НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Алеш Хрдличка в поисках "первых американцев"


Итак, первая в истории изучения прошлого Северной Америки советско-американская экспедиция археологов закончила свою работу. Прошло более года, как ее участники покинули окутанную туманами и напоенную дождями ныне необитаемую Анангулу - один из островов Алеутской гряды. Здесь совместно с американскими учеными советские археологи вели раскопки древней стоянки, радовались находкам, обменивались впечатлениями, спорили...

Но, как говорят, все по порядку.

У этой необычной экспедиции, состоявшейся через сто с лишним лет после продажи царским правительством Аляски и Алеутских островов США, своя предыстория. Начинается она, пожалуй, с 1939 года, со встречи с виднейшим аптропологом Америки Алешем Хрдличкой*.

* (Алеш Хрдличка (1869-1943), чех по национальности. С 1882 года работал в США; крупный антрополог, известный исследователь древних культур Аляски и Алеутских островов.)

Свою жизнь Алеш Хрдличка посвятил изучению двух важных проблем. Достаточно назвать его монографию "Неандертальская фаза в становления человека", чтобы понять, что волновало ученого.

Неандертальская фаза... Это значит, что предшественником и предком современного человека, Homo sapiensa, был неандерталец.

Еще со школьных учебников запомнился нам образ примитивного массивного приземистого существа, уже способного ходить вертикально, на двух ногах, но еще имевшего непомерно длинные руки. Почти такие же, как у гориллы! Да и во всем облике неандертальца, этого палеантропа, как его окрестили антропологи, жившего в пределах последних 100-45 тысяч лет ледниковой эпохи, было прямо-таки бьющее в глаза сходство с высшими обезьянами. С теми же гориллами и шимпанзе и даже с павианами и непоседливыми мартышками!

В самом деле, у кого, как не у обезьян, видим мы такой "убегающий" назад лоб, такие массивные валики над глазными впадинами, отделенные от темени желобками - "глабеллой"!? К тому же у неандертальца, как и у обезьян, отсутствовал человеческий подбородок, к которому прикрепляются мускулы гортани, управляющие речью. Значит, он, этот первобытный человек, еще не мог говорить так, как можем говорить мы - современные люди! У него могли быть только примитивные зачатки звуковой речи, а следовательно, и того драгоценнейшего свойства человеческой природы, которое получило определение в трудах академика И. П. Павлова как вторая сигнальная система. Именно звуковая речь, по мысли И. П. Павлова, положила четкий барьер между человеком и животным.

С момента находки черепа неандертальца в долине реки Неандер (отсюда и название), а это случилось более ста лет тому назад, не затихает дискуссия о месте этого палеоантропа в эволюции природы и человека.

В свое время Рудольф Вирхов* попытался изъять неандертальца из числа претендентов на роль непосредственного предка современного человека, заявив, что найден всего лишь патологически измененный череп своего рода ископаемого кретина, идиота, каких немало и в паше время.,. Даже когда появились неопровержимые свидетельства древности неандертальских скелетов, обнаруженных в сопровождении ископаемой фауны, вместе с каменными орудиями мустьерского типа, предшествовавшими более развитым орудиям эпохи верхнего палеолита, споры вокруг неандертальцев не прекратились. Напротив, они приобрели особую остроту. Л может быть, неандертальцы не прямые наши предки? Может быть, эти примитивные существа, столь похожие на человека и вместе с тем на обезьяну, лишь боковая ветвь нашей эволюции, которая так и не дала настоящих разумных людей? Может, настоящие предки современного человека обитали не в Европе, не в Передней Азии и Африки, а где-то в других местах планеты, еще не изученных в этом отношении?

* (Рудольф Вирхов (1821 -1902) - немецкий ученый, крупный врач-паталогоанатом. Занимался антропологией, этнографией, археологией (участвовал в раскопках Т. Шлимана). В ранних работах выступал сторонником эволюционного учения. С конца XIX столетия резко изменил свои взгляды, став ярым противником признания обезьяно-людей в качестве предков Homo sapiens.)

Эта надежда была особенно привлекательной для тех ученых, которые вольно или невольно стремились противостоять симиальной ("обезьяньей") гипотезе происхождения человека, выдвинутой и широко обоснованной великим естествоиспытателем XIX столетия Чарльзом Дарвином.

Алеш Хрдличка был верным сторонником и последователем Дарвина. Он не сомневался, что неандертальская фаза как закономерная ступень развития предшествует эпохе существования современного человека. Не удивительно поэтому, что каждая находка останков неандертальского человека на новых местах, в особенности в Азии, радовала ученого. И когда газеты принесли в Америку весть о первой находке в Средней Азии остатков культуры мустьерской эпохи, а вместе с ними и костей человека того времени, притом именно неандертальца, а не ожидаемого противниками Хрдлички "пресапиенса", старый ученый не мог оставаться спокойным. Несмотря на бремя своих лет (ему шел девятый десяток), он захотел своими глазами увидеть и измерить чудом сохранившийся череп азиатского представителя немногочисленной семьи неандертальцев.

