история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Н. И. Перелыгин. Солдаты в белых халатах

(Перелыгин Николай Иванович - гвардии капитан медицинской службы, врач полка, медсанэскадрона 11-й гвардейской Донской кавдивизии, ординатор хирургического отделения корпусного госпиталя.)

Война пришла на родную землю. В те тревожные дни в военкоматы шли и шли медики - различные по возрасту, по подготовке и опыту: шли юные медицинские сестры и учащиеся последних курсов училищ, шли студенты-выпускники мединститута и пожилые ученые-медики, профессора, доценты.

Стал полковым врачом кавалерийского корпуса и я. У нас не было еще врачебного опыта, тем более опыта военного врача, но у нас были знания и горячие комсомольские сердца, ненависть к врагу и страстная любовь к нашему советскому человеку, которого фашисты вынудили оставить мирный труд и взяться за оружие.

Война в полную меру отмерила и мне, как и многим другим, трудностей, мужания, становления: был полковым врачом 39-го кавполка, служил в медсанэскадроне 11-й дивизии (Автор воспоминаний называет полк и дивизию по последнему наименованию. До 27 августа 1942 года полк был 33-м, а дивизия 15-й.). А в последний год войны - в полевом подвижном госпитале 5-го гвардейского Донского казачьего кавалерийского корпуса.

Нелегко было медикам в стрелковых частях, но еще труднее - в кавалерийском полку. Ведь всего два врача, фельдшер и санинструкторы эскадронов, чаще всего девушки, обязаны обеспечить помощь и эвакуацию раненых непосредственно с поля боя.

Нам никогда не забыть мужественных, стойких, нежных и добрых сестричек, как ласково звали их бойцы. Они сами погибали, а раненого порой вытаскивали на себе из самого пекла.

Помню Валю Иванову. Сама ранена была, а продолжала оказывать помощь другим, и голос ее, неокрепший, девчоночий голос, звал казаков в атаку... Ася Постникова закрыла собой раненого майора Сытникова и сама была тяжело ранена.

Не было, казалось, предела выносливости у наших славных сестер - Кати Хлабустиной, Клавдии Приваловой, Вероники: Кондратенко, Ани Пуголовкиной, Маши Иваненко, Лиды Ереминой, Галины Ярош, Моти Мартыненко, Веры Левандровской, Тани Сухановой, Веры Максименко и многих других. Печальным было мое вступление на пост начальника медсанслужбы кавалерийского казачьего полка. На второй день нашего прибытия в район станицы Куринской немцы подвергли жестокой бомбардировке командный пункт командира дивизии полковнику С. И. Горшкова и находящийся рядом медпункт 39-го кавполка. Погибли многие раненые и врачи. Вот тогда и назначили меня начальником медсанслужбы.

Однажды после нескольких тяжелых боев два оставшихся в живых работника полкового медпункта - молоденький, почти мальчик, Валентин Бугук и пожилой, участвовавший еще в гражданской войне, Филипп Андреевич Бондаренко - вручили мне сумку погибшего доктора Рубцова. Они рассказывали, что мой предшественник был храбрым человеком, гуманным и знающим врачом. Будто завещание его мне передали. Я его так и воспринял... И сейчас эта сумка незнакомого мне погибшего коллеги хранится в нашей семье как реликвия, как память о всех медиках военных лет.

Тяжелые бои вел наш 39-й полк в районе одной из высот на Северном Кавказе. Погибли или получили ранения почти все эскадронные санинструкторы. И пришлось на высоту послать последнего фельдшера - Валентина Бугука. Он был прекрасным стрелком и вместе с бойцами отбивал штурмующих фашистов, перевязывал раненых казаков, укрывал их за валунами и снова брал винтовку. А ночью спускал раненых в медпункт у подножия горы. Сколько выносливости, храбрости было в этом человеке!

Не легче пришлось и в кизлярских песках, в районе Ага-Батыря. Полковые медпункты располагались прямо в окопах. Причем довольно мелких - в песке глубокий не отроешь. Не хватало воды, а части немало дней простояли на этой открытой равнине. Холодный осенний дождь, ветры, а то и снегопады... Появились простудные и другие заболевания. Солдаты истосковались по бане. И тогда с помощью командования и старых бывалых казаков-воинов в довольно глубоких траншеях, обложенных камышом, бревнами, досками, организовали баню буквально под носом у противника, хорошо замаскировав ее. Как эта баня подняла настроение бойцов!

Победоносное наступление корпуса по земле Ставрополья, Кубани и Дона проходило без больших потерь. А вот на Миус-фронте пришлось жарко! Наш 39-й полк находился в районе Матвеев Курган - Рогожкино. Сколько раненых прошла тогда через крошечный полковой медпункт!

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:





Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'