история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

НА БЕРЕГАХ ЛАВЫ

Все же русской армии пришлось отойти от Прейсиш-Эйлау к реке Лава и там закрепиться. Французы оставались на западном берегу, не осмеливаясь наступать, да и сделать это было почти невозможно. Снег занес все дороги и продолжал идти, образуя сугробы. Часто с Балтики налетал острый, обжигающий ветер, и тогда все тонуло в снежном вихре, деревья от мороза скрипели, и казалось, зиме не будет конца.

А потом наступила оттепель, и пошли дожди. Вода залила низины, сделала их непроходимыми. Река и каналы еще не вскрылись, и по ним двигались с опаской: лед предательски трещал и не раз обламывался под тяжестью смельчаков.

Войска остановились, но казаки продолжали действовать. Они забирались в глубокий тыл неприятеля, нападали там, где их совсем не ждали.

В конце мая половодье пошло на убыль, и армии зашевелились.

В ночь на 24 мая 1807 года казачьи отряды Платова сосредоточились в лесу, неподалеку от реки. Из предписания Платову стало известно, что Наполеон замыслил в ближайшие дни начать наступать, а прежде того соединить два разрозненных корпуса. Лазутчики даже донесли, что французские полки уже начали движение: корпус маршала Даву - с юга, через Алленштейн, а маршала Нея - с запада, через Гутштадт.

Русское командование решило упредить сей неприятельский замысел и внезапно переправить через Лаву целый корпус генерала Багратиона с казачьими полками Платова впереди.

Штаб атамана расположился в затерявшейся мызе с кирпичным домом и островерхой крышей. Когда сгустились сумерки, в доме собрались командиры отрядов и полков, чтобы выслушать последнее напутствие начальника. Они теснились у стола, на котором лежал лист плотной бумаги с вычерченным планом предстоящего дела.

Горели свечи в медных шандалах, и свет падал на бумагу и склоненного над ней Матвея Ивановича.

Атаман представил место переправы: по обе стороны к реке подступал лес, на опушке - неприятельские позиции.

Накануне Платов с командирами отрядов был у переправы. Не у самой реки, а в лесу. Река разлилась, в мутном потоке плыли коряги и слышался ровный гул, какой издает тугой стремительный поток.

Там он и определил, кто первый должен переправляться, чтобы на противоположном берегу оттеснить от реки неприятеля. Рискованной чести удостоился отряд Иловайского.

Конечно, Матвей Иванович мог поручить дело и генералу Денисову.

Когда-то Андриан Денисов, молодой войсковой старшина, прибыл в Чугуев формировать казачий полк. Понравился он Матвею Ивановичу серьезностью, исполнительностью. А потом и в сражении отличился: и при штурме Измаила, и в польской кампании, а в далеком Итальянском походе заслужил уважение самого Суворова.

Так и подмывало Матвея Ивановича назначить для верности в авангард Денисова, однако решил по-иному. Негоже Иловайского держать в тени. Пусть и он проявит себя. Но предупредил:

- Смотри, Николай Васильевич, не подведи. Если не потянешь, скажи сразу. Пошлю Андриана Карповича. Он на такие дела горазд.

В противоположность спокойному Денисову Иловайский горяч, вспыхивает, будто порох. Он сухой, как жердь, лицо обросло густыми бакенбардами.

- Дозвольте мне. Умру, но своего добьюсь,- заверил Иловайский.

Размышления Матвея Ивановича прервал бородатый Денисов:

- Все в сборе, ваше превосходительство.- И многозначительно посмотрел на часы.

Платов отодвинул от себя лист, поднялся: высокий, грузный, с мешками под глазами.

- Выступать будем в полночь. Опозданий не допускать. Первым к переправе выходит ваш отряд, генерал Иловайский. На заре - и не часом позже - должны быть у реки! Там не топтаться! Подошел - и вперед! Если что - домысливай сам, но только не мешкай!- Матвей Иванович говорил с напористой мягкостью, в которой чувствовалась непреклонная воля.- Переправившись, не задерживаться! Гони и преследуй неприятеля, однако ж от своего направления не уклоняйся! Вперед на Алленштейн и к мосту, что за ним. Главное, не дать французам перебраться через реку!

Слушая, Иловайский слегка кивал головой, как бы говоря: сделаю, непременно исполню, не извольте беспокоиться.

