НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава пятнадцатая. Военные действия в Атлантике, на Средиземном море и в северной Африке зимой 1941/42 г.

1. Военные действия в Атлантике

Зимой 1941/42 г. немецко-фашистское командование по-прежнему стремилось наращивать усилия в борьбе с судоходством союзников

в Атлантике. Разрабатывалась программа тотальной подводной войны, развертывалось ускоренное строительство подводных лодок, изыскивались более эффективные способы их применения.

С вступлением в войну США в Атлантике создалась своеобразная обстановка. С одной стороны, резко изменилось соотношение сил флотов в пользу союзных держав, а с другой - расширилась сфера деятельности немецких подводных лодок, что привело к увеличению потерь торговых судов Великобритании и США.

Главной задачей английского и американского флотов в Атлантическом океане оставалась оборона океанских коммуникаций. На Вашингтонской конференции президент Рузвельт подчеркнул особое значение обеспечения безопасности коммуникаций, в частности в Атлантическом океане, а также морских и воздушных - с Ближним и Дальним Востоком (Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 - август 1942, стр. 269.). В связи с этим были намечены некоторые совместные мероприятия по защите коммуникаций в Атлантике. Для восполнения потерь торгового флота Англия и Соединенные Штаты Америки заключили соглашение о расширении строительства судов в США: в 1942 г. общим тоннажем до 8 млн. тонн, а в 1943 г.- до 10 млн. тонн (W. Churchill. The Second World War, VО1. III, р. 611.).

Несмотря на то что военные действия на атлантических коммуникациях шли уже в течение двух лет, военно-морской флот США к началу вступления их в войну оказался слабо подготовленным к борьбе с подводными лодками, не располагал достаточным количеством противолодочных средств; немногочисленные корабли его легких сил, расписанные по шести военно-морским округам и базам, задач по защите морских сообщений не отрабатывали; органы, ведающие противолодочной обороной, ни в составе управления морских операций, ни в распоряжении командующего флотом не были созданы.

Из противолодочных сил флот США имел лишь 14 охотников за подводными лодками, 11 канонерских лодок и 23 переоборудованные патрульные яхты. Кроме того, к участию в противолодочной обороне он мог привлечь 176 эсминцев и 56 тральщиков. Общее количество кораблей, которые предполагалось использовать с этой целью, не превышало 280 (С. Морисон. Битва за Атлантику, стр. 245-247.).

Противолодочная авиация США на Атлантическом побережье состояла всего из шести патрульных эскадрилий (С. Морисон. Битва за Атлантику, стр. 250.).

К тому же все эти силы не имели достаточной подготовки к ведению боевых действий. Вооружение и маневренность большинства противолодочных кораблей не обеспечивали необходимую эффективность борьбы с подводными лодками противника.

Таким образом, американский военно-морской флот был "совершенно не подготовлен (как с материальной, так и с моральной точек зрения) для развертывания противолодочных операций у Атлантического побережья и отражения боевых действий германских подводных лодок, начавшихся в январе 1942 г." (С. Морисон. Битва за Атлантику, стр. 208.).

Эскортные силы английского флота в Атлантическом океане на 1 января 1942 г. насчитывали 407 кораблей охранения (эсминцы, корветы, шлюпы и катера) (С. Роскилл. Флот и война, т. 2, стр. 469-480.). Основные соединения базировались на Лондондерри, Ливерпуль и Гринок, а также на Гибралтар, Фритаун и на побережье Канады. Часть кораблей находилась в базах восточного и южного побережья Англии для защиты каботажного судоходства.

Береговое командование военно-воздушных сил имело в своем распоряжении 37,5 эскадрильи (С. Роскилл. Флот и война, т. 2, стр. 465.). Около 400 самолетов первой линии насчитывала авиация военно-морских сил.

Поступление на вооружение флота новых кораблей и противолодочных самолетов было незначительным, оно не отвечало возраставшим потребностям ведения войны на море.

Немецко-фашистское командование отчетливо представляло, какое большое значение для Великобритании и США имели атлантические коммуникации, и всемерно стремилось нарушать их. Уже 9 декабря 1941 г. оно сняло все ограничения с действий подводных лодок против американских торговых судов и боевых кораблей. Им разрешалось вести поиск противника и наносить по нему удары в любом районе Северной Атлантики за пределами 26° западной долготы, включая и панамериканскую "зону безопасности" (К. Дениц. Немецкие подводные лодки во второй мировой войне, стр. 217.).

Докладывая в ставке 12 декабря об обстановке в Атлантике, главнокомандующий немецким флотом Редер поставил вопрос о необходимости усилить борьбу с американо-английским судоходством (Lagevortrage des Oberbefehlshabers der Kriegsmarine vor Hitler 1939-1945, S 325-326.). Для решения этой задачи требовались крупные разнородные силы флота и авиации. Однако из-за больших потерь в самолетах на советско-германском фронте значительно сократились возможности пополнения военно-воздушных соединений на Западе. Крупные надводные корабли в тот период готовились к действиям на внешних морских путях сообщения Советского Союза на севере. Поэтому в борьбе на коммуникациях союзников в Атлантике, особенно в западной ее части, германское командование главную роль отвело подводным лодкам. При этом оно не без оснований считало, что противодействие у побережья США не будет сильным, и надеялось добиться здесь более значительных успехов, чем на подступах к Англии.

Однако расширение фашистской Германией подводной войны затруднялось тем, что сроки ввода в строй новых лодок и подготовки их к боевым действиям затягивались. Выполнение намеченной программы строительства подводного флота зимой 1941/42 г. срывалось. Основные ресурсы немецкой экономики шли на производство вооружения и боевой техники для сухопутных войск. Судостроительные заводы испытывали недостаток в рабочей силе, металле, электроэнергии. Не хватало рабочих и в ремонтных цехах. К тому же в южной части Балтийского моря образовался ледостав. Это ограничило возможности боевой подготовки подводников.

К 1 января 1942 г. немецкий подводный флот насчитывал лишь 91 боеспособную лодку; из них 23 действовали в Средиземном море, 3 готовились к переходу туда, 6 находились на западных подступах к Гибралтару, 4 - у берегов Северной Норвегии, 22 - в других районах, 33 проходили ремонт. Таким образом, в Атлантике боевые действия одновременно вели только 10-12 лодок (К. Д е н и ц. Немецкие подводные лодки во второй мировой войне, стр. 219- 220. Другие авторы, в частности Морисон, дают иную цифру боеспособных лодок Германии - 101.). Поэтому немецко-фашистское командование приняло решение как можно быстрее направить к восточному побережью Америки шесть подводных лодок большого водоизмещения (Brassey's Naval Annual. 1948, р. 245.).

На подготовку и развертывание подводных сил немецкому командованию потребовался целый месяц. Первая группа из пяти лодок начала боевые действия у восточного побережья США (между рекой Св. Лаврентия и мысом Гаттерас) только 12 января 1942 г. Как и ожидали немцы, она не встретила никакого противодействия. Хотя с момента объявления войны прошло немало времени, американский флот еще не организовал в этом районе противолодочной обороны. Немецкие подводники доносили, что "судоходство здесь проходит... в обстановке, аналогичной мирному времени. Побережье не затемнено, города залиты светом, маяки и буи горели... Суда ходили обычными курсами с зажженными ходовыми огнями... Капитаны судов явно не знали, как действовать, и уж никак не рассчитывали на ночные атаки подводных лодок" (Цит. по: К. Дениц. Немецкие подводные лодки во второй мировой войне, стр. 226.).

В отличие от Северной Атлантики, где транспорты следовали в конвоях, у американского побережья немецкие лодки имели дело с отдельными судами и поэтому сами действовали в одиночку, используя способы, оправдавшие себя в начале войны. Днем они ложились на грунт, а с наступлением темноты всплывали и начинали поиск. Суда хорошо проектировались на фоне ярко освещенного берега. Для экономии боеприпасов атака производилась одной торпедой с минимальной дистанции. Против малых судов применялась артиллерия. Из множества попадавшихся целей подводники выбирали в первую очередь танкеры и груженые суда. Только за вторую половину января группа лодок потопила 13 судов (95 тыс. брт), в том числе 9 танкеров (С. Морисон. Битва за Атлантику, стр. 175, 407.).

В середине января немецкое командование направило к побережью США еще три большие лодки, а в конце месяца сюда дополнительно перенацелило семь средних лодок из района Азорских островов. Однако дальнейшее наращивание сил на этой важной коммуникации затормозилось. Гитлер потребовал довести группировку подводных лодок в Норвегии для ведения боевых действий на советских коммуникациях до 20 единиц (К. Дениц. Немецкие подводные лодки во второй мировой войне, стр. 233- 235.).

В начале февраля очередная группа из пяти больших лодок была направлена в Карибское море с задачей, уничтожать танкеры, а также обстреливать нефтехранилища на островах Аруба и Кюрасао. Противолодочная оборона американцев здесь оказалась слабой. В течение месяца немецкие подводники потопили 19 судов. Всего же за период с середины января по апрель 1942 г. в американских водах они уничтожили 198 судов (1 150 тыс. брт) (К. Дениц. Немецкие подводные лодки во второй мировой войне, стр. 241- 242.).

Чтобы продлить время пребывания лодок на американских коммуникациях, пролегавших в большом удалении от немецких баз, гитлеровское командование изыскивало возможности доставки подводникам топлива в океан. Эта проблема была решена с помощью транспортных подводных лодок (танкеров), которые могли брать по 400 и более тонн дизельного топлива (И. Исаков, Л. Еремеев. Транспортная деятельность подводных лодок. М., 1959, стр. 54-72.).

В начале марта у побережья США находилось одновременно 16-18 немецких лодок. В других районах Атлантики германские подводники действовали с меньшей интенсивностью. Небольшие группы лодок периодически появлялись на северной трансатлантической коммуникации (Ньюфаундленд - Исландия - Англия) и у западного побережья Африки. В начале марта две лодки у Фритауна потопили 11 судов.

В марте - апреле у берегов Бразилии оперировало несколько итальянских подводных лодок.

За декабрь 1941 г. и четыре месяца 1942 г. от ударов немецких подводников союзники потеряли 340 судов (1897,5 тыс. брт); Германия лишилась 24 лодок (главным образом в северной и центральной частях океана). За это же время Италия потеряла 6 подводных лодок (Л. Еремеев, А. Шергин. Подводные лодки иностранных флотов во второй мировой войне, стр. 185, 194, 306; С. Роскилл. Флот и война, т. 1, стр. 540; т. 2, стр. 500.).

Большие потери в судах транспортного флота заставили американское командование пересмотреть организацию противолодочной обороны и укрепить ее. На подходах к портам и базам развертывались дозоры и патрули. Для этого использовались все возможности, вплоть до привлечения прогулочных и спортивных яхт, частных самолетов. Однако, не имея вооружения и оборудования для борьбы с подводными лодками, такие средства в лучшем случае могли лишь сообщать приблизительное место нахождения противника.

Противолодочная оборона по мере расширения зоны действий противника создавалась вдоль всего побережья. Еще до вступления США в войну она была организована у канадского побережья, в районе Ньюфаундленда, где сходились пути трансатлантических конвоев из Сидни, Галифакса, Портленда, Бостона; в течение марта - апреля - в Восточном и Карибском военно-морских округах. К апрелю в составе Восточного округа было сформировано первое соединение противолодочной авиации (170 армейских и морских самолетов), приступившее к регулярному патрулированию прибрежной зоны (С. Морисон. Битва за Атлантику, стр. 175.). Тогда же завершилось строительство военно-морской и военно-воздушной баз, на острове Тринидад.

В начале апреля в зоне Восточного военно-морского округа (Нью-Йорк - Флорида) вводится система прибрежных конвоев. Переходы они совершали днем, ночью отстаивались в портах. Охранение транспортов тогда было еще слабым.

В целом противолодочная оборона у американского побережья в период с января по апрель 1942 г. была слабой и ненадежной. Лишь в апреле немецкие лодки стали встречать здесь организованное противодействие. 1 марта в районе Ньюфаундленда была потоплена первая подводная лодка противника, а 13 апреля в районе мыса Гаттерас американский эсминец уничтожил еще одну немецкую лодку.

Защита торгового флота у побережья затруднялась не только недостатком сил и средств, но и слабой организацией судоходства и руководства боевой деятельностью военно-морских сил США. Сказывалось также отсутствие четкого взаимодействия между американским и английским флотами.

Через две недели после катастрофы в Пёрл-Харборе началась реорганизация военно-морского командования США. Бывший командующий Атлантическим флотом адмирал Кинг стал главнокомандующим военно-морскими силами. В марте 1942 г. должности главнокомандующего ВМС и начальника морских операций (эквивалент начальника штаба ВМС) были объединены.

В марте - апреле создается командование противолодочной обороны. Открываются курсы по подготовке специалистов для кораблей и частей. Начинается установка радиолокационного оборудования на кораблях и самолетах, форсируется оснащение вооружением торговых судов. Постепенно налаживается взаимодействие между командованием английского и американского флотов в защите судоходства.

Поскольку основное внимание немецкого подводного флота сосредоточивалось на районах Западной Атлантики, его активность на коммуникациях, ведущих к Британским островам, заметно снизилась. Число лодок на западных подходах к Англии резко сократилось. Французский историк Массон пишет, что в течение первых шести месяцев после вступления США в войну Дениц оставлял на втором плане подступы к Британским островам и коммуникацию Галифакс - Ливерпуль, нацелив все усилия на нарушение прибрежного судоходства Соединенных Штатов ("Revue d'histoire de la deuxieme guerre mondiale", 1968, № 69, р. 16.).

Английское командование продолжало совершенствовать оборону прибрежных коммуникаций. Военно-морские базы пополнялись артиллерийскими, торпедными, сторожевыми катерами и тральщиками.

Систематически велось траление фарватеров. В первом полугодии 1942 г. только в Темзе англичане вытралили около 500 мин.

Была усилена противовоздушная оборона района устья реки. Зоны противолодочного патрулирования над морем увеличились до 500 миль. И все же эффективность поиска оставалась низкой. За пять месяцев 1942 г. самолеты берегового командования ВВС Англии, налетав более 5 тыс. часов, повредили только две немецкие лодки (S. Roskill. The War at Sea 1939-1945. Vо1 III. London, 1960, р. 263.).

Руководители адмиралтейства и ВВС Великобритании вели бесплодные споры о том, куда направить основные усилия авиации: на борьбу с подводными лодками или на бомбардировки территории Германии. Этим во многом объяснялось то, что ни та ни другая задача не решалась со значительным размахом.

В апреле английская авиация произвела дополнительные минные постановки у берегов противника. В налетах на военно-морские базы, порты и судостроительные верфи Германии участвовала и американская авиация. Однако масштабы действий союзных бомбардировочных сил носили ограниченный характер (около 1000 самолетовылетов в месяц) (С. Роскилл. Флот и война, т. 2, стр. 152.).

28 марта 1942 г. небольшие силы английского флота совершили рейд на Сен-Назер - базу немецких подводных лодок в Бискайском заливе, но его результаты были незначительными.

Немецко-фашистское командование с середины зимы ослабило борьбу против союзного судоходства на подступах к Британским островам, чтобы усилить ее на коммуникации, проходившей к северу от Нордкапа из района Исландии в Кольский залив и Белое море.

Вскоре гитлеровская ставка решила перевести на север эскадру кораблей в составе линкоров "Шарнхорст", "Гнейзенау" и тяжелого крейсера "Принц Эйген", которые с весны 1941 г. находились в Бресте и подвергались там систематическим ударам британской авиации. Английское адмиралтейство, зная о готовящемся переходе, попыталось уничтожить немецкие корабли, но успеха не добилось. 12 февраля 1942 г. эскадра под прикрытием истребителей прошла через Ла-Манш в Северное море. Но линкоры при этом получили повреждения.

Прорыв немецкой эскадры из Бреста в Северное море нанес серьезный удар по престижу английского флота.

Кроме надводных кораблей на Севере было развернуто около 20 подводных лодок (Brassey's Naval Annual. 1948, р. 272.), которые использовались против конвоев, следовавших из Англии в северные порты Советского Союза и обратно.

Таким образом, вступление США в войну привело к расширению масштабов и обострению борьбы в Атлантике. Германское командование, воспользовавшись слабостью противолодочной обороны в западной части океана, в декабре 1941 г.- апреле 1942 г. нанесло судоходству союзников значительный ущерб. Соединенные Штаты Америки были вынуждены срочно организовать систему противолодочной обороны.

В этот период немецкий флот ослабил действия на ближних подступах к Великобритании и сосредоточил свои усилия в Западной Атлантике и на внешней северной коммуникации СССР.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь