история







разделы




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава XVIII. Вступление капитализма в империалистическую стадию. Начало борьбы империалистических держав за передел мира

1. Монополистический капитализм

К началу нового столетия в экономической и политической литературе, а также в прессе для характеристики новых тенденций в экономической жизни и политике главных капиталистических стран получило широкое распространение понятие «империализм». В это понятие вкладывалось различное содержание, но большей частью оно применялось для определения экспансии и расширяющейся колониальной политики крупных держав. Только В. И. Ленин на основе глубокого теоретического анализа всей совокупности экономических и политических изменений, происшедших в мире, дал всестороннее и подлинно научное определение империализма, как монополистического капитализма, высшей и последней стадии капитализма.

Мировой экономический кризис 1900-1903 гг. и развитие монополий

Процесс перерастания старого, «свободного» капитализма в монополистический капитализм - империализм завершился на рубеже XIX и XX вв. Поворотным пунктом в развитии монополий был глубокий экономический кризис, охвативший в 1900-1903 гг. страны Европы и Соединенные Штаты Америки.

Промышленный цикл, наступивший после кризиса 1890 г., развивался неравномерно, но его результаты были весьма значительны. Экономический подъем в последние годы XIX в. прошел под знаком небывалого ранее ускорения развития тяжелой промышленности: в течение нескольких лет мировая добыча угля увеличилась почти на 65%, выплавка чугуна - более чем на 70%, а производство стали - почти в три раза. В каждой стране были свои особенности промышленного подъема. В России он был связан в первую очередь с ростом железнодорожного строительства. В Соединенных Штатах Америки и в Германии интенсивно строились предприятия черной металлургии, судостроительной и электротехнической промышленности, а также жилища, торговые помещения и т. д.; в Германии, кроме того, крупную роль играла военная промышленность. В Англии наряду с подъемом тяжелой и легкой промышленности наблюдался также рост внешней торговли; строительство военных судов продолжало расти даже в годы кризиса. Во Франции металлургия, а также электротехническая и другие новые отрасли производства еще не имели большого значения, между тем как легкая промышленность, в частности текстильная, развивалась относительно высокими темпами. В годы промышленного подъема произошло значительное расширение мирового рынка. В эти же годы в ряде колониальных и полуколониальных стран - в Азии, Африке, Южной Америке, а также в Австралии - усилилось строительство железных дорог. «Постройки гигантских железных дорог, расширение всемирного рынка и рост торговли,- писал В. И. Ленин,- все это вызвало неожиданное оживление промышленности, рост новых предприятий, бешеную погоню за рынком для сбыта, погоню за прибылью, основание новых обществ, привлечение к производству массы новых капиталов, составленных отчасти и из небольших сбережений мелких капиталистов. Неудивительно, что эта бешеная всемирная погоня за новыми неизвестными рынками привела к громадному краху» (В. И. Ленин, Уроки кризиса, Соч., т. 5, стр. 74-75.).

Новый кризис наступил внезапно. Его первые симптомы появились летом 1899 г. в России; здесь он оказался наиболее глубоким и длительным. В середине 1900 г. кризис стал проявляться и в Германии, а вслед за нею в его водоворот были вовлечены Англия, Франция и другие страны Западной Европы. Внешняя торговля резко сократилась. Многие банки объявили банкротство, и даже наиболее крупным угрожал крах. В Соединенных Штатах Америки кризис возник несколько позднее: в 1901 г. на Нью-Йоркской бирже акции крупнейших промышленных монополий Стального треста (и других), стали катастрофически падать, после чего началось резкое снижение производства в ряде решающих отраслей промышленности - угольной, металлургической, судостроительной, хлопчатобумажной; наибольшей глубины кризис в Соединенных Штатах достиг в 1903-1904 гг., когда в европейских странах уже намечалось его смягчение. В целом мировой экономический кризис 1900-1903 гг., развиваясь неравномерно, имел одну весьма существенную особенность: он дал мощный толчок процессам концентрации производства и централизации капитала. Способствуя гибели одних промышленных предприятий и одновременно усилению других, более мощных в техническом и экономическом отношениях, этот кризис прошел под знаком повышения роли монополий, расширения и укрепления их господства.

Ускорению процесса концентрации капитала содействовал стремительный прогресс техники. В последние годы XIX и в начале XX в. началось вытеснение парового двигателя электрическим. Возникали и росли новые отрасли промышленности- электротехническая, автомобильная и другие. Химическая промышленность главных капиталистических стран создала десятки ранее не известных продуктов; химия внедрялась в металлургическое производство, текстильную промышленность. Изобретение способа изготовления высококачественной (вольфрамовой) стали произвело переворот в машиностроении, позволив создать станки с более высокой производительностью и начать их массовое производство. Быстрый технический прогресс сопровождался специализацией, а в некоторых отраслях (угольной, металлургической, химической) и комбинированием производства.

Оборудуемые по последнему слову техники предприятия требовали столь крупных капиталовложений, что для них были недостаточны не только единоличные средства даже богатейших капиталистов, но и отдельно взятые капиталы целых акционерных обществ. Нескольким десяткам крупнейших предприятий какой-либо отрасли промышленности было выгодно сговориться между собой, тем более что объединение сулило невиданный дотоле размер прибыли. Уже в начале XX в. монополии стали приобретать решающее значение в экономике капитализма.