Потом Платов поставил задачу полковнику Строганову, возглавлявшему центральный отряд. Указал, что главная цель отряда - захватить район, где должны соединиться французские корпуса. Матвей Иванович не стал распространяться в объяснении, потому что с отрядом Строганова должен был находиться сам и мог при необходимости подсказать командиру нужное.

Не столько много Платов говорил и с Денисовым. Указал лишь, чтобы от реки тот шел с отрядом из трех полков к Гутштадту, навстречу Нею и сделал бы так, чтобы войска французского маршала задержать, пока не перейдет реку корпус князя Багратиона. В случае схватки без промедления должен сообщить ему об этом, а уж он решит, что делать далее.

У реки все произошло так, как говорил Платов. Едва из леса выехал разведывательный дозор, посланный генералом Иловайским, как с противоположной стороны захлопали выстрелы. А потом громыхнуло орудие, и ядро взорвалось у реки, перед дозором. Дико заржал раненый конь, взвился на дыбы, сбросил седока. Подхватив раненого товарища, казаки отступили. Одна из сотен спешилась, открыла из ружей огонь.

Генерал Иловайский видел все происходившее. Собрал сотенных начальников:

- Теперь атаковать всем разом. Делайте, как я! Хлестнув коня, он бросился к реке. Какие-то секунды скакал один, потом из лесу вынеслась лава всадников, и река вспенилась от нее.

Вскоре казаки уже были на противоположном берегу.

С гиком, блеском сабель, мокрые с ног до головы, мчались они на позицию французов.

Через четверть часа схватка кончилась. Началась переправа. Вслед за отрядом Иловайского стал переправляться атаманский полк Строганова. На противоположном берегу Матвей Иванович увидел капитана Мельникова, командира полка из отряда Иловайского.

- А ты почему замешкался, капитан?

- Был связан перестрелкой...

Генерал мысленно прикинул, что коль удачно идут дела у Иловайского, то нелишне полк Мельникова оставить при себе.

- Пошлите связного к Николаю Васильевичу, доложите: полк остается в моем резерве. Пусть действует наличными силами...

А отряд генерала Денисова, преодолев реку, словно спущенная стрела, устремился к Гутштадту.

Теперь полки растекались от переправы, напоминая гигантский веер. Веер разрастался, тесня неприятеля от реки и давая возможность пионерской (Инженерной.) команде установить для переправы понтоны.

Верные своей тактике, казаки продвигались не по дорогам, а тропами. Скрываясь в лощинах и перелесках, отряд полковника Строганова вышел к небольшому поселку. Вдали по дороге от Гутштадта тянулась колонна. Вперемежку с повозками и экипажами ехали верховые, группами и в одиночку шли солдаты. Полковник хотел было с ходу атаковать, но не решился. Поскакал к атаману.

Матвей Иванович находился в лощине. С ним десятка два офицеров и казаков. Сам он выслушивал прибывшего от Иловайского верхового.

- Где отряд?- генерал преобразился: голос звенел, глаза молодо блестели, папаха сбита со лба.

- Под городом, тем... Лен... штайном! Вроде бы...

- Не вроде бы, а точно нужно. Чего же добились?

- Это зараз скажу. Запомнил точно. В плен взяли, стало быть, двух офицеров и шесть унтеров, а прочих - полторы сотни. И столько же, сказывал генерал, посекли.

- Ну вот,- генерал, обернувшись, сказал адъютанту:- Запиши для памяти... А генералу Иловайскому передать, чтобы и дальше действовал так же.

Подскакал Строганов:

- Ваше превосходительство, там колонна неприятельская. Я решил атаковать!

Они поспешили к опушке. Щурясь, Матвей Иванович всмотрелся вдаль. Наметанным глазом определил, что двигавшаяся колонна не что иное, как обоз, однако же вызвало сомнение, что было при нем немалое количество охраны.

- Сам поведешь полки или мне возглавить дело?

- Дозвольте мне. Все сделаю в самый аккурат. Стоя в отдалении и наблюдая в зрительную трубу,

Платов видел, как казаки врубились в колонну и там началась схватка.

«Вот те и обоз!»- подумал он и поскакал туда. В хаосе звуков уловил женские визги. «Неужто бабы? Откуда ж они?» Но сомневаться не приходилось: женские голоса слышались все отчетливей.

- Никак у Наполеона бабий полк,- высказался кто-то.

Тогда нам не сдобровать...

Творилось невообразимое. Одни казаки бились верхом, другие продолжали схватку спешившись, третьи, забравшись в повозки, шурудили в них, и из повозок летели ящики, тюки, узлы, тряпье.

Командира полка не было видно: он рубился вместе с казаками. И Матвеем Ивановичем овладело непонятное недовольство. Когда через четверть часа подъехал разгоряченный, в поту, Строганов, генерал спросил:

- Ну, сказывай, что к чему?

- Обоз взяли, ваше превосходительство. Охраны при нем тьма: не иначе как полк.

- Откуда ж тебе знать, когда ты ни черта не видел? Ты кто? Командир полка или урядник? Твое дело наблюдать и управлять сражением!

- Так вы тоже...

- Что я тоже? Рублюсь? Ты это хотел сказать? А что же мне - стоять в стороне? Ноя когда рублюсь, то все едино зрю за всеми.

Привели французского полковника, стали допрашивать: кто таков и что за обоз?

- Я комендант Гутштадта полковник Мурга. А обоз самого маршала Нея. В обозе - канцелярия маршала, его секретари, казна и гардероб. И жены генералов тоже здесь, а с ними прислуга,

- Вот уж с бабами никогда не воевал. Отпустить их! И немедленно!- приказал атаман. И обратился к французу:- Кто такой Ней? Что за начальник?

- Ней - маршал Наполеона, очень храбрый и преданный императору.

- Он кто же, кавалерист?

- Кавалерист. Во всех сражениях был с императором.

- Молод ли?

- С императором одного года. Тридцать восемь зимой исполнилось.

«Тридцать восемь,- отметил про себя Матвей Иванович.- А мне скоро пятьдесят шесть».

- Ладно. Будем и Нея бить. Кстати, Строганов, сколько-то в плен взято?

- Сорок шесть обер-офицеров и четыреста девяносто нижних чинов. Остальных порубали. Тех, кто сопротивлялся.

29 мая произошла схватка с кавалерией Нея у местечка Гельсберг. Первыми тогда вступили в бой полки Багратиона. Видя, как французы бросились в штыки, Платов послал на подмогу казаков Иловайского.

- С фронта не нападай!- предупредил генерала.- Зайди за этот лесок и уж оттуда ломись.

Однако выполнить задуманное не удалось. Едва казачья лава вынеслась из лесу, как на нее обрушилась французская кавалерия. И числом поболее.

К Платову прискакал адъютант Багратиона.

- Ваше превосходительство! Князь просит поддержки! Требует вмешаться в дело!

- Передай князю, что Платов все видит и не оставит полки в беде.

Признаться, ему не хотелось бросать в сражение атаманский полк. Это его резерв. Все ожидал, что вот-вот подойдет Денисов со своими тремя полками. Двух гонцов за ними посылал: и ни их, ни Денисова. Тот словно провалился! «Ну, Андриан, погоди!»- негодовал атаман. Послал третьего, приказав строго-настрого генерала найти и вызвать сюда.

Денисов между тем уже шел после схватки на соединение, и последний гонец встретил его на полпути. Узнав у казака обстановку, генерал свернул с дороги.

- Ваше превосходительство, кажись, не туда мы едем. Нужно левей.

Денисов подоспел в самый последний момент, когда Платов послал в дело атаманский полк, и его стали теснить подошедшие французские полки. Вот тут-то и решили дело денисовцы.

И только ввязались, как из леса показались французские кирасиры. День был ясный, светило солнце, и всадники сверкали: на каждом стальные латы, на голове шлемы. Такого неприятеля казаки еще не видывали.

А те с неумолимой решительностью приближались на сильных тяжелых конях.

- Латники! Латники!- разнеслись крики.- Бей их, донцы-молодцы! Кроши!

Иван Тропин служил вместе с отцом, Семеном Гавриловым Тропиным. Сын хотя и имел чин урядника, но в ратных делах учился у отца.

- Держись в седле крепче!- крикнул ему отец, выбрасывая вперед пику, и повернул коня на кирасира.

Иван тоже помчался с пикой, намереваясь сбить ею всадника. Направив острие прямо в грудь, ударил, но наконечник скользнул. В следующий миг Иван увидел над головой занесенный палаш. Подставил саблю, едва вывернулся, чуть не упал с седла.

Казаки пытались бить закованных в латы всадников пиками, но безрезультатно. Тропин-старший, нацелившись, ударил одного пикой в голову. Сделал это с такой силой, что голова вместе со шлемом отлетела напрочь, ударил фонтан крови.

- Братцы! Сбивай с их колпаки!- закричал он товарищам.- По шишакам бей! Вот та-ак!- И нацелился на второго.

