история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Сражение продолжается (27 сентября - 18 ноября)

Надвигавшаяся зима усиливала стремление гитлеровской ставки быстрее завершить операции по захвату Сталинграда и Кавказа. С этой целью были проведены серьезные изменения в руководстве немецко-фашистской армией.

24 сентября Гитлер сместил начальника генерального штаба сухопутных сил генерал-полковника Гальдера, назначенного на этот пост еще до начала второй мировой войны. Теперь на него была возложена вина за неуспех операций по овладению Сталинградом и Кавказом.

В ряде работ западногерманских авторов утверждается, что отстранение Гальдера было вызвано его резкими разногласиями с Гитлером по вопросу о дальнейшем ведении операций, особенно на сталинградском направлении. Г. Дёрр, в частности, пишет: «Начальник генерального штаба сухопутных сил потребовал прекращения наступления на Сталинград; 24 сентября он был уволен» (Дёрр Г. Указ. соч. С. 54.).

 Уличные бои в Сталинграде
Уличные бои в Сталинграде

Примерно в том же духе пишет об этом фон Бутлар: «Между тем в главном командовании сухопутных сил возникли серьезные разногласия между Гитлером и начальником генерального штаба Гальдером... В те тяжелые дни борьбы за Кавказ и Сталинград, изобиловавшие критическими положениями, он все время пытался нарисовать Гитлеру правдивую картину сложившейся обстановки и показать, что возможности войск имеют определенный предел. В своей оценке сил и планов противника Гальдер хотел как можно точнее показать перспективу сражения на Волге» (Мировая война, 1939-1945 гг. M., 1957. С. 194.).

Такие утверждения, однако, основываются на послевоенных свидетельствах Гальдера и не находят подтверждения в документах, относящихся к описываемому времени, в том числе и в дневнике самого Гальдера. Между тем расхождение с Гитлером в оценке обстановки, а тем более требование коренным образом изменить ход операций, прекратить наступление на Сталинград должно было найти хотя бы завуалированное отражение в записях, которые Гальдер вел с присущей ему педантичностью. Но в дневнике за весь период Сталинградской битвы нельзя обнаружить существенных расхождений между Гальдером и Гитлером, особенно в оценке событий в междуречье Дона и Волги.

Это видно из записей за конец августа и большинства записей, касающихся Сталинграда, за сентябрь, последний месяц пребывания Гальдера на посту начальника генерального штаба сухопутных сил. Вот что сказано там по этому поводу (приводятся извлечения):

23 августа 1942 г.: «Под Сталинградом Паулюс внезапно прорвался через Дон силами 14-го танкового корпуса и вышел к Волге севернее города. Войска левого фланга армии ведут напряженные бои. На Донском фронте вплоть до района Воронежа относительное затишье».

Уличные бои в Сталинграде. Осень 1942 г.
Уличные бои в Сталинграде. Осень 1942 г.

Уличные бои в Сталинграде. Осень 1942 г.
Уличные бои в Сталинграде. Осень 1942 г.

24 августа: «4-я танковая армия разгромила стоящего перед ней врага и теперь перегруппировывается для наступления на север. Затруднения с горючим. Прорвавшийся к Волге 14-й армейский корпус (Очевидная опечатка или описка. Надо: 14-й танковый корпус- А. С.) 6-й армии серьезно потеснен противником в результате контрудара. После подтягивания свежих сил обстановку удалось разрядить. Левое крыло подвергается сильным атакам противника. На фронте по Дону положение не изменилось, не считая нескольких атак с ограниченными целями».

25 августа: «Под Сталинградом войска Гота натолкнулись на мощную оборонительную позицию противника. На крайнем восточном фланге у него неспокойно. Паулюс медленно продвигается, используя успехи, достигнутые предшествующим наступлением. Атаки против его западного крыла отражены. На фронте у итальянцев противник добился глубокого вклинивания. На остальных участках фронта группы армий «Б» в общем спокойно».

26 августа: «У Сталинграда - весьма напряженное положение из-за атак превосходящих сил противника. Наши дивизии уже не так сильны. Командование слишком нервничает. Виттергсгейм [14-й танковый корпус] хотел убрать назад свой вытянутый к Волге палец. Паулюс помешал».

27 августа: «Положение у Сталинграда улучшилось. Вклинивание на фронте у итальянцев оказалось не столь уж опасным. Тем не менее туда повернута 298-я дивизия и направлен ускоренным порядком альпийский [итальянский] корпус.

Под Воронежем, по всей видимости, затишье. Части, которые вели там атаки, появились под Сталинградом».

28 августа: «Разрядка обстановки у 6-й армии, перегруппировка у 4-й танковой армии. На левом фланге 6-й армии что-то начинается. На остальных участках фронта группы армий «Б» спокойно. С фронта 2-й армии все больше и больше соединений отводится назад в резерв».

29 августа: «Войска 4-й танковой армии вполне успешно начали наступление. 6-я армия ударом восстановила связь с 14-м танковым корпусом. Положение на ее левом фланге начинает становиться напряжённым. У итальянцев пока еще нет никакого кризиса, но и уничтожить вклинившегося противника они тоже не сумели. На фронте у венгров и у 2-й армии спокойно».

«У фюрера. Сегодня были очень раздраженные споры по поводу руководства операциями в группе армий «А». Пришлось говорить по телефону с Листом о тех мерах, которые надлежало бы принять, чтобы снова сделать наши действия маневренными».

30 августа: «В группе армий «Б» хорошие успехи у 4-й танковой армии; для 6-й армии день прошел спокойно, но противник, кажется, готовит мощное наступление против ее северного крыла. На остальных участках фронта группы армий «Б» относительно спокойно».

31 августа: «Весьма отрадные успехи у 4-й танковой армии. У 6-й армии, несмотря на местные контратаки противника, сравнительно спокойный день. На прочих участках фронта на Дону никаких существенных событий».

«Сталинград: мужскую часть населения уничтожить, женщин - вывезти».

1 сентября: «Группа армий «Б»: Хорошие успехи под Сталинградом и улучшение обстановки на правом фланге у итальянцев благодаря контрудару немецких войск. На остальных участках - спокойно».

2 сентября: «Успешные действия под Сталинградом».

3 сентября: «Обстановка на фронте: Успехи под Новороссийском, на Тереке и под Сталинградом. В остальном без перемен».

4 сентября: «Успешное продвижение в Сталинграде».

6 сентября: «Новороссийск взят... У Сталинграда отражаются усиленные атаки».

7 сентября: «Успехи под Сталинградом, где атаки противника на наш северный фланг стали ослабевать».

8 сентября: «Успехи под Сталинградом. В остальном без изменений».

9 сентября: «У Сталинграда медленное продвижение вперед».

10 сентября: «У Сталинграда отрадные успехи в наступлении, на северном участке - успешное отражение атак противника».

11 сентября: «Штурм городской части Сталинграда - 14 или 15.9 при хорошей подготовке. Расчет времени, для штурма Сталинграда - 10 дней. Потом перегруппировка - 14 дней. Окончание - самое раннее к 1.10».

13 сентября: «У Сталинграда успехи».

14 сентября: «Успехи в Сталинграде».

15 сентября: «Отрадные успехи в Сталинграде».

16 сентября: «Успехи в Сталинграде».

17 сентября: «Группа армий «Б»: Успехи в уличных боях в Сталинграде, разумеется, не без довольно значительных потерь»

18 сентября: «В Сталинграде новые успехи. Севернее города успешно отражен мощный удар противника (150 танков). На остальном фронте по Дону спокойно».

Бойцы народного ополчения завода «Красный октябрь»
Бойцы народного ополчения завода «Красный октябрь»

20 сентября: «В Сталинграде начинает постепенно чувствоваться усталость наступающих [немецких] войск».

21 сентября: «Успехи у Клейста и в Сталинграде».

22 сентября: «Лишь незначительные изменения в Сталинграде».

23 сентября: «В Сталинграде медленное продвижение вперед».

24 сентября. Из записи по обстановке для доклада у Гитлера: «6-я армия: В Сталинграде, в черте города, ведутся местные уличные бои, сопровождаемые сильным артиллерийским огнем. Сегодня русские снова предприняли усиленные атаки пехотой и танками наших позиций на северном участке фронта 14-го танкового и на участке 8-го армейского корпусов. Временные вклинения противника у Татарского вала и к западу от железной дороги удалось ликвидировать в ходе упорных боев. Противник продолжает оказывать неослабное давление на западное крыло 14-го танкового корпуса, ведя интенсивный изматывающий залповый артиллерийский огонь из орудий всех калибров. На участке 8-го армейского корпуса 76-я дивизия с рассветом втянута в тяжелый оборонительный бой с превосходящими силами противника, поддерживаемыми многочисленными танками».

«17.00 - наступление русских при весьма напряженном положении с танками на нашей стороне. С боеприпасами крайне трудно.

Намерение: Укрепить северный участок фронта частями 48-го танкового корпуса, которые не нужны для боев в Сталинграде».

В этот же день сделана запись: «После дневного доклада - отставка, переданная фюрером (мои нервы истощены, да и он свои поистрепал; мы должны расстаться; необходимость воспитания личного состава генерального штаба в духе фанатической преданности идее; решимость настойчиво проводить свои решения также и в сухопутных войсках)» (Галъдер Ф. Военный дневник. М., 1971. Т. 3, кн. 2. С. 327-350.).

Из приведенных записей видно, что в связи со Сталинградом между Гитлером и его начальником генерального штаба фактически не возникало серьезных трений. А если разногласия вообще и были, то они касались центрального участка советско-германского фронта и частично Кавказа. Положение же под Сталинградом Гальдер за редким исключением рисует в своем дневнике в оптимистическом свете. Что касается обстановки севернее Сталинграда, то этот вопрос был предметом забот не только Гальдера, но в такой же мере и Гитлера.

Следовательно, Гальдер отнюдь не ставил вопроса о прекращении наступления на Сталинград. Гитлер же был вполне обоснованно недоволен ходом операций на советско-германском фронте и, желая обелить себя, сместил с поста командующего группой армий «А» фельдмаршала Листа, а Гальдера фюрер освободил от обязанностей начальника генерального штаба.

Вместо Гальдера, как известно, был назначен генерал пехоты Курт Цейтцлер, бывший до этого начальником штаба группы армий «Д» на Западном фронте. В новом начальнике генштаба Гитлер искал фанатически преданного ему настойчивого исполнителя своих намерений и не ошибся. Цейтцлер упорно добивался реализации планов летней кампании 1942 г. Если у Гальдера и были какие-то, пусть очень робкие, попытки оспаривать мнение фюрера, то Цейтцлер не был способен и на это. Тем удивительнее, что Цейтцлер в своих послевоенных высказываниях пытается представить себя человеком, сразу же понявшим меру опасности, нависшей над 6-й армией Паулюса, и не побоявшимся на этой почве отстаивать свою позицию перед фюрером (Роковые решения. М., 1958. С. 153 - 209.). Этот вымысел разоблачается непосредственными свидетелями деятельности Цейтцлера. Так, И. Видер отмечает, что вскоре после своего назначения Цейтцлер издал приказ, в котором утверждалось, что советская сторона не располагает сколько-нибудь значительными резервами и поэтому не способна более на операции крупного масштаба (Видер И. Катастрофа па Волге. Щ 1965. С. 250.).

О деятельности Цейтцлера убедительно рассказывает Адам. Он, в частности, пишет: «Я присутствовал при том, как раздался звонок по телефону из генерального штаба. Начальник генерального штаба генерал пехоты Цейтцлер был лично у аппарата и по приказу Гитлера передал следующую директиву: «Красная Армия разбита, она уже не располагает сколько-нибудь значительными резервами и, следовательно, не в состоянии предпринимать серьезные наступательные действия. Из этого основополагающего тезиса надо исходить каждый раз при оценке противника».

Паулюс был потрясен столь ошибочной оценкой» (Адам В. Указ. соч. С. 143.).

Далее Адам приводит слова Паулюса по поводу деятельности нового начальника генерального штаба. «Да и Цейтцлер вряд ли осмелится возражать Гитлеру. Он вчера это доказал. Как может начальник генерального штаба передавать такие бессмысленные директивы? И к тому же еще лично» (Там же. С. 144.). Адам убедительно показывает, что Цейтцлер проявил себя как покорный проводник воли фюрера.

Таким образом, верховное германское командование продолжало сохранять уверенность, что Сталинград будет взят немецкими войсками. Гитлер, выступая в рейхстаге 30 сентября 1942 г., заявил: «Мы штурмуем Сталинград и возьмем его - на это вы можете положиться... Если мы что-нибудь заняли, оттуда нас не сдвинуть».

Сражение под Сталинградом развертывалось с неослабевающей силой.

Гитлеровское командование направляло под Сталинград новые соединения и производило перегруппировку войск. 25 сентября в 6-ю армию были переданы из 4-й танковой армии левофланговые 24-я танковая и 64-я пехотная дивизии. В район западнее Орловки были переброшены только что упомянутая 24-я танковая и снятая с северного участка 389-я пехотная дивизии. В центре Сталинграда была перегруппирована из района севернее Городище 295-я пехотная дивизия. Перегруппировка войск противника проводилась с таким расчетом, чтобы основные их усилия направить для действий против центра и северной части Сталинграда.

Немецко-фашистские дивизии, неся в боях огромные потери, не могли с одинаковым напряжением вести наступление на всем фронте. Поэтому борьба за северную, заводскую часть города с большей интенсивностью и ожесточением началась лишь с конца сентября, после того как противник вынужден был перейти к обороне на ряде участков, где он прежде проявлял особую активность. С 27 сентября по 4 октября происходили ожесточенные бои на северных окраинах города за рабочие поселки Красный Октябрь и Баррикады. Одновременно враг вел наступление в районе Мамаева кургана (центр города) и на крайний правый фланг 62-й армии в районе Орловки.

Осуществив перегруппировку сил, противник собирался 27 сентября развернуть наступление на пос. Красный Октябрь. Здесь должна была атаковать 71-я пехотная дивизия, одна из лучших в вермахте (Адам пишет: «Во время Западной кампании 71-я пехотная дивизия взяла северные форты Вердена - Во и Дуомон. Ее прозвали «везучей»» (Адам В. Указ. соч. С. 313).). Высокой боевой репутацией пользовался и ее командир генерал-лейтенант фон Гартман. Эта дивизия готовила удар с запада, из района юго-вссточнее разъезда Разгуляевка. 100-я егерская (легкопехотная) дивизия под командованием генерал-лейтенанта Занне получила задачу наступать на Мамаев курган и пробиться здесь к Волге.

Намерения командования немецкой 6-й армии были своевременно выявлены советской разведкой. Для срыва наступления противника на этих направлениях по Юго-Восточному фронту были намечены контрмеры. 62-й армии было приказано силами 23-го танкового корпуса, 95-й и 284-й стрелковых дивизий очистить от противника центральную часть города. 64-я армия получила задачу ударом с юга войсками 36-й гвардейской стрелковой дивизии овладеть районом Купоросное.

В соответствии с указанием штаба фронта командующий 62-й армией 26 сентября в 19 час. 40 мин. отдал приказ 23-му танковому корпусу своим левым флангом наступать в направлении высоты 112,0, ул. Ржевская, а в последующем овладеть районом кладбища, что южнее ул. Ржевская;

  • дивизии Горишного наступать в направлении городской сад, ул. Чапаевская и Донецкая. Ближайшая задача - овладеть южным отрогом оврага Долгий;
  • дивизии Батюка наступать своим правым флангом в направлении ул. Хоперская, вокзал. Ближайшая задача - овладеть рубежом овраг Крутой;
  • 13-й гвардейской стрелковой дивизии вести бои по уничтожению противника в центральной части города. Ближайшая задача - овладеть районом пристани (центральная переправа), последующая - очистить район до железной дороги;
  • начальнику артиллерии армии предлагалось всю армейскую артиллерию и полки PC использовать для поддержки наступления 95-й стрелковой дивизии (Чуйков В. И. Начало пути. С. 158 - 159.).

Рано утром, точно в соответствии с приказом, войска 62-й армии начали наступление. Однако противник оказал ожесточенное сопротивление, и к 8 часам утра атаки были прекращены без какого-либо успеха. Через 2,5 часа после этого перешла в наступление 100-я егерская дивизия немцев. Несмотря на то что действия этой дивизии были подкреплены танками и артиллерией и имели сильную авиационную поддержку, атака гитлеровцев была сорвана. Артиллерия 62-й армии произвела короткий, но сильный огневой налет по скоплениям войск противника, когда они находились еще в исходном положении. На участке шириной 1 км вели огонь более 150 орудий и 3 полка PC («катюш»). Противник понес большие потери, особенно два полка 100-й дивизии егерей, находившихся в первом эшелоне. Используя этот артналет, 95-я стрелковая дивизия стремительной атакой очистила от врага западные и южные скаты Мамаева кургана.

И все же итоги этого трудного ратного дня сложились не в пользу защитников города. Немецко-фашистские самолеты непрерывно бомбили и штурмовали боевые порядки соединений 62-й армии от переднего края до Волги. Вершина Мамаева кургана вся была разворочена бомбами и снарядами. Командование немецкой 6-й армии, убедившись, что атакующих сил недостаточно, бросило в наступление, кроме 100-й егерской, 295-ю пехотную и 24-ю танковую дивизии (295-й и 24-й танковой дивизиями командовали генерал-майор Отто Корфес и генерал-майор Арно фон Ленски.). До 150 танков противника наступало из районов Городище и Разгуляевка. Несмотря на значительные потери, они преодолели минные поля и боевые порядки передовых подразделений советских войск. Вслед за танками волнами продвигалась немецкая пехота. К 14 часам противник прорвался на западную окраину пос. Красный Октябрь до Банного оврага и в юго-западную часть пос. Баррикады. Здесь разгорелись уличные бои. На отдельных участках гитлеровцы продвинулись на 2 - 3 км на восток. К вечеру этого же дня 95-я стрелковая дивизия была оттеснена с западных и южных склонов Мамаева кургана.

Летчик-истребитель 8-й воздушной армии М. Д. Баранов, сбивший 24 самолета врага
Летчик-истребитель 8-й воздушной армии М. Д. Баранов, сбивший 24 самолета врага

Крайне трудное положение возникло и на участке севернее и южнее устья р. Царицы, где оборонялись 42-я, 92-я стрелковые бригады и 272-й полк 10-й дивизии. Понеся большие потери в боях, испытывая острый недостаток в боеприпасах и продовольствии, потеряв управление, они не выдержали дальнейшего натиска превосходящих сил противника и разрозненными группами начали переправляться на левый берег Волги. Воспользовавшись этим, немцы прорвались к Волге южнее р. Царицы на участке протяженностью до 10 км.

Наступление 64-й армии в районе Купоросное отвлекло на себя часть сил противника, но изгнать его из Купоросного не удалось.

В этот день противник добился некоторого продвижения, заплатив за это ценой больших потерь в живой силе и технике. Ощутимый урон понесла и 62-я армия, особенно части 23-го танкового корпуса (6-я гвардейская, 189-я танковая бригады) и 95-й стрелковой дивизии.

Сложившаяся обстановка говорила о необходимости дальнейшего усиления советских войск на сталинградском направлении. Ставка Верховного Главнокомандования решила срочно направить в распоряжение Сталинградского фронта 159-й укрепленный район, имевший 12 пулеметно-артиллерийских батальонов. В состав Юго-Восточного фронта направлялись стрелковые соединения (прибыли они через месяц), а также 84-я и 90-я танковые бригады. В то же время Ставка выводила в свой резерв 87-ю и 315-ю стрелковые дивизии, а в район Саратова направлялся личный состав двух танковых бригад, не имевших материальной части.

В ночь на 28 сентября на правый берег переправились два полка 193-й стрелковой дивизии генерал-майора Ф. Н. Смехотворова, которые сразу же были введены в бой на западной окраине пос. Красный Октябрь. В течение всей ночи артиллерия 62-й армии вела обстрел Мамаева кургана, препятствуя противнику закрепиться на нем. Утром 28 сентября на позиции 883-го стрелкового полка 193-й стрелковой дивизии обрушили свой удар части 24-й танковой и 71-й пехотной дивизий врага, но их атаки были отбиты. В ходе этого боя героический подвиг совершил воин 1-й роты М. А. Паникаха. Поднятая им на вражеский танк бутылка с горючей жидкостью воспламенилась от попадания пули. Весь охваченный пламенем, он бросился на головную немецкую машину, разбил о ее броню вторую бутылку и сам лег на броню танка.

Днем гитлеровцы продолжали вести многочисленные атаки пехотой и танками, которые поддерживались артиллерийским огнем и массированными ударами авиации. Снова разгорелись уличные бои на территории поселков, причем в поселке Баррикады врагу удалось продвинуться вперед и отодвинуть передний край советской обороны на юго-западную окраину завода «Силикат». Однако наступательные действия противника в этот день были менее организованными и решительными, чем накануне. Это позволяло отбивать его атаки. Поддерживая наземные войска, части 8-й воздушной армии генерал-майора Т. Т. Хрюкина наносили удары по врагу с воздуха. Во время самого большого налета фронтовой авиации перешел в контратаку полк 95-й стрелковой дивизии с двумя батальонами 284-й стрелковой дивизии. «Решительным броском они захватили тригонометрический пункт на Мамаевом кургане. Однако выйти на самую вершину, к водонапорным бакам, не удалось. Вершина осталась ничьей: по ней с той и другой стороны беспрерывно вела огонь артиллерия» (Чуйков В. И. Начало пути. С. 164.).

29 сентября противник, действуя большими силами (16-я танковая дивизия генерала Ангерна, 389-я пехотная дивизия генерала Мангуса и группа «Штахель») при поддержке авиации, перешел в наступление на правое крыло 62-й армии в районе Орловки. Бои здесь сразу же приняли очень напряженный характер. Было очевидно, что вражеское командование, стремясь овладеть северной частью Сталинграда, решило ликвидировать орловский выступ советских войск, который угрожал флангу немецкой группировки, действовавшей из района Городища. «Войска орловской группы в это время были расположены выступом, достигавшим в глубину до 10 километров и в ширину до 5 километров. Общее протяжение фронта здесь было 24 километра. Оборона была непрочной» (Еременко А. И. Сталинградская битва. С. 68. ).

Наступлению противника и на этот раз предшествовала мощная артиллерийская и авиационная подготовка. Затем он повел непрекращающиеся атаки танками и пехотой в двух направлениях - с северо-востока и с запада.

 Наступательные действия 57-й и 51-й армий в ночь на 29 сентября 1942 г.
Наступательные действия 57-й и 51-й армий в ночь на 29 сентября 1942 г.

Сводный батальон 112-й стрелковой дивизии (около 250 активных штыков) и части 115-й стрелковой бригады полковника К. М. Андрюсенко, ослабленные в предыдущих боях, оказывали, несмотря на это, упорное сопротивление натиску превосходящих сил врага («Подразделения 115-й стрелковой и 2-й мотострелковой бригад и остальные входящие в оперативную группу подразделения дрались упорно, грудью отстаивая каждый метр земли» (Краткий очерк боевого пути 62-й армии // Ист. архив. 1958. № 3. С. 83).). Первые атаки были отбиты с большими для него потерями. В дальнейшем противнику удалось прорвать фронт обороняющихся частей и выдвинуться до линии железной дороги, где он снова был остановлен. Орловский коридор сузился до 1000 - 1200 м.

Продолжая наносить удары, противник теснил советские части с трех сторон западнее Орловки, и под угрозой окружения они вынуждены были отойти. Северо-западнее Орловки часть обороняющихся войск попала в окружение. «В течение 5 - 6 дней подразделения 3-го батальона 115-й стрелковой бригады и 4-го батальона 2-й мотострелковой бригады, находясь в полном окружении, вели упорные бои с противником, нанося ему тяжелые потери. Связь поддерживалась по радио. Продовольствие окруженным подразделениям доставлялось самолетами» (Там же. Более подробное описание боев за орловский выступ дается в книге В. И. Чуйкова «Начало пути».).

В итоге ожесточенных боев эти подразделения разорвали кольцо окружения и соединились с войсками своей армии.

Упорные кровопролитные бои в районе Орловки на целую неделю сковали противника. Защищавшие выступ советские воины героически противостояли натиску нескольких немецко-фашистских дивизий, не давая командованию противника возможности бросить эти дивизии на сталинградские заводы. В борьбе за орловский выступ немцы потеряли 2280 солдат и офицеров, а также значительное число танков и другого вооружения (Краткий очерк боевого пути 62-й армии. С. 83.). Исключительную стойкость обороны орловского рубежа отмечал и противник.

Ф. Меллентин в своей книге приводит свидетельство участника боев за Орловку с немецкой стороны - полковника Г. Р. Динглера.

«Все наши попытки подавить сопротивление русских в балке (имеется в виду Орловская балка, где оборонялся в окружении 3-й батальон 115-й бригады.- А. С.) пока оставались тщетными. Балку бомбили пикирующие бомбардировщики, обстреливала артиллерия. Мы посылали в атаку все новые и новые подразделения, но они неизменно откатывались назад с тяжелыми потерями, настолько прочно русские зарылись в землю... В конце концов русские были полностью отрезаны от внешнего мира. Они не могли рассчитывать и на снабжение по воздуху (Несмотря на трудности, советские самолеты обеспечивали снабжение окруженных минимально необходимым. В этом Меллентин ошибается.- А. С.), так как наша авиация в то время обладала полным превосходством...

Балка мешала нам, словно бельмо на глазу, но нечего было и думать о том, чтобы заставить противника сдаться под угрозой голодной смерти» (Меллентин Ф. Танковые сражения 1939-1945 гг. М., 1957. С. 147.).

