НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

§ 2. Германия в XIV -XV вв.

К началу XIV в. Священная Римская империя оставалась крупнейшим политическим образованием в Западной Европе, лишенным, однако, внутреннего единства. Ядро империи составляли старонемецкие земли, а также обширные области, которые были германизированы в ходе колонизации за Эльбой и по Дунаю. Кроме того, в империю входили лишь формально связанные с ней, на деле же суверенные государства Северной Италии и Тосканы, королевство Чехия.

В 1291 г. на территории империи было положено начало еще одному самостоятельному государству - Швейцарскому союзу. Свободные общины трех альпийских "лесных земель" - Швица, Ури и Унтервальдена - объединились против попыток Габсбургов подчинить их и овладеть перевалом Сен-Готард, через который шел важный торговый путь, связывавший Германию и Италию. В 1315 г. швейцарская пехота, состоявшая из крестьян, наголову разбила рыцарскую конницу Габсбургов у горы Моргартен (южнее Цюрихского озера). К союзу, сумевшему защитить свою независимость, в середине XIV в. примкнули пять "городских" кантонов (округов), в том числе Люцерн, Цюрих, Берн. Понадобились, однако, долгая борьба и новые военные победы швейцарцев, прежде чем в начале XVI в. их конфедерация добилась фактической автономии от империи. Конфедерация включала тогда уже 13 кантонов и несколько союзных земель. Кантоны различались особенностями экономики, социальным составом общин, юридическим статусом, но сходным в них было обилие свободного крестьянства. За пределами Швейцарии, особенно в немецкой деревенской среде, это даже породило легенду о счастливой стране, где царят законы крестьянской вольницы. Постоянных органов центрального управления в союзе не было, верховной властью считался тагзатцунг - периодические собрания представителей кантонов. Союзные земли на нем своего голоса не имели. Каждый из кантонов обладал правом на собственную внутреннюю и внешнюю политику, но давал обязательство не действовать во вред общим интересам конфедерации.

Империя не имела в XIV - XV вв. твердо закрепленных границ, они изменялись в результате войн, династических браков, перемен в вассальных связях.

Развитие городов в XIV-XV вв. Для Германии XIV - XV века стали временем наивысшего расцвета ее городов, бурного роста ремесел и торговли, особенно посреднической между разными странами. Всему этому способствовало выгодное положение Германии на путях международной торговли.

Уже на рубеже XIII и XIV вв. в Германии было около 3500 городов, в которых проживала примерно пятая часть населения страны, составлявшего 13-15 млн. человек. В подавляющем большинстве это были мелкие города разного типа с числом жителей до тысячи человек, тесно связанные со своим аграрным окружением. Их рынки привлекали крестьян из близлежащих деревень, расположенных в радиусе 10-30 км. Такое расстояние позволяло за день побывать на рынке и вернуться домой. Сеть этих городков покрывала всю страну, но в Германии сложились и три зоны преимущественной концентрации городской жизни, где находилась основная масса более крупных городов, с 3-10 тыс. жителей, а также самые значительные немецкие города, с населением свыше 20 тыс. человек, - Кёльн, Страсбург, Любек, Нюрнберг. Первая из этих зон - северогерманская, в нее входили Бремен, Гамбург, Любек, Висмар, Росток, Штральзунд и другие портовые города, расположенные на побережье Северного и Балтийского морей либо на речных путях к ним. Они энергично включились в европейскую транзитную торговлю на разветвленных морских трассах между Лондоном и Новгородом, Брюгге и Бергеном. Вторая зона - южногерманская: Аугсбург, Нюрнберг, Ульм, Регенсбург, но также Базель, Вена и другие города. Многие из них вели оживленную торговлю с землями по Дунаю, но большинство ориентировалось прежде всего на Италию: они были связаны через альпийские горные проходы с Миланом, славившимся ярмарками, и с Венецией и Генуей - двумя главными посредниками в торговле Западной Европы с Левантом. Третью зону образовали многочисленные города вдоль Рейна, от Кёльна до Страсбурга. Через них шел торговый обмен юга и севера не только Германии, но в значительной мере и Европы в целом. Общий уровень развития внутригерманской торговли был достаточно высок, хотя тяготение отдельных регионов друг к другу оставалось по-прежнему слабым.

Собственное производство в немецких городах было рассчитано преимущественно на местные рынки. Сложились, однако, и такие его центры, продукция которых ценилась по всей стране и за ее пределами. Это были прежде всего южногерманские города, где изготовляли добротные льняные и хлопчатобумажные ткани, в том числе бумазею. Они пользовались постоянным спросом не только в Италии, но и в Испании. В этих городах занимались шелкоткачеством, используя привозной сырец, достигли высокого мастерства в обработке металлов. Общеевропейской славой пользовались изделия из металла нюрнбергских ремесленников - от художественного литья и ювелирных изделий, оружия, колоколов, светильников до наперстков, ножниц, циркулей, клещей и прочего трудового инструментария. Как и в других западноевропейских странах, главной отраслью производства, поставлявшей товары на экспорт, было сукноделие. Грубые сукна изготовлялись по всей Германии для собственных нужд, обычно из местной шерсти и с использованием местных красителей. Вывозили из Германии тонкое сукно. Им особенно знаменит был Кёльн, пытавшийся соперничать даже с фламандскими сукноделами.

Во второй половине XIV в. ремесленники работали в крупных городах Германии более чем в 50 отраслях производства, и эта дифференциация позже еще возросла. В ряде отраслей - в нюрнбергской металлообработке, кёльнском сукноделии - появилась специализация по двум десяткам профессий. В результате складывалась одна из предпосылок для развития немецкого мануфактурного производства.

К середине XV в. усилились новые явления в хозяйственной и социальной жизни немецкого города. Хотя цеховой строй продолжал господствовать, явными стали симптомы его начавшегося разложения: "замыкание цеха", появление "вечных подмастерьев", нарастающая имущественная поляризация в среде цеховых ремесленников. Одновременно по преимуществу в немецком текстильном производстве и главным образом в сельских районах, где труд был дешевле и отсутствовала цеховая регламентация, начала укореняться "система раздач". Это была форма рассеянной мануфактуры, при которой купец-предприниматель, организатор расчлененного на операции процесса производства, скупал сырье оптом на дальних рынках, ссужал его работавшим на дому за плату изготовителям пряжи и изделий-полуфабрикатов, доводил изделие до полной готовности в городе у опытных специалистов-ремесленников и затем сбывал продукцию снова на дальних рынках. Основными районами, где распространялась "система раздач", стали Южная Германия, область Северного Рейна с центром в Кёльне, Саксония, которая в XV в. по сукноделию превратилась в одну из передовых земель страны.

Особое место в экономике Германии принадлежало горному делу, в котором немецкие мастера занимали ведущие позиции в Европе XIV-XV вв. Здесь также зарождались элементы раннекапиталистических отношений. Углубление шахт, удлинение штолен требовали крупных затрат на оборудование, в том числе для откачки воды и очистки воздуха. Необходимый капитал стали обеспечивать паевыми взносами состоятельных горожан, богатых монастырей, торговых фирм, получавших соразмерную долю прибыли. Феодальные владельцы недр - князья и император - нередко закладывали горные промыслы торговым фирмам, а те сдавали их на откуп предпринимателям или сами вторгались в организацию производства. Наряду с горняками, работавшими в шахтах самостоятельно, на свой страх и риск, к концу XV в. появились исчисляющиеся тысячами наемные рабочие.

Зарождение мануфактурного производства в централизованной форме происходило главным образом в бурно развивавшейся новой отрасли - книгопечатании, где важную роль играла система последовательных операций изготовления книги. К концу XV в. в немецких землях было около 60 книгопечатен, в том числе несколько крупных.

Дальнейший рост немецкой экономики и зарождение в ряде отраслей производства новых форм его организации встречали на своем пути серьезные преграды. Главными из них были неравномерность хозяйственного развития отдельных регионов и их слабая взаимосвязь друг с другом, а также во многом обусловленная этой ситуацией политическая раздробленность страны. Ее характерными проявлениями были отсутствие единой системы монет, мер и весов, небезопасность дорог и многочисленность таможенных поборов на торговых путях. На рубеже XIV-XV вв. различные монеты чеканились в Германии в 500 местах, а таможен только на Рейне было свыше 60.

