих и потенциальных конфликтов также способствовали бы укреплению его авторитета и повышению эффективности принимаемых решений.

Убеждены, что сотрудничество ООН с региональными организациями может быть значительно расширено. Цель - поиск политического урегулирования кризисных ситуаций.

На наш взгляд, для повышения эффективности работы Генеральной Ассамблеи необходимо чаще практиковать проведение специальных сессий по наиболее неотложным политическим проблемам и отдельным вопросам разоружения.

Мы решительно подчеркиваем необходимость повышения морально-политической обязательности статуса важных политических документов, принятых в ООН на основе консенсуса. Напомню, что к ним, в частности, относятся заключительный документ первой спецсессии Генеральной Ассамблеи ООН по разоружению, хартия экономических прав и обязанностей государств и Другие.

По нашему мнению, давно пора создать под эгидой ООН всемирный консультативный совет, объединяющий интеллектуальную элиту мира. Крупные ученые, политические и общественные деятели, представители международных общественных организаций, деятели культуры, литературы и искусства, в том числе лауреаты Нобелевской и других международных премий всемирного значения, видные представители церквей могли бы серьезно обогатить духовный и этический потенциал современной мировой политики.

Чтобы ООН и ее специализированные учреждения заработали на полную мощность, нужно прийти к пониманию, что недопустимо использовать финансовые рычаги для оказания давления на нее. Советский Союз будет активно сотрудничать в преодолении возникших в ООН бюджетных трудностей.

И, наконец, о генеральном секретаре ООН. На этот высокий пост мировое сообщество выбирает авторитетного деятеля, пользующегося всеобщим доверием. Поскольку генеральный секретарь выступает как представитель каждого члена организации, все государства должны оказывать ему максимум поддержки, помогать в выполнении его ответственной миссии. Мировое сообщество должно поощрять генерального секретаря ООН в его миссиях добрых услуг, посредничества или примирения.

* * *

Почему мы так настойчиво ставим вопрос о всеобъемлющей системе международного мира и безопасности?

Да потому, что невозможно мириться с ситуацией, в которой оказался мир накануне третьего тысячелетия, - под угрозой уничтожения, в состоянии постоянной напряженности, в атмосфере подозрительности и раздоров, тратя огромные средства, труд и талант миллионов людей на то, чтобы увеличивать взаимное недоверие и страхи.

Можно сколько угодно говорить о необходимости прекращения гонки вооружений, искоренении милитаризма, о сотрудничестве, но ничего не изменится, если не начнем действовать.

Политическая и моральная сердцевина проблемы - доверие государств и народов друг другу, уважение международных соглашений и институтов. И мы готовы переходить от мер доверия в отдельных сферах к крупномасштабной политике доверия, которая и будет постепенно формировать систему всеобъемлющей безопасности. Но такая политика должна основываться на единстве политических заявлений и реальных позиций.

Идея всеобъемлющей системы безопасности - это первоначальный проект возможного нового устройства жизни в нашем общем планетарном доме. Иначе говоря, это пропуск в будущее, где безопасность всех является залогом безопасности каждого. Надеемся, что на сессии Генеральной Ассамблеи ООН эта идея будет совместно развита и конкретизирована.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:





Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'