Хрдличка на самолете (не забудем, что в то время еще не было таких комфортабельных лайнеров, как нынешние "Илы" или "Боинги"!) пересекает Атлантический океан и появляется в Советском Союзе, сначала в Ленинграде, в здании матери русской науки - Петровской Кунсткамере.

Наконец ученый держит в руках муляж первого (пока единственного в нашей стране!) черепа неандертальца, мастерски собранного из множества кусочков знаменитым художником-антропологом Михаилом Михайловичем Герасимовым. "Да это же настоящий, классический неандерталец! - восклицает Хрдличка.- Посмотрите хотя бы на его зубы, на характерные резцы лопатообразной формы, такие же, как у его собрата - "шапельца" во Франции. И, конечно, нечего уже говорить о форме самою черепа. О надбровных дугах. О том, что подбородок, как и у человека из Шапель-о-Сен, отвесный, далее наклонный, без намека на подбородочный выступ".

Так из самого авторитетного источника получил признание неандерталец, найденный в 1938 году в мустьерской пещере Тешик-Таш одним из авторов этой книги (А. П. Окладниковым.- Ред.) и Верой Дмитриевной Запорожской*.

* (Окладников А. П. Исследования мустьерской стоянки и погребения неандертальца в гроте Тешик-Таш, Южный Узбекистан.- В кн.: Тешик-Таш. Палеолитический человек. М., 1949, с. 7-85.)

Впрочем, Хрдлпчку в Россию привели не только сведения о найденном в Узбекистане неандертальце. Вторая проблема, решение которой стало содержанием его научной жизни,- "первые американцы", то есть проблема происхождения американского человека, традиционная для американской археологической науки, можно сказать, первая по значению и исходная всех ее тем.

Когда и какими путями проникли на Американский континент его первые обитатели? Иначе говоря, где пролегают пути из Старого Света в Новый, по которым шли предки американских индейцев, заселявшие к моменту появления европейцев, викингов Лейфа Эриксона и матросов-конкистадоров с каравелл Колумба, обе Америки - Северную и Южную?

Алеш Хрдличка и в решении этой проблемы был убежденным пропагандистом одной идеи: предок американских индейцев пришел в Америку из Сибири через Берингов пролив. Последний в ледниковое время был не проливом, а перешейком, тем сухопутным мостом, по которому прокладывали свои тропы мамонты, дикие лошади и бизоны, и в погоне за ними, по мысли Хрдлички, из Старого Света в Новый Свет - из Сибири на Аляску - должны были проникнуть первобытные охотники, вооруженные копьями с каменными или костяными наконечниками, не знавшие лука и стрел. На материке Азии исходным центром для расселения по направлению к американским берегам была, как считал Хрдличка, Восточная Сибирь, а конкретно - Прибайкалье.

Именно на берегах Ангары еще в 80-х годах один из пионеров сибирской археологии Н. И. Витковский открыл и по тем временам образцово исследовал замечательный Китойский могильник, в котором нашел превосходно сохранившиеся костяки и орудия людей неолитического периода. Находки на Китое получили широкий резонанс во всем цивилизованном мире. О них писали как о важнейшем открытии в области истории первобытного общества.

За находками Н. И. Витковского последовали новые, не менее богатые. На этот раз в Глазковском предместье города Иркутска, где велись в то время большие земляные работы по строительству железной дороги и вокзала.

Исследования в Глазково начал Н. И. Витковский, а продолжил их собиратель-энтузиаст Михаил Петрович Овчинников - народоволец, ранее сосланный царским правительством в Якутию, в Олекминск. С болью в сердце писал М. П. Овчинников о том, как в насыпь железнодорожного полотна валились десятки черепов людей эпохи неолита и бронзового века, "глазковского" периода, а вместе с ними замечательные топоры, диски и кольца из молочно-белого нефрита, каменные скульптуры, изображавшие рыб, фигурки животных и человечков-духов, вырезанные рукой древнего мастера из бивня мамонта и оленьего рога...

Находки Н. И. Витковского и М. П. Овчинникова и были той притягательной силой, которая в 1912 году привела Хрдличку в Иркутск. Именно они могли подтвердить гипотезу о том, что родиной американских индейцев была глубинная Азия, берега Байкала. Ведь нигде в Сибири и вообще в Северной Азии не было обнаружено столько останков неолитических людей, не находилось в распоряжении исследователей такой массы превосходного материала для анализа и размышлений на эту тему. В результате - в "Известиях" Восточно-Сибирского отдела Русского Географического общества появилась поразившая иркутян статья, рассказывающая о том, что привлекло американского антрополога па Ангару. Оказывается, поиски "первых американцев"!