Классической страной монополистического капитала была тогда Германия, где монополии возникли раньше и охватили производство сильнее, чем в других странах.

Турбинный цех завода Всеобщей компании электричества (Германия). Фотография. 1907 г.
Турбинный цех завода Всеобщей компании электричества (Германия). Фотография. 1907 г.

В 1905 г. в Германии насчитывалось не менее 385 картелей, объединявших 12 тыс. предприятий. Они давали около трех пятых всей продукции и занимали господствующее положение в главнейших отраслях промышленности.

В Соединенных Штатах Америки процесс монополизации начался во второй половине 80-х годов, но со всей силой он развернулся в конце XIX и в первые годы XX в. В 1901г., в начале мирового экономического кризиса, здесь было создано 75 трестов, объединивших более 1600 предприятий с общим акционерным капиталом почти в 3 млрд. долларов, а в 1903-1905 гг. монополизированные предприятия давали 70% всего производства стали в стране, 75%'-угля, 84%- нефти и т. д.

В несколько отличных формах и более медленно монополии создавались в Англии, Франции, России, Японии и других капиталистических странах.

Целью монополий являлось обеспечение прибыли, намного превышающей обычную среднюю прибыль. Монополии ограничивали конкуренцию, но в то же время вызывали и чрезвычайное ее обострение. Конкурентная борьба шла как между самими участниками монополистических объединений за долю в производстве и прибылях, так и против других монополий, против всех конкурентов и соперников, не входивших в состав данного объединения, за установление и над ними своего господства. Монополисты различными методами отбирали часть прибыли у владельцев немонополистических предприятий, разоряли мелкую буржуазию. Кроме того, искусственно повышая цены на товары, они перекладывали на потребителя бремя монопольно высоких цен и тем самым еще более ухудшали положение трудящихся масс.

Банковские монополии и возникновение финансового капитала

Централизация банковского дела в некоторых странах шла еще быстрее, чем централизация промышленности. Крупные банки, поглощая или подчиняя себе менее мощные, превращались в банковские монополии. В начале XX в. в Германии господствовали шесть крупнейших банков; во Франции - три-четыре; в Соединенных Штатах наибольшей мощью обладали два банка, обслуживавшие финансовые группировки Рокфеллера и Моргана и ими контролировавшиеся.

Благодаря колоссальной концентрации денежного капитала банки стали распоряжаться огромным общественным капиталом и превратились в совладельцев средств производства в промышленности и во всем хозяйстве. Образование банковских монополий в свою очередь ускорило монополизацию производства. Угрожая лишением кредита и другими мерами экономического давления, банковский капитал заставлял контролируемые им торговые, промышленные и транспортные предприятия быстрее идти по пути объединения в картели и тресты. Банку было достаточно захватить в свои руки контрольный пакет акций какого-либо акционерного общества, чтобы подчинить его себе. Такое общество нередко само контролировало ряд «дочерних» обществ, которые также оказывались вовлеченными в сферу влияния банка. Таким образом, несколько крупнейших финансистов, господствовавших в банке или в группе банков, получали возможность распоряжаться гигантскими капиталами, крупнейшими предприятиями и даже целыми отраслями промышленности. Широкое распространение получила система включения директоров и других представителей банков в наблюдательные советы торговых, промышленных и транспортных предприятий, страховых компаний и, с другой стороны, вступления промышленных монополистов в правления и советы банков.

Одним из путей дальнейшего обогащения финансовой олигархии была спекуляция ценными бумагами, которые выпускались акционерными обществами. Принимая участие в создании акционерных обществ и банков или реорганизуя их, финансовая олигархия обычно завладевала значительной частью акций и удерживала их в своих сейфах, чтобы затем, пустив их в продажу, присвоить огромную прибыль, иногда вдвое превышавшую первоначально вложенный капитал.

Осуществляя в больших масштабах поставки государству, особенно в связи с постоянной гонкой вооружений, размещая государственные займы, наконец, получая субсидии из государственной казны, могущественные финансовые и промышленные монополисты умножали свои богатства.

Вывоз капиталов. Международные монополии и раздел мира между ними

Важной особенностью нового, монополистического периода капитализма явился рост вывоза капиталов. Это было связано с крайним усилением неравномерности развития не только отдельных предприятий или отраслей промышленности, но и отдельных стран. С одной стороны, выдвинулась небольшая группа наиболее богатых капиталами государств-ростовщиков, а с другой стороны, существовала обширная сфера для приложения этих капиталов - многочисленные экономически отсталые страны с дешевой рабочей силой и сырьем. Экспорт капитала в эти страны осуществлялся в форме строительства предприятий добывающей и обрабатывающей промышленности, железных дорог и т.д., а также в виде кабальных займов. Так была создана «солидная основа империалистского угнетения и эксплуатации большинства наций и стран мира, капиталистического паразитизма горстки богатейших государств!» (В. И. Ленин. Империализм, как высшая стадия капитализма, Соч., т. 22, стр. 230.) При этом государства, уже ранее захватившие значительные колониальные владения, например Англия и Франция, были в более выгодном положении, чем молодые капиталистические державы - Германия, Соединенные Штаты, Япония. Это усиливало соперничество, обостряло противоречия между империалистами.

Монополистические союзы капиталистов крупных держав начали вступать в соглашения друг с другом, создавать международные картели с целью раздела рынков сбыта и сфер приложения капиталов. Однако создание международных монополий не привело к ослаблению империалистических противоречий. Напротив, оно явилось ступенью к новому взрыву этих противоречий на основе еще более острой конкурентной борьбы за передел мирового рынка. Борьба между двумя нефтяными трестами-гигантами - англо-голландским «Ройял Датч Шелл» и американским «Стандард ойл» - развертывалась в Мексике, Индонезии, Венесуэле, Румынии, Галиции - повсюду, где были обнаружены залежи нефти, а также на всех рынках сбыта нефтяных продуктов. В то же время стали складываться международные монополии в электротехнической и в некоторых других отраслях индустрии. Борьба монополистов за сферы господства, за «право» порабощать и грабить чужие народы порождала непрестанные столкновения между империалистическими державами, сплетаясь в клубок непримиримых противоречий.

В эпоху империализма повысилась также военно-стратегическая роль колоний и зависимых стран как опорных пунктов и поставщиков дешевого пушечного мяса. Даже в том случае, когда та или иная колония не приносила немедленных экономических или стратегических выгод, империалистические державы боролись за обладание ею, ибо только монопольное владение создавало гарантию против посягательств соперников. В начале XX в. уже полностью сложились экономические признаки новой исторической стадии в развитии капитализма: господство монополий, образование финансового капитала, особо важное значение вывоза капитала в отличие от вывоза товаров; начало экономического раздела мира международными союзами капиталистов, завершение территориального раздела мира крупнейшими капиталистическими державами (См. В. И. Ленин, Империализм, как высшая стадия капитализма, Соч., т. 22, стр. 253.).

К этому времени тенденция к установлению экономических связей и к разделению труда в международном масштабе чрезвычайно усилилась. Вместе с тем развитие производительных сил никогда еще не вступало в такое глубокое противоречие с частнокапиталистической формой присвоения. В полной мере сложилась система мирового капиталистического хозяйства, и в то же время утвердилось всесилие финансовой олигархии, когда «гигантский прогресс человечества, доработавшегося до этого обобществления, идет на пользу... спекулянтам» (Там же, стр. 195.).

Тенденция к загниванию. Рост паразитизма

В целом капитализм в этот период развивался неизмеримо быстрее, чем раньше. Но его рост далеко отставал от возможностей, которые предоставлялись достижениями науки и техники. Господство монополий часто становилось препятствием к внедрению достижений науки и техники в производство. Установление монопольных цен нередко устраняло побудительные мотивы к техническому прогрессу. «Конечно,- писал В. И. Ленин,- возможность понизить издержки производства и повысить прибыль посредством введения технических улучшений действует в пользу изменений. Но тенденция к застою и загниванию, свойственная монополии, продолжает в свою очередь действовать, и в отдельных отраслях промышленности, в отдельных странах, на известные промежутки времени она берет верх» (Там же, стр. 263.).

Вывоз капитала являлся одним из наиболее ярких проявлений капиталистического паразитизма: значительная часть господствующего класса оказалась вовсе непричастной к процессу производства и превратилась в рантье, живущих «стрижкой купонов». Паразитизм проявился также в увеличении непроизводительных затрат на предметы роскоши, рекламу, в переключении значительных слоев населения, занимавшихся общественно полезным трудом, на обслуживание буржуазии, и особенно в огромном росте производства средств разрушения. Строительство военно-морского флота, создание колоссальных армий, насыщение их тяжелой артиллерией стимулировали быстрое развитие военных отраслей промышленности. Военные концерны получали громадные доходы, росла численность военно-бюрократического аппарата.

Империализм и политическая реакция

Империализм выступил в качестве глубоко реакционной силы борющейся против демократии и стремящейся к утверждению своего господства, к закабалению широчайших народных масс. Содержанием внешней и колониальной политики империалистических держав стало стремление к усилению гнета над подавляющим большинством человечества. Философию и историю, литературу и искусство империализм старался в той или иной степени пропитать реакционными идеями, вкусами и представлениями господствующих классов, насаждавшимися в целях развращения масс или их отвлечения от борьбы за экономическое, политическое, социальное и национальное освобождение. В частности, большое место в идеологии империализма заняла расовая теория в различных ее вариантах: в Германии это были утверждения об исторической миссии «германской расы», призванной якобы господствовать над остальными европейскими народами, в особенности над славянскими; в Англии и Соединенных Штатах - о превосходстве «англосаксонской расы» над всеми народами; во Франции - о превосходстве «латинской расы» и «галльской культуры»; в Японии укоренялось представление о ее «божественной миссии» руководить Китаем и, более того, всей Азией. Расовые теории, имевшие целью оправдать военную и колониальную агрессию, были одним из наиболее типичных и отвратительных проявлений того тлетворного духа, который империализм привносил во все сферы общественной, политической и духовной жизни.

2. Первые войны эпохи империализма. Начало борьбы за передел мира

Борьба капиталистических держав за территориальный раздел мира сменилась с наступлением эпохи империализма еще более острой борьбой за его передел в соответствии с изменившимся соотношением сил. «Старые» колониальные державы - Великобритания, Франция, Россия - стремились удержать и еще больше расширить свои империи. Германия, Соединенные Штаты Америки, Япония и Италия, недавно вышедшие на арену колониальной политики, требовали своего «места под солнцем», т. е. своей крупной доли в ограблении народов колониальных и полуколониальных стран. Вступая в острое соперничество, империалистические державы не останавливались и перед применением вооруженной силы. В. И. Ленин писал, что «при капитализме немыслимо иное основание для раздела сфер влияния, интересов, колоний и пр., кроме как учет силы участников дележа,.. ибо равномерного развития отдельных предприятий, трестов, отраслей промышленности, стран при капитализме быть не может» (В. И. Ленин, Империализм, как высшая стадия капитализма, Соч., т. 22, стр. 281.). Неизбежным спутником монополистического капитализма стали порожденные им грабительские империалистические войны.

Наступление эпохи монополистического капитализма ознаменовалось тремя войнами империалистического характера - испано-американской, англо-бурской и русско-японской.

Испано-американская война 1898 г.

Первую из этих войн развязал американский империализм. Стремясь приобрести новые колонии, он рассчитывал осуществить свои планы за счет передела колониальных владений более слабых и отсталых держав. С этой целью правящие круги Соединенных Штатов решили использовать серьезные затруднения, которые испытывала одряхлевшая испанская монархия. Под ее властью все еще находились острова Куба и Пуэрто-Рико в Карибском море, Каролинские и Марианские острова, Филиппины, острова Палау континенте. Экономические позиции Испании в ее колониях подрывались как изнутри - в связи с отсталостью испанской экономики, так и извне - усиленным проникновением капитала других держав. В то же время население колоний вело упорную национально-освободительную борьбу против испанского гнета. Наиболее крупные размеры освободительное движение приняло на Кубе и на Филиппинах. Восстание на Кубе началось еще в 1868 г. В 1878 г. помещики и часть буржуазии Кубы пошли на сговор с испанскими колонизаторами, и движение было подавлено. Но в 1895 г. вспыхнуло новое восстание на Кубе, а в 1896 г. и на Филиппинах.

Куба и Пуэрто-Рико привлекали внимание правящих кругов Соединенных Штатов не только в качестве ценного источника сырья (сахарный тростник) и выгодной сферы приложения капитала, но и как стратегический ключ на подступах к Центральной Америке и Карибскому бассейну, к Панамскому перешейку, через который проектировалось прорытие канала. Па Тихом океане американский империализм нацелился на Филиппинские острова, чтобы проложить себе дорогу к рынкам Восточной Азии.

Бой у Манилы. Гравюра. 1898 г.
Бой у Манилы. Гравюра. 1898 г.

Поводом к испано-американской войне послужило освободительное восстание на Кубе. Развернув лицемерную пропаганду против «испанских жестокостей», американские империалисты особенно успешно использовали известие о том, что 15 февраля 1898 г. на американском корабле «Мейн», стоявшем у Гаваны, при таинственных обстоятельствах произошел взрыв. Все попытки испанского правительства избежать вооруженного конфликта оказались напрасными. Американское правительство последовательно вело дело к войне. Оно рассчитывало при этом на то, что ему не смогут помешать другие империалистические государства, в том числе Англия и Германия ввиду глубоких противоречий между ними. Более того, Англия, занятая в это время осуществлением своей собственной колониальной экспансии, в особенности в Южной Африке, была заинтересована в сближении с Соединенными Штатами. Старания германского правительства сколотить антиамериканскую дипломатическую коалицию европейских держав потерпели неудачу. 20 апреля 1898 г. Соединенные Штаты предъявили Испании ультиматум, составленный в нарочито резком тоне. Ультиматум требовал отказа Испании от Кубы. Несмотря на то что Испания была готова пойти на уступки, американские империалистические круги развязали войну. Военные действия начались 21 апреля 1898 г. В этот день американский флот блокировал Кубу. Кубинские повстанцы в это же время вели успешную борьбу против испанских гарнизонов. После того как американский флот, пользуясь своим тройным превосходством, уничтожил посланную к берегам Кубы испанскую эскадру, американские войска приступили к активным действиям. Однако главная тяжесть борьбы пала на плечи кубинских повстанцев. Тем не менее, когда испанские власти капитулировали, американцы отстранили кубинских представителей от переговоров. Сбросив маску борцов за освобождение кубинского народа, Соединенные Штаты оккупировали Кубу.

Такого же характера события развивались и на Филиппинах. Еще задолго до начала войны американское морское командование дало указание Тихоокеанской эскадре быть готовой к нападению на Филиппины. 1 мая испанский флот, состоявший из устарелых, плохо оснащенных и слабо вооруженных деревянных судов, был сожжен и потоплен в Манильском заливе.

К этому времени американские военные власти установили связь с находившимися в эмиграции деятелями филиппинской хунты (Агинальдо и др.) и доставили их на Филиппины, рассчитывая использовать в своих интересах национально-освободительное движение филиппинского народа против испанских колонизаторов. В упорной борьбе филиппинский народ ликвидировал владычество Испании и образовал самостоятельную Филиппинскую республику. Участие американских войск в изгнании испанских гарнизонов было незначительным. Но американские военные власти не допустили, чтобы филиппинские повстанцы заняли Манилу. Договорившись с испанским командованием о ее сдаче, они предприняли похожий на инсценировку штурм, чтобы продемонстрировать свою якобы решающую роль в разгроме испанских сил и тем самым обеспечить в дальнейшем аннексию Филиппин.

10 декабря 1898 г. в Париже был заключен испано-американский мирный договор, по которому Куба объявлялась «независимой», а фактически попадала под американский протекторат. Филиппинские острова, Пуэрто-Рико, а также остров Гуам, самый большой из группы Марианских островов, отходили к Соединенным Штатам.

Филиппинский народ поднялся на борьбу за свою независимость. Колониальная война американского империализма против Филиппинской республики была длительной и жестокой. Американские войска сжигали поселения, опустошали целые районы и беспощадно расправлялись с жителями.

В разделе испанских колоний приняли участие и германские империалисты. В феврале 1899 г. Германия вынудила Испанию продать ей острова Каролинские, Марианские (за исключением Гуама) и Палау. В том же году Соединенные Штаты Америки и Германия поделили архипелаг Самоа, причем к Соединенным Штатам отошел остров Титуила и некоторые другие, менее крупные. Вместе с ранее захваченными Гавайскими островами эти новые американские владения составили систему опорных баз на Тихом океане - на подступах к Японии и Корее, к Китаю и Юго-Восточной Азии.

Англо-бурская война

В конце 90-х годов правящие круги Англии были заняты подготовкой воины в Южной Африке. Крупные английские капиталистические компании, заинтересованные в золотых и алмазных копях Трансвааля и Оранжевой республики, не отказались от своих замыслов захвата бурских государств. Английское правительство было вынуждено, однако, на первых порах считаться и с возможным противодействием Германии, экономическое и политическое влияние которой в бурских республиках было довольно значительным. Стремясь устранить или ослабить влияние своего германского соперника в Южной Африке, английские империалисты решили поддержать его экспансионистскую политику на Ближнем Востоке (в частности, проект сооружения Багдадской железной дороги).

В марте 1899 г. Сесил Роде явился в Берлин, где в переговорах с германским правительством раскрыл намерение Англии захватить бурские республики и построить трансафриканскую железнодорожную магистраль Кейптаун - Каир. «Зато,- заявил он,- Германия может без ущерба действовать в Малой Азии». Так переплетались планы передела сфер влияния в Южной Африке и в Передней Азии. Вслед за этим, весной и летом 1899 г., Дж. Чемберлен и губернатор Капской колонии Милнер начали провоцировать Трансвааль, открыто вмешиваясь в его внутренние дела и выдвигая все новые и новые политические требования, в расчете на то, что они будут отвергнуты бурами. Со своей стороны президент Трансвааля Крюгер, понимая неизбежность войны, но желая выиграть время, необходимое для закупки оружия в европейских странах, вступил в переговоры с Англией. Осенью 1899 г. английское правительство сконцентрировало войска у границ бурских республик. Чтобы предупредить грозящее вторжение, буры в октябре 1899 г. объявили Англии войну и начали военные действия. Развивая энергичное наступление, они нанесли поражение крупным отрядам англичан и овладели частью Капской колонии.

Буржуазное общественное мнение в Англии было потрясено случившимся. Империалистическая печать создала атмосферу «национальной трагедии». Командующим южноафриканскими войсками был назначен лорд Роберте, а начальником его штаба - Китченер, выдвинувшийся при завоевании Судана.

Буры, защищавшие свою независимость, проявили большую стойкость и мужество. Однако ресурсы Британской империи и двух маленьких бурских республик были слишком неравными. Несмотря на первые победы, 60-тысячная армия буров не могла противостоять 450-тысячной армии противника. Кроме того, продолжая политику угнетения и эксплуатации коренного населения страны, буры сняли с фронта значительные силы и направили их в тыл на подавление начавшегося восстания местных племен.

В феврале 1900 г. началось планомерное наступление англичан. В июне английские войска захватили столицу Трансвааля - Преторию. Роберте провозгласил присоединение Трансвааля и Оранжевой республики к Британской империи. Президент Крюгер был вынужден эмигрировать в Европу.

«Война и капитал, или превращение человеческой крови в деньги». Карикатура из немецкого журнала «Дер варе Якоб». (На карикатуре изображены Солсбери, Чемберлен, Сесил Роде.) 1900 г.
«Война и капитал, или превращение человеческой крови в деньги». Карикатура из немецкого журнала «Дер варе Якоб». (На карикатуре изображены Солсбери, Чемберлен, Сесил Роде.) 1900 г.

Тем не менее буры продолжали сопротивляться; началась партизанская война.

Подвижные отряды буров под командованием Луиса Бота, Смэтса и Де Бета прерывали английские коммуникации, обрушивались на отряды англичан, захватывали опорные пункты, совершали дерзкие налеты даже в непосредственной близости от столицы. Охрана железных дорог, баз сосредоточения и снабжения требовала огромного количества войск, которые распылялись на большом пространстве. Оккупанты несли потери в бесконечных стычках.

В борьбе против буров английское командование действовало беспощадно. Опорные пункты партизанской войны - фермы - уничтожались, население сгонялось в лагери за колючую проволоку, где люди, в особенности дети, тысячами умирали от голода и болезней.

Сражение   отряда   буров   с английскими войсками. Фотография.   1900 г.
Сражение отряда буров с английскими войсками. Фотография. 1900 г.

