история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Герои Пятого Донского. Иринин Александр Иванович

ИРИНИН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ
ИРИНИН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ

Гвардии сержант, наводчик станкового пулемета 2-го эскадрона 47-го гв. казачьего кавалерийского полка 12-й гв. Краснознаменной Донской казачьей кавдивизии.

1925 г. рождения, русский, член ВЛКСМ.

Звание Героя Советского Союза присвоено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 сентября 1944 г.


ИЗ НАГРАДНОГО ЛИСТА

31 января 1944 г. в бою за Надточаевку внезапным броском на пулеметной тачанке врезался в боевые порядки немцев и огнем в упор из станкового пулемета уничтожил до 150 немецких солдат и офицеров.

6 и 7 февраля 1944 г. под с. Валява расчет был выведен из строя. Иринин остался один и, отбивая атаки противника, вел огонь до последнего патрона. В шести атаках уничтожил более 100 немецких солдат и офицеров, при этом был ранен. Раненный, израсходовав все патроны, не оставил поля боя, а гранатами отбивал наседавшего врага. Рискуя жизнью, Иринин хватал еще неразорвавшиеся немецкие гранаты и бросал их обратно в немцев. Взрывами этих гранат уничтожил более 10 немцев, а всего гранатами уничтожил до 40 немецких солдат и офицеров.

13.02.44 г. при наступлении на Н. Буда был ранен. Истекая кровью, продолжал вести ураганный пулеметный огонь и уничтожил до 60 немцев и только после третьего тяжелого ранения, уже в бессознательном состоянии, был вынесен с поля боя.

На самых опасных местах лежали бронебойщики с противотанковыми ружьями, зажигательными бутылками и связками гранат. Они первыми принимали на себя удары вражеских танков и забрасывали их гранатами. Правда, одна особенность степи помогала бронебойщикам - бесконечные песчаные буруны. Танки шли по этим бурунам, точно тяжелые баржи на штормовых волнах, то с диким ревом взлетали на гребни, то, зарываясь носом в песок, ныряли в низины. И казаки наловчились бить их в то мгновение, когда они показывались на вершине буруна, задрав мелькающие траки и вздымая бурые тучи песка. Бронебойщики кидали под гусеницы гранаты, забрасывали танки бутылками и расстреливали из ружей.

Это была изнурительная и опасная работа. Голодные люди по суткам не выползали из своих кабаньих лежек. Лица у них задубели от холода и копоти, губы распухли и потрескались, на зубах хрустел песок. Постоянный грохот разрывов и скрежет танков оглушали казаков, дым и пламя слепили глаза. Но ни один полк не отступил, и вражеским автоматчикам не удалось нигде прорвать оборону.

Однако самым тяжким было то, что фашистские пикирующие бомбардировщики разбомбили те станции, с которых шло снабжение казаков. Нужда ощущалась не только в патронах и хлебе, но и в фураже, и в обмундировании, и в горючем. Теперь все это приходилось везти на грузовиках, для которых не хватало бензина, и на телегах, которые часто застревали в песках.

И казаки с каким-то особым мужеством, которое свойственно твердым людям в дни опасности, переносили голод и делились кусочком застывшей на холоде ячменной каши...

...Целыми днями Селиванов сидел над картой, обдумывая новую операцию. Он уже знал всю эту проклятую степь как свои пять пальцев и готов был даже во сне рассказать, где тут стояли пастушеские коши, хутора и редкие фермы, где были колодцы, а где встречались мутные соленые озера.

Точно шахматный игрок, Селиванов изучал все возможные комбинации противника. Он не навязывал воображаемому Фельми свои взгляды и не оглуплял его, как это делают опрометчивые офицеры, думая о враге.

- Я перешел к круговой обороне, - говорил Селиванов. - У меня уничтожены пути подвоза. Значит, он полезет сейчас на мой правый фланг, чтобы захлопнуть меня в мышеловке.

Он не считает меня ограниченным человеком - это видно по тому, что он понял тогда мой замысел и стал защищать Ага-Батыр. Сейчас он убежден, что я изберу самый лучший вариант: прикроюсь одной частью и отойду километров на сорок. Это действительно самый лучший вариант. Он знает, что мне без патронов и без хлеба нельзя идти вперед, потому что это равносильно смерти, и что я обязательно пойду назад и этим облегчу ему операцию по разгрому. Следовательно, мне надо идти вперед...

Обдумав все это, Селиванов вызвал полковника Панина и сказал:

- Приготовьте новый план овладения селением Ага-Батыр...

Кубанцы, против которых действовали большие силы гитлеровцев, все же сумели отбросить противника и продвинулись вперед, прикрывая правый фланг донцов. Это значительно облегчило донцам задачу по овладению Ага-Батыром. Кроме того, по приказу командующего фронтом казакам придали танковую группу и небольшой авиационный отряд. Снабжение тоже несколько улучшилось, потому что уничтоженные противником пути были восстановлены.

И снова в степи началась подготовка, которая обычно предшествует большой операции. Снова по всем направлениям устремились автомашины, сотни всадников, навьюченные сеном верблюды, артиллерийские упряжки.

Взятый в плен под хутором Чернышовом штурмшарфюрер Эрле, закончив показания о дислокации корпуса «F», сказал старшему лейтенанту Жуку:

- Я вижу, что вы готовитесь к наступлению, и думаю о том, как жестоко мы ошиблись, надеясь на казачество. Ведь мы все рассчитывали на то, что казаки выступят против большевиков. Но теперь я вижу, что мы не поняли душу русского казака и не учли тех двадцати пяти лет, которые сформировали характер новых казаков...

Да, гитлеровцы просчитались. Против них сражались сейчас не те придуманные воображением белых эмигрантов казаки, которые по воле фантазирующих фашистских журналистов населяли мифическую страну «Казакию», а новые, советские люди, воспитанные новым, советским строем и готовые защищать этот новый строй, не щадя своей жизни.

...В темную декабрьскую метельную ночь донские и кубанские казаки прорвали основную оборонительную линию гитлеровцев, захватили Ага-Батыр, Сунженское, Иргаклы и, расширяя прорыв, устремились к реке Куме.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









ПОИСК:




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'