Спустя четверть века, в 1939 году, Хрдличка вновь посещает берега Ангары. Его по-прежнему волнует проблема первоначального заселения человеком Америки, а у Бурети на Ангаре, как он узнал, были снова найдены могильники неолитических обитателей Восточной Сибири. Помимо костяков древних охотников в могилах находились топоры из полудрагоценного зеленого саянского нефрита, колчаны стрел из кремня и невиданные луки, укрепленные во всю длину костяными пластинами. Как установлено, это были древние луки усиленного типа, предшественники сложных луков - наиболее дальнобойного орудия древних охотников.

На основании новых находок удалось выяснить вехи истории этой части Азиатского материка на протяжении по крайней мере шести тысячелетий, начиная с переходного времени от палеолита к неолиту и кончая зрелой культурой бронзового века.

Вместе с Хрдличкой участники раскопок в Бурети осмотрели могилу, где лежали три костяка: женщины, ребенка и взрослого мужчины. Тазовая кость женщины была пробита каменным наконечником стрелы. Какая трагедия разыгралась на берегах Ангары в те далекие времена, когда впервые появилось неравенство между людьми, представить нетрудно. Вслед за мужчиной-владыкой в страну мертвых должна была следовать и его собственность - женщина-рабыня; Этот обычай, однако, не распространялся на детей. Почему же тогда в расчищенной могиле рядом с женщиной лежал и ребенок? На этот вопрос ответил Хрдличка. Оказывается, когда у индейцев умирала женщина, у которой не было сестры, способной кормить младенца своим молоком, ребенка клали в могилу матери.

Что же касается раскопанных черепов неолитических жителей Ангарской долины, то они, но словам старого антрополога, более всего напоминали хорошо знакомые ему черепа индейцев племени шошонов. Не прямые ли предки этого племени были обнаружены в Бурети?.. Словом, предки американских индейцев как бы восставали из забытых могил, оставленных на великой сибирской реке.

Амплитуда поисков предков американских индейцев в Сибири в 1939 году по сравнению с 1912 годом расширилась на много тысячелетий. На Ангаре к этому времени были обнаружены сначала Мальтинское, а затем поселении палеолитических охотников на мамонта и носорога в Бурети. Последнее оказалось настолько близкой копией Мальты, что сразу же появилась мысль об их принадлежности, если не одной общине, то двум родственным группам людей. Скажем, одна и та же община жила сначала на левом берегу Ангары - по реке Белой, а затем перебазировалась на правый - в Буреть, или наоборот. Во всяком случае, близость расположения поселений, схожесть их во всем, разительны. Одинаковыми в них были, например, перекрытые позднейшими наслоениями, удобные, теплые и просторные, по понятиям ледникового времени, дома, построенные из костей мамонта, носорога, бизона и северного оленя. Точь-в-точь такие же существовали в недавнем прошлом у жителей Арктического побережья эскимосов и оседлых чукчей.

Археологам, изучавшим поселение в Бурети, невероятно повезло: в 1936 году вместе с костями ископаемых животных в желтой сырой земле - лёссе, была найдена вырезанная первобытным скульптором замечательная статуэтка из бивня мамонта. Она изображала женщину далекой ледниковой эпохи, причем не обнаженную, а одетую в условно трактованную одежду. Именно эту "Венеру" из Бурети прежде всего и захотел увидеть Алеш Хрдличка в свой приезд в нашу страну в 1939 году.

Находка в Бурети "восставала" против существовавших тогда представлений о человеке верхнего палеолита (пещерном жителе - "троглодите") как о голом дикаре, не способном к культурному творчеству. К примеру, в журнале "Советская этнография" незадолго до раскопок в Бурети появилась статья, в которой решительно отрицалась возможность шитой одежды в палеолите. Правда, еще Н. Г. Чернышевский справедливо писал: "Прямым свидетельством успехов в создании новой культуры человеком верхнего палеолита является его распространение из южных областей планеты в северные". По словам Н. Г. Чернышевского, для освоения суровых северных пространств Европы и Азии палеолитическому человеку нужен был не только огонь и теплое жилище, но и настоящая одежда, способная согреть и защитить его от пронизывающего холода и жестоких ветров в зимнее время*. И все же инерция примитивных представлений об эволюции человека и его культуры в палеолите продолжала сказываться и давить на сознание отдельных ученых не только в 30-е, но и в 40-50-е годы. Действительно, все ранее найденные в Европе палеолитические "Венеры" представали перед нами в обнаженном виде. Какие-то браслеты на руках, загадочные перевязи на груди и... пышные шевелюры, как у знаменитой статуэтки из Виллендорфа в Австрии,- вот и все их "одеяние". А "Венера" из Бурети была в настоящей одежде типа комбинезона с капором, плотно облегавшим лицо меховой каймой. Притом в такой, как у современных обитателей тундры и морского побережья Арктики. Одежда, пережившая по крайней мере двадцать тысячелетий, выдержавшая испытание этих тысячелетий!