- По ши-ишака-ам бей!- понеслось над полем.-

Лупи-и по шашака-а-ам!

Нащупали казаки слабое место кирасир и начали их ссаживать с коней. Ивану удалось сбить двоих, Семену Гавриловичу - трех. Распалясь, отец действовал с удивительной ловкостью и сноровкой. Он кричал что-то и тут же бил насаженным на древко стальным наконечником в голову всадника.

Несдобровать бы французам, да подоспели на подмогу драгуны, и казаки отступили.

Иван Тропин бросился искать отца.

- Тро-опин!- кричал он во весь голос.- Тро-опин! Ба-тя-ня-я!- И бросался от одной сотни к другой.- Ба-тяню мово не видали? Тропика Семена Гаврилыча.

- Схватили твово отца французы,- сообщил кто-то.- Схватили и уволокли.

- Куды уволокли? Не может того быть! Проезжая мимо, Платов услышал этот разговор. Нахмурил брови, дернул плечом. Приказал урядника подозвать.

- Что, казак, проворонил отца?

- Дык, в схватке рази узришь?.. Гурт на гурт сошелся...

- Отца и в гурту должен видеть. Отец один, стало быть, глаза с него не спускай: одним зри на неприятеля, а вторым - на отца. Эх, казак! А еще урядник...

- Ваше превосходительство, дозвольте ошибку справить... Только прикажите.

- Справляй, если сумеешь.

К вечеру сражение затихло, и Матвей Иванович со своей свитой расположился неподалеку от бивуаков Денисова. Тот, зная слабость атамана к донскому вину, приказал нацедить из своих скрытых запасов цимлянского. Застолье подходило к концу, когда один из офицеров доложил Матвею Ивановичу:

- Какой-то казак просит принять его. Говорит, что очень нужно.

- Коль нужно, пусть войдет.

Казак приблизился, лихо щелкнул каблуками, вскинул к папахе руку:

- Дозвольте доложить: приказ ваш выполнил и ошибку справил!

- Какой приказ? Какую ошибку?- Матвей Иванович приподнялся, вглядываясь в вошедшего.

- Это урядник Тропин, что отца в сражении потерял,- подал голос Денисов.

- Высвободил отца из плена? Ну-ка, сказывай, что и как.

- Сказывать-то нечего. Пустил я коня к лесу, а от него метнулся к дороге, что ведет к городу. Думаю, непременно батяню там поведут. И точно: смотрю, два француза гонят пешего. Присмотрелся: отец! Э, думаю, была не была! Наскочил на драгун: одного из пистолета, а второго пикой ссадил. Отец на лошадь, а я другую под уздцы. Все сделал в аккурат.

- А отец где?

- Где же быть? Тута.

- Зови его.

Вошел отец, коренастый, чернявый, с заросшим лицом. Сын-урядник стал в полшага позади.

- Какой станицы?

- Казак Семен Тропин, станицы Пятиизбянской!

Матвей Иванович поднялся из-за стола.

- Спасибо, донцы, за службу верную и лихость.- Глаза его горели, лицо сияло.- Перво-наперво спасибо, Семен Гаврилов, тебе. Не потому, что избежал плена, а за то, что вырастил такого сына.

- Семен Тропин - казак, каких в полку немало,- похвалил того Денисов.

- А потому хочу с тобой выпить чарку нашего донского вина.

- Это можно,- казак вытер пальцами уголки рта.

Они чокнулись.

- А теперь хочу выпить и с тобой, Иван. Я вам скажу, господа,- обернулся Платов к сидевшим за столом,- что вот он, урядник, потому и свершил такое, что отец его воспитал настоящим казаком. Как говорят, яблоко от яблони недалеко катится. Он хороший казак, с большими надеждами. И заслуживает особливой награды. Уж я об этом самолично похлопочу. Налейте, господа, и давайте выпьем за будущего георгиевского кавалера Ивана Тропика, казака нз станицы Пятиизбянской!


...Бои у Гутштадта и Гейльсберга отличались особой напряженностью. Французы бесконечно предпринимали удары превосходящими силами, чтобы сломить и уничтожить перед рекой корпус Багратиона и казачьи полки Платова. Однако все попытки кончались для них неудачей.

В этих сражениях с новой силон проявился полководческий талант Платова. Он использовал каждый удобный случай, чтобы напасть на противника, нанести удары в самых неожиданных местах, обеспечивая отход за реку русской армии.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Пользовательского поиска





Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'