В обстановке политической раздробленности страны, засилья феодального произвола, слабости императорской власти города были вынуждены сами защищать свои интересы в Германии и за ее пределами, объединяясь в союзы. Самым крупным из них в истории средневековой Европы стало северогерманское торгово-политическое "товарищество" - Ганза. Начавшись в XII в. как объединение отдельных купцов и их групп, она с конца XIII в. до середины XIV в. превратилась в союз городов и просуществовала более 500 лет, формально - до 1669 г. Ее расцвет приходится на XIV - середину XV в., когда она объединяла около 160 городов.

Целью Ганзы были активная посредническая торговля, обеспечение безопасности торговых путей, гарантии привилегий своих граждан за границей, поддержание стабильности политического строя в городах союза, где у власти стояла, как правило, богатая патрицианская верхушка. Ганза осуществляла свои задачи всеми доступными ей средствами - от дипломатических до применения против соперников или непокорных экономической блокады и военных действий. Ее ядро составляли уже упоминавшиеся города северной зоны, самыми влиятельными из них были Любек и Гамбург. Ганза господствовала в торговле между Нидерландами, Англией, Скандинавскими странами и Русью, имела свои торговые конторы, жилые дома, складские помещения в Новгороде, Стокгольме, Лондоне, Брюгге и других городах, но ее купцы бывали и в Бордо, Лиссабоне, Севилье.

Флотилии ганзейских кораблей, бравших на борт до 200-300 т груза, везли из Прибалтики, Скандинавии и русских земель преимущественно громоздкие и тяжелые товары - зерно, рыбу, соль, руду, лес, изделия из дерева, но также мед, воск, сало, меха, а в обратном направлении - западноевропейские ремесленные изделия из металла, высококачественное сукно, вина, предметы роскоши, а также пряности, проделавшие путь от самого Леванта. В отличие от торговли южногерманских городов товары собственного производства занимали в ганзейской торговле мало места.

Внешнюю и внутреннюю политику Ганзы определяли не бюргерские и тем более не плебейские слои ее городов. Плебс составлял в них свыше половины населения, но был бесправен. Власть крепко держал в руках патрициат, десятая часть городских жителей. Со второй половины XIV в. представители городов Ганзы собирались на регулярные съезды, решения которых были обязательны для всех ее членов. Подобно государству, Ганза не раз вела войны; так, с помощью Швеции и других союзников она энергично воевала с Данией, победила и по миру 1370 г. не только подтвердила привилегии своих купцов, но и получила во владение ряд крепостей на юге Скандинавского полуострова.

Каждый ганзейский город был автономен в ведении своих торговых и политических дел, но не должен был наносить ущерб всему союзу. У него не было единого управления, кассы, флота; усилия объединялись лишь для общих, выгодных всем участникам конкретных задач. В результате для той или иной торговой операции либо военных целей могли отправляться флотилии от нескольких кораблей до нескольких их десятков и даже сотен. Всего у Ганзы было около тысячи судов.

Ганза играла двойственную роль: она способствовала развитию посреднической торговли на огромной территории, но душила конкуренцию купцов других стран; она отстаивала коммунальные свободы своих членов от притязаний феодальных властителей, но и подавляла внутригородские выступления против засилья патрициата; она объединяла города Севера Германии, но и отъединяла их от интересов других частей страны.

К середине XV в. Ганза испытывает растущее давление со стороны конкурентов, получающих поддержку от своих государств, в то время как Ганза ее не имела. Голландские, затем и английские купцы теснят ганзейцев. В торговле с Новгородом ведущее положение переходит от Любека к городам Ливонии. Усиление Польши повышает значение Данцига. Сыграли свою роль и внутренние противоречия в Ганзе. Ее удельный вес в транзитной торговле снижается, но упадок союза относителен, он еще остается большой силой.