* (Чернышевский Н. Г. Антропологический принцип в философии Избр. произв. М., 1974, с. 39-65.)

Открытия в Сибири стали стимулом к дальнейшей разработке проблемы, выдвинутой А. Хрдличкой.

Ученик и продолжатель исследований А. Хрдлички, ныне всемирно известный автор классических трудов по древней культуре эскимосского народа Генри Коллинз в статье, опубликованной в американском археологическом журнале*, высказал мысль о том, что новые археологические открытия в Прибайкалье дают возможность проследить процесс распространения далеких предков американских индейцев - неолитических племен Восточной Сибири - из Прибайкалья к Чукотскому полуострову, а оттуда через Берингов перешеек на Американский континент. К статье была приложена схема периодизации памятников неолита и ранней бронзы Прибайкалья, опубликованная в 1938 году в советском журнале "Вестник древней истории"**.

* (Collins Henry. Eskimo Archaeology and its Bearing on the Problem of Man's Antiquity in America.- "Proceedings of American Philosophical Society", 1943, vol. 86, № 2, p. 220-235.)

** (Окладников А. П. Археологические данные о древнейшей истории Прибайкалья,- "Вестн. древней ист.", 1938, № 1 (2), с. 224-260.)

По мысли Генри Коллинза, расселяясь от берегов Байкала к Тихому океану, неолитические племена Сибири должны были нести с собой созданные ими орудия и вообще всю технику охотничьего промысла, которая обеспечила им приспособление к новым условиям, стала основой для дальнейшего освоения северных пространств не только Азии, но и Америки. Опираясь на достижения охотников древнего Прибайкалья, потомки людей прибайкальского неолита создали ту своеобразную культуру морских зверобоев Арктики, которая представлена древнейшими археологическими памятниками, оставленными предками эскимосов и алеутов. Тем же культурным наследием прибайкальского неолитического населения воспользовались предки третьей этнической группы первобытной Америки - североамериканские индейцы.

Так смелая мысль Алеша Хрдличка о том, что родиной "первых американцев" были окрестности Байкала, долины Ангары и Лены, нашла подкрепление в новых археологических находках, в работах продолжателей его дела.

В свете этих предположений о связи между неолитическим населением Восточной Сибири и предками американских индейцев и эскимосов, кстати, особый интерес имеют и антропологические черты коренных сибиряков - аборигенов Северной Азии. Среди них и в наше время можно встретить людей, тип лица которых удивительно близок к американским индейцам: у них характерный профиль с чисто индейским орлиным носом.

Живой интерес американцев к неолиту Сибири, связанный с гипотезой о миграции "первых американцев" из Прибайкалья, вызвал появление крупной монографии Генри Майкла*, посвященной неолиту Восточной Сибири, в которой он тщательно обобщил и повторил в своей интерпретации материалы, изданные к этому времени по неолиту Прибайкалья и Якутии.

* (Монография Генри Майкла, посвященная неолиту Восточной Сибири была опубликована в 1968 году в Филадельфии в солидном издании "Труды американского философского общества" (Новая серия, т. 48, ч. 2, 108 с. и 94 ил.).)

Мысль о том, что предки индейцев пришли из Азии, и именно из Сибири, господствует и в наше время. Во всяком случае, бесспорно, что в Северной и Южной Америке никогда не было обезьян, от которых могли бы произойти в процессе эволюции древнейшие люди. Да и сама география двух материков указывает на наиболее вероятную дорогу переселенцев из Старого Света в Новый. Всего короче расстояние между Азией и Америкой на месте Берингова пролива, где даже сейчас имеется своего рода промежуточная станция - остров Святого Лаврентия, замечательный своими древнеэскимосскими поселениями, раскопанными в свое время Генри Коллинзом. Где же еще, как не здесь, искать следы первых американцев? Так думает, например, издатель опубликованного в 1967 году Стэнффордским университетом в Калифорнии сборника "Берингов мост", в котором использованы материалы специального симпозиума па седьмом конгрессе Интернациональной ассоциации для изучения четвертичного периода, состоявшегося в августе-сентябре 1965 года в Колорадо*. На суперобложке этой книги изображены Азия и Америка, бизоны и мамонты, за которыми с Чукотки на Аляску бегут человечки - первые американцы.

* (The Bering Land Bridge Stanford, California, 1967. 495 p.)

Теперь, конечно, мы знаем много больше и о первобытных насельниках Сибири и об их современниках в Америке. Соответственно много сложнее стала и проблема "первых американцев".

предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь