история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава пятнадцатая. Возвышение Москвы

Археологические источники имеют существенное значение для построения истории Московского великого княжества, ставшего ядром Русского централизованного государства. Археологические материалы XIII - XV вв. собраны пока недостаточно, но уже теперь помогают решить некоторые научные вопросы. В будущем, когда городские слои этих веков будут исследованы, многие обстоятельства возвышения Москвы удастся выяснить.- Это были тяжёлые и обильные событиями века. В XIII в. русская культура пережила величайшую катастрофу, в XIV и XV вв. в труднейших условиях она возрождалась и крепла.

Вместе с этим росла и расцветала Москва. Письменные исторические источники мало говорят нам о её тогдашнем облике и об этапах её развития, тем ответственнее задачи археологов.

Археология Москвы - заманчивая, но трудная тема. Наш великий город, один из самых замечательных городов мира в прошлом и самый замечательный в настоящем, заслуживает многих исследований по своей истории. Для первых глав этой истории необходимы археологические исследования, но трудно производить их в условиях огромного города.

Эта глава посвящена русским княжествам XIII - XV вв. Но прежде всего надо сказать несколько слов о том, что даёт археология для истории городской территории Москвы до XIII в.

Каменный век на этой территории представлен пока слабыми следами неолита, бронзовый век - двумя фатьяновскими могильниками.

В раннем железном веке здесь находился целый ряд дьяковских городищ. Шесть таких городищ открыто археологами на Москве-реке в окраинных районах современного города: четыре выше центра и два ниже его. Но были они, несомненно, и в центре; разрыв этой цепочки предполагать тем труднее, что, как уже говорилось, дьяковцы не пропускали ни одного топографически удобного для своих укреплений пункта, а самым удобным пунктом в Москве является мыс у устья Неглинной, т. е. теперешний Кремль. Затем в центре города есть места, называемые городищами в позднейших московских документах, а это слово в русском языке всегда обозначало старинную заброшенную крепость. Большой пучок дьяковских городищ возник здесь на сравнительно небольшом пространстве. Таким образом, ещё в это отдалённое время до нашей эры территория Москвы имела особое значение. Никакого города тогда здесь не могло быть, но много укреплённых поселений существовало на небольшой территории, было, вероятно, средоточие племени, имевшее, быть может, особое культовое и экономическое значение.

Как уже говорилось, дьяковские городища верховьев Волги принадлежали древним славянам. Возможно, что то же удастся доказать и для дьяковских городищ Москвы-реки. Но во всяком случае в середине I тысячелетия н. э. на территории Москвы жили славяне, а именно вятичи. Выше описаны курганы этого времени и этого племени (с кольцевыми канавками), один из которых раскопан в Беседах под Москвой.

В конце I тысячелетия вся Русь была втянута в восточную торговлю; в Москве об этом говорит клад диргемов IX в., обнаруженный у устья Черторыя (близ современной станции метро "Дворец Советов").

Курганные древности вятичей в основном не старше XII в.; в Москве их много. Даже в Кремле найдены типичные для этого племени семилопастные височные кольца вместе с шейными гривнами. Москва была некогда городом вятичей, она доныне находится в сплошном окружении вятических курганов. Их много раскопано даже в черте города, ещё больше в его окрестностях, к северу, западу, югу и востоку от столицы. Семилопастных височных колец здесь найдено несколько сот.

Судя по всем находкам, население Москвы было однородно в племенном отношении. Но племенная граница между вятичами и кривичами проходит, судя по курганам, на расстоянии всего в среднем 40 км к северу от Москвы.

Первое летописное упоминание о Москве относится, как известно, к 1147 г. Через девять лет, в 1156 г., Юрий Долгорукий построил первый известный по летописям Московский Кремль, маленький и деревянный. Он находился там же, где и теперь, у устья Неглинной. Ему здесь должна была предшествовать более древняя крепость. Но, конечно, скромные следы древнейших сооружений стёрты позднейшими каменными зданиями.

