НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

3. Германия в первые годы Веймарской республики (1919-1921 гг.)

Веймарская конституция

Заседавшее в Веймаре Национальное собрание было призвано закрепить в республиканской конституции буржуазный строй с теми изменениями, которые произошли в результате Ноябрьской революции. В сущности, речь шла о поверхностных буржуазно-демокра.тических преобразованиях в сфере государственного устройства, обусловленных ослаблением политической роли юнкеров и повышением значения промышленной и финансовой буржуазии. Стоявший у власти блок социал-демократов и буржуазных партий считал своей основной задачей охрану капиталистических порядков, создание плотины против пролетарского революционного движения.

К этой цели и направлялись усилия большинства Национального собрания. Коалиционное правительство всемерно поощряло демагогическую активность депутатов, выступавших с громкими декларациями о свободе и демократии. Такие речи и обильно расточаемые обещания улучшить положение трудовых масс поддерживали доверчивое отношение мелкой буржуазии и крестьянства к правящим кругам.

Искусно использовались также патриотические чувства немецкого народа, бурно протестовавшего в это время против грабительских и унизительных для Германии условий мирного договора, предъявленных Парижской конференцией. Ожесточенная шовинистическая агитация, развернутая правящими партиями против подписания мирного договора, отвлекала народные массы от революционной борьбы.

Шейдеман на заседании Национального собрания 12 мая лицемерно заявил: «Пусть отсохнет рука, которая подпишет такой договор». Собрание отклонило условия мира, в стране была объявлена «неделя национального траура», президент Эберт, Шейдеман и другие члены правительства выступили во главе массовых демонстраций протеста против договора. Но все это служило основной цели - добиться спада революционного движения. Когда эта цель была достигнута, коалиционное правительство социал-демократа Бауэра, заменившее правительство Шейдемана, подписало 28 июня 1919 г. Версальский договор, и 9 июля он был утвержден Национальным собранием.

Единственной политической партией в Германии, разоблачившей подлинный характер Версальского договора, была Коммунистическая партия. Коммунисты указывали, что этот договор, возлагающий на Германию огромные тяготы, является результатом сговора между германскими империалистами и империалистами Соединенных Штатов, Англии, Франции и что он заключен в интересах контрреволюции, с целью порабощения немецких трудящихся иностранными и «своими» капиталистами.

Вскоре после подписания Версальского мирного договора Национальное собрание завершило выработку конституции. 31 июля 1919 г. конституция была утверждена и 11 августа вступила в силу. По сравнению с кайзеровскими порядками она была шагом вперед, так как предоставляла рабочему классу некоторые возможности для развертывания борьбы за свои интересы. В ней были сформулированы буржуазно-демократические свободы - свобода слова, собраний, союзов, равное, прямое и тайное избирательное право, равенство всех перед законом, устанавливалась ответственность правительства перед парламентом и т. д. Но ряд статей конституции сильно ограничивал возможность народного волеизъявления. Президент республики, избираемый на 7 лет всеобщим голосованием, назначал рейхсканцлера и министров, являлся верховным главнокомандующим всеми вооруженными силами страны, мог по своему усмотрению распустить рейхстаг, назначить новые выборы и даже ввести чрезвычайное положение в стране, применить вооруженные силы и приостановить действие демократических свобод и конституционных прав. Конституция гарантировала неприкосновенность частной собственности. Сохранялось деление Германии на автономные государства - земли, что в значительной степени укрепляло реакцию и привилегированное положение Пруссии. Наряду с выборными рейхстагом и ландтагами земель был учрежден рейхсрат (имперский совет, составлявшийся из представителей правительств земель), который существенно ограничивал права рейхстага.

В целом Веймарская конституция утверждала господство буржуазии и помещиков. Провозглашение республики и введение всеобщего избирательного права не подорвало этого господства. Отличие от кайзеровских времен состояло в том, что в юнкерско-буржуазном блоке, правившем тогда страной, господствовали юнкеры, а в Веймарской Германии (как стали называть Германию после принятия конституции) руководящая роль принадлежала промышленным и финансовым магнатам.