Ганза была не единственным крупным городским союзом в Германии. Во второй половине XIV в. возникают Швабский и Рейнский союзы городов, объединившиеся в 1381 г. В эту коалицию входило более 50 городов. Активизируется и рыцарство, особенно в Юго-Западной Германии, создающее ряд собственных сословных объединений, в том числе Общество щита святого Йоргена и Общество святого Вильгельма. Стремясь расширить свое влияние, рыцарские союзы вступают в борьбу с городскими. Этим воспользовались князья, которых не устраивало усиление ни рыцарей, ни городов, и в 1388 г. объединение швабских и рейнских городов было разгромлено. Попытка городов подкрепить свою роль военной силой, чтобы добиться возрастания своего политического влияния в империи, провалилась.

Немецкая деревня в XIV-XV вв. Рост товарно-денежных отношений в это время сказался на переменах не только в городе, но и в сельском хозяйстве Германии, где и крестьяне, и феодалы все больше втягивались в связи с рынком. Бурное развитие городов отозвалось в деревне рядом неблагоприятных последствий, в том числе характерными для XIV-XV вв. так называемыми "ножницами цен": высокими ценами на ремесленные изделия и низкими на сельскохозяйственные продукты, особенно на зерно. Эту ситуацию обострили эпидемия чумы конца 40-х годов XIV в., унесшая большие массы деревенского населения, войны, голодовки неурожайных лет. Результатом демографического кризиса стали обезлюдение и исчезновение многих ранее обжитых мест, сокращение пахотных площадей, наступление леса и болот на заброшенные поля. В целом в Германии исчезла почти пятая часть прежних поселений, особенно хуторов и небольших деревень. Процесс "запустении" оказался связан, однако, и с попытками внести изменения в сельское хозяйство, повысив его интенсивность, поскольку ощущалась нехватка рабочих рук. XIV-XV века стали для Германии временем максимального распространения виноградарства, возрастания удельного веса животноводства, в том числе овцеводства и стойлового разведения скота, расширения площадей под садово-ягодными и техническими культурами, из которых особенно большое внимание уделялось посевам льна и конопли.

В аграрном строе немецкой деревни XIV-XV вв. намечались две основные тенденции развития, различие которых нарастало к концу XV в. Первая из них характерна для территорий к западу от Эльбы, вторая - к востоку от нее, для ранее колонизированных земель.

Восточнее Эльбы было много свободных крестьян, обеспеченных крупными наделами еще со времен переселения и владевших двумя третями пахотной земли; остальное принадлежало главным образом рыцарям. В XIV - середине XV в. крестьянство сохраняло здесь свое более благоприятное положение, однако ситуация начала меняться, когда увеличились потребности в аграрной продукции в местных городах, а затем все больше стал расти спрос на хлеб для вывоза его за границу, преимущественно в Нидерланды. Стремясь повысить доходность своих владений, рыцарство пыталось расширить их, сгоняя крестьян с их наделов и используя на барщине в господских имениях. В XV в. это явление еще не стало массовым, однако новая тенденция обозначилась к началу XVI в. уже достаточно ясно.

Западнее Эльбы процесс перестройки вотчины пошел иначе - к частичному или полному отказу от господской запашки. Доходы сеньоров здесь складывались в основном из суммы рент, полученных за счет поземельной, судебной, личной зависимости крестьян. Части крестьянства удалось улучшить свое положение, закрепив на договорной основе объемы и сроки повинностей, но возросло и число крестьян, имевших лишь половину или четверть надела, а то и вовсе утративших его. В Северно-Западной Германии сложился значительный слой свободных зажиточных крестьян-мейеров. Феодалы сдавали им в наследственную аренду целиком или долями земли бывшего домена. Хозяйствуя на больших участках в 20-40 га пашни, мейеры платили крупные чинши и в свою очередь использовали за плату труд малоземельных коттеров, участки которых не превышали 0,1 га, и безземельных крестьян, число которых с развитием денежных отношений продолжало расти. В Юго-Западной Германии, где господствовала "чистая сеньория", преобладали мелкие крестьянские хозяйства и особенно далеко зашли имущественное расслоение и задолженность крестьян, они оказались наименее защищенными от стремления светских и духовных феодалов повысить доходы за их счет. Именно здесь раньше и в большей мере, чем в других областях Германии, началось разностороннее наступление феодалов на права крестьян: захват крестьянских общинных угодий для интенсификации своего животноводства, особенно овцеводства; стремление увеличить барщину для расширения господских посевов пользующихся спросом технических культур; пересмотр к ущербу крестьян-арендаторов условий и сроков арендных договоров; использование личных и судебных повинностей крестьян для возвращения их к состоянию всесторонней наследственной зависимости. Результатом этой феодальной реакции стало обострение противоречий в сельской местности и усиление борьбы крестьян против феодального гнета.