Не дошли до нас и следы крепости Юрия. Она помещалась, по-видимому, на Боровицком холме, в юго-западной части теперешнего Кремля. Юрий вообще построил в 50-х годах XII в. целый ряд крепостей по западным окраинам Суздальского княжества: Москву, Дмитров, Переяславль Залесский, Юрьев Польский.

Москва в XII в. была ещё маленьким городком, но к началу XIII в. выросла и заняла, судя по княжеским отношениям, пятое место среди городов Владимирской земли: после Владимира, Суздаля, Ростова и Переяславля, но впереди ряда других довольно значительных центров. Некоторые из этих центров подвергнуты теперь раскопкам. Оказалось, что они уже в домонгольское время были развитыми ремесленно-торговыми городами. Из подмосковных городов это можно сказать о Коломне и Дмитрове.

Археологические следы домонгольской Москвы долго не удавалось найти. Изредка в московских слоях встречается вышеописанная общеславянская керамика, но она доходит до XIV в. Однако при археологических работах на берегу Москвы-реки, несколько восточнее Кремля, были, наконец, встречены обломки разноцветных стеклянных браслетов. Как выше говорилось, это во всех древнерусских городах надёжнейший признак слоёв XI - XIII вв., такая дата много раз проверена. В Москве стеклянные браслеты залегают в самом нижнем слое. Они свидетельствуют, что не позже XIII в. город вышел за пределы тогдашнего маленького Кремля и даже за черту современного Кремля.

В самое тяжёлое для русского народа время были заложены основы могущества Москвы, которой суждено было стать средоточием народного отпора золотоордынским завоевателям. В XIII в. под натиском восточных врагов центр русских земель закономерно должен был переместиться с востока на запад, из разорённого Владимира в западную часть Волго-Окского междуречья. В начале XIV в. этот центр прочно закрепился в Москве.

Археология предоставляет исторической науке надёжные критерии для выяснения всей глубины того культурного упадка, который был последствием монгольского завоевания. Развитие экономики и техники было подорвано полным разгромом городского ремесла. Монголы истребляли городское население и уводили в свои степи ремесленников из всех завоёванных ими стран. Показательно уже то, что после этого разорения на Руси, как и в Средней Азии, около ста лет не воздвигались ни кирпичные, ни каменные здания. Нe было для построек ни средств, ни мастеров.

Изучение ремесленных изделий приводит к выводу, что в XIII в. на Руси исчезли многие технические приёмы, притом именно те, которые для тогдашней Европы были передовыми. Ювелирное ремесло, а на него тогда обращалось особое внимание, лишилось всех своих основных достижений. Перестали применять перегородчатую эмаль, скань, зернь, чернь, а всем этим прекрасно владели как киевские, так и владимирские мастера. Показательно и полное исчезновение стеклянных браслетов, столь многочисленных в домонгольских русских городских слоях: их тоже перестали делать. О состоянии чёрной металлургии можно судить по резкому сокращению производства стали и слесарных изделий. Можно привести и ряд других примеров.

Все эти археологические показатели свидетельствуют о том, что русская культура была отброшена монголами на несколько веков назад. Русь являлась до XIII в. одной из передовых стран Европы, но в XIII в. её дальнейшему развитию были созданы почти непреодолимые препятствия. О силе удара говорят судьбы мусульманских стран, испытавших такой же удар. Иран и Средняя Азия находились, как известно, до монгольского завоевания на более высоком культурном уровне, чем Европа: изменившееся с тех пор соотношение между разорённым Востоком и уцелевшим Западом позволяет заключать о губительности монгольского разорения. Для Руси оно было таким же губительным, и только поэтому производительные силы развились впоследствии в Западной Европе быстрее, чем в нашей стране. По всё же русский народ в предельно неблагоприятных условиях сберёг свою культуру и сохранил силы для её дальнейшего развития. Это развитие шло с тех пор под эгидой Москвы.

"Заслуги Москвы, - говорил И. В. Сталин, - состоят не только в том, что она на протяжении истории нашей Родины трижды освобождала ее от иноземного гнёта - от монгольского ига, от польско-литовского нашествия, от французского вторжения. Заслуга Москвы состоит, прежде всего, в том, что она стала основой объединения разрозненной Руси в единое государство с единым правительством, с единым руководством. Ни одна страна в мире не может рассчитывать на сохранение своей независимости, на серьёзный хозяйственный и культурный рост, если она не сумела освободиться от феодальной раздробленности и от княжеских неурядиц"1.

1("Правда", 7 сентября 1947 г.)

Уже в начале XIV в. политика Москвы была проникнута прогрессивными тенденциями. Началось собирание Руси. Археологически эта эпоха пока совсем плохо изучена. Во всяком случае город Москва стал в XIV в. крупнейшим после Новгорода русским городом. Там началось при Иване Калите и каменное строительство, прерванное в русских княжествах монголами. Первоначально, впрочем, из камня сооружались только церкви, а Кремль был построен Калитой в 1339 г. ещё из дуба. По площади этот значительно увеличенный Кремль только вдвое меньше современного. Границы его уточнены археологическими исследованиями. Удалось проследить глубокий крепостной ров и найти бревенчатую кладку крепостной стены.

Но в 1367 г. правительство молодого Дмитрия Донского, готовясь к решительной борьбе с татарами, соорудило уже первый каменный Московский Кремль. По площади он был почти равен современному, только на север заходил немного меньше. Вообще это было исключительное для того времени сооружение, свидетельствовавшее о быстром усилении города и княжества за 28 лет, прошедших со времён строительства Калиты.

Это была первая каменная крепость в русских областях, некогда разрозненных монголами. До того такие крепости строились у нас только в Новгородской и Псковской землях, уцелевших от разорения. Любопытно, что соперничавшие с московскими тверские князья, сооружавшие более пышные церкви, чем в Москве, имели в Твери лишь деревянные укрепления не только в XIV в., но и в XV в. Хотя Кремль в XIV в. так быстро рос, Москва росла ещё быстрее, сначала главным образом на восток, потом на запад, позднее на север, но на юг город почти не расширялся. Замоскворечье, более подверженное татарским набегам, почти не заселялось.

Кремль Дмитрия Донского был построен из белого камня, равно как и московские церкви XIV в. и первой половины XV в. Кирпич не применялся. Летопись говорит о подготовке строительства Кремля: "Тое же зимы повезоша камение к городу". Везли, конечно, на санях; поэтому зимой везти было легче.

К XIV в. явно восходит имя Москвы: "Белокаменная"". Тогда среди деревянных русских городов резко выделялась Москва с её Кремлём и церквами, воздвигнутыми из блестящего и красивого белого камня. Современники Дмитрия Донского и Куликовской битвы любовно назвали свою столицу этим именем, и оно оказалось необычайно живуче. Пусть к концу XV в. Кремль и церкви стали в Москве кирпичными - имя, родившееся в эту героическую эпоху, дожило до наших дней, хотя происхождение имени было забыто уже полтысячи лет тому назад.

Постройки XIV в. и начала XV в. в Москве не дошли до нас. Но облик московских церквей того времени сохранили три подмосковных собора: два в Звенигороде и один в Троице - Сергиевом монастыре. Все они воздвигнуты из белого камня на рубеже XIV и XV вв. и очень похожи друг на друга. Архитектурная орнаментика московских церквей не является продолжением архитектурной орнаментики владимиро-суздальских церквей, несмотря на территориальную близость. Причудливое искусство владимирских рельефов исчезло, не оставив никакой традиции. Это показательно: традицию прервали монголы.

Когда в XIV в. после длительного перерыва на Руси снова стали воздвигаться церкви, облик их стал новым, и это лучше всего прослеживается по узорам, всецело отразившим новые художественные искания. Выше упомянутые три собора по плану ещё подражают владимирским церквам, но декорация новая: широкий белокаменный пояс из переплетения листьев, цветов и трав, опоясывающий собор на половине его высоты.

Археологические слои XIV - XV вв. в Москве прослежены в нескольких местах. Они лучше всего определяются по характерной керамике. Цвет её от хорошего обжига красный, но по профилю и орнаменту она ещё похожа на керамику предыдущей эпохи.

Вообще археологических материалов этой эпохи собрано мало. В придворных и церковных сокровищницах дошли до нас в небольшом количестве предметы роскоши. Из них особо надо отметить шапку Мономаха, важнейшую великокняжескую регалию. Никакого отношения к Мономаху она не имеет. Легенда о венчании этого князя составлена в начале XVI в. и тогда приурочена к наследственному сокровищу московских князей: к "золотой шапке", упоминаемой в их завещаниях с начала XIVв. Она восьмигранна. Составляющие её восемь золотых пластин покрыты тончайшей золотой сканью, представляющей цветы, звёзды и ветки. Всё это окаймлено собольей опушкой.

Судя по характеру сканного орнамента, а особенно по форме центрального на каждой пластинке так называемого арабского цветка, встречаемого лишь в искусстве мусульманских стран, шапка происходит с Востока. Ближайшие её аналогии найдены в Средней Азии, и её надо признать изделием ювелиров этой страны, издревле тесно связанной с Русью.

XIV век, эпоха восстановления русской силы и русского искусства, был и эпохой нового подъёма русской техники, нового роста ремесленных городов. Ремесло оправилось от татарского разгрома, и появился ряд технических новшеств. Письменные источники говорят о распространении массивного медного литья, глубокого бурения солеваренных скважин, применении водяных двигателей и т. д. Успешно было освоено и производство пушек.

Огнестрельное оружие появилось на Руси, как у большинства европейских народов, во второй половине XIV в. Оно изобретено где-то на мусульманском востоке в XIII в. и в Европе долго не выходило за пределы Испании. Артиллерия всюду употреблялась раньше, чем ручное огнестрельное оружие. Москвичи в 1382 г. применяли уже пушки. Облик этих орудий нам неизвестен, но, вероятно, они, как и в Западной Европе того времени, были изготовлены путём сварки из отдельных колец, выкованных из железа.

В XV в. повсеместно стали более обычны литые медные пушки. При этом тоже отливалось не всё орудие целиком, а отдельные медные кольца, потом соединявшиеся. У нас быстро развилось своё пушечное производство. Автор похвального слова тверскому великому князю Борису Александровичу, инок Фома упоминает в середине XV в. тверского мастера - пушечника Микула Кречетникова. Судя по контексту, это явно не первый представитель пушечного производства. Фома говорит о нём: "Таков беяше сей мастер, яко и среди немец не обрести такова". Тверское княжество вообще и до того славилось своей лучшей на Руси артиллерией, а при Борисе Александровиче оно переживало эпоху последнего своего усиления.

От придворной церемониальной обстановки русских удельных князей дошёл до наших дней один предмет, связанный с именем только что упомянутого могущественного князя. Это рогатина (вид копья), на ней надпись: "Рогатина великого князя Бориса Александровича". Рукоять обложена серебром, и на ней гравированы фигуры, по-видимому, иллюстрации какой-то не дошедшей до нас повести: сцены борьбы, охоты, беседы, мытья в бане, угощенья и т. д.

Рис. 117. Рогатина тверского великого князя Бориса Александровича
Рис. 117. Рогатина тверского великого князя Бориса Александровича

Сабля, явившаяся на Руси ещё в X в., долго не могла вытеснить меч, и произошло это около XIV в. Летописи и грамоты этого времени чаще упоминают сабли, чем мечи. К XVI в. меч уже перестал быть боевым оружием.

На Куликовом поле выпахана кольчуга, принадлежавшая одному из участников битвы. Она сплетена из мелких круглопроволочных колечек подобно большинству русских кольчуг, как более древних, так и более поздних. Выше уже была речь о широкой распространённости на Руси этого доспеха.

Русские военные люди сделали к XV в. важное изобретение. Они создали быстроходные лыжи современного типа. Родиной их многие считают Скандинавию, потому что оттуда они проникли недавно, в XIX в., в остальные страны Западной Европы. Но шведский дипломат и военный агент Пальм, посетивший Москву в начале XVII в., подробно описывает эти лыжи, удивляется их быстроходности и называет их русским изобретением. Дело в том, что хотя в Скандинавии подобные лыжи известны с неолита, они не годились для быстрого хода: скользила только длинная левая, а короткая правая служила для отталкивания. Большой быстроты не позволяли развить и лыжи северовосточных областей, короткие и широкие, подбитые снизу мехом, тоже восходящие к неолиту (в том числе и у нас). Охотники в течение тысячелетий довольствовались этими двумя типами лыж (а также ещё более тихоходными ступательными).

