история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

В ПРЕСЛЕДОВАНИИ

Рассказывали: после того как военный совет в Филях кончился, взволнованный предстоящим отступлением из Москвы Кутузов в сердцах стукнул кулаком по столу и с угрозой проговорил: «А возмездия французам не миновать! Я заставлю их есть лошадиное мясо!»

И вот теперь, после недолгого пребывания в Тарутино, где русские войска получили подкрепление, отдых, пополнились оружием и боеприпасами, подошло время осуществления задуманного главнокомандующим плана разгрома врага.

Первый удар он решил нанести по удаленному от главных сил французскому авангарду, расположившемуся в пяти верстах от русского лагеря. Уверовав в своею силу и безнаказанность, французы никак не ожидали воинской дерзости от русских. Возглавляемый маршалом Мюратом авангард насчитывал в своем составе 26 тысяч человек при 187 орудиях.

Замысел Кутузова состоял во внезапном нападении на расположение противника одновременно сильными группами пехоты и кавалерии по флангам и с фронта во взаимодействии с партизанскими отрядами Дорохова и Фигнера.

Платов в том бою не участвовал. Десять казачьих полков из обходящей группы возглавил генерал Орлов-Денисов. Это был отважный военачальник и сподвижник донского атамана.

На рассвете 6 октября казаки внезапно атаковали левый фланг французского расположения. Врага охватила паника, начался переполох. Тут подоспели главные силы русского отряда. Разгорелось сражение.

Оно продолжалось весь день и завершилось лишь вечером. Победа была окончательной. Французы потеряли убитыми и ранеными 2,5 тысячи человек, более тысячи пленных, 38 орудий и почти весь обоз. Разбитый Мюрат поспешно отступил к Москве, где находились главные силы французской армии.

Узнав о поражении, взбешенный Наполеон воскликнул: «Идемте к Калуге, и горе тем, кто попадется нам на пути!» На следующий день почти стотысячная армия покидала Москву. За армией, растянувшись на десятки верст, следовал обоз, состоявший из сорока тысяч повозок с награбленным добром.

Наполеон намеревался в первом же сражении разбить русских и выйти на южную, идущую через Малоярославец, на не разоренную еще французской армией Калужскую дорогу, и тем спасти армию от голода, но Кутузов разгадал замысел. К Малоярославцу был брошен русский корпус Дохтурова. Туда же были направлены и 20 казачьих полков, возглавляемых Платовым.


Первым на рассвете 12 октября к городу подошли егерские полки. В Малоярославце находилось всего два французских батальона, занявших город накануне вечером. Генерал Дохтуров приказал выбить их. После решительной атаки егерей 38-го полка выполнили приказ. Но тут подошла французская дивизия, и командир генерал Дельзон повел ее на город. Тогда в дело вступили русские полки: 6-й и 19-й. Схватка приняла ожесточенный характер. Дельзон был убит, но город французы сумели занять. Туда для усиления немедленно вышла дивизия Брусье. Кутузов приказал бросить в сражение корпус Раевского. В полдень город от неприятеля освободили, но французы не смирились и ввели свежие силы.

В течение дня город переходил из рук в руки восемь раз и все же оставался за французами. Они потеряли пять тысяч убитыми, русские - три тысячи человек.

В течение всего сражения казачьи полки Платова находились на левом крыле боевого порядка, охватившего с юга город полукольцом. Перед ними была река Лужа, за которой на идущей из Боровска в Малоярославец дороге сосредоточились главные силы французов.

Решив нанести удар по неприятельскому тылу, Кутузов приказал Платову совершить ночное нападение. Соблюдая осторожность, полки переправились через реку и тремя параллельными колоннами двинулись к дороге. В это время по ней к Малоярославцу выдвинулась французская артиллерия.

Выскочив из лесу, казаки с гиком бросились на артиллеристов. Сделано это было столь внезапно, что французы не смогли произвести ни одного выстрела. Пятьдесят пушек оказались в руках казаков.

В суматохе и тумане никто не рассмотрел блестящую свиту, окружившую самого Наполеона. Тот как раз находился у дороги, приоыв для рекогносцировки.

- Ваше величество, казаки!- всполошилась свита.- Они нападут на вас! Надо уходить!

Наполеон обнажил шпагу, то же сделали и остальные.

- Император в опасности!- послышались крики, и конвой бросился на выручку. Подоспела гвардия.

Казаки отходили к реке, на противоположном берегу которой Платов установил двенадцать орудий. Это была своеобразная ловушка - вентерь, в которой казаки затягивали французов. Едва французы вырвались к реке, как по ним ударили картечью...

15 октября французские войска вышли на Смоленскую дорогу. «Скорость, с каковою идет неприятель, так велика,.- доносил начальник штаба русской армии Ермолов,- что без изнурения людей догнать его невозможно».

Наполеон стремился как можно быстрей достигнуть Смоленска, где имелись запасы продовольствия и фуража, где можно было восполнить армию резервами. Чтобы задержать преследующих по пятам казаков Платова, он приказал начальнику арьергардного корпуса маршалу Даву сжигать и истреблять на пути все уцелевшие села и деревни.

Наиболее подвижной силой в русской армии были легкие казачьи полки. Двигаясь параллельными маршрутами, они настигали отступающие части врага, наносили внезапные фланговые удары, тормозили движение до подхода основных сил русских войск. «Бить врага без передыха, бить днем и ночью»,- требовал Кутузов.

Первое крупное столкновение отряда Платова с французами произошло 19 октября у Колоцкого монастыря. Прикрывавший отход главных сил арьергард Даву заблаговременно занял выгодную позицию на дороге к монастырю, находившемуся в сорока верстах от Гжатска. Располагая значительными силами пехоты и артиллерии, авангард в течение ночи успел изготовиться. Огнем отбил казачью атаку.

Наблюдая бой, Платов оценил положение. У Даву более тридцати орудий, а у него только двенадцать. Артиллерийская перестрелка ни к чему, она лишь отнимет время, да и вряд ли принесет успех. Фронтальной атакой врага не одолеть.

Вызвав генералов Иловайского и Кутейникова - они командовали бригадами,- Платов приказал скрытно совершить обход неприятельских позиций и атаковать с фланга.

- Кайсаров же будет отвлекать с фронта.

Полки Иловайского и Кутейникова вихрем обрушились на фланг французов, смяли его и стали углубляться в расположение. В стане врага поднялся переполох, трубы заиграли тревогу, снимались с позиций орудия. Тогда Платов с остальными полками атаковал неприятеля с фронта.

Но враг не был сломлен. Отходя, он оказывал сопротивление, артиллерия подпускала казаков и открывала по ним почти в упор губительный огонь. И снова спешно отступала.

Колоцкий монастырь располагался на возвышенности. Построенный четыреста лет назад, он имел мощные кирпичные стены, служившие надежным укрытием от ядер и пуль. Здесь маршал Даву снова пытался занять позицию.

Но возглавлявший донскую артиллерию генерал Карпов открыл огонь по ближайшим подступам к монастырю, а полк Кайсарова стремительно ворвался в монастырь через ворота.

- Наконец-то явились освободители!- встретил казаков иеромонах.- Да вам бы немного раньше. Ведь Наполеон за сим столом сидел!

- Сам Наполеон?- не поверил Платов.

- Он самый. Мы только сели обедать, как набежали супостаты. А средь них и он. Вошел, как был, в шапке своей, пожелал доброго аппетита и уселся против меня за стол. Взял ложку и стал есть щи. Похлебал и ушел.

- Что же ваша братия не задержала его? Эх вы! - генерал в сердцах едва сдержался.- В погоню!

Казаки преследовали возглавляемый Даву арьергард до Вязьмы. И у самой Вязьмы произошло кровопролитие, длившееся почти десять часов, сражение, в котором казачьи полки, взаимодействуя с дивизией Милорадовича и партизанскими отрядами Давыдова, Сеславина, Фигнера, Куда-шева, сыграли немаловажную роль в окончательном разгроме корпуса Даву. Наполеон вынужден был после этого поставить в арьергард корпус маршала Нея, слывшего во Франции храбрейшим из храбрых.

После Вязьмы казаки Платова получили задачу преследовать врага, действуя севернее Смоленской дороги, по которой из Дорогобужа на Духовщину отходил корпус Бо-гарнэ. Направляя туда войска своего пасынка, Наполеон преследовал две цели: во-первых, усилить теснимые с севера генералом Витгенштейном свои войска, а также сохранить 3-й корпус, направив его по менее опустошенной дороге.

Оставив часть сил во главе с Грековым на Смоленской дороге, Платов бросился вслед итальянцам, из которых состоял корпус Богарнэ. Следуя боковыми проселочными дорогами, казакам удалось 26 октября настигнуть врага и выйти к середине колонны. Здесь, не тратя времени и применив свой излюбленный способ лавы, они атаковали неприятеля.

Схватка была короткой, но жестокой. Казаки действовали самоотверженно, в ход пошли сабли, пики, ружья, кулаки. Враг не выдержал, колонна его разорвалась. Находившиеся в головной части, спасаясь от преследователей, бросились к Духовщине, те же, кто был в хвосте, в панике бежали назад, к Дорогобужу. На поле боя остались брошенными орудия, боеприпасы, повозки, сотни лошадей. Около трех тысяч человек попали в плен, вдвое больше было уничножено, пятьдесят орудий оказались в руках казаков. Особенно активно действовал казачий полк Тарасова. Командиру удалось захватить одно из знамен Богарнэ.

Обычно с наступлением темноты противник не решался совершать передвижения, но тут обстоятельства потребовали нарушить правило. Ночью вблизи селения Ульхова Слобода корпус сосредоточился, чтобы продолжить путь на Духовщину. Несмотря на понесенное днем поражение, он еще представлял значительную силу.

Высланные Платовым казачьи дозоры к утру донесли, что итальянцы Богарнэ продолжают движение: идут по дороге к деревне Ярцево, где имеется единственный мост через реку Вопь.

При Платове как раз находились командиры полков: Мартынов, Харитонов, Власов, Тарасов, ожидали подхода полка Грекова.

- А вот не видать французу Богарнэ моста!- атаман стукнул кулаком о стол.- Вместо переправы мы устроим ему баню.- Власов, немедленно высылай эскадрон в Ярцево! Снабди казаков топорами да пилами. Мост на Вопи уничтожь! А эскадрону на том берегу укрыться в засаде. Полку Харитонова тоже быть у реки: обрушиться на неприятеля, когда тот начнет переправляться. А остальными силами свершим дело по сию сторону реки.

До Вопи было расстояние суточного перехода, и итальянцы шли форсированным маршем, спеша добраться к мосту засветло. Каково же было их разочарование, когда увидели, что моста нет, из воды торчали лишь опоры.

Приближалась осенняя ночь, лил холодный дождь. От деревни остались лишь развалины.

- Может, их сразу и атаковать? Обрушиться лавой?- предложил Платову командир бригады Иловайский.

- Нет, выждем, пусть поболее соберутся.

Казаки атаковали неприятеля одновременно на двух берегах. В плен попало более двух тысяч человек и двадцать восемь орудий. Путь на Духовщину продолжали немногие, но и они у города были атакованы направленной ранее туда бригадой Иловайского.

По этому сражению главнокомандующий фельдмаршал Кутузов издал приказ. В нем сообщалось: «Генерал от кавалерии Платов 26-го и 27-го чисел сего месяца, сделав двукратное нападение на корпус вице-короля Итальянского, следовавший по дороге от Дорогобужа к Духовщине, разбил оный совершенно, взял 62 пушки и более 3500 человек пленных. По страшному замешательству, в каковое приведен был неприятель нечаянною на него атакою, продолжается по сие время поражение рассеявшихся сил его...

Между пленными находится много высших чиновников и начальников главного штаба: генерал-аншеф Самсон; сам вице-король Итальянский едва не был захвачен».

К Смоленску Богарнэ подошел, лишившись части пехоты, половины кавалерии, шестидесяти орудий и почти всего обоза.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









ПОИСК:




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'