Вдоль железных дорог на расстоянии выстрела были установлены блокгаузы, и всякий приближавшийся к полотну расстреливался. Используя колоссальное численное превосходство, Китченер методически оттеснял отряды буров в загоны из колючей проволоки и принуждал к сдаче.

Мирный договор был подписан 31 мая 1902 г. Буры стали британскими подданными. Английская финансовая олигархия добилась присоединения к империи нового источника крупнейших прибылей. В 1910 г. бывшие республики Трансвааль и Оранжевая вошли в состав нового британского доминиона - Южно-Африканского Союза. Английским колонизаторам удалось добиться сближения с верхушкой буров благодаря совместно проводимой политике угнетения коренного африканского населения и иммигрантов - китайцев и индийцев.

Русско-японская война 1904-1905 гг.

Важным очагом империалистических противоречий в начале XX в. явился Дальний Восток. Уже в последние годы XIX в., после японо-китайской войны 1894-1895 гг., усилилась борьба держав за влияние в Китае, а также в Корее.

Сразу же после окончания японо-китайской войны правящие круги Японии начали готовиться к новой войне,- на этот раз против России, рассчитывая вытеснить ее из Маньчжурии (Северо-Восточного Китая) и Кореи и вместе с тем захватить русские территории на Дальнем Востоке, в частности Сахалин.

С другой стороны, среди правящих кругов царской России усилилось стремление к экспансии в Северном Китае и в Корее. С этой целью при участии французского капитала в 1895 г. был создан Русско-китайский банк, в правлении которого решающую роль играло царское министерство финансов.

Порт-Артур (Люйшунь). Фотография. 1904 г.
Порт-Артур (Люйшунь). Фотография. 1904 г.

Одновременно было решено приступить к сооружению участка Сибирской железной дороги, который проходил бы по китайской территории. Инициатор этого проекта, министр финансов С. Ю. Витте считал, что получение Россией концессии на постройку этой дороги откроет широкие возможности для экономического проникновения и усиления политического влияния России во всем Северном Китае. После длительных переговоров царское правительство добилось согласия Китая на предоставление концессии. По настоянию китайской стороны концессия формально передавалась не русскому правительству, а Русско-китайскому банку, который в целях ее осуществления создал «Общество Китайско-восточной железной дороги». Подписание договора о концессии (8 сентября 1896 г.) открыло новый этап в дальневосточной политике царизма и в развитии противоречий между Россией и Японией, которая также стремилась к захвату Северо-Восточных провинций Китая.

Положение осложнялось тем, что русско-японское соперничество к этому времени усилилось и в Корее. По соглашению, подписанному в Сеуле 14 мая 1896 г., Япония и Россия получили право содержать в Корее свои войска, а договор, подписанный в Москве 9 июня того же года, признал за обеими державами взаимно равные права в этой стране. Основав Русско-корейский банк и направив в Сеул военных инструкторов и финансового советника, царское правительство на первых порах фактически приобрело в Корее большее политическое влияние, чем Япония. Но вскоре Япония, опираясь на поддержку Англии, стала вытеснять Россию. Царское правительство было вынуждено признать преимущественные экономические интересы Японии в Корее, закрыть Русско- корейский банк и отозвать своего финансового советника при корейском короле. «Мы явно отдали Корею под доминирующее влияние Японии»,- так оценил Витте создавшуюся обстановку.

После того как Германия захватила Цзяочжоу и между главными капиталистическими державами обострилась борьба за раздел Китая, царское правительство заняло Люйшунь (Порт-Артур) и Далянь (Дальний), а в марте 1898 г. добилось заключения с Китаем договора об аренде Ляодунского полуострова, занятии арендованной территории русскими войсками и предоставлении концессии на строительство ветки от Китайско-восточной железной дороги до Порт-Артура и Дальнего. В свою очередь правящие круги Японии форсировали подготовку к новой более широкой экспансии, рассчитывая закончить эту подготовку раньше, чем Россия завершит строительство Китайско-восточной железной дороги. «Война стала неизбежной,- писал впоследствии генерал Куропаткин,- но мы этого не сознавали и в должной мере не готовились к ней».

Народное восстание ихэтуаней и империалистическая интервенция в Китае еще более обострили противоречия между державами, в частности между Россией и Японией. В нарастании русско-японского конфликта немалую роль играли европейские державы, а также Соединенные Штаты Америки. В ходе подготовки к войне с Россией японское правительство искало союзников и стремилось изолировать Россию на международной арене. Таким союзником стала Англия, давнишняя соперница России не только в Китае, но и на Ближнем и Среднем Востоке.

В январе 1902 г. был подписан договор об англо-японском союзе, направленный прежде всего против России. Благодаря союзу с Англией Япония могла приступить к осуществлению своих агрессивных планов на Дальнем Востоке, будучи уверенной, что ни Франция, ни Германия не вмешаются в ее конфликт с Россией. С другой стороны, Англия получала возможность нанести при помощи Японии серьезный удар - России и, кроме того, усилить в известной степени свое влияние в Европе в борьбе против нового соперника - Германии.

Правящие круги Соединенных Штатов Америки также рассчитывали при помощи Японии ослабить влияние России на Дальнем Востоке и усилить свое собственное влияние в Китае (в частности, в Маньчжурии) и в Корее. С этой целью американские империалисты были готовы предоставить Японии далеко идущую поддержку. В свою очередь Германия, стремясь подорвать или ослабить союз между Францией и Россией, а также развязать себе руки в Европе и создать более благоприятные условия для своего проникновения на Ближний Восток, втайне подталкивала как Россию, так и Японию к войне друг против друга. Таким образом, задуманная война против России соответствовала интересам не только японского, но и английского, американского и германского империализма.

Царское правительство, убедившись в том, что международная обстановка складывается для России неблагоприятно, решило подписать с Китаем договор (8 апреля 1902 г.), по которому китайское правительство получало возможность восстановить в Маньчжурии свою власть, «как это было до занятия означенной области русскими войсками». Царское правительство даже обязалось в течение полутора лет вывести оттуда свои войска. Однако под влиянием придворных и военных кругов, наиболее типичным представителем которых был ловкий делец Безобразов, в дальневосточной политике царизма возобладал агрессивный, авантюристский курс. Безобразовская клика добивалась концессий в Корее и настаивала на том, чтобы царское правительство любой ценой удерживало Маньчжурию в своих руках. За войну с Японией выступала и та часть правящих кругов, которая усматривала в этой войне средство предотвращения назревавшей в России революции.

Другая группировка во главе с Витте также являлась сторонницей экспансии на Дальнем Востоке, но считала, что в данный момент нужно действовать преимущественно экономическими методами. Зная, что Россия не подготовлена к войне, Витте хотел оттянуть ее. В конце концов в политике царизма победил курс на военную авантюру. Разоблачая дальневосточную политику русского царизма, Ленин писал: «Кому выгодна эта политика? Она выгодна кучке капиталистов-тузов, которые ведут торговые дела с Китаем, кучке фабрикантов, производящих товары на азиатский рынок, кучке подрядчиков, наживающих теперь бешеные деньги на срочных военных заказах... Такая политика выгодна кучке дворян, занимающих высокие места на гражданской и военной службе. Им нужна политика приключений, потому что в ней можно выслужиться, сделать карьеру, прославить себя «подвигами». Интересам этой кучки капиталистов и чиновных пройдох наше правительство, не колеблясь, приносит в жертву интересы всего народа» (В. И. Ленин, Китайская война, Соч., т. 4, стр. 349-350.).

Правящие круги Японии были отлично информированы о неподготовленности России к войне на Дальнем Востоке. Прикрывая свои подлинные, агрессивные цели всякого рода дипломатическими ухищрениями в переговорах с Россией, японские милитаристы вели дело к войне.

В ночь на 9 февраля 1904 г. японская эскадра под командованием адмирала Того вероломно, без объявления войны, напала на русский флот, стоявший в Порт-Артуре. Лишь 10 февраля 1904 г. Япония формально объявила войну России. Так началась русско-японская война, носившая империалистический характер как со стороны Японии, так и со стороны царской России.

Развернув активные операции на море и неожиданными ударами ослабив русские военно-морские силы, японское командование обеспечило себе благоприятные условия для переброски и развертывания основных сухопутных сил на азиатском материке. Одновременно с нападением на Порт-Артур японское командование предприняло десантные операции в Корее. Русский крейсер «Варяг» и канонерка «Кореец», находившиеся в корейском порту Чемульпо, после геройской неравной борьбы были затоплены русскими моряками. 13 апреля 1904 г. вблизи Порт-Артура подорвался на мине и затонул русский броненосец «Петропавловск», на котором находился вновь назначенный командующий Тихоокеанским флотом, выдающийся флотоводец вице-адмирал С. О. Макаров (вместе с ним погиб его друг, замечательный художник В. В. Верещагин). В конце апреля, сосредоточив крупные силы на севере Кореи, японская армия нанесла поражение русским войскам на реке Ялу и вторглась в Маньчжурию. Одновременно крупные японские силы (две армии) высадились на Ляодунском полуострове - к северу от Порт-Артура и подвергли крепость осаде.

Внезапное нападение Японии заставило Россию начать войну в условиях, когда не было еще закончено строительство транссибирской магистрали и крупных сооружений в Порт-Артуре. На ходе и результатах войны сказалась военная и экономическая отсталость России.

В начале сентября 1904 г. царская армия потерпела крупную неудачу под Ляо-яном. Обе стороны понесли значительные потери. Осажденный Порт-Артур долго и упорно оборонялся. Однако 2 января 1905 г. командир крепости генерал Стессель сдал Порт-Артур японцам.

Падение Порт-Артура получило широкий международный отклик. В прогрессивных кругах всего мира оно расценивалось как тяжелое поражение русского царизма. В. И. Ленин по поводу падения Порт-Артура писал: «Не русский народ, а самодержавие пришло к позорному поражению. Русский народ выиграл от поражения самодержавия. Капитуляция Порт-Артура есть пролог капитуляции царизма» (В. И. Ленин, Падение Порт-Артура, Соч., т. 8, стр. 37.).

В марте 1905 г. под Мукденом (Шэньяном) произошло последнее крупное сухопутное сражение. В бой были введены главные силы. Японское командование стремилось осуществить свой замысел охвата русской армии с флангов. Этот план не удался. Однако командующий русской армией генерал Куропаткин приказал войскам отступить. Отступление было проведено в обстановке дезорганизации и паники. Мукденское сражение явилось крупной неудачей царской армии. 27-28 мая 1905 г. произошла новая тяжелая для царской России военная катастрофа: в Цусимском проливе была уничтожена русская эскадра под командованием Рождественского, прибывшая на Дальний Восток из Балтийского моря.

Несмотря на военные успехи, Япония испытывала крайнее напряжение; ее финансовые и людские резервы были на исходе. В этих условиях, как понимали японские империалисты, затяжка войны становилась крайне нежелательной и даже опасной. К лету 1905 г. изменилась и международная обстановка. Правящие круги Англии и Соединенных Штатов, прежде сами разжигавшие войну между Японией и Россией, теперь хотели поскорее прекратить ее. Англия намеревалась сконцентрировать свои силы против германского соперника. Кроме того, ввиду подъема национального движения в Индии она стремилась внести в союзный договор с Японией новые условия, предусматривающие участие Японии в охране английских колоний в Восточной Азии. Соединенные Штаты Америки рассчитывали, что взаимное ослабление России и Японии создаст более широкие возможности для американской экспансии на Дальнем Востоке. В переговорах с японским правительством они объявили себя неофициальным участником англояпонского союза и выразили готовность признать захват Кореи Японией при условии, что Япония гарантирует Соединенным Штатам неприкосновенность захваченных ими Филиппин. В марте 1905 г. американское правительство выдвинуло предложение выкупить железные дороги в Маньчжурии и поставить их под «интернациональный контроль», в котором главную роль играли бы американские монополии. Позднее могущественные группы американского финансового капитала, занимавшиеся финансированием Японии во время войны, предъявили претензии на право эксплуатации Южно-Маньчжурской железной дороги.

8 июня 1905 г. президент Соединенных Штатов Теодор Рузвельт выступил с предложением о мирных переговорах между Россией и Японией. Царское правительство охотно воспользовалось предложением Рузвельта, так как нуждалось в мире, чтобы усилить борьбу против развернувшейся революции.

Русско-японские мирные переговоры начались в Портсмуте (США) в августе 1905 года. Пользуясь поддержкой Соединенных Штатов и Англии, японская делегация выдвинула в Портсмуте огромные требования. В частности, Япония рассчитывала получить военную контрибуцию с России и часть русской территории - остров Сахалин. В центре внимания участников переговоров были эти два основных японских требования. Что касается Маньчжурии и Кореи, то царизм с самого начала соглашался признать господствующее положение Японии в южной части Маньчжурии и фактически отказывался от всяких притязаний на Корею. Столкнувшись с противодействием русского уполномоченного Витте по вопросу о Сахалине и контрибуции, японский уполномоченный Комура угрожал прервать переговоры. Т. Рузвельт, выступавший в качестве «посредника», начал оказывать давление на Россию, стремясь добиться от нее уступок в пользу Японии. В том же направлении закулисно действовали правительства Германии и Франции. Когда царское правительство отклонило японские требования о территориальных уступках и контрибуции, японское правительство предложило Комура подписать мирный договор. Однако, не зная об этом, царь в последний момент согласился уступить южную половину острова Сахалина и оплатить стоимость содержания в Японии русских военнопленных.

5 сентября 1905 года был подписан Портсмутский мирный договор. Он передавал в руки Японии часть китайской территории - так называемую Квантунскую арендованную область с Порт-Артуром и южную ветку Китайско-восточной железной дороги. Япония получила половину острова Сахалин (к югу от 50-й параллели), а также право рыбной ловли в русских территориальных водах. Над Кореей фактически устанавливался японский протекторат.

Поражение царской России в войне с Японией оказало серьезное влияние на расстановку сил империалистических держав не только на Дальнем Востоке, но и в Европе. Вместе с тем оно ускорило развитие революционных событий в России.


предыдущая главасодержаниеследующая глава




Пользовательского поиска




Тысячу лет назад в африканском городе умели изготовлять стекло

В Турции найдено сверло возрастом 7,5 тыс. лет

Обнаружен древнейший артефакт Южной Америки

В Мехико нашли ацтекскую башню из черепов

В Перу обнаружены следы существовавшей 15 тыс. лет назад культуры

Культуру ацтеков показали в аутентичных ярких красках

Наскальные картины горы Дэл в Монголии

Древний город Тиуанако изучили с воздуха

Обнаружены «записи» о древней глобальной катастрофе

10 малоизвестных фактов о ледяной мумии Эци, возраст которой 5300 лет

Каменные головы ольмеков: какие тайны скрывают 17 скульптур древней цивилизации

В письменности инков могли быть зашифрованы не только цифры

В Мексике обнаружен двухтысячелетний дворец

Как был открыт самый большой буддийский храм Боробудур и почему его нижняя часть до сих пор не расчищена

Забытый подвиг: какой советский солдат стал прототипом памятника Воину-освободителю в Берлине

Люди проникли вглубь австралийского континента 50 тыс. лет назад

Неизвестные факты о гибели Помпеи

В пирамиде Кукулькана нашли ещё одну пирамиду

Кто построил комплекс Гёбекли-Тепе?

15 малоизвестных исторических фактов о Византийской империи, ставшей колыбелью современной Европы

История Руси: Что было до Рюрика?

15 мифов о Средневековье, которые все привыкли считать правдой
Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'