Военное применение лыж является русским нововведением. Наши летописи сообщают о целом ряде лыжных походов русской рати в XV и XVI вв. (лыжники участвовали и в боях). В связи с этим, очевидно, и возник современный тип лыж, не позже XV в.

Русские монеты, чеканившиеся ещё в XI в., снова после перерыва стали чеканиться только в XIV в. и почти одновременно в Москве при Дмитрии Ивановиче Донском и в Нижнем - Новгороде при Дмитрии Константиновиче (по-видимому, в Нижнем - Новгороде немного раньше). В Твери чеканка введена только в начале XV в., при Иване Михайловиче, а в Новгороде (см. выше) ещё позже.

Рис. 118. Рогатина сверского великого князя Бориса Александровича, деталь
Рис. 118. Рогатина сверского великого князя Бориса Александровича, деталь

Основной монетой всюду была серебряная деньга. Это название через татар пришло из Средней Азии (там оно звучит "теньга"). В XV в., поскольку ещё не была изжита феодальная раздробленность, деньги чеканили во многих русских городах: в Москве, Галиче, Серпухове, Боровске, Можайске, Верее, Дмитрове, Ростове, Ярославле, Угличе, Суздале, Нижнем - Новгороде, Твери, Городне, Кашине, Микулине, Рязани, Пронске, Смоленске, Торжке; Новгород и Псков имели свои монеты.

Разнообразие изображений на деньгах XIV - XV вв. беспредельно. Выдержанного типа монет нигде, кроме Новгорода (см. выше), не было. Каждый князь имел по нескольку монетных типов. Здесь можно ограничиться только историей московского чекана.

Деньги Дмитрия Донского редки; на них имеется его имя и изображён воин с саблей или петух, на обороте татарская надпись с именем золотоордынского хана. На деньгах с именем Василия I обычно изображается всадник, как и на печатях этого князя. Иногда встречается барс, на обороте по-прежнему имя хана. На деньгах с именем Василия II изображения очень разнообразны: всадник, воин с саблей, стрелок из лука, петух, барс, дракон, птица-сирин, сфинкс, белка и т. д. На обороте иногда помещается имя хана, но обычно его уже нет. Татарское иго было поколеблено.

Основными археологическими данными, характеризующими феодальную политическую раздробленность, являются монеты вышеперечисленных самостоятельных полугосударств. Для археологического изучения феодального землевладения важны были бы раскопки городищ того типа, о котором в предыдущих главах уже шла речь. Укреплённые феодальные усадьбы дошли до нас не только от домонгольского времени, но и от XIV - XV вв. К сожалению, они почти не подвергались раскопкам, равно как и селища. Техника земледелия Московского великого княжества не изучена совершенно.

При Иване III двухвековая работа по собиранию Руси подходила к концу. Москва стала столицей большого государства. В связи с этим изменился и её внешний облик. В Москве были предприняты грандиозные по тому времени строительные работы. Природные запасы белого камня не были, по-видимому, для этих работ достаточны, да он и стоил бы при таких размерах строительства слишком дорого. Все новые постройки возводились из кирпича, не употреблявшегося до того в Москве никогда. Пришлось, очевидно, соорудить значительные кирпичные заводы. Московские кирпичи были толще домонгольских и новгородских. Белокаменные церкви были заменены большими кирпичными, белокаменный Кремль - более мощным кирпичным, деревянный княжеский дворец - пышным кирпичным. Постройки предпринимались и частными лицами: купец Таракан построил себе в Кремле кирпичные палаты ещё тогда, когда сам Иван III жил в деревянных. Потом примеру купца последовали некоторые бояре. Великий князь сначала соорудил кирпичную палату для казны и лишь затем принялся за дворец. Некоторые из построенных тогда церквей дошли до наших дней, в том числе Успенский и Благовещенский соборы в Кремле.