Капповский путч

После заключения Версальского договора германская буржуазия, сохранив позиции внутри страны и получив от государства возмещение за потерю капиталов за границей, начала укреплять свои организации. В декабре 1919 г. в результате слияния Объединения центрального союза германских промышленников с Союзом промышленников образовался Имперский союз германской промышленности, который вместе с Объединением германских союзов работодателей направлял из-за кулис политику правительства. Объединение германских союзов работодателей занималось в первую очередь вопросами борьбы с организациями рабочего класса, вопросами заработной платы, рабочего дня и т. п., а Имперский союз германской промышленности - общими экономическими и политическими проблемами. Обоими союзами руководили Крупп, Стиннес, Гугенберг и другие магнаты монополистического капитала.

В конце 1919 - начале 1920 г. буржуазия усилила наступление на демократические права рабочего класса. 13 января 1920 г. был издан закон о фабрично-заводских советах, фактически запретивший забастовки. Вместе с тем контрреволюционные военные организации, вербуя офицеров, кулаков, реакционно настроенных студентов, деклассированные элементы, вели разнузданную шовинистическую и антидемократическую пропаганду. Активизировалась деятельность реакционной националистической военной организации «Стальной шлем», возникшей в ноябре 1918 г.

Правящие круги укрепляли и армию. К началу 1920 г. германские вооруженные силы, несмотря на ограничительные статьи Версальского договора, насчитывали 400 тыс. человек без «добровольческих» объединений. Часть германской армии с согласия Антанты все еще находилась в Прибалтике, где подавляла революционное движение и осуществляла агрессию против Советской России.

Стремясь к установлению военной диктатуры, верхушка генералитета - Людендорф, Лютвиц - стала готовить заговор с целью свержения правительства, реставрации монархии и уничтожения Веймарской конституции. Главой правительства заговорщики предполагали назначить помещика Каппа. Заговор поддерживали некоторые круги буржуазии и юнкерство. Заговорщики считали, что, захватив власть, они добьются пересмотра военных условий Версальского договора.

Постепенно и скрытно к Берлину подтягивались «добровольческие» части. 10 марта 1920 г. генерал Лютвиц предъявил правительству требование распустить Национальное собрание и переизбрать президента. Эберт и глава правительства социал-демократ Бауэр отклонили требование мятежников, но не приняли никаких мер для их обуздания.

В ночь на 13 марта «морская бригада» Эрхардта вступила в Берлин. Президент и правительство бежали в Штутгарт. В ответ на приказ Эберта рейхсверу выступить против мятежников генерал фон Сект, начальник общевойскового управления министерства рейхсвера, заявил, что «рейхсвер не сражается против рейхсвера». 13 марта Капп объявил себя рейхсканцлером. В воззвании, опубликованном в тот же день, Капп изложил свою программу восстановления привилегий юнкеров и военщины и заявил, что забастовки будут беспощадно подавляться.

Лидеры социал-демократии были противниками установления капповской диктатуры, так как считали, что реставрация монархии обострит политическое положение в стране. Однако практически они бездействовали. Против мятежников выступили рабочие, руководимые коммунистами и рядовыми социал-демократами. Уже 13 марта вспыхнула всеобщая стачка, которая вскоре охватила почти всю страну. Во многих местах рабочие начали вооружаться. В Хемнице взялись за оружие три тысячи человек. Несколько дней продолжались бои в Лейпциге и Галле. Почти во всех городах Тюрингии дело дошло до длительных баррикадных сражений. Серьезные столкновения произошли в Киле и Гамбурге. В Рейнской области и Вестфалии образовалась Красная Армия; десятки тысяч красноармейцев вступили в бой с отрядами мятежников. В Мекленбурге активное участие в борьбе приняли сельскохозяйственные рабочие, добывшие для себя и для городских рабочих оружие из складов, которые они обнаружили в захваченных ими поместьях. Так образовался единый фронт рабочего класса против реакционного переворота.

Всеобщая забастовка и вооруженное восстание рабочих сорвали путч. Диктатура Каппа была ликвидирована, а сам Капп бежал в Швецию. Тотчас после разгрома мятежа руководитель реформистских профессиональных союзов Легин заявил: «Ни одно правительство не удержится в Германии 24 часа против воли рабочих». Однако все помыслы реформистов были направлены на то, чтобы рабочий класс не смог осуществить свою волю.

17 марта правительство вернулось из Штутгарта в Берлин и объявило о прекращении забастовки. Оно обещало наказать участников мятежа, распустить контрреволюционные военные соединения, разрешить образование местных отрядов рабочей обороны, «немедленно приступить к социализации созревших для этого отраслей хозяйства» и т. д. Но вместо всего этого правительство направило «добровольческие» дружины против рабочих Рейнской области и Вестфалии, так как оно вооруженного пролетариата боялось больше, чем монархистских мятежников. Шейдеман следующим образом оценил положение, создавшееся в связи с выступлением рабочих против капповского мятежа: «Тогда существовала опасность, что под тяжестью этого напора по всей линии будет разгромлена не только власть военной силы в Берлине, повсюду встречавшая осуждение, но даже и рейхсвер, а на его месте возникнет нечто вроде республиканского народного ополчения, имеющего целью передать оружие исключительно в руки пролетариата».

Вооруженные рабочие Рейнской области и Вестфалии нанесли поражение «добровольческим» дружинам. Тогда правительство начало маневрировать, возобновило свои обещания, а тем временем направило в Рур 20 тыс. солдат рейхсвера. В кровопролитных боях рабочие были разбиты.

В итоге мятежники остались безнаказанными, обещания правительства не были выполнены, реакционные «добровольческие» части не распущены.

Дальнейшее укрепление позиций германской буржуазии

Поражение в Руре ослабило рабочий класс. Буржуазия использовала это и, опираясь на поддержку руководства Социал-демократической партии, еще больше усилила наступление на жизненный уровень трудящихся. Проводимая правительством политика инфляции помогала увеличению объема экспорта. Прибыли немецких экспортеров неимоверно росли. Акционерные компании наживали капиталы, а народные массы испытывали большие тяготы: продажа продовольствия населению сократилась, цены на предметы первой необходимости повысились.

Внутри страны открыто действовала черная реакция. «Два десятка тысяч профессиональных офицеров армии Гогенцоллернов, - говорилось в Манифесте II конгресса Коминтерна,- образуют, особенно после мятежа Каппа-Лютвица, крепкое контрреволюционное ядро... Эта централизованная организация террористов старого режима дополняется белыми партизанскими отрядами в юнкерских поместьях».

Реакционные силы Германии пользовались моральной и материальной поддержкой империалистов других стран и в первую очередь Соединенных Штатов Америки. 30 апреля 1919 г. Федеральное резервное бюро вынесло решение о предоставлении займа Германии. В том же году концерн «Стандард ойл» восстановил все свои старые связи с Германией, захватив значительную часть германского нефтяного рынка. С американскими трестами были тесно связаны видные германские буржуазные политические деятели и капиталисты - Штреземан, Куно, Ратенау и другие. В 1920 г. американский «король железных дорог» Гарриман заключил соглашение с гамбургской пароходной компанией «Гапаг». Тогда же возник ряд смешанных американо-германских банковских групп. Некоторые американские банки начали осуществлять финансирование крупнейших германских трестов, в том числе «Всеобщей компании электричества». Американские капиталисты способствовали начавшемуся перевооружению Германии и борьбе германской буржуазии против рабочего класса.

К середине 1920 г. германская буржуазия настолько окрепла, что у нее уже не было необходимости маскировать свою политику с помощью правых социал-демократов, тем более что позиции последних стали ослабевать. На выборах в рейхстаг в июне 1920 г. количество голосов, полученных Социал-демократической партией, сократилось наполовину (5,6 млн. голосов) по сравнению с выборами 1919 г. С другой стороны, число голосов, поданных за Независимую социал-демократическую партию, возросло больше, чем вдвое (5 млн. голосов). Коммунистическая партия, впервые участвовавшая в выборах, получила немногим более 400 тыс. голосов.

Положение в Коммунистической партии

Германские милитаристы решили покончить с коалицией и образовать правительство без социал-демократов. 25 июня 1920 г. один из лидеров партии центра, Ференбах, сформировал правительство из представителей Немецкой народной и Демократической партий при поддержке националистов.

После гибели К. Либкнехта и Р. Люксембург руководство Коммунистической партией возглавил Иогихес, но 10 марта 1919 г. он был арестован и затем убит в тюрьме предварительного заключения выстрелом в затылок. Находясь на нелегальном положении, неся многочисленные жертвы, партия тем не менее продолжала расти количественно, укреплялась идейно и вела энергичную борьбу против предателей из лагеря социал-демократии. В это время порвала с Независимой социал-демократической партией и вступила в Коммунистическую партию соратница К. Либкнехта и Р. Люксембург, ветеран рабочего движения Клара Цеткин, только что оправившаяся от длительной тяжелой болезни. На нелегальной конференции, открывшейся 29 марта во Франкфурте-на Майне, Клара Цеткин была избрана в состав Центрального Комитета.

К. Цеткин. Фотография.
К. Цеткин. Фотография.

В октябре 1919 г. в нелегальных условиях собрался в Гейдельберге партийный съезд; в его работе участвовало 46 делегатов, представлявших 106 тыс. членов партии. Съезд признал ошибкой бойкот выборов в Учредительное собрание и принял решение об участии партии в предстоявших парламентских выборах. Некоторые сектантски настроенные делегаты не согласились с этим решением и настаивали даже на том, что коммунистам не следует работать в реформистских профсоюзах. В феврале 1920 г. сторонники этой «левой» оппозиции были исключены из партии. Через два месяца они образовали так называемую Коммунистическую рабочую партию, однако большинство ее членов впоследствии вернулось в Коммунистическую партию, а Коммунистическая рабочая партия выродилась в небольшую сектантскую организацию, которая в течение ряда лет вела борьбу против Коммунистической партии Германии и Коммунистического Интернационала.

Летом 1920 г. под руководством Коммунистической партии развернулась борьба немецких рабочих за прекращение поддержки белополяков германским правительством. В Людвигсхафене, Мангейме, в Данцигском порту, на железнодорожных станциях в Берлине, Эрфурте, Хемнице, Штутгарте, Штеттине рабочие отказывались грузить и задерживали транспорты с оружием и снаряжением для буржуазно-помещичьей Польши.

Большую помощь молодая Коммунистическая партия Германии получала or братской Российской коммунистической партии (большевиков), от В. И. Ленина. В работах «Письмо к рабочим Европы и Америки» в январе 1919 г., «Привет итальянским, французским и немецким коммунистам», «Письмо Центральному Комитету Коммунистической партии Германии по поводу раскола» в октябре 1919 г. и «Письмо к немецким и французским рабочим» в сентябре 1920 г. В. И. Ленин дал ценные советы по важнейшим вопросам деятельности партии. Выдающееся значение для немецких коммунистов имела работа В. И. Ленина «Детская болезнь «левизны» в коммунизме».

В связи с ростом влияния коммунистов обострялся кризис в Независимой социал-демократической партии Германии. Многие рабочие в свое время примкнули к независимцам из чувства протеста против измены социал-демократических руководителей но здесь они снова встретились с оппортунизмом, лицемерием и соглашательством новых лидеров. Сознательные рабочие больше не хотели оставаться в одной партии с предателями. Подтверждалось положение, высказанное В. И. Лениным в октябре 1919 г., о том, что независимцы «кажутся единой партией; на деле масса их членов партии не солидарна с вождями в основном, в самом главном, в наиболее существенном» (В. И. Ленин, Привет итальянским, французским и немецким коммунистам, Соч., т. 30, стр. 37.). В октябре 1920 г. на съезде Независимой социал-демократической партии в Галле 236 голосами против 156 было принято решение о присоединении к Коммунистическому Интернационалу. В декабре 1920 г. собрался объединительный съезд коммунистов и революционного крыла независимцев. Он принял решение о ликвидации Независимой социал-демократической партии и создании Объединенной Коммунистической партии Германии. В Коммунистическую партию вступил и руководитель революционных гамбургских рабочих Эрнст Тельман, сыгравший крупную роль в организации левого крыла Независимой социал-демократической партии и в объединении этого крыла с Коммунистической партией. Насчитывавшая до объединения приблизительно 100 тыс. членов, Коммунистическая партия превратилась теперь в массовую организацию, охватившую более 300 тыс. членов. Во время выборов в прусский ландтаг в феврале 1921 г. Коммунистическая партия получила более 1 200 тыс. голосов.