Противник 2 октября овладел Орловкой (ЦАМО СССР. Ф. 345. Оп. 50312. Д. 1. Л. 253.), ему удалось также продвинуться в районе пос. Красный Октябрь до рубежа 300 м западнее железной дороги. Но Сталинград продолжал оставаться непреодолимой преградой для немецко-фашистских захватчиков. Бои велись непрерывно. На правый берег Волги к защитникам города продолжали прибывать подкрепления. В ночь на 1 октября начала переправу 39-я гвардейская стрелковая дивизия. Полки этой дивизии были не полностью укомплектованы, но также являлись боеспособными (39-я гвардейская стрелковая дивизия была сформирована на базе 5-го воздушно-десантного корпуса в августе 1942 г. С 15 августа по 27 сентября принимала участие в боях на подступах к Сталинграду, а затем была выведена из боев, имея 3801 человека личного состава. См.: ЦАМО СССР. Ф. 345. Оп. 27689. Д. 1. Л. 310 об.). Командовал дивизией генерал-майор С. С. Гурьев, энергичный и закаленный в боях военачальник, обладавший сильной волей и несгибаемым мужеством. Дивизия заняла оборону западнее завода «Красный Октябрь» на фронте улица Казачья - овраг Банный и непосредственно в цехах завода, превратив их в опорные пункты. 1 октября противник вклинился в боевые порядки 193-й стрелковой дивизии Смехотворова, стремясь захватить завод «Красный Октябрь», и прибытие дивизии Гурьева оказалось очень своевременным.

С утра 2 октября два стрелковых полка 308-й стрелковой дивизии полковника Л. Н. Гуртьева, переправившиеся к этому времени на правый берег, атаковали противника в районе пос. Баррикады. В нанесении этого контрудара участвовала также 42-я отдельная стрелковая бригада (В ночь на 30 сентября 42-я отдельная стрелковая бригада снова переправилась на правый берег и к утру заняла оборону на северо-западной окраине Сталинграда; справа - угол рощи, что в 800 м северо-восточнее поселка Баррикады, слева - развилка дорог, что в 350 м северо-западнее завода «Силикат». См.: НАИИ СССР АН СССР. Р. III. Ф. 5. Д. 148. Л. 13. Переправлены были в город и остатки 92-й стрелковой бригады. Эти бригады сменили ослабленные части 23-го танкового корпуса.).

Контратака началась в 6 часов. Ломая сопротивление врага, подразделения ворвались на окраину поселка. «Развернулась ожесточенная борьба за каждый дом, за каждое строение. Пошли в ход гранаты. Борьба с противником в ряде мест переходила в рукопашные схватки» (НАИИ СССР АН СССР. Р. III. Ф. 5. Д. 148. Л. 14.).

Встречным наступлением противник воспрепятствовал развитию успеха защитников города. Все же значительная часть пос. Баррикады к исходу дня была очищена от гитлеровцев. Через несколько дней после этого остатки 42-й бригады были переданы 308-й стрелковой дивизии (Управление бригады в ночь на 18 октября 1942 г. было выведено в расположение тылов, на левый берег Волги. См.: НАИИ СССР АН СССР. Р. III. Ф. 5. Д. 148. Л. 20, 21.).

В ходе ожесточенных боев враг применял неожиданные приемы борьбы. Его 295-я пехотная дивизия готовилась к атаке в центре города против 13-й гвардейской стрелковой дивизии. В ночь на 1 октября группа из 300 человек, усиленная минометами, через водосточную трубу проникла в овраг Крутой и затем незаметно вышла к Волге. Повернув на юг, гитлеровцы стали выходить в тыл 34-го гвардейского стрелкового полка. Начался сильный огневой бой. Противник просочился в тыл и на других участках. В то же время гитлеровцы начали атаку на правом фланге дивизии против 3-го батальона 39-го гвардейского стрелкового полка. Однако эти действия не вызвали паники среди воинов 13-й гвардейской стрелковой дивизии.

Командир дивизии генерал-майор А. И. Родимцев принял решение - одновременными ударами по вклинившимся группировкам разгромить их. В 6 часов утра гвардейцы перешли в решительную атаку и через полтора часа во всей полосе 13-й гвардейской стрелковой дивизии положение было восстановлено.

Общая обстановка под Сталинградом складывалась к этому времени следующим образом.

В конце сентября (28-го) приказом Ставки Верховного Главнокомандования Сталинградский фронт, основные силы которого оказались отрезанными противником от города, был переименован в Донской фронт (63, 21, 24, 66-я и 1-я гвардейская армии) (Практически Донской фронт начал свое существование 1 октября 1942 г. См.: Кузнецов И. За точность военно-исторических фактов // Воен.-ист. журн. 1960. № 2. С. 110.). Командующим Донским фронтом Ставка назначила генерал-лейтенанта К. К. Рокоссовского, членом Военного совета - корпусного комиссара А. С. Желтова, начальником штаба - генерал-майора М. С. Малинина. В то же время Юго-Восточный фронт, войска которого вели бои непосредственно за город, переименовывался в Сталинградский фронт. Командующим Сталинградским фронтом был назначен генерал-полковник А. И. Еременко, членом Военного совета - Н. С. Хрущев, начальником штаба - генерал-майор Г. Ф. Захаров, а с 6 октября 1942 г.- генерал-майор И. С. Варенников. Членом Военного совета утверждался также секретарь Сталинградского обкома ВКП(б) А. С. Чуянов (ЦАМО СССР. Ф. 341. Оп. 5846. Д. 2. Л. 118.). В состав Сталинградского фронта вошли 62, 64, 57, 51-я и 28-я армии (Там же. Д. 1. Л. 227.). Каждый фронт был подчинен непосредственно Ставке.

Командование Сталинградского фронта (бывшего Юго-Восточного), стремясь ослабить натиск вражеских войск непосредственно на город и облегчить положение 62-й и 64-й армий, организовало ряд частных операций южнее Сталинграда. О том, какое значение придавала Ставка этим частным операциям, видно из следующих слов А. М. Василевского:

«Я вылетел на Юго-Восточный фронт с задачей уделить основное внимание изучению войск и района 57-й и правого крыла 51-й армий и противника, действовавшего против них.

Прибыв в войска Юго-Восточного фронта, я всю свою работу проводил, базируясь на штаб 57-й армии. По окончании работы я рекомендовал командующим 57-й и 51-й армиями в ближайшее же время принять меры по захвату у противника выходов из дефиле между озерами Сарпа, Цаца и Барманцак и закрепить их за собой» (Василевский А. Незабываемые дни// Воен.-ист. журн. 1965. № 10. С. 19.).

В течение 28 сентября - 4 октября частями 51-й армии под командованием генерал-майора Т. К. Коломийца был нанесен контрудар в 75 км от южной черты Сталинграда. Сводный отряд (В состав сводного отряда входили 254-я танковая бригада, усиленный батальон от 91-й стрелковой дивизии и 80-й полк реактивной артиллерии.) под водительством командира 302-й стрелковой дивизии полковника Е. Ф. Макарчука, используя внезапность, в ночь на 29 сентября проник в расположение тылов 6-го румынского корпуса и быстро устремился на Садовое, расположенное в 20 - 25 км от фронта. Советскими частями, действовавшими южнее Сталинграда, разгромлены были 5-й и 21-й пехотные полки, 22-й артиллерийский полк (Отмечая эти события, Г. Дёрр пишет: «4-й танковой армии пришлось снять с фронта действовавшую на южной окраине Сталинграда 11-ю танковую дивизию и направить ее в этот район для восстановления положения» (Дёрр Г. Указ. соч. С. 61).).

Второй контрудар примерно в это же время - с 28 сентября по 2 октября - был нанесен сводным отрядом 57-й армии генерала Ф. И. Толбухина в районе озер Сарпа, Цаца и Барманцак (В этот сводный отряд входили два стрелковых полка, истребительный противотанковый артиллерийский полк, два полка реактивной артиллерии.).

Сводный отряд 57-й армии в результате успешных наступательных боев к 14 час. 00 мин. 1 октября 1942 г. овладел населенными пунктами Цаца, Семкин, высотой 87,0, Дубовым Оврагом, нанеся противнику тяжелый урон, захватив пленных и трофеи. Немецко-фашистское командование подтянуло новые силы, которые к исходу 1 октября потеснили наступающие части и заняли высоту 87,0, Семкин (Грамс по этому поводу пишет следующее: «29 сентября 14-я танковая дивизия была выведена в резерв 4-й танковой армии в район севернее Плодовитое. В этот период она дважды в качестве «пожарной команды» вызывалась на слабо обеспеченный восточный фланг. 1 октября она отбросила обратно к озеру Цаца довольно слабые силы русских, прорвавшиеся на запад через Бармандак к озеру, а 4 октября она помогла румынам у Садового, на позиции которых прорвались силы противника». (Grams R. Die 14. Panzer-Division, S. 53). Грамс «забывает», что произошло сразу же после этого.). Однако уже на следующий день части 57-й армии при поддержке танков и авиации выбили противника из Семкина и закрепились в промежутках между озерами Сарпа, Цаца и Барманцак (ЦАМО СССР. Ф. 345. Оп. 50312. Д. 1. Л. 254.).

Наступательные действия наземных частей были поддержаны 8-й воздушной армией, получившей задачу в течение ночи на 29 сентября произвести налеты на объекты врага в районе Сталинграда. Атаки сводных отрядов были поддержаны также огнем и частью сил 15-й гвардейской стрелковой дивизии. Таким образом, в результате удачно проведенных операций советскими войсками был достигнут успех. Контрудары войск 57-й и 51-й армий южнее Сталинграда заставили немецкое командование снять часть сил с главного направления, что временно ослабило натиск противника непосредственно на город. Важнейшими результатами этих активных действий советских войск являлось упрочение обороны южного крыла Сталинградского фронта и овладение выгодными плацдармами для последующего контрнаступления.

Подступы к южной части Сталинграда с огромным мужеством и стойкостью обороняла 64-я армия под командованием генерал-майора М. С. Шумилова. Ее войска, как и раньше, наносили встречные удары врагу. В частном боевом приказе по 64-й армии от 25 сентября 1942 г. говорилось:

«1. Противник, прикрывшись на рубеже Купоросное, Зеленая Поляна, выс. 145,5, Елхи, главными силами ведет наступление за овладение Сталинградом.

2. 64-я армия своим правым флангом наступает в направлении Зеленая Поляна. На остальном фронте продолжает оборонять занимаемый рубеж.

3. Справа 62-я армия ведет наступление с задачей очистить город от прорвавшихся частей противника» (Там же. Ф. 341. Оп. 5846. Д. 2. Л. 88.).

В ночь на 2 октября 64-я армия силами 422-й, 36-й гвардейской, 157-й и 138-й стрелковых дивизий, находившихся на правом фланге армии, нанесла удар в направлении Песчанки, населенного пункта, который пришлось оставить в сентябре. Эти действия оттягивали силы гитлеровцев, но к территориальным успехам не привели.

Пользуясь превосходством сил, противник прорвался в Ворошиловский район и захватил значительную его часть. Вклинился он и на территорию Кировского промышленного района, но здесь продвижение его было незначительным. «Неоднократные попытки противника в течение сентября-октября сломить соцротивление армии на этом участке и выйти к Волге в Кировском районе г. Сталинграда успеха не имели. Каждый раз враг, неся огромные потери, откатывался назад. Войска армии в течение этого периода сами неоднократно переходили в контрнаступление (наносили контрудары.- А. С.), держа в постоянном напряжении южное крыло сталинградской группировки противника» (Краткое описание боевых действий 64-й армии. С. 95.).

Вместе с тем противник удерживал захваченную им территорию в городе и любой ценой стремился полностью овладеть Сталинградом. «Дни и ночи дивизии 64-й армии пробивались к северу, на соединение с 62-й армией, но расстояние между армиями почти не сокращалось, нас разделяла территория нынешнего Советского района и центра города» - пишет бывший командир 422-й стрелковой дивизии генерал И. К. Морозов (Морозов И. К. На южном участке фронта//Битва за Волгу. С. 108-109. ).

В первые дни октября 1942 г. 62-я армия оборонялась на фронте протяженностью 25 км и глубиной от 200 м до 2,5 км. На этой узкой прибрежной полосе, целиком простреливаемой противником, передвижения частей и подразделений могли осуществляться лишь ночью. Маневр из глубины практически был невозможен из-за отсутствия постоянных переправ через Волгу. Когда противник занял часть районов города к югу от р. Царицы до Купоросное, а севернее ее вышел на вершину Мамаева кургана, он стал просматривать и простреливать всю территорию, удерживаемую защитниками Сталинграда, а также переправы через Волгу.

В руках противника оказалась также территория северной и центральной частей города: Ерманского, Дзержинского, Краснооктябрьского, Баррикадного и Тракторозаводского районов. В ходе боев за северную часть Сталинграда, развернувшихся с конца сентября, противник срезал орловский выступ и овладел Орловкой. Немецкие войска подошли также к окраинам Рынка и Спартановки, но захватить эти поселки не смогли. Их стойко обороняли 124-я и 149-я стрелковые бригады. С первых чисел октября начались бои за заводы «Красный Октябрь», «Баррикады» и СТЗ, расположенные к северу от Мамаева кургана.

Направлением главного удара противника становится район Тракторного завода. Еще во второй половине дня 29 сентября враг бросил на Тракторозаводской район несколько сот самолетов. Вскоре вся огромная территория завода была охвачена пожарами. Продолжая наносить удары с воздуха, гитлеровское командование, подтянув резервы, усилило атаки своих наземных войск на Тракторозаводской район. 3 октября немецко-фашистские соединения прилагали большие усилия, стремясь прорваться к СТЗ, но всякий раз встречали отпор воинов-сталинградцев. С севера и северо-запада его стойко обороняла группа полковника С. Ф. Горохова в составе 124-й, 149-й стрелковых бригад и 282-го стрелкового полка 10-й дивизии (Части 115-й стрелковой бригады Андрюсенко вели бои в окружении. В ночь на 8 октября они прорвали кольцо окружения и вышли на северную окраину поселка СТЗ. В бригаде осталось к этому времени всего 120 человек.). С запада подступы к Тракторному заводу защищала ослабленная в предшествующих тяжелых боях 112-я стрелковая дивизия. Однако противнику не удалось одним натиском сломить сопротивление советских воинов. В районе пос. Баррикады и завода «Силикат» 308-я стрелковая дивизия полковника Л. Н. Гуртьева, отражая все усиливающийся натиск противника, до 18 часов сдерживала его наступление. К исходу дня дивизия вынуждена была отойти за железную дорогу, южнее Нижнеудинской улицы, а левым флангом - на Винницкую улицу. 193-я стрелковая дивизия в течение всего дня 3 октября сражалась в пос. Красный Октябрь. Особенно ожесточенные бои шли за здания бани и фабрики-кухни. В полках дивизии оставалось всего по 100 - 150 штыков (122 Чуйков В. И. Начало пути. С. 183.).

39-я гвардейская стрелковая дивизия под командованием генерал-майора С. С. Гурьева продолжала отбивать атаки противника на завод «Красный Октябрь». Ожесточение борьбы нарастало. Командование 6-й немецкой армии продолжало бросать в наступление все новые силы.

«По ходу боев этих дней чувствовалось,- пишет В. И. Чуйков,- что противник решил во что бы то ни стало захватить Тракторный завод. Его силы на этом направлении все время наращивались, и к 4 октября было установлено, что от реки Мокрая Мечетка до высоты 107,5 на фронте около пяти километров действуют пять дивизий - три пехотные и две танковые. Бои в районе Орловки должны были не только ликвидировать орловский выступ, но и отвлечь наше внимание от главного удара, готовившегося на заводы» (Там же. ). В противовес этому замыслу врага Военный совет фронта решил быстрее переправить через Волгу в Сталинград 37-ю гвардейскую стрелковую дивизию генерал-майора В. Г. Желудева и поставить ее за правым флангом 308-й стрелковой дивизии - на оборону Тракторного завода. В то же время в 62-ю армию передавалась 84-я танковая бригада полковника Д. Н. Белого.

Приказом командующего Сталинградским фронтом 37-я гвардейская стрелковая дивизия поступила в подчинение командующего 62-й армией с 20 час. 00 мин. 2 октября 1942 г. и должна была в ночь со 2 на 3 октября в основном переправиться на правый берег. В приказе предписывалось дивизию использовать для обороны по р. Мокрая Мечетка на участке Тракторный завод, северо-западная окраина пос. Баррикады (ЦАМО СССР. Ф. 345. Оп. 50312. Д. 1. Л. 233.) . Полки 37-й гвардейской стрелковой дивизии, как указывает Маршал Советского Союза В. И. Чуйков, переправились через Волгу в ночь на 4 октября, но без противотанковой артиллерии, так как не хватило переправочных средств (Чуйков В. И. Начало пути. С. 184. Ср.: Краткий очерк боевого пути 62-й армии. С. 86 (где указывается другая дата - 3 октября 1942 г.). ). Части дивизии сразу же вступили в бой с гитлеровской пехотой и танками, прорвавшимися через боевые порядки 112-й и 308-й стрелковых дивизий.

Продвигаясь вперед от здания к зданию, гвардейцы выбивали оттуда врага. Группа в 15 бойцов, воз-главлаемая политработником 1-го батальона 114-го гвардейского стрелкового полка Чупахиным, с боем заняла дом. Здание сразу же было приспособлено к обороне. Немцы снова пытались овладеть им, но каждая их атака отбивалась с большими для них потерями. С таким же упорством и бесстрашием действовали и другие гвардейцы дивизии.

Сражение на территории Сталинграда приняло затяжной характер.

П. О. Болото
П. О. Болото

Ставка Верховного Главнокомандования 5 октября указала командующему Сталинградским фронтом А. И. Еременко, что противник, заняв центр города и выдвинувшись к Волге севернее Сталинграда, намерен отобрать переправы, окружить и взять в плен войска 62-й, 64-й и других армий. «Противник может осуществить свое намерение,- предостерегал И. Сталин,- так как он занимает районы переправ через Волгу как на севере, так и в центре и на юге от Сталинграда. Чтобы предотвратить эту опасность, надо оттеснить противника от Волги и вновь захватить те улицы и дома Сталинграда, которые противник отобрал у Вас. Для этого необходимо превратить каждый дом и каждую улицу Сталинграда в крепость». Директива Верховного Главнокомандующего заканчивалась следующими словами:

«...требую, чтобы Вы приняли все меры для защиты Сталинграда. Сталинград не должен быть сдан противнику, а та часть Сталинграда, которая занята противником, должна быть освобождена» (ЦАМО СССР. Ф. 132-А. Оп. 2642. Д. 32. Л. 185-186.).

Продолжение борьбы требовало новых сил.

62-й армии нужна была передышка, хотя бы на один день, чтобы привести части в порядок, подтянуть артиллерию и боеприпасы, влить пополнение, а затем контратаковать и выбить противника из поселков СТЗ и Баррикады. «Командующий фронтом требовал начать контратаку с утра 5 октября. Но сделать это армия была не в состоянии: у нас кончались боеприпасы» (Чуйков В. И. Начало пути. С. 184.).

В ночь на 5 октября стала переправляться на правый берег 84-я танковая бригада, но ее материальная часть - артиллерия и танки - еще оставалась на левом берегу. Сразу удалось переправить лишь легкие танки, которые использовались в 37-й гвардейской и 308-й стрелковых дивизиях как огневые точки (В 84-й танковой бригаде было 49 танков (KB-5, Т-34-24 и Т-70-20).). На улицах поселков и перед заводскими цехами строились блиндажи, стрелковые ячейки, ходы сообщения.

Военный совет 62-й армии принял постановление о включении в состав армии вооруженных отрядов рабочих сталинградских заводов, которые до этого действовали как самостоятельные единицы. Приводим текст этого документа:

«Постановление Военного совета 62-й армии 5 октября 1942 года.

В целях усиления обороны заводов «Красный Октябрь», «Баррикады» и СT3 и создания в них опорных пунктов из рабочих отрядов

Военный совет армии постановляет:

1. Призвать в Красную Армию и зачислить на все виды довольствия с 5.Х.42 г. рабочие вооруженные отряды Краснооктябрьского, Баррикадного и Тракторозаводского районов, Особый вооруженный отряд рабочих СТЗ и Истребительный отряд Тракторозаводского района.

2. Рабочий вооруженный отряд Краснооктябрьского района переподчинить 39-й гв. сд; рабочий вооруженный отряд Баррикадного района и Истребительный батальон переподчинить 308-й сд; рабочий вооруженный отряд, Истребительный вооруженный отряд и Особый вооруженный отряд рабочих СТЗ переподчинить 37-й гвардейской стрелковой дивизии.

3. В случае поступления приказа о передислокации частей - вооруженные отряды оставлять на месте и переподчинять их вновь прибывшим войсковым соединениям, с зачислением на все виды довольствия.

4. Отделу комплектования немедленно оформить зачисление рядового и младшего начсостава отрядов в состав действующей Красной Армии, а довольствующим отделам - обеспечить положенными видами довольствия.

Командующий 62-й армией

генерал-лейтенант Чуйков

Член Военного совета

дивизионный комиссар Гуров»(В дни великого сражения. Сталинград, 1958. С. 44-45.).

Весь день 5 октября противник продолжал атаковать позиции советских воинов в районе поселка СТЗ. Наступательные действия немецко-фашистских войск сопровождались почти непрерывной бомбардировкой авиации. Только на боевые порядки 37-й гвардейской стрелковой дивизии за 5 октября противник совершил до 700 самолето-вылетов. Гвардейцы стойко отражали все удары врага. Один из полков 37-й гвардейской стрелковой дивизии в этот день даже потеснил противника и занял рубеж обороны от кладбища через Базовую улицу по оврагу до Типографской улицы. В целом, однако, гитлеровцы сохраняли инициативу борьбы в своих руках.

В течение 4 и 5 октября ожесточенные бои с противником происходили также на окраинах и отдельных улицах поселков Красный Октябрь и Баррикады. Враг потеснил 42-ю, 92-ю стрелковые, 6-ю гвардейскую танковую бригады и занял завод «Силикат», в районе которого продолжали вести бои подразделения 339-го стрелкового полка 308-й стрелковой дивизии. На участках обороны 284, 95, 193-й и 39-й гвардейской стрелковых дивизий атаки противника были отбиты (ЦАМО СССР. Ф. 345. Оп. 27689. Д. 1. Л. 324.).

Вечером 5 октября в Сталинград прибыл заместитель командующего фронтом генерал-лейтенант Ф. И. Голиков, который на месте ознакомился с боевой обстановкой и сделал необходимые указания. В частности, он посоветовал перенести в другое место командный пункт 62-й армии, вокруг которого полыхал пожар. Особенно плохо дело обстояло со связью, которая рвалась ежеминутно. Вражеские минометчики вели по командному пункту прицельный огонь. Число раненых и убитых здесь увеличивалось с каждым часом. Оставаться командному пункту на этом месте стало уже невозможно.

М. А. Паникаха
М. А. Паникаха

Ночью он был перенесен по берегу Волги метров на пятьсот ближе к Тракторному заводу и расположился в блиндажах штаба 10-й стрелковой дивизии полковника А. А. Сараева, которая уходила на переформирование (282-й стрелковый полк этой дивизии вел бои на правом берегу Волги до 17 октября 1942 г. См.: ЦАМО СССР. Ф. 345. Оп. 50312. Д. 1. Л. 272.).

Я. Ф. Павлов
Я. Ф. Павлов

6 октября действовала главным образом вражеская авиация, которая в течение всего дня бомбила боевые порядки советских воинов. Во время одного из налетов немецко-фашистских самолетов от вражеской бомбы погиб весь штаб 339-го стрелкового полка, его командир и комиссар.

7 октября в 11 час. 20 мин. противник возобновил наступление крупными силами. Фашисты атаковали советские укрепления в поселке СТЗ силами двух пехотных дивизий и свыше 50 танков. Воины 37-й гвардейской стрелковой дивизии отбили первые атаки. Однако гитлеровцы, подтянув резервы, возобновляли одну атаку за другой. К исходу дня, после ожесточенных боев, враг вклинился в боевые порядки советских частей. Ему удалось захватить один квартал рабочего поселка СТЗ и вплотную подойти к стадиону. За каждый шаг продвижения гитлеровцы расплачивались ценой больших потерь. Когда усиленный батальон пехоты противника перешел в наступление западнее железнодорожного моста через Мечетку, то он был почти полностью уничтожен залпом гвардейских минометов.

В пос. Красный Октябрь особенно ожесточенные бои велись за здание бани, которое несколько раз переходило из рук в руки. Потеряв в этот день значительное число личного состава и техники, противник стал подтягивать новые силы и перегруппировывать свои войска, готовясь к решительному удару. Фашисты сбрасывали с самолетов на позиции советских частей провокационные листовки с требованием к воинам сдаться в плен. Однако защитники Сталинграда не помышляли о сдаче, а стояли насмерть, отстаивая каждую пядь сталинградской земли.

7 октября 37-я гвардейская, 308, 95, 193-я стрелковые дивизии, а также группа полковника Горохова остановили атакующие немецкие части у стен Тракторного завода, в поселках Красный Октябрь и Баррикады, что позволило 62-й армии привести в порядок свои силы и подготовиться к дальнейшей борьбе.

Советскими войсками принимались все меры к созданию непреодолимой обороны. Перед передним краем и в глубине боевых порядков частей устраивались противотанковые и противопехотные препятствия. Оборудовались опорные пункты в зданиях, цехах заводов.

В борьбе с противником все большее значение имело централизованное использование артиллерии, силы которой увеличивались. Успешно проводились сильные артиллерийские контрподготовки. Так, 5 октября к контрподготовке была привлечена артиллерия пяти стрелковых дивизий и двух стрелковых бригад 62-й армии, а также северная подгруппа фронтовой артиллерийской группы, в общей сложности свыше 300 орудий и минометов.

Артиллерийская контрподготовка была осуществлена на участке в 3 км продолжительностью 40 минут. Противник, готовивший прорыв к Волге между заводами Тракторный и «Баррикады», понес огромные потери и на пять суток прекратил здесь наступательные действия.

Фронтовая артиллерийская группа была разделена на четыре подгруппы, всего в ней было 250 орудий и минометов (Казаков К. П. Всегда с пехотой, всегда с танками. 2-е изд., испр. и доп. М., 1973. С. 84.). Управляемая из одного центра, она могла быстро сосредоточивать свою огневую силу полностью или частично на любом участке фронта в пределах дальности огня систем орудий. Такое использование крупных сил артиллерии оказывало заметное воздействие на развитие боевых действий в городе и на его окраинах. «Благодаря возросшим возможностям маневрирования огнем армейской и фронтовой артиллерийских групп в отдельные моменты наиболее напряженных боев на некоторых узких участках обороны 62-й армии плотность артиллерии доводилась до небывалых для обороны размеров - 110 орудий и минометов на 1 км фронта. Это обеспечило большую устойчивость оборонительных позиций пехоты и танков и позволило им предельно снизить темпы продвижения противника» (Там же.).

Возрастала также боевая мощь фронтовой авиации. Самолеты 8-й воздушной армии увеличивали число боевых вылетов, все более успешно отражая налеты вражеской авиации и нанося удары по наземным войскам противника. В то же время активность авиации противника постепенно снижалась.

В борьбе с вражеской авиацией большую роль продолжали играть части Сталинградского корпусного района ПВО страны. Они многое делали для защиты города и ведущих к нему железнодорожных коммуникаций. Зенитная артиллерия, прикрывая город и переправы 62-й и 64-й армий, в большей своей части располагалась на островах Зайцевский, Голодный и Сарпинский. Для защиты железнодорожных коммуникаций была создана специальная группа (В эту группу, кроме 748-го зенитного артиллерийского полка, входило восемь бронепоездов и 19-й батальон ВНОС. В группе насчитывалось 55 орудий.).

И. Ф. Афанасьев
И. Ф. Афанасьев

В организацию обороны большой вклад продолжали вносить воины тыла, обеспечивая фронт вооружением, боеприпасами и продовольствием.

И. В. Воронов
И. В. Воронов

Несмотря на возрастание сопротивления советских войск в районе Сталинграда, противник не оставлял своих замыслов и по-прежнему пытался полностью овладеть городом. В октябре, готовя генеральный штурм, гитлеровское командование направило под Сталинград крупные силы из своего резерва, пополняя ослабленные дивизии. Только за один октябрь сюда прибыло около 200 тыс. обученного пополнения, а также 90 артиллерийских дивизионов (50 тыс. человек, более 1000 орудий) и переброшенных воздушным транспортом 40 саперных батальонов, специально подготовленных для штурма города (30 тыс. человек) (Великая победа на Волге. С. 190.). Вместе с тем враг произвел значительную перегруппировку своих сил и вывел ряд соединений в оперативный резерв. Это показывало, что Паулюе и его штаб были встревожены обстановкой, сложившейся на флангах, и общим оперативным положением своей главной группировки. 29-я моторизованная и 14-я танковая немецкие дивизии были выведены в резерв.

Перед фронтом обороны 62-й армии к 9 октября наступали уже не десять дивизий, как в конце сентября, а восемь. Главная ударная группировка противника, противостоящая 62-й армии, насчитывала: людей - 90 тыс., орудий и минометов - 2300 и танков - около 300. Их действия, как и прежде, поддерживались 4-м воздушным флотом, примерно 1000 самолетов.

В это время 62-я армия имела: людей - 55 тыс., орудий и минометов - 1400, танков - 80. 8-я воздушная армия насчитывала 188 исправные боевых самолетов (Там же. С. 191.).

Таким образом, к рассматриваемому времени 62-я армия по количеству сил и средств уступала противнику в людях и в артиллерии в 1,7 раза, по танкам - в 3,8 раза и по самолетам - более чем в 5 раз (Там же.).

Войска 62-й армии продолжали удерживать рубеж Рынок, рабочий поселок Тракторного завода, заводы «Баррикады» и «Красный Октябрь», северо-восточные скаты Мамаева кургана, вокзал Сталинград-I. В ходе боев произошла некоторая перегруппировка соединений и частей армии. 112-я стрелковая дивизия (В дивизии на 10 октября насчитывалось 2300 человек.) была переброшена в северо-западную часть рабочего поселка Тракторного завода. 95-я стрелковая дивизия также переместилась к северу, на стык между 37-й гвардейской и 308-й стрелковыми дивизиями, и вела бои на подступах к заводу «Красный Октябрь». В ее оперативное подчинение была передана 42-я стрелковая бригада (В 95-й стрелковой дивизии насчитывалось 3075 человек, а в 42-й стрелковой бригаде - 937.). Положение остальных войск Сталинградского фронта, а также войск Донского фронта оставалось без изменений.

В октябре нельзя было полностью исключить наличие опасности форсирования противником Волги. 6 октября А. М. Василевский дважды передал командующему Сталинградским фронтом приказ Сталина немедленно организовать прочную оборону островов на Волге в районе Сталинграда, обратив при этом основное внимание на оборону островов Спорный, Зайцевский, Голодный и Сарпинский. «Для обороны островов; выделить и поставить на них войска с тяжелой, дивизионной и полковой артиллерией и средствами ПВО. Для усиления войск, выделяемых Сталинградским фронтом на оборону островов, распоряжением Ставки направляются десять артпулеметных батальонов» (ЦАМО СССР. Ф. 48-А. Оп. 1640. Д. 180. Л. 324.). План обороны островов предлагалось на следующий день представить для доклада Ставке (Там же.).

7 октября Ставка сообщила, что для обороны островов направляется 45-я стрелковая дивизия (Там же. Л. 312.), а 11 октября командующий Сталинградским фронтом получил новое указание - 300-ю стрелковую дивизию использовать для обороны восточного берега Волги на участке оз. Тужилкино, о-в Большой Пеньковский до устья р. Ахтубы (Там же. Д. 27. Л. 179-180.).

Однако противник полностью увяз в тяжелых боях на улицах Сталинграда и в прилегающих к нему районах. Совершить прыжок через Волгу, даже пытаться это сделать, не овладев Сталинградом, имея перед своим фронтом и на флангах непобежденные советские армии, враг не мог решиться.

Общая обстановка в полосах 62-й и 64-й армий, несомненно, улучшилась. Атаки противника к исходу первой декады октября были уже не столь сокрушительными, как в конце сентября и начале октября. Наиболее прочным было положение в полосах обороны 57-й и 51-й армий Сталинградского фронта, а также войск Донского фронта. По указанию Ставки в тылу этих войск начали сосредоточиваться резервные войска, из которых создавались ударные группировки к предстоящему контрнаступлению.

12 - 13 октября по приказу командующего фронтом части 37-й гвардейской и 95-й стрелковых дивизий контратаковали противника, нанося удар в направлении западной окраины поселка СТЗ, чтобы сорвать подготовку ожидаемого нового наступления гитлеровцев. Натолкнувшись на упорное сопротивление врага, советские контратакующие части лишь, на отдельных участках незначительно продвинулись вперед.

Надписи на доме солдатской славы
Надписи на доме солдатской славы

Затем наступил день, на который германское верховное командование назначило новый срок для захвата Сталинграда,- 14 октября. Враг готовил к этому времени наиболее сильный удар, решив окончательно достичь своей цели. «14 октября началась самая большая в то время операция: наступление нескольких дивизий (в том числе 14-й танковой, 305-й и 389-й пехотных) на Тракторный завод... Со всех концов фронта, даже с флангов войск, расположенных на Дону и в калмыцких степях, стягивались подкрепления, инженерные и противотанковые части и подразделения, которые были так необходимы там, где их брали. Пять саперных батальонов по воздуху были переброшены в район боев из Германии. Наступление поддерживал в полном составе 8-й авиакорпус» (Дёрр Г. Указ. соч. С. 57.).

14 октября было началом наиболее трудных испытаний для защитников Сталинграда. Сосредоточив на фронте около 4 км три пехотные и две танковые дивизии, противник бросил их в наступление. Этому наступлению предшествовала начатая на рассвете усиленная авиационная и артиллерийская подготовка. Налеты самолетов, артиллерийский и минометный обстрел продолжались затем до наступления ночи. Число вражеских самолето-вылетов за день достигло 3 тыс. Отдельных разрывов не было слышно, воздух содрогался от грохота, все вокруг покрылось гарью, пылью и дымом. На расстоянии 5 м ничего не было видно.

Немецко-фашистские войска перешли в наступление в 8 часов утра. Главный удар противник наносил в общем направлении на Тракторный завод и завод «Баррикады», обрушив его на позиции, занимаемые частями 37-й гвардейской, 95-й и 308-й стрелковых дивизий и 84-й танковой бригады. На узком участке фронта, где оборону держала обескровленная в жестоких боях 37-я гвардейская стрелковая дивизия генерала Желудева, противник бросил пехотную дивизию полного состава и десятки танков. Казалось, что после страшной бомбардировки с воздуха, а также артиллерийского и минометного обстрела противник подавил все живое и теперь его войска беспрепятственно пройдут по опаленной мертвой земле среди разрушенных зданий. Но враг ошибся в своих расчетах; каждый метр лежавшей перед ним земли, каждый камень тотчас оживали, едва лишь войска оккупантов устремлялись в атаку. Защитники Сталинграда, искусно пользуясь инженерными и естественными укрытиями, стойко удерживали занимаемые позиции. Борьба за Тракторный завод разгорелась с исключительной силой. Бои шли за каждый дом,, этаж и лестничную площадку. Между пос. Баррикады и СТЗ отдельные дома и улицы по нескольку раз переходили из рук в руки. Воины 37-й гвардейской, 95-й стрелковых дивизий и других соединений 62-й армии, укрываясь от огня в окопах, зданиях или просто среди развалин разрушенных домов, встречали врага гранатами, бутылками с горючей жидкостью и огнем автоматов. Расчеты артиллерийских и противотанковых орудий прямой наводкой расстреливали немецкие танки. Однако неравенство сил было слишком велико.

После ожесточенного 4-часового боя вражеские войска прорвали оборону 37-й гвардейской стрелковой дивизии, смяли левый фланг 112-й стрелковой дивизии и вышли к стадиону СТЗ. К 16 часам, рассказывает В. И. Чуйков, части 112-й, 37-й гвардейской стрелковых дивизий и правого фланга 308-й стрелковой дивизии, расчлененные и обойденные танками противника, вели бои в окружении. Командные пункты полков оставались на месте. Борьба велась до последнего патрона. «Командир 37-й дивизии генерал Желудев от разрыва авиабомбы был засыпан в своем блиндаже. Его откопали бойцы из охраны штаба армии и привели ко мне в блиндаж. Управление частями его дивизии взял на себя штаб армии.

Сведения от войск поступали противоречивые, уточнять их становилось все труднее и труднее. Командные и наблюдательные пункты полков и дивизий разбивались снарядами и бомбами. Многие командиры погибли. На командном пункте армии погибло 30 человек. Охрана штаба армии не успевала откапывать людей из разбитых блиндажей. Управление войсками осуществлялось главным образом по радио... Окруженные и отрезанные гарнизоны продолжали драться...» (Чуйков В. И. Начало пути. С. 196.).

Эти же бои описывает автор истории немецкой 14-й танковой дивизии - Р. Грамс. 14 октября, отмечает он, на долю дивизии выпал большой успех. Собранными в плотный кулак силами, поддержанная усиленной артиллерией и пикирующими бомбардировщиками, дивизия прорвалась через Тракторный завод и около полуночи достигла 1-м батальоном 103-го полка и танковым батальоном берега Волги в северной части города. Но более тяжелой оказалась задача удержать захваченное. Грамс довольно выразительно рассказывает о том, сколь критической была ситуация: «Это была жуткая, изнуряющая борьба на земле и под землей, в развалинах и подвалах, в канавах большого города, в его индустриальных кварталах... Танки карабкались через горы мусора и обломков, скрежеща, пробирались через чудовищно разрушенные заводские цеха, стреляли с ближних дистанций вдоль заваленных улиц и тесных заводских дворов.

Расчет 152-мм орудия младшего лейтенанта Снигирева ведет огонь по врагу с левого берега Волги (Сталинград. Август 1942 г.)
Расчет 152-мм орудия младшего лейтенанта Снигирева ведет огонь по врагу с левого берега Волги (Сталинград. Август 1942 г.)

Иной бронированный колосс вдруг сотрясался и разрывался на части под грохот детонирующей вражеской мины. Но все это еще можно было вынести. Дальше же был глубокий, как бездонное ущелье, круто обрывающийся к реке волжский берег, здесь разгорались самые ожесточенные схватки» (Grams В. Op. cit. S. 54.). Если немцам удавалось захватить край волжского берега, то ночью у них на флангах и в тылу из всех щелей и трещин земли появлялись советские воины. «И все, что было завоевано вечером в жаркой борьбе, к утру оказывалось снова потерянным. А на противоположном низменном лесистом берегу реки нельзя было увидеть врага, незримы там были его батареи, его пехота, но он был там, он вел оттуда артиллерийский огонь, и каждую ночь сотни его лодок перевозили подкрепления через широкий поток в руины Сталинграда, и все начиналось сначала: ураганный огонь, пикирующие бомбардировщики, дым и чад, часами заслонявшие солнце. Но положение почти не изменялось, а боеспособность наших войск таяла, как масло на солнце» (Ibid. S. 54-55.).

К вечеру 14 октября противник ворвался на территорию Тракторного завода, а затем, углубляя прорыв, ударными отрядами вышел к Волге.

Особенно тяжелые бои 14 октября происходили в полосе обороны 37-й гвардейской стрелковой дивизии и 90-го стрелкового полка 95-й стрелковой дивизии, прикрывавших подступы к Тракторному заводу. Здесь атаковали 389-я и 94-я пехотные, 100-я егерская (лекгопехот-ная), 14-я и 24-я танковые дивизии гитлеровцев. В составе этих войск было 250 - 300 танков. Каждой атаке предшествовала сильная артиллерийская подготовка и массированные удары авиации. Вражеская авиация совершила в течение дня на этот район 800 - 900 самолето-вылетов. За мощным артиллерийским и авиационным воздействием на позиции советских воинов устремлялись двумя-тремя эшелонами танки, за которыми двигалась пехота.

В ходе ожесточенной борьбы воины 37-й гвардейской стрелковой дивизии и 90-го стрелкового полка во взаимодействии с соседними соединениями и при поддержке артиллерии нанесли значительный урон врагу, подбив и уничтожив до 50 танков и 18 самолетов, истребив около 200 солдат и офицеров. Однако противнику все же удалось овладеть Тракторным заводом и на фронте около 2,5 км прорваться к Волге. Положение войск 62-й армии стало еще более трудным. Ее правый фланг был отрезан от основных сил севернее р. Мокрая Мечетка (В связи с прорывом противником фронта на участке 37-й гвардейской стрелковой дивизии оказались отрезанными от основных сил армии 112-я стрелковая дивизия, 2-я мотострелковая бригада, 115, 124-я и 149-я стрелковые бригады. См.: ЦАМО СССР. Ф. 345. Оп. 27689. Д. 1. Л. 374.). Отрезанная группа, которую возглавил командир 124-й стрелковой бригады полковник С. Ф. Горохов, свыше месяца, охваченная противником с трех сторон и прижатая к Волге, продолжала стойко обороняться.

15 октября продолжались ожесточенные бои в районе СТЗ и на северном участке фронта 62-й армии. Противник ввел в бой 305-ю пехотную дивизию и стремился развить наступление на юг и север вдоль Волги, чтобы зайти в тыл основных сил армии Чуйкова и полностью их уничтожить.

Немецко-фашистская артиллерия и авиация наносили непрерывно удары по боевым порядкам советских войск. Вражеские истребители блокировали аэродромы за Волгой и препятствовали советским самолетам подниматься в воздух.

37-я гвардейская стрелковая дивизия, на которую пала главная тяжесть борьбы в эти дни наиболее мощного наступления захватчиков, продолжала сражаться отдельными подразделениями в поселке СТЗ и частью сил в районе Минусинской улицы. Тяжелые бои вели также 95-я стрелковая дивизия и 84-я танковая бригада. Остальные части армии вели бои с мелкими группами противника.

Бои с врагом происходили в 500 м от командного пункта армии, что сильно затрудняло управление войсками. Другая вражеская группировка в этот же день, 15 октября, атаковала части 124-й и 149-й стрелковых бригад с двух направлений: с севера на Рынок и с запада на поселок Спартановка. При этом противнику удалось несколько вклиниться между этими бригадами.

Командование Сталинградского фронта принимало меры для оказания помощи 62-й армии. К исходу 14 октября распоряжением штаба фронта 138-я стрелковая дивизия из 64-й армии передавалась в подчинение командующего 62-й армией. Полковнику И. И. Людникову предлагалось немедленно по тревоге поднять один стрелковый полк в полном составе и не позднее 5 часов утра 15 октября переправить на западный берег Волги, передав его в распоряжение командующего 62-й армией. Недостающее в полку оружие передавалось из других полков, имея в виду, что на следующий день дивизии подвезут оружие и все боеприпасы (Там же. Оп. 50312. Д. 1. Л. 268.).

Однако к утру 15 октября полк не был переправлен на правый берег. Командующий фронтом, который решил лично прибыть в этот день на наиболее угрожаемый участок обороны Сталинграда, также не смог этого сделать. Попытка переправиться в район СТЗ в тот день успеха не имела, так как противник вел усиленный огонь по всем причалам и переправам.

В атаку
В атаку

Полк 138-й стрелковой дивизии полковника И. И. Людникова был переброшен в Сталинград в ночь на 16 октября и сразу же вступил в бой севернее завода «Баррикады». 389-я пехотная и 16-я танковая дивизии противника, усиленные моторизованными полками, с утра атаковали группу полковника С. Ф. Горохова, оборонявшую поселки Рынок и Спартановка. Одновременно части немецких 305, 100, 94-й пехотных и 14-й, 24-й танковых дивизий продолжали наступать на юг вдоль правого берега Волги. Натиску этих крупных, во много раз превосходящих сил противника противостояли до предела ослабленные части 37-й гвардейской и 95-й стрелковых дивизий и полк 138-й стрелковой дивизии с 84-й танковой бригадой, которые с крайним напряжением сил отражали вражеские атаки. И они погибли бы все, но в самые тяжелые часы боев на противника обрушивала свои удары штурмовая авиация, пробивавшаяся сквозь огонь немецкой артиллерии и блокаду вражеских самолетов истребителей, а с левого берега Волги очень своевременно оказывала поддержку армейская и фронтовая артиллерия.

К исходу 16 октября (в 23 часа 50 мин.) в частном боевом приказе № 209 штаба 62-й армии говорилось:

«1. Противник, заняв СТЗ, развивает удар от СТЗ к югу вдоль железной дороги и стремится захватить завод «Баррикады».

2. Армия продолжает удерживать занимаемые рубежи, отбивая яростные атаки противника» (Там же. Оп. 27689. Д. 1. Л. 383.).

В боях за территорию Тракторного завода 14 - 16 октября советские воины проявили непоколебимую стойкость и высокую самоотверженность.

На одном из участков 114-го гвардейского стрелкового полка дивизии генерала Желудева противник все теснее сжимал кольцо вокруг одного подразделения. Гвардейцы отражали все атаки превосходящих сил врага, но его натиск не ослабевал. Вдруг вышли шесть вражеских танков, которые устремились на группу из трех воинов, занимавших позицию на пригорке. Это были красноармеец Холодюк, старшина Мотин и замполитрука коммунист Усачев, который возглавлял группу. Завязался неравный бой. В ходе его гвардейцы расстреливали вражеские танки из противотанковых ружей, подбивали их связками гранат и сжигали бутылками с горючей смесью. Все шесть танков врага были выведены из строя. Холодюк и Мотин погибли в этом бою смертью храбрых, а Усачев был тяжело ранен (Там же. Л. 383 об.). Так же насмерть сражались с врагом и все другие воины героического гвардейского соединения.

37-я гвардейская стрелковая дивизия нанесла в этих боях огромные потери противнику и почти полностью погибла, с легендарным мужеством до конца защищая Тракторный завод. В дивизии осталось всего несколько сот человек: 114-й гвардейский стрелковый полк насчитывал 84 человека, 117-й гвардейский стрелковый полк - 30. Полностью была уничтожена полковая артиллерия (Там же. Д. 1. Л. 383.), 45-мм пушки, минометы и противотанковые ружья. 16 октября были убиты начальник штаба артиллерии дивизии капитан Павлов, батальонный комиссар Сутырин, ранены командир 88-го гвардейского артиллерийского полка подполковник Соболевский, начальник связи дивизии капитан Соломенно.

Генерал-полковник А. И. Еременко, который 16 октября переправился на правый берег Волги и затем добрался до командного пункта 62-й армии, размещавшегося в старой штольне, в 400 м от противника, выслушал подробный доклад начальника штаба армии о боевой обстановке. Потом он долго разговаривал с Чуйковым, Гуровым, Крыловым. «Через некоторое время,- пишет А. И. Еременко,- я переговорил с командирами 37-й гвардейской, 138-й и 95-й стрелковых дивизий, командные пункты которых были тут же рядом. Более подробно я беседовал с командиром 37-й гвардейской дивизии, которая почти полностью погибла в боях за Сталинградский тракторный завод. Взволнованный, правдивый рассказ командира этой дивизии генерал-майора Желудева заставил нас вновь пережить тяжесть этой утраты».

На вопрос командующего фронтом генералу Желудеву: «Как же все-таки отдали вы противнику завод?» - тот ответил, что дивизия задачу свою выполняла честно, ни на шаг не отступила, большинство солдат и офицеров погибли. «Больше тысячи самолетов бомбили наши боевые порядки, в атаку на нас шло до полутора сотен танков, а за ними - пехота, волна за волной. Никто не оставил своих позиций»,- закончил свой рассказ командир дивизии (Еременко А. И. Сталинград. С. 235.).

В связи с занятием противником района Тракторного завода и выходом его и на этом участке к Волге Ставка Верховного Главнокомандования в 13 час. 00 мин. 16 октября указала командующему Сталинградским фронтом на необходимость «немедленно направить для временного усиления гарнизонов островов Зайцевский и Спорный часть сил 300-й стрелковой дивизии» (ЦАМО СССР. Ф. 48-А. Оп. 1640. Д. 27. Л. 250.).

Несмотря на взятие Тракторного завода, гитлеровцам не удалось сокрушить оборону советских войск в заводском районе Сталинграда.

Понтонный мост через Волгу
Понтонный мост через Волгу

Чтобы не допустить окружения и полного уничтожения противником остатков 37-й гвардейской и 95-й стрелковых дивизий, они были отведены ближе к заводу «Баррикады». В ночь на 17 октября переправились на правый берег остальные части 138-й стрелковой дивизии. Часть 308-й и 138-й стрелковых дивизий были главной силой, противостоящей наступлению противника на завод «Баррикады».

В течение 17 октября части 62-й армии продолжали вести упорные бои с наступающими войсками противника. Неоднократные атаки врага в районе завода «Красный Октябрь» были отбиты с большими для него потерями. Особенно ожесточенные бои происходили в районе пос. Рынок и севернее завода СТЗ, где в отрыве от основных сил армии оборонялась группа полковника Горохова. Противник предпринял здесь пять ожесточенных атак, и все они были отбиты. В ходе первых атак немецкие танки с пехотой прорвались в пос. Рынок и заняли часть его, но к исходу дня враг был уничтожен контратаковавшими советскими подразделениями. За два дня боев группа полковника Горохова подбила и сожгла 58 немецких танков, уничтожила более 2 тыс. вражеских солдат и офицеров (Там же. Ф. 345. Оп. 27689. Д. 1. Л. 382.).

Тяжелые бои происходили в районе завода «Баррикады». В результате разрыва, образовавшегося между 138-й и 308-й стрелковыми дивизиями, враг развертывал наступление вдоль железной дороги на завод. Командующий 62-й армией приказал командиру 138-й стрелковой дивизии полковнику И. И. Людникову ликвидировать разрыв с 308-й стрелковой дивизией, обеспечить ее правый фланг, установив локтевую связь, и ни при каких условиях не допустить проникновения противника на территорию завода «Баррикады». О принятых мерах и их результатах предлагалось доносить немедленно (Там же. Оп. 50312. Д. 2. Л. 445.).

В жестокой борьбе продолжали выбывать из строя многие защитники Сталинграда (В это время остатки 95-й стрелковой дивизии были сведены в один, 161-й полк, который занял оборону в районе Сормовской улицы. Штаб дивизии и штабы двух полков были отправлены на левый берег для укомплектования. См.: Чуйков В. И. Начало пути. С. 205.). Командование 62-й армии отбирало в тылах войск всех способных к бою людей и вливало их в подразделения, непосредственно дерущиеся с врагом. Однако людей не хватало. В эти критические дни рабочие-сталинградцы сражались за родной город вместе с воинами. Штаб 62-й армии 17 октября предложил командиру 37-й гвардейской стрелковой дивизии подчинить себе в оперативном отношении «вооруженный рабочий отряд, находящийся на заводе «Баррикады»» (ЦАМО СССР. Ф. 345. Оп. 50312. Д. 2. Л. 446.).

Противник, прорвав боевые порядки 308-й стрелковой дивизии, вышел 18 октября на западную окраину завода «Баррикады». Враг пытался полностью овладеть заводом и выйти к Волге в районе переправы № 62. Части 138-й, 37-й гвардейской, 308-й и 193-й стрелковых дивизий, удерживая занимаемые позиции, отражали яростные атаки немецко-фашистских войск.

В политдонесении политотдела 62-й армии 20 октября отмечалось, что в течение всего дня 19 октября артиллерия и минометы противника вели интенсивный огонь по району заводов «Баррикады» и «Красный Октябрь» и по устью оврага Банный.

«В районе действий группы Горохова во второй половине дня на стыке 149-й и 124-й стрелковых бригад противнику удалось потеснить наши части и выйти в район тюрьмы. Принимаются меры к ликвидации прорыва. Результаты сообщу.

...Остатки сил 37-й и 308-й стрелковых дивизий, действуя в районе севернее завода «Баррикады», отразив атаки мелких групп противника, занимают прежние рубежи» (Там же. Оп. 27689. Д. 1. Л. 390.).

Защитники Сталинграда продолжали вести борьбу. В руках врага находились Мамаев курган, высота 107,5, выходы к Волге в районе СТЗ и в районе устья р. Царицы. Территория, занимаемая 62-й армией, простреливалась вражеской артиллерией и минометами, а местами пулеметным и автоматным огнем. Все городские здания, которые удерживались советскими воинами, были разрушены немецкой авиацией. Грохот и шум сражения сопровождались гигантскими пожарами.

И все же положение 62-й армии существенно изменилось. Самые критические дни борьбы остались позади. 14 - 18 октября штурмующие город немецко-фашистские войска были окончательно измотаны. После тяжелой борьбы в ходе октябрьских боев противнику удалось овладеть Тракторным заводом, вклиниться здесь в оборону советских войск и выйти к Волге. Фронт 62-й армии был вторично разобщен. Однако противник и на этот раз не достиг решающего успеха, не сумел сломить сопротивление защитников города. Вместе с тем сила ударов врага, его наступательная энергия начали постепенно гаснуть.

После 18 октября наиболее ожесточенные бои продолжались на территории заводов «Баррикады» и «Красный Октябрь».

В районе завода «Баррикады» воины-сибиряки 308-й стрелковой дивизии полковника Л. Н. Гуртьева отбили в октябре около 100 атак вражеских танков и пехоты. Бывали дни, когда части Гуртьева отражали, одну за другой, пять, десять и больше атак. И не только отражали, но и сами переходили в контратаки. Против этой дивизии наступали три немецкие дивизии, поддерживаемые авиацией и артиллерией. Полковник Л. Н. Гуртьев, участник первой мировой и гражданской войн, закаленный в боях военачальник, с присущим ему мастерством и хладнокровием руководил действиями своих частей, которые в дни октябрьских и ноябрьских боев сражались на направлении главного удара врага.

Огромное мужество и стойкость в упорных боях за «Баррикады» проявила также 138-я стрелковая дивизия под командованием талантливого военачальника полковника И. И. Людникова (впоследствии генерал-полковник, Герой Советского Союза). В середине октября, к тому времени, когда 138-я стрелковая дивизия прибыла на помощь оборонявшей поселок и завод «Баррикады» 308-й стрелковой дивизии, противник усилил здесь свою группировку, сосредоточив на узком участке четыре пехотные дивизии и одну танковую. Позиции советских воинов атаковали до 200 вражеских танков. Вскоре бои перенеслись непосредственно на заводскую территорию. 308-я и 138-я стрелковые дивизии продолжали сражаться с превосходящими силами фашистских войск. Сужалась и полностью простреливалась вражеским огнем площадь заводской территории, обороняемой этими соединениями, но противник не мог сломить их стойкого сопротивления.

В политдонесении политотдела 62-й армии 22 октября сообщалось, что войска 62-й армии в течение дня удерживали занимаемые рубежи. «Части 138-й и 308-й стрелковых дивизий продолжали вести бои по очищению территории завода „Баррикады" от мелких групп противника. 39-я гвардейская стрелковая дивизия обороняет район переправ у пристани Красный Октябрь. Сведений от группы полковника Горохова не поступило... 112-я стрелковая дивизия с 20.10.42 г. по приказу штаба фронта выведена на доформирование, и ее штаб находится на левом берегу Волги против острова Заячий» (Там же. Л. 396, 396 об.).

Вместе с советскими воинами, плечом к плечу с ними, сражались рабочие завода. Артиллерийский дивизион ополчения «баррикадцев» в бою с гитлеровскими танками у центральных заводских ворот подбил шесть машин. Отряд рабочих-ополченцев вместе с подразделением советских воинов стойко отражал натиск противника в северо-западной части завода.

Упорное сопротивление войск 62-й и 64-й армий, сражавшихся в Сталинграде, изматывало силы врага. Однако многие улицы и целые кварталы города постепенно переходили в его руки. Ставка Верховного Главнокомандования предусматривала опасность форсирования противником Волги, грозящую тяжелыми последствиями. Врагам СССР казалось, что исход огромной битвы медленно, но неуклонно склонялся в пользу агрессора. Но действительность показала другое.

Красная Армия, опираясь на крепкий советский тыл, месяц от месяца увеличивала свою мощь. На сталинградском направлении советские войска постепенно наращивали силы и средства. Принимались меры и для того, чтобы сорвать возможное внезапное форсирование противником реки. В соответствии с указаниями Ставки в октябре на левый берег Волги в систему обороны 2-го танкового корпуса перебрасывались с других фронтов три укрепленных района: 77-й, 118-й и 156-й.

В район Сталинграда направлялись новые соединения. Южнее города сосредоточивались 61-я и 87-я кавалерийские дивизии 4-го кавкорпуса, а в районе Дубовка, Вязовка заканчивал сосредоточение 7-й стрелковый корпус (93, 96-я и 97-я стрелковые бригады). В состав Сталинградского фронта прибыли также 189-я и 45-я стрелковые дивизии. Из резерва Ставки в Донской фронт прибыли семь стрелковых дивизий.

Для организации прочной обороны волжских островов в районе Сталинграда - Спорного, Зайцевского, Голодного и Сарпинского - Ставка еще в начале октября направила Сталинградскому фронту артиллерийско-пулеметные батальоны (Сталинградскому фронту из состава Московской зоны обороны были направлены 17, 19, 147, 166, 298, 303, 349, 400-й и 416-й артиллерийско-пулеметные батальоны и управление 156-го укрепленного района.). С этой же целью фронту передавалась 45-я стрелковая дивизия под командованием полковника В. П. Соколова один полк ПВО и 20 крупнокалиберных пулеметов.

Положение 62-й армии оставалось критическим, исключительно трудной была поставленная ей задача не допустить дальнейшего распространения противника в городе. Однако эта задача выполнялась. Другие армии обоих фронтов активно воздействовали на общий ход борьбы.

Выполняя указания Ставки Верховного Главнокомандования, Сталинградский и Донской фронты готовили очередные наступательные операции. В 64-й армии создавалась ударная группировка (В состав ударной группировки 64-й армии вошли 422-я и 126-я стрелковые дивизии, 93, 96-я и 97-я стрелковые бригады 7-го стрелкового корпуса, 13, 50, 90-я и 155-я танковые бригады, 1111, 1104, 1159-й пушечные артиллерийские полки.), которая должна была к 22 октября подготовить удар в северо-западном направлении и центральной части города. Войска Донского фронта получили задачу активными действиями оттягивать на себя силы противника, действовавшие непосредственно в городе.

Генерал И. К. Морозов рассказывает о контрударе 64-й армии 22 октября.

«Удар нашей дивизии и корпуса генерала Горячева был неожиданным для врага. Мы овладели высотой 146,0 и успешно продвигались на северо-запад в направлениях Купоросное, хутор Андреевский, Зеленая Поляна, Песчанка, отражая яростные контратаки 295-й и 71-й и частично 100-й пехотных и 29-й моторизованной дивизий немцев.

Противник то отходил, сопротивляясь, то, подтянув резервы, контратаковал, стремясь остановить продвижение нашей дивизии и бригад генерала В. В. Тихомирова, полковника Н. 3. Галая и полковника Г. И. Артемьева корпуса генерала С. Г. Горячева.

Когда мы освободили безымянные высоты на подступах к хутору Андреевскому и Зеленой Поляне и когда наш боевой порядок образовал дугу, упирающуюся своим правым концом в шоссейную дорогу у рощи «Квадратной», а левым - в высоту 146,0, имея ширину у основания дуги до 5 километров, у вершины - 3, противник обрушил на нас огонь более ста орудий, а после артналета бросил в контратаку около 100 танков и приблизительно две пехотные дивизии.

Танки прорвались через наши боевые порядки, но в глубине обороны уничтожались противотанковой артиллерией. Оторвавшаяся от своих танков пехота врага цепь за цепью шла в контратаку. Советские солдаты и матросы в бушлатах и бескозырках огнем и штыком не только остановили, но и отбросили оккупантов назад. Ценой больших усилий нам удалось удержаться на завоеванных позициях» (Морозов И. К. Полки сражались по-гвардейски. С. 6.).

В течение ночи противник подтянул резервы, создал превосходство в пехоте и танках и заставил наступающие соединения 64-й армии отойти на прежние позиции.

Контрудар войск левого крыла Донского фронта с целью разгрома группировки противника севернее Сталинграда также не принес территориального успеха. Однако наступательные действия левофланговых соединений Сталинградского и Донского фронтов не только отвлекали на себя силы противника от 62-й армии, но и не допускали перегруппировки его сил в направлении наносимого врагом главного удара.

Горящий вокзал в Сталинграде
Горящий вокзал в Сталинграде

Утром 25 октября правофланговые соединения 64-й армии вновь перешли в наступление, которое началось после 40-минутной артиллерийской подготовки и удара авиации. Контрудар и на этот раз наносился в районе Купоросное, Зеленая Поляна. Ожесточенные бои на этом участке фронта велись с 25 октября по 1 ноября. Наступающие советские части продвинулись на 3 - 4 км и овладели южной частью Купоросное. Упорное сопротивление противника не позволило добиться дальнейшего продвижения, но этот контрудар сковал значительные силы врага. «Результаты контрудара сразу же сказались: на несколько дней противник приостановил бои в заводской части Сталинграда. Враг понес большие потери, которые, естественно, привели также к ослаблению и его ударных группировок. Организация контрудара и его исполнение проходили под непосредственным руководством командующего 64-й армией товарища Шумилова. Этот контрудар был поддержан действиями левого крыла Донского фронта, а также действиями войск этого фронта в районе Клетская» (Еременко А. И. Сталинград. С. 237.).

Тем временем на участке 62-й армии положение продолжало оставаться крайне напряженным.

Не сумев развить прорыв по берегу Волги в сторону завода «Баррикады», противник пытался продвинуться на север от СТЗ к пос. Спартановка. Но здесь гитлеровцы были остановлены дерущейся в окружении группой полковника Горохова, оборонявшей территорию, в 8 кв. км в районе между Волгой, р. Мечеткой и пос. Латошанка. «2 ноября сражение возобновилось с новой силой,- пишет генерал-майор С. Ф. Горохов.- Гитлеровцы пытались подавить нас мощью огня. В 7 часов утра после остервенелого налета артиллерии и минометов, началась бомбежка, которая продолжалась 10 часов подряд. В этот день погиб полковник B. А. Болвинов (командир стрелковой бригады из группы полковника C. Ф. Горохова.- А. С.), прямым попаданием бомбы был разбит его блиндаж. Вместе с Болвиновым погибли лейтенант Стоганов, майор Николаев и еще несколько человек.

В 17 часов гитлеровцы предприняли атаку с танками. Наши огневые средства встретили их по-прежнему, словно и не было тягостного обстрела и оголтелой бомбежки наших позиций. Атака была отбита. Большую роль в этом бою сыграла наша артиллерия, находившаяся на островах. Через два дня противник повторил бомбежку. На этот раз он бомбил не только нас, но и левый берег Волги и острова, где находились огневые позиции нашей артиллерии. И когда гитлеровцы снова пошли в атаку, они были встречены беспощадным огнем. Все попытки противника выбить нас с занимаемых рубежей были безуспешными» (Горохов С. Ф. Севернее города, за Мечеткой//Битва за Волгу. С. 53 - 54.).

Не менее ожесточенная борьба шла в районе завода «Красный Октябрь», который обороняла 39-я гвардейская стрелковая дивизия генерал-майора С. С. Гурьева. Во второй половине октября, после тяжелых шестидневных боев, противник проник на территорию завода и 27-го овладел его северо-западной частью.

«С этого времени,- пишет подполковник Кокорин, рассказывая о действиях одной из частей дивизии генерала С. С. Гурьева,- нам пришлось день и ночь драться за каждый окоп и каждый дом, потому чта за спиной была уже Волга. Но к Волге мы так и не пустили фашистских захватчиков в районе завода «Красный Октябрь»» (Кокорин. К Волге враг не прошел! // Битва за Волгу. С. 76.). Пришлось еще теснее прижаться к Волге и другим соединениям и частям 62-й армии.

29 октября командующий фронтом генерал-полковник А. И. Еременко бросил сюда, на помощь воинам 39-й гвардейской дивизии, только что прибывшую из резерва Ставки кадровую 45-ю стрелковую дивизию под командованием полковника В. П. Соколова с ротой танков 235-й танковой бригады. Это дало возможность нанести по противнику контрудар, который был организован 31 октября при поддержке авиации фронта и фронтовой артиллерийской группы. Воины Гурьева и Соколова решительной контратакой выбили врага из крупнейших цехов и со склада готовой продукции завода «Красный Октябрь». В дальнейшем, вплоть до перехода наших войск в контрнаступление, борьба на территории завода продолжалась днем и ночью с величайшим ожесточением, но противник так и не сумел овладеть всем районом завода и выйти к Волге. Немецко-фашистское командование стремилось удержать захваченную в Сталинграде территорию. В боевом распоряжении штаба 62-й армии 10 ноября говорилось, что противник перед фронтом армии начал возводить укрепления (дзоты) и противопехотные и противотанковые заграждения, закрепляя за собой занятую территорию и осложняя тем самым наступательные действия советских войск. В связи с этим предлагалось вести круглосуточное непрерывное наблюдение за противником и по всем замеченным местам работ открывать огонь пулеметов и артиллерии, срывая устройство препятствий и заграждений (ЦАМО СССР. Ф. 345. Оп. 50312. Д. 2. Л. 508.).

Здание бывшей мельницы (исторический заповедник)
Здание бывшей мельницы (исторический заповедник)

Ход борьбы показывал, что, чем больше возрастала активность войск Сталинградского и Донского фронтов, тем заметнее сокращалась активность противника. С первых чисел ноября в полосе обороны 62-й и 64-й армий враг действовал лишь мелкими группами. Немецко-фашистские войска пополнялись людьми и техникой, закрепляли захваченные позиции.

Однако Гитлер, не желая считаться с очевидным провалом своих планов захвата Сталинграда, все еще требовал от войск продолжать наступление с «нарастающей силой» (Дёрр Г. Указ. соч. С. 58.). В соответствии с этим 11- 12 ноября противник предпринял еще одно крупное наступление на 62-ю армию, бросив в него пять пехотных и две танковые дивизии (В этом наступлении принимали участие 389, 305, 79, 100 (егерская), 295-я пехотные дивизии, 14-я и 24-я танковые дивизии.), усиленные отдельными частями, специально для этого переброшенными в Сталинград самолетами. К концу дня 11 ноября гитлеровцам удалось преодолеть оборону 241-го стрелкового полка 95-й стрелковой дивизии, захватить южную часть завода «Баррикады» и на участке шириной 500 м прорваться здесь к Волге. Но изменить общую обстановку враг уже не мог. На других участках все его атаки успешно отбивались. Дивизии противника несли такие огромные потери, что от многих из них оставались лишь номера. 305-я и 79-я немецкие дивизии, например, потеряли почти весь личный состав. Обескровлены были и войска 62-й армии. Ее дивизии насчитывали по 500 - 700 человек. В 13-й гвардейской стрелковой дивизии было людей около 1500. В целом на 11 ноября 1942 г. 62-я армия имела: личного состава - 47 тыс., орудий и минометов (калибра 76 мм и крупнее) - около 800, танков - 19 (тяжелых - 7, средних - 12) (Великая победа на Волге. С. 201.).

Для восполнения потерь, которые несли боевые части, использовались все возможности. Характерным в этом отношении являлось распоряжение, подписанное генералом Н. И. Крыловым 2 ноября в 1 час ночи, которым батальон охраны штаба армии расформировывался, а весь личный состав, вооружение и имущество передавались на доукомплектование частей 39-й гвардейской стрелковой дивизии (ЦАМО СССР. Ф. 345. Оп. 50312. Д. 2. Л. 489.).

Оборона 62-й армии была расчленена на три основных очага борьбы: район Рынок, Спартановка, где сражалась изолированная с 14 октября от основных сил армии группа полковника С. Ф. Горохову (124-я и 149-я стрелковые бригады, в каждой по 500 - 600 человек); восточная часть завода «Баррикады», где на узком плацдарме продолжала упорно обороняться 138-я стрелковая дивизия И. И. Людникова численностью не более 500 человек; затем, после разрыва в 400 - 600 м, шел основной фронт 62-й армии - от «Красного Октября» до пристани (части 95-й, 45-й стрелковых дивизий, сводный полк 193-й стрелковой дивизии, части 39-й гвардейской и 284-й стрелковых дивизий). Левый фланг на этом участке занимала 13-я гвардейская дивизия генерал-майора А. И. Родимцева, позиции которой проходили вблизи от берега Волги. Территорию Ворошиловского района (от центра города до Купоросной балки) занимали гитлеровцы. Южную часть города от Купоросное до Красноармейского (сельского) района продолжали оборонять части 64-й армии под командованием генерал-майора Шумилова. Оттеснив защитников Сталинграда почти к самому берегу Волги, войска Паулюса были бессильны сбросить в нее советских воинов. Каждый шаг продвижения стоил неприятелю колоссальных потерь.

После прорыва гитлеровцев к Волге южнее завода «Баррикады» 138-я стрелковая дивизия была отрезана от главных сил 62-й армии. Но и после этого, удерживая за собой участок около 700 м по фронту и 400 м в глубину, отражая с севера, запада и юга атаки врага, отрезанная от соседей и своих тылов, дивизия Людникова продолжала сражаться со штурмующими ее позиции тремя немецкими дивизиями. Снабжение 138-й стрелковой дивизии боеприпасами и продовольствием, а также эвакуация раненых осуществлялись с преодолением громадных трудностей через р. Денежная Воложка, отделявшую дивизию от о-ва Зайцевский, и р. Волгу.

11 ноября 138-я стрелковая дивизия, в полках которой было по 70 - 100 человек, отразила шесть атак противника. Против нее наступали части 389-й и 305-й пехотных дивизий, 40, 50-й и 336-й саперные батальоны, а всего до 1600 вражеских солдат и офицеров. Воины Людникова отразили все атаки. Выразительной иллюстрацией этих боев является рассказ немецкого участника событий Вельца, который показывает, какие большие надежды возлагались на саперные батальоны не только в высших командных инстанциях, но и среди офицеров-фронтовиков. Гельмут Вельц передает свой разговор с Паулем Фидлером, командиром 3-й роты саперного батальона, которым командовал Вельц. Фидлер сообщил о прибытии новых саперных батальонов:

«Прибыли вчера. Отовсюду шлют сюда самые сильные батальоны. В Крыму, на Дону, на севере их грузят на машины или в самолеты и прямым ходом к нам, в Сталинград. Они уже здесь, теперь дело пойдет!

- Просто не верится!

- И все-таки это так. Завтра первая атака. Думаю, что на «Теннисную ракетку» ( «Теннисной ракеткой» офицеры 6-й армии называли территорию города в районе завода «Красный Октябрь», опоясываемую железнодорожной линией. Этот участок так и не был взят врагом.- А. С.). А потом на очереди «Красный Октябрь» и все остальное» (Велъц Г. Солдаты, которых предали. М., 1965. С. 89.).

Весьма живо изображает Вельц и крушение тех надежд, которые

вызвали вновь прибывшие саперные батальоны. Подробно, со знанием дела повествует бывший майор вермахта о том, как была организована и как протекала операция с участием саперных батальонов.

«С этой высоты нам видна вся полоса наступления - она лежит наискось перед нами... Под покровом ночи подразделения занимают исходные позиции, подтягиваются роты и взводы. Еще раз проверяются оружие и средства ближнего боя. По собственному опыту знаю, что происходит в эти минуты.

Вдруг тишина лопается. Орудийные залпы один за другим, непрерывно. Из черного ковра позади нас к небу взлетают короткие огненные сполохи. Их сотни. Снаряды рвутся на склонах высот и скатах лощин, в руинах, на насыпях. Все дрожит от гула. Над нами прокатываются волны горячего воздуха. Густой чад стелется над землей, сквозь него пробиваются первые рассветные лучи, они освещают взрытую снарядами и бомбами пустынную местность.

На русские позиции обрушивается залп за залпом. Взлетают целые гирлянды снарядов. Там уже не должно быть ничего живого. Если дело пойдет так и дальше, саперам остается только продвинуться вперед и занять территорию. Кажется, так оно и есть. Беспрерывно бьют тяжелые орудия. Навстречу первым лучам восходящего солнца в просветлевшем небе несутся бомбардировщики с черными крестами. Эскадрилья за эскадрильей. Они пикируют и с воем сбрасывают на цель свой бомбовый груз, а за ними - новые и новые» (Там же. С. 91.).

Немцы перенесли огневой вал в глубь советской обороны, а их пехота приблизилась к переднему краю защитников города. «Еще каких-нибудь двадцать метров - и они уже займут передовые русские позиции! И вдруг они залегают под ураганным огнем. Слева короткими очередями бьют пулеметы. В воронках и на огневых точках появляется русская пехота, которую мы уже считали уничтоженной. Нам видны каски русских солдат. Глазам своим не верим. Как, неужели после этого ураганного артиллерийского огня, после налета пикирующих бомбардировщиков, которые не пощадили ни единого квадратного метра земли и перепахали все впереди, там все еще жива оборона? Каждое мгновение мы видим, как валятся наземь и уже больше не встают наши наступающие солдаты, как выпадают у них из рук винтовки и автоматы» (Там же. С. 91-92.).

Однако противник, заполнив бреши, продолжал атаку. Ему удалось прорвать линию обороны советских воинов, рассечь ее на части.

Подразделения гитлеровцев спустились в лощины. Орудия и минометы вели заградительный огонь, чтобы не дать русским подтянуть резервы. Казалось, бой был выигран немцами.

«Но вот наконец становится заметно движение. Через край балки перепрыгивает солдат. Немецкий. Он бежит назад! Ага, наверняка связной с донесением! Но нет, за ним другой, третий, четвертый. Все несутся назад. За ними несколько саперов. Итак, наши отступают! Самое время вводить в бой основную массу батальонов, но ничего похожего не происходит. Еще две-три минуты, и уже видны первые каски русских солдат. Русские постепенно накапливаются, формируются в группы, преследуют беспорядочно отступающих саперов. Где же остальные силы пяти батальонов? Неужели отступающие группы - это все? Все что осталось? Русские приближаются теперь к исходной позиции, по ним открывают такой же ураганный артиллерийский огонь, как утром. Начинает шевелиться и пехотный полк. Продвижение русских прекращается. Только лишь в отдельных местах продолжаются попытки. Линии закрепляются, застывают. Все опять как прежде. Как перед атакой, как вчера, как неделю назад! Что за наваждение, уж не приснился ли мне весь этот бой? Пять свежих батальонов пошли в наступление, пять батальонов вели бой, как дома на учебном плацу. А результат? Большинство убито, часть ранена, остальные разбиты, разбиты наголову. Заколдованное место! Как ни пытайся взять его, натыкаешься на гранит» (Там же. С. 93-94.).

В боях на территории Сталинграда не было длительных оперативных пауз. Бои шли беспрерывно. Они усиливались, стихали, но совсем не прекращались. Противник атаковал все снова и снова, предприняв свыше 700 атак. Советские части и подразделения, обороняясь, в то же время использовали любую возможность для нанесения контрударов. В течение всего периода борьбы с обеих сторон активно действовали артиллерия, авиация и танки. За 68 дней оборонительного сражения в городе вражеская артиллерия выпустила около 900 тыс. снарядов и мин, не считая снарядов самоходной артиллерии, танков и малокалиберной артиллерии. Господствуя в воздухе, немецко-фашистская авиация бомбила и обстреливала советские войска, совершая каждый день от 1000 - 1500 до 2500 самолето-атак. На каждый квадратный километр Сталинградского фронта противник израсходовал до 76 тыс. снарядов и бомб. За это же время советская артиллерия и авиация обрушили на противника лишь на главном направлении свыше 100 тыс. снарядов, мин и бомб.

К середине ноября продвижение гитлеровских войск на территории города было остановлено на всем фронте и инициатива их действий парализована. Враг окончательно перешел к обороне. Его главная ударная группировка оказалась обескровленной, тогда как силы защитников Сталинграда возросли и окрепли.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









ПОИСК:




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'