Теперешняя кремлёвская стена воздвигнута в 1485 - 1499 гг. На ней у Спасских ворот была выбита с двух сторон горделивая надпись, доныне рассказывающая нам об этой постройке и о собирании Руси. На внутренней стороне надпись русская: "В лето 6999 (1491) иулиа божиею милостию сделана быт сиа стрелница повелением Иоанна Васильевича государа и самодержца всея Русии и великого князя володимерьского и московского, и новогородского, и псковского, и тверского, и югорского, и вятского, и пермьского, и болгарского и иных, в 30-е лето государьства его". На наружной стороне то же самое написано по-латыни.

Кремль сложен из кирпича. Его многочисленные башни в большинстве своём четырёхугольны. Три угловые башни круглые. Все они построены по последнему слову тогдашней фортификационной техники. Бойницы в виде ласточкиных хвостов являются наиболее продуманной формой укрытия стрелков. От современного Кремля Кремль Ивана III отличается тем, что башни не имели вышек, эти украсившие Москву вышки надстроены в XVII в. При Иване III Кремль был значительно выше, чем теперь, поскольку окружающие его места заросли теперь культурным слоем.

Москва тогда занимала довольно большую площадь. На запад и на север от Кремля город доходил до теперешнего бульварного кольца, на восток переходил за него и достигал Таганской площади, на юге уже была заселена значительная часть Замоскворечья. Иван III в 1495 г. приказал снести замоскворецкие церкви и дворы вдоль берега; здесь он устроил сад, на фоне которого должен был великолепно выделяться только что построенный Кремль. Ни одна столица, ни в Европе, ни в Азии, не имела тогда такого большого городского сада в центре.

Рис. 119. Московская пушка 1485 г., мастера Якова
Рис. 119. Московская пушка 1485 г., мастера Якова

На Руси была создана мощная артиллерия. Многочисленные пушки отливались в Москве из меди. Древнейшая из дошедших до нас русских пушек имеет на себе русскую надпись, что она "сделана в лето 6993 (1485), а делал Яков". Она замечательна тем, что выполнена по образцу, который в Западной Европе был тогда последней новинкой.

Как уже говорилось, до конца XV в. пушки делались из отдельных составных частей, со швами по линиям спайки. Дула до конца XV в. были прямые. В конце XV в. явились в Европе пушки без швов, отлитые в цельных формах и с резким раструбом дула. Московская пушка 1485 г. именно такова. Пушечные мастера изучали в Москве своё мастерство. В 1491 г. была отлита пушка того же типа, надпись на ней заканчивается словами: "А делали Яковлевы ученики Ваня да Васюк". Московское правительство раньше и лучше, чем все его соседи, осознало значение артиллерии и всемерно её развивало.

Гербом Москвы был всадник со времён по крайней мере Василия I, с конца XIV в. Назывался он "ездец" (только в XVIII в. он официально переименован в Георгия).

Собирание Руси привело к коренным изменениям в монетном деле. Разнообразные монеты двадцати феодальных полугосударств обречены были на исчезновение. При Иване III московские деньги стали общерусскими. Изображения на них стали выдержанными. Обычно на них помещался московский ездец. Впрочем, довольно часто встречается ещё деньга с цветами: на одной стороне её ромашка, на другой - роза. Других рисунков нет. Имя хана не помещается уже никогда: Москва покончила с этим внешним признаком татарского владычества, не дожидаясь окончательного падения ига; ведь Иван III вступил на престол и начал чеканить монеты за 18 лет до этого события, да и отец его обычно выпускал деньги без имени хана.

Но татарские надписи на новых монетах иногда имеются, смысл их противоположен. Ими пишется имя самого Ивана или название Москвы. Это предназначалось для вассальных татар. Московские деньги с этих пор так же единообразны по весу, как и по облику. Они часто встречаются в кладах и в XV в. сделались наиболее распространёнными монетами Восточной Европы.

К концу XV в. Москва стала столицей великой державы. Перед этой державой открывалось великое будущее.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









ПОИСК:




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'