Правые независимцы, возглавляемые Каутским, Гильфердингом, Бернштейном, сохранили за своей организацией название Независимой социал-демократической партии, но она просуществовала недолго и осенью 1922 г. слилась с Социал-демократической партией.

Мартовские бои 1921 г.

Усиление политической активности пролетариата вызывало у буржуазии большое беспокойство. Правящие круги решили нанести рабочим новый удар. 18 марта 1921 г. по приказу обер-президента прусской провинции Саксонии, социал-демократа Герзинга полиция и войска наводнили рабочие районы Средней Германии. Начались провокации, обыски, избиения и аресты. В ответ рабочие Мансфельдского промышленного округа, руководимые коммунистами, объявили забастовку протеста. Вскоре забастовка охватила всю Среднюю Германию и в ряде мест переросла в вооруженную борьбу с полицией. В Мансфельдском округе сформировались партизанские отряды, которые возглавил Макс Гельц - популярный среди рабочих руководитель вооруженной борьбы против капповцев в 1920 г. Партизаны наносили полиции и войскам удар за ударом. Движение солидарности с пролетариатом Средней Германии охватило Берлин, Гамбург и другие районы. Однако руководство социал-демократии и профессиональных союзов сделало все возможное, чтобы затормозить это движение. Выступление пролетариата Средней Германии было задушено.

Мартовские бои были навязаны рабочим буржуазией. В героической борьбе снова участвовал лишь авангард рабочего класса, вынужденный начать битву до выступления широких масс. Коммунистическая партия шла в первых рядах борющегося продетариата и завоевала большой авторитет в массах. Как указывал в своем постановлении Коммунистический Интернационал, она доказала, что является партией революционного пролетариата. Но вместе с тем, отмечалось в решении Коммунистического Интернационала, партия допустила ряд ошибок, из которых важнейшая заключалась в том, что не был достаточно подчеркнут оборонительный характер борьбы.

Ошибку Коммунистической партии попытался использовать оппортунист Пауль Леви. После трагической гибели Иогихеса он пробрался к руководству партии и повел борьбу против укрепления ее рядов, против решений Коминтерна, а в феврале 1921 г. вышел из Центрального Комитета и создал свою фракцию. Едва закончились мартовские события, Леви выпустил брошюру под названием «Наш путь против путчизма». В ней говорилось, что в мартовских боях участвовали «деклассированные элементы», а партия стала на путь «путчизма и авантюр».

Центральный Комитет Коммунистической партии Германии в апреле 1921 г. исключил Леви из партии. «Если кто-либо после борьбы, в которой участвовали сотни тысяч, выступает против этой борьбы и поступает так, как Леви,- говорил В. И. Ленин, - то его нужно исключить. Это и было сделано» (В. И. Ленин, III конгресс Коммунистического Интернационала 22 июня - 12 июля 1921 г. Речь в защиту тактики Коммунистического Интернационала 1 июля, Соч., т. 32, стр. 449.).

В августе 1921 г. съезд Коммунистической партии в Иене признал правильной критику ошибок партии, данную Коммунистическим Интернационалом, и принял постановление об усилении работы в профессиональных союзах. В письме к немецким коммунистам В. И. Ленин в эти дни писал о задачах, стоящих перед партией: «Не терять хладнокровия и выдержки; - систематически исправлять ошибки прошлого;- неуклонно завоевывать большинство среди рабочих масс и в профсоюзах и вне их; - терпеливо строить крепкую и умную коммунистическую партию, способную действительно руководить массами при всех и всяких поворотах событий; - вырабатывать себе стратегию, стоящую на уровне наилучшей международной стратегии самой «просвещенной» (вековым опытом вообще, «русским опытом» в особенности) передовой буржуазии...» (В. И. Ленин, Письмо к немецким коммунистам, Соч., т. 32, стр. 488.)

Поражение авангарда немецкого рабочего класса в 1921 г. еще не было концом периода революционного подъема в Германии. Новое ухудшение внутреннего и международного положения страны привело через некоторое время к острому революционному кризису.


предыдущая главасодержаниеследующая глава








Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2022
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'