Политическое развитие Германии. Характерной чертой политического развития Германии XIV-XV вв. стали дальнейшие успехи князей, стремившихся не допустить усиления императорской власти, продолжить централизацию в рамках отдельных территорий. Этим целям служило и избрание князьями на королевский престол малозначительного владетеля графства Люксембург Генриха VII (1308-1313). Идя по пути, уже проложенному его предшественниками, - пути династической политики и укрепления своих родовых владений как основы для дальнейшего усиления власти короля, - он женил сына на наследнице короля Чехии, обеспечив своим потомкам обладание этой страной. С другой стороны, он обратился к старым традициям немецких государей и совершил поход в Италию, где впервые после векового перерыва был коронован в Риме императорской короной. Видя в усилении Люксембургов угрозу своим интересам, князья после смерти Генриха VII избрали на престол Людвига Баварского (1314-1347) из рода Виттельсбахов. С его именем связан последний крупный акт многовековой борьбы между империей и папством. Выступив против политических и финансовых притязаний папы Иоанна XXII в Германии, Людвиг получил поддержку широкой антипапской оппозиции, главную силу которой составляли немецкое бюргерство и часть клира. В числе главных идеологов движения были нашедшие убежище в Германии ярые противники светской власти папы Марсилий Падуанский и Вильям Оккам. Папа отлучил Людвига от церкви, тот в свою очередь объявил папу еретиком и совершил в 1327-1330 гг. поход в Италию, где короновался императорской короной. Немецкие князья, вовсе не желавшие чрезмерного усиления Людвига Баварского, воспользовались остротой борьбы и еще при жизни Людвига избрали правителем Германии представителя династии Люксембургов чешского короля Карла. Он правил империей как Карл IV (1346-1378). Именно в этот период политическая раздробленность Германии получила правовое закрепление в изданной императором "Золотой б^ле" (1356), названной К. Марксом "основным законом немецкого многовластия"*. Булла подтверждала сложившийся порядок избрания "римского короля, долженствующего стать императором". Коллегия выборщиков состояла из семи князей-курфюрстов: трех церковных (архиепископы Майнцский, Кёльнский и Трирский) и четырех светских (король Чешский, пфальцграф Рейнский, герцог Саксонский, маркграф Бранденбургский). Избрание должно было проводиться по инициативе архиепископа Майнцского во Франкфурте-на-Майне большинством голосов. При избрании "королем римским" одобрения папы не требовалось - оно признавалось необходимым только при коронации императорской короной. Этот порядок выборов действовал до 1806 г. Булла санкционировала не только старые, но и новые привилегии князей. Они закрепили свое право на высший суд, разработку горных недр, чеканку монеты, взимание таможенных пошлин. Социальная направленность буллы недвусмысленно сказалась в содержащемся в ней разрешении феодалам вести "законно объявленные" частные войны (кроме выступлений вассалов против своих сеньоров), в то время как союзы между городами были названы "заговорами" и категорически запрещены. В целом булла не столько привела к существенному усилению позиций курфюрстов, сколько зафиксировала их исторически сложившиеся привилегии, включая право избирать императора. Карл IV, однако, обеспечил буллой отстранение от участия в коллегии курфюрстов соперников своей династии - герцогов Баварии и Австрии, закрепил привилегированные позиции Чехии.

*(Архив Маркса и Энгельса. Т. VI. С. 82.)

Более чем тридцатилетнее правление Карла IV, лишь ненадолго усилившее центральную власть, заложило традиции и дальнейшей политики Люксембургской династии, уделявшей преимущественное внимание заботам о своих наследственных землях и шедшей ради этого на очередные уступки князьям и римской курии. Император Сигизмунд (1410-1437), мечтавший о великой державе под главенством Люксембургов, пытался упрочить свою власть, участвуя в восстановлении единства церкви, гонениях на еретиков, строя планы большой коалиции европейских государств против растущей турецкой опасности.

После прекращения Люксембургской династии в 1437 г. императорская корона на века перешла к Габсбургам. Фактическая наследственность династии императоров (при сохранявшемся порядке выборов) уже не представляла серьезной опасности для князей, закрепивших свои позиции. Упадок империи усиливался одновременно с кризисом другого универсалистского учреждения средневековья - папства. Особое бессилие центральной власти в Германии было характерно для более чем полувекового правления императора Фридриха III (1440-1493). Это время ознаменовалось множеством княжеских междоусобиц, сопровождавшихся грабежами городов и опустошением целых районов в сельской местности. Небывалых даже для Германии масштабов достиг разбой на дорогах ощущавших свою безнаказанность рыцарей. Попытки Фридриха III провозглашать запреты на нарушение мира и порядка оказались безрезультатными: у императора не было реальной силы, чтобы заставить выполнять свои предписания. Долгое время и во внешней политике вялого и нерешительного Фридриха III преследовали неудачи. Тевтонский орден, потерпевший поражение от Польши, оказался в вассальной зависимости от ее короля (1466), датский король присоединил к своим владениям входившие в состав империи Шлезвиг и Гольштейн (1460), Франция - числившийся за империей Прованс (1481), а венгерский король Матьяш Корвин отобрал у императора даже его родовые владения - Верхнюю и Нижнюю Австрию и Штирию. Лишь к концу правления Фридриха III положение его династии значительно окрепло. Распад Бургундского государства и династический брак сына Фридриха III - Максимилиана с Марией Бургундской принесли Габсбургам Нидерланды, а осуществленный уже после кончины старого правителя брак его внука Карла с наследницей испанских королей позволил Габсбургам стать в XVI в. самой могущественной династией в Европе.

Положение императорской и княжеской власти в Германии наложило отпечаток и на специфику развития в XIV-XV вв. немецких сословно-представительных органов. Выросшее из первоначального совета императорских вассалов собрание представителей "чинов", входивших в империю, лишь в конце XV в. получило название рейхстага. Эти имперские собрания включали представительство курфюрстов, других духовных и светских князей и господ, делегатов крупнейших имперских и вольных городов. Рыцарство, потерявшее с развитием огнестрельного оружия и наемничества былое военное значение, не имело самостоятельного корпоративного представительства, духовенство не было выделено в особую курию, а города, и без того представленные крайне неполно, обсуждали лишь вопросы, затрагивавшие их непосредственные интересы.

Рейхстаг являлся органом с совещательными правами, служившим прежде всего выяснению и максимальному согласованию мнений представленных в нем общественных групп, за которыми стояла та или иная реальная сила. Никакого специального учреждения для воплощения в жизнь решений рейхстага в Германии не было, как не было и необходимых для этих целей общеимперского суда и общеимперской казны.

Большее сходство с представительными органами других европейских стран имели ландтаги, сложившиеся в ряде княжеств собрания представителей дворянства, духовенства, княжеских городов. Действовали они, однако, еще нерегулярно. Будучи носителями региональной централизации при имперской раздробленности, князья в XIV-XV вв. заметно расширили и упорядочили органы территориального управления, организацию финансового дела, административное деление княжеств на округа, усовершенствовали территориальное законодательство. Княжеские резиденции постепенно становятся столицами: таковы Мюнхен в Баварии, Штуттгарт в Вюртемберге, Гейдельберг в Пфальце.

Оппозиционные движения в городах. Оппозиционные движения XIV-XV вв. особой остротой отличались в городах. Главным содержанием наиболее ярких вспышек внутригородской борьбы этого периода были выступления горожан против засилья патрициата. Цехи победили в Кёльне, Аугсбурге и ряде других городов, но, как правило, потерпели поражение там, где ведущую роль в городской экономике играло не ремесленное производство, а торговля на экспорт, обеспечивавшая силу купечества. Так произошло в ганзейских городах.

Оппозиционные настроения немецкого бюргерства по отношению к католической церкви, ее учению и учреждениям нашли выражение не только в поддержке Людвига Баварского в пору его конфликта с папством, но и в распространении учений крупнейших немецких мистиков XIV в. - Эккарта, Таулера и Сузе и их последователей. Основной идеей мистиков было утверждение возможности слияния с богом человеческой души, содержащей "искорку" божественной природы. Опасность этого учения для церкви состояла в том, что мистики переносили главный акцент в трактовке отношения человека к богу с внешних форм католического культа на выработку индивидуальной внутренней религиозности, а тем самым на повышение самостоятельной роли индивида. Под воздействием мистики в Нидерландах, а в XV в. - в городской среде Германии и других стран распространилось движение "нового благочестия". Его участники, "братья общей жизни", критиковали нравственный упадок клира и бесплодность схоластики для практической морали, усматривали проявление подлинного благочестия и высокой нравственности не в уходе в монастырь, а в каждодневной добросовестной мирской деятельности, заботились о помощи больным, развитии системы городских школ, переписке книг, а позже - о книгопечатании.

Одним из наиболее ярких проявлений оппозиционности прогрессивных слоев бюргерства, возмущенных основанными на произволе князей порядками в Германии, стал самый популярный в XV - начале XVI в. политический памфлет "Реформация императора Сигизмунда" (1439). В нем содержались требования провести коренные преобразования церковного и светского строя. Речь шла о запрете феодальных войн, подчинении своеволия князей твердому контролю городов, на основе которого Германия должна была пойти по пути централизованного государства. Намечалось создание единого судопроизводства, единой монетной системы, единообразия таможенных сборов. Задачи церкви усматривались в поддержке светской власти, которой она должна была подчиняться. Намечалось сокращение количества монахов и отстранение их от светских дел. Ради улучшения ремесла и торговли анонимный автор требовал упразднить цеховые ограничения и владеющие крупными капиталами торгово-ростовщические компании, которые обвинялись в насаждении "монополий". К числу наиболее важных требований памфлета, утверждавшего необходимость для проведения реформ активных действий "простых", "малых" людей, относились предложения о возврате захваченных феодалами общинных угодий, упразднении ряда повинностей и отмене наследственной личной зависимости крестьян. Проведение реформ следовало, по мнению автора, доверить только светским лицам.

Крестьянские движения в XIV-XV вв. Острые противоречия социально-политической жизни немецкого общества этого времени обусловили многообразие крестьянских выступлений. В 1336- 1339 гг. в Юго-Западной Германии и ряде других районов произошли вспышки движения армледеров (от названия кожаных наручей, разновидности оборонительного снаряжения крестьян). Оно было направлено против городских ростовщиков, но не вылилось в широкую антифеодальную борьбу.

Начало XV в. было ознаменовано распространением среди немецких крестьян методов антифеодальной борьбы "на швейцарский лад", т. е. вооруженной борьбы, навеянной надеждами на возможность создания собственного, состоящего из свободных крестьян, государственного объединения. В 1401-1411 Гг. крестьяне непосредственно граничившей с Швейцарским союзом области Аппенцелль вели военные действия против местного аббата, поддержанного феодалами Австрии и Вюртемберга, и добились включения в Швейцарский союз, освободившись от господства Габсбургов.

С 1439 по 1445 г. крестьянские отряды вели партизанские действия против вторгшихся в пору Столетней войны из Франции в Юго-Западную Германию разноплеменных конных отрядов наемников - арманьяков (см. гл. 9). Грабежи и бесчинства чужеземных захватчиков вызвали всеобщее возмущение, и группы крестьян по 30-40 человек, устраивая засады, неожиданно нападая на арманьяков на дорогах, лишая их регулярного снабжения, довели 50-тысячное войско до голода, постоянного страха, распада на мародерствующие группы и в конце концов вынудили их убраться из Германии. Именно в эту пору в борьбе с арманьяками крестьянами было впервые поднято знамя с изображением богородицы и крестьянского башмака с длинными шнурами. "Башмак" стал символом самостоятельных действий крестьян. Они начали постоянно обращаться к нему в своей дальнейшей антифеодальной борьбе, в том числе в 1460 г., когда под знаменем "Башмака" восстали крестьяне земли Гегау в Юго-Западной Германии.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь