история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава XVI. Сопротивление народов Китая, Индии и Кореи колониальному гнету Капиталистических держав. Народное восстание Ихэтуаней


В последней трети XIX в. экспансия капиталистических держав и новые формы колониальной эксплуатации встречали все возраставшее сопротивление народов Востока. Национально-освободительное движение охватывало и колонии, и сохранившие формальную независимость полуколониальные страны.

1. Китай

Европейские державы и ставшая на путь капиталистического развития Япония активизировали агрессивные действия против Китая. Навязанные Китаю кабальные договоры и соглашения обеспечивали им выгодные условия ввоза товаров и доступ в глубинные районы страны, а подавление тайнинского восстания открывало новые возможности для экономической и политической экспансии.

В крупных городах Китая возникали десятки иностранных предприятий, банков, контор. В 1883 г. в Шанхае было уже 15 иностранных предприятий. В 1884 г. в открытых для иностранной торговли портовых городах Китая проживало около 4 тыс. иностранцев, имелось свыше 450 различных коммерческих фирм.

Иностранцы были неподсудны китайским судам, они имели в торговых городах Китая свои специальные поселения - сеттльменты. Маньчжурский двор и правительство не принимали никаких мер к защите национальных интересов Китая от посягательств со стороны иностранцев. Правящие круги видели в них союзников в борьбе против китайского народа, за сохранение своей власти в стране. Видные маньчжурские царедворцы того времени открыто заявляли, что «лучше отдать свои владения друзьям, чем делиться ими со своими рабами»; под «друзьями» они подразумевали иностранцев, а «рабами» считали китайцев.

В 1875 г. на китайский престол вступил малолетний император Цзай Тянь, более известный по наименованию годов своего правления как Гуансюй. Фактически все дела правления продолжали оставаться в руках его тетки - вдовствующей императрицы Цыси. Среди окружавших ее фаворитов и высших чиновников царили произвол, взяточничество, казнокрадство.

Маньчжуры, насчитывавшие всего около 300 тыс. человек, составляли по-прежнему привилегированную прослойку населения. Они стояли во главе основных гражданских и военных органов управления империи.

Док на реке Мин около Фучжоу. Фотография. Конец XIX в.
Док на реке Мин около Фучжоу. Фотография. Конец XIX в.

Маньчжурские повелители и тесно связанная с ними верхушка китайских феодалов жестоко преследовали любое выступление, направленное против их владычества. Они ревностно следили за тем, чтобы китайцы носили косу, и требовали от них рабского выполнения всякого рода унизительных церемоний в знак покорности маньчжурам.

Развитие капиталистических отношений

Вторжение иностранного капитала ускоряло распад натурального хозяйства. Постепенно в стране создавался рынок сбыта товаров и рынок рабочей силы. Однако иностранный капитал больше тормозил развитие китайского национального капитализма, нежели содействовал ему. Ростки капиталистического промышленного производства были еще очень слабыми. В 1861 г. фучжоуские купцы приобрели в Англии машинное оборудование и открыли три чайных фабрики. В 1863 г. в Шанхае начала работать первая машинная рисоочистительная мельница. С середины 60-х годов началось строительство оборудованных европейской техникой арсеналов в Шанхае и в нескольких других городах, а также судостроительных верфей в Шанхае и Фучжоу.

Празднование  нового года в Богатом доме. Китайский лубок второй половины XIX в.
Празднование нового года в Богатом доме. Китайский лубок второй половины XIX в.

В 1872 г. образовалась первая китайская пароходная компания, а четыре года спустя была построена первая железнодорожная линия, связавшая Шанхай с Баошанем. В 1877 г. были заложены угольные шахты в Кайпине. В 1882 г. открылась механизированная бумажная фабрика, в 1883 г.- первый металлообрабатывающий завод, в 1890 г.- первая крупная ткацкая фабрика. В 1890-1891 гг. развернулось строительство металлургического завода в Ханьяне, началась разработка железных рудников в Дае. К 1896 г. в стране имелось 7 крупных оборудованных современными машинами китайских ткацких фабрик.

Обмолот хлеба. Китайский лубок.  Конец XIX в.
Обмолот хлеба. Китайский лубок. Конец XIX в.

На протяжении 1896-1898 гг. возникли новые текстильные фабрики в Восточном Китае. В 1898 г. открылось движение по железной дороге Шанхай - Усун.

Инициаторами создания первых крупных промышленных предприятий выступали наряду с купцами некоторые видные представители китайской феодальной бюрократии, например наместники крупнейших провинций Цзэн Го-фань, Ли Хун-чжан, Чжан Чжи-дун и другие. Эти чиновники широко использовали для строительства предприятий не только собственные, но и казенные средства.

В целом феодальное государство препятствовало развитию китайского капитализма. Маньчжурский двор и правительство создавали для фабрично-заводского строительства всевозможные затруднения, облагали китайских предпринимателей разорительными налогами. В деревне господствовала феодальная собственность на землю. Система помещичьей и ростовщической кабалы, голод и нищета крестьян, многочисленные налоги, поборы, внутренние таможенные барьеры, а также отсутствие единой системы мери весов, единой денежной системы - все это также серьезно затрудняло развитие товарно-денежных отношений и образование внутреннего капиталистического рынка.

Формирование новых общественных классов

Несмотря на все препятствия, в стране возникали новые общественные классы: из среды купцов, помещиков и бюрократии складывалась китайская буржуазия, а из среды обезземеленных крестьян и разоренных ремесленных рабочих - китайский пролетатшат. При этом пролетариат начал формироваться на иностранных промышленных предприятиях и поэтому сложился раньше, чем китайская национальная промышленная буржуазия.

В последней четверти XIX в. значительно окрепла прослойка компрадорской (посреднической) буржуазии. Компрадоры служили интересам иностранных капиталистов и способствовали ограблению ими китайского народа.

Сянган (Гонконг). Фотография. Конец XIX в.
Сянган (Гонконг). Фотография. Конец XIX в.

В компрадорскую деятельность включались и многие крупные феодальные чиновники.

На иностранных и китайских промышленных предприятиях царила безудержная эксплуатация рабочих. Наличие огромной резервной армии труда позволяло платить мизерную заработную плату, ничем не ограничивать рабочий день полностью игнорировать технику безопасности. Широко применялась система всевозможных штрафов и незаконных вычетов. Рабочие находились под неустанным наблюдением надсмотрщиков. Беспощадно эксплуатировались женщины и дети, получавшие особенно низкую заработную плату.

Неблагоприятные условия для развития национального капитализма вынуждали отдельных представителей нарождающейся китайской буржуазии, преимущественно из Южного Китая, эмигрировать за границу, в первую очередь в Индонезию, на Малайю, Гавайские острова, Филиппины, в Сиам.

В то же время увеличилась эмиграция безземельных крестьян, батраков, разоренных ремесленников из приморских южных провинций Китая. Эта рабочая сила вывозилась иностранными вербовщиками на Гавайи, в Индонезию, Малайю, Южную Америку, где полурабский труд законтрактованных кули использовался на плантациях и рудниках. К концу XIX в. число китайских эмигрантов за границей достигло нескольких миллионов человек.

Борьба трудящихся масс против иностранного капитала

Хозяйничание иностранных капиталистов в Китае вызывало глубокое возмущение китайского народа. В стране все чаще происходили выступления против правительства и иностранцев. Особенно ненавистными народу были иностранные миссионеры, грубо попиравшие вековые обычаи китайцев, занимавшиеся ростовщичеством и сдачей в аренду земель на кабальных условиях, беззастенчиво вмешивавшиеся во внутренние дела Китая.

В 1869-1870 гг. в Северном Китае прокатилась волна выступлений против иностранных миссионеров. В августе 1883 г. в Гуанчжоу произошли крупные антибританские волнения. Во время франко-китайской войны 1884-1885 гг. китайские рабочие в докахСянгана (Гонконга)- британской колонии-отказывались ремонтировать французские военные корабли. В феврале 1889 г. население Чжэньцзяна, возмущенное наглыми действиями иностранных купцов и миссионеров, разгромило здания английского и американского консульств. В 1891 г. в ряде мест произошли новые выступления против миссионеров; этими выступлениями руководило тайное общество «Гэлао хуэй» («Старших братьев»), в состав которого входили крестьяне, ремесленники и мелкие торговцы. В 1892-1893 гг. под руководством различных народных тайных обществ произошли выступления против иностранцев во многих городах провинций Хунань, Хубэй и Сычуань. Все эти народные возмущения были стихийными, разрозненными, и власти быстро подавляли их.

Новые веяния в общественно-политической жизни

Изменения в экономике, формирование новых общественных классов породили новые течения в общественно-политической жизни Китая. Некоторые представители феодальной бюрократии выдвинули теорию «подражания иностранцам». Они предлагали «самоусиление» империи путем заимствования у иностранцев «крепких кораблей и превосходных орудий», обучения армии и флота по иностранному образцу с целью предотвращения раздела Китая иностранными державами и для подавления крестьянских восстаний; в т.о же время они самым решительным образом выступали против заимствования западных буржуазных политических идей.

По инициативе сторонников «подражания иностранцам» в 70-80-е годы начали переводиться на китайский язык европейские учебники и книги по технике, математике, судостроению, географии, экономике и т. д. Детей китайских и маньчжурских помещиков и чиновников стали посылать за границу для обучения техническим наукам.

В 1888 г. молодой гуандунский ученый Кан Ю-вэй представил маньчжурскому двору меморандум, в котором подверг критике существовавшие в стране порядки и разоблачил агрессивную политику капиталистических держав в отношении Китая. Чтобы предотвратить раздел Китая иностранными державами, Кан Ю-вэй предложил «изменить существующие законы» и провести преобразования в области политики, экономики и культуры. Этот меморандум, в известной мере отражавший настроения буржуазии, не привел к каким-либо результатам.

Начало организованного движения за реформы

Тяжелая война 1894-1895 гг. с Японией, завершившаяся унизительным Симоносэкским договором, вызвала в Китае широкую волну народного недовольства. Население Тайваня единодушно восстало против капитулянтского решения маньчжурского правительства об уступке острова японцам, и в мае 1895 г. на Тайване была провозглашена республика. Однако народное восстание было подавлено, и японские войска оккупировали остров.

Вместе с тем поражение в войне с Японией явилось толчком к возникновению в Китае организованного движения за проведение реформ.

15 апреля 1895 г., тотчас после получения в Пекине известий об условиях предстоящего договора, прибывшие в столицу на государственные экзамены представители ученого сословия провинций Гуандун и Хунань собрались, чтобы заявить решительный протест против заключения позорного мира. Кан Ю-вэем и его учениками Лян Ци-чао и Май Мын-хуа был составлен «коллективный меморандум» маньчжурскому двору. «Коллективный меморандум» встретил горячее одобрение более чем 1200 съехавшихся на государственные экзамены представителей всех провинций страны; они подписались под ним и быстро распространили копии меморандума по всей стране.

«Коллективный меморандум» резко осуждал неспособность маньчжурского двора противодействовать японской агрессии. Оспаривая аргументы сторонников заключения мира и призывая к мобилизации всех сил страны для продолжения войны, авторы меморандума предлагали императору перенести столицу из Пекина в глубь Китая, приступить к проведению неотложных реформ в области экономики, административного управления и культуры.

Меморандум требовал оградить интересы китайских предпринимателей от конкуренции иностранного капитала, создать благоприятные условия для частного предпринимательства, развития сельского хозяйства, промышленности, транспорта, защитить китайских эмигрантов от дискриминации со стороны иностранных властей. Предлагалось обратить самое серьезное внимание на создание национальной технической интеллигенции, на распространение грамотности и на реформу системы государственных экзаменов, с тем чтобы административные должности замещались наиболее талантливыми представителями китайской интеллигенции независимо от возрастных и чиновничьих цензов.

Главным политическим требованием меморандума было требование введения в Китае конституции и учреждения парламента.

В меморандуме, однако, сквозила боязнь новой крестьянской войны, подобной тайнинскому восстанию. Все надежды возлагались на проведение реформ мирным путем «сверху», силой и авторитетом маньчжурского двора.

В конце августа 1895 г. в столице образовалась «Ассоциация усиления государства», ставшая штаб-квартирой движения за реформы. Этому предшествовало создание Кан Ю-вэем и его последователями печатного органа сторонников реформ.

Газета и клуб реформаторов, выступали против раздела Китая иностранными государствами, боролись за усиление экономической и военной мощи страны. В то же время они популяризировали западные буржуазные общественно-политические идеи и призывали к буржуазным преобразованиям.

Несмотря на запрещение маньчжурским правительством в декабре 1895 г. «Ассоциации», ее филиалов, открывшихся к тому времени в Шанхае и Нанкине, и ее печатного органа, движение за реформы получило отзвук во всех провинциях Китая. Возвратившиеся из Пекина участники столичных государственных экзаменов, подписавшие «коллективный меморандум», начали повсеместно со-, здавать по примеру «Ассоциации усиления государства» различные патриотические союзы, общества, клубы, школы и т. д.

В период с 1895 по 1898 г. в Китае возникло значительное количество газет и журналов, появилась публицистическая литература буржуазно-либерального реформаторского направления.

Образование «Союза возрождения Китая». Начало деятельности Сунь Ят-сена

Одновременно с возникновением реформаторского движения создалась и первая революционная политическая организация - «Союз возрождения Китая». Эта организация объединяла главным образом представителей национальной буржуазии и буржуазной интеллигенции Южного Китая, в экономике которого капиталистические отношения были относительно более развиты, чем на Севере. В отличие от реформаторов она; ставила своей целью вооруженное свержение маньчжурской монархии. Руководителем «Союза возрождения Китая» был Сунь Ят-сен. Великий китайский революционер-демократ Сунь Ят-сен, по профессии врач, происходил из небогатой крестьянской семьи, проживавшей в деревне Цуйхэн провинции Гуандун. В студенческие годы Сунь Ят-сен познакомился с идеями и деятельностью тайного антиманьчжурского общества «Небо и Земля» и сплотил вокруг себя группу патриотически настроенных студентов. Сунь Ят-сен сознательно избрал для себя медицинскую профессию, так как считал, что она давала хорошую возможность для маскировки революционной деятельности.

Летом 1894 г. Сунь Ят-сен совершил поездку в Тяньцзинь, надеясь лично встретиться с наместником Чжилийской (столичной) провинции Ли Хун-чжаном, которому он послал пространный проект реформ в области экономики, политики и культуры; осуществление их позволило бы, по его мнению, превратить Китай в сильное и независимое от иностранцев государство. Однако во время поездки на Север Сунь Ят-сен воочию увидел продажность и гнилость правительственного аппарата и убедился в том, что Ли Хун-чжан и другие придворные сановники являются заклятыми врагами прогресса.

Осенью 1894 г. Сунь Ят-сен уехал в Гонолулу, где развернул работу среди китайских эмигрантов. Здесь он и создал «Союз возрождения Китая». В начале 1895 г. Сунь Ят-сен вернулся на родину с глубоким убеждением в необходимости вооруженной борьбы за свержение маньчжурской монархии.

По возвращении в Южный Китай Сунь Ят-сен приступил к созданию филиала «Союза возрождения Китая». Поскольку среди китайской интеллигенции в то время имели значительное распространение реформаторские идеи, Сунь Ят-сену не удалось привлечь в свой «Союз» большое число членов. Сунь Ят-сен еще не понимал важности участия широких народных масс в восстании и рассчитывал на то, что народ стихийно примкнет к любому антиманьчжурскому выступлению. Поэтому «Союз» все свое внимание сосредоточил на борьбе с маньчжурским правительством, не призывая народ к борьбе со всеми феодальными силами и поддерживавшими их иностранными капиталистами. Более того, Сунь Ят-сен тогда был еще склонен идеализировать отношение капиталистических держав к Китаю.

Первое подготовленное «Союзом» восстание, назначенное на 26 октября 1895 г. в Гуанчжоу, потерпело неудачу ввиду крайне узкого круга участников и отсутствия у них массовой базы. Сунь Ят-сен и некоторые другие члены «Союза» вынуждены были эмигрировать за границу. За поимку и выдачу Сунь Ят-сена маньчжурские власти обещали большую награду.

Усиление экономической агрессии империалистических держав

Японо-китайская война и Симоносэкский мир усилили борьбу империалистических держав за Китай. Япония, писал В. И. Ленин, имея в виду японо-китайскую войну 1894-1895 гг. и Симоносэкский мирный договор, «попробовала пробить брешь в китайской стене, открывая такой лакомый кусок, который сразу ухватили зубами капиталисты Англии, Германии, Франции, России и даже Италии» (В. И. Ленин, Уроки кризиса, Соч., т. 5, стр. 74.).

Условия японо-китайского договора облегчили экспорт иностранного капитала в Китай; прежде всего стали расти иностранные капиталовложения в предприятия легкой промышленности и в железнодорожное строительство. В 1897 г. в Китае уже насчитывалось около 600 иностранных фирм и проживало около 10 тыс. иностранцев. Объем внешней торговли Китая увеличился с 252 млн. американских долл. в 1895 г. до 336,2 млн. долл. в 1899 г., причем дефицит внешнеторгового баланса составил в 1899г. 50,3 млн. долл. Важнейшее место среди иностранных товаров, ввозившихся в Китай, занимали хлопчатобумажные ткани, пряжа, нефтепродукты, металлические изделия, а также опиум. В результате прямого насилия и угроз со стороны капиталистических держав Китай к 1897 г. был вынужден предоставить для иностранной торговли 34 своих порта - на морском побережье, а также на реках и озерах в глубинных районах страны.

Наряду со старыми капиталистическими хищниками - Англией и Францией - к 1897-1898 гг. активизировалась захватническая деятельность в Китае молодых империалистических держав - Германии, Японии и Соединенных Штатов Америки. Китай наводнили иностранные финансисты, концессионеры и просто авантюристы. При поддержке дипломатов своих стран они выторговывали у маньчжурского правительства различные концессии, заключали с центральными и провинциальными властями кабальные для Китая сделки и т. д. Царская Россия также участвовала в колониальном ограблении Китая. В 1896 г. царское правительство добилось от Китая согласия на строительство Россией через китайскую территорию к Владивостоку так называемой Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД) и намеревалось, опираясь на эту дорогу, прибрать к рукам богатые Северо-Восточные провинции.

Неимоверно возросла финансовая зависимость маньчжурского двора от иностранных банков. На военные расходы, а затем для выплаты японцам контрибуции маньчжурские правители получали деньги от иностранных банков на самых кабальных условиях. Общая сумма задолженности маньчжурского правительства иностранным банкам составила в 1898 г. свыше 250 млн. американских долл.

Подчинение иностранному капиталу приводило к ухудшению финансово-экономического положения страны, ее всестороннему закабалению и ограблению чужеземными монополиями.

Новые территориальные захваты империалистов

В ноябре 1897 г. кайзеровская Германия, давно искавшая предлога для осуществления своих захватнических замыслов в Китае, воспользовалась убийством в провинции Шаньдун двух миссионеров-немцев и направила свою тихоокеанскую эскадру в китайскую бухту Цзяочжоу на Шаньдунском полуострове. Высаженный немцами десант занял порт и укрепления. Вслед за тем германское правительство снарядило в Китай большую военную экспедицию под командованием брата кайзера, принца Генриха.

В ходе начавшихся переговоров Германия потребовала от Китая сдать ей «в аренду» на 99 лет бухту Цзяочжоу для организации военно-морской базы, предоставить монопольное право на сооружение железной дороги в Шаньдуне и на эксплуатацию недр в зоне, расположенной на 15 км по обе стороны от железной дороги, разрешить оккупацию германскими войсками территории, прилегающей к бухте Цзяочжоу, а также обеспечить за немцами некоторые другие права и привилегии.

Убедившись в том, что Англия и Россия молчаливо одобряют захватническую политику Германии, маньчжурский двор удовлетворил немецкие требования. Эти разбойничьи действия германского империализма положили начало так называемой битве за концессии, в действительности за территориальный раздел Китая между империалистическими государствами. Примеру Германии последовали другие империалистические державы. Россия навязала Китаю договоры об «аренде» Люйшуня (Порт-Артура) и Даляня (Дальнего) и о постройке южной ветки Китайско-Восточной железной дороги; Англия захватила порт Вэйхайвэй и часть Цзюлунского (Коулунского) полуострова и добилась признания бассейна реки Янцзы сферой своих интересов; Франция получила в «аренду» залив Гуанчжоувань; Япония вынудила Китай признать ее «особые интересы» в провинции Фуцзянь.

В результате «битвы за концессии» Китай в конце XIX в. фактически был поделен империалистическими государствами на сферы влияния.

В 1899 г. государственный секретарь Соединенных Штатов Хэй, стремясь обеспечить американскому монополистическому капиталу (несколько отставшему на азиатском материке от своих европейских соперников) широкие возможности колониального ограбления Китая и свободу действий внутри сложившихся сфер влияния, провозгласил так называемую доктрину «открытых дверей и равных возможностей». Американский империализм рассчитывал постепенно вытеснить своих конкурентов и превратить весь Китай в свою колонию.

«Сто дней реформ»

Начало раздела Китая империалистическими державами вызвало новый подъем реформаторского движения среди китайской буржуазии и либеральных помещиков. С января 1898 г. сторонники движения за реформы стали создавать в столице различные союзы и ассоциации, а в апреле в Пекине под руководством Кан Ю-вэя состоялось учредительное собрание новой всекитайской патриотической организации сторонников реформ - «Союза защиты государства».

Этот союз - по существу либеральная помещичье-буржуазная партия - хотел путем реформ «сверху» добиться усиления Китая, осуществления буржуазных преобразований, изгнания иностранных колонизаторов. Партия реформ получила поддержку молодого императора Гуансюя, стремившегося освободиться из-под опеки Цыси и назначенных ею сановников и приобрести полноту власти. По совету Кан Ю-вэя император издал 11 июня 1898 г. указ, положивший начало кратковременному, продолжавшемуся 102 дня, периоду умеренных буржуазных реформ в Китае («Сто дней реформ»).

За первым указом последовало свыше 60 других императорских указов - о поощрении промышленности, сельского хозяйства и торговли, об открытии университетов и школ, развитии горнорудного дела, строительстве железных дорог, модернизации армии, переводе иностранных научных книг, поощрении изобретательства, строительстве арсеналов, искоренении злоупотреблений в правительственном аппарате и т. д. В адрес правительства из провинций устремился поток проектов и предложений относительно демократизации общественного строя, борьбы с коррупцией и произволом властей, а также других самых разнообразных реформ. Авторы этих проектов настаивали на скорейшем введении конституционного правления и созыве учредительного собрания для подготовки к установлению парламентского строя.

Однако силы, которыми располагала партия реформ, были недостаточны, чтобы преодолеть сопротивление реакционного феодального лагеря, опиравшегося на поддержку императрицы Цыси и влиятельных сановников. Апеллировать к народу сторонники реформ не осмеливались. Надеясь добиться своих целей путем дворцового переворота, они решили арестовать виднейших реакционеров во главе с Цыси, но генерал Юань Ши-кай, которому Гуансюй и реформаторы доверили практическое осуществление своих замыслов, выдал их планы. 21 сентября 1898 г. Цыси при помощи верной ей маньчжурской дворцовой охраны арестовала Гуансюя. От его имени был издан указ о.восстановлении регентства Цыси и отмене реформ. Через несколько дней в Пекине были казнены шесть руководителей партии реформ; десятки других видных деятелей подверглись репрессиям. Кан Ю-вэю и Ляы Ци-чао удалось эмигрировать за границу.

Движение за реформы носило в целом прогрессивный характер. Но это было ограниченное помещичье-буржуазное движение, большинство участников которого враждебно относилось к идее революционного народного выступления против иноземных захватчиков и маньчжурского деспотизма, так как боялось, что народ начнет «снизу» решать стоявшие перед Китаем задачи.

Восстание ихэтуаней

К концу XIX в. феодальный и империалистический гнет усугубился увеличением налогов и поборов в связи с уплатой огромной контрибуции Японии, а также постигшими провинции Северного Китая в 1898-1899 гг. катастрофическими наводнениями. В Китае росло народное возмущение. Все чаще звучал лозунг: «Смерть иностранным захватчикам и продажным чиновникам!»

Колыбелью народного восстания явилась провинция Шаньдун, где германские империалисты после захвата ими Цзяочжоу осуществляли неприкрытое колониальное владычество. На протяжении 1898-1899 гг. в этой провинции укреплялись антиимпериалистические и антиправительственные силы. Особенную активность проявило тайное общество «И хэ цюань» («Кулак, поднятый во имя справедливости и согласия») - ответвление тайного общества «Белого лотоса».

Общество «И хэ цюань» создало военизированные отряды и развило большую пропагандистскую деятельность. Вступавшие в него давали торжественную клятву верности обществу, безоговорочного повиновения старшим. Соблюдая железную дисциплину, члены общества организованно выступали против иностранных миссионеров, военных, консульских и торговых представителей, против китайцев, связанных с иностранцами. Вместе с тем они верили и в «чудодейственную» помощь сверхъестественных, мистических сил, во всякого рода «заговоры», талисманы и т. д.

Население горячо сочувствовало движению. Наряду с крестьянами, ремесленниками, мелкой буржуазией в нем участвовали отдельные представители помещиков и правительственные чиновники, которые прямо или косвенно страдали от хозяйничанья германских империалистов в Щаньдуне. Во главе движения стояли подлинно народные вожди - ветеран тайнинского восстания Ли Лай-чжун, лодочник Чжан Дэ-чэн, руководитель городской бедноты Цзао Фу-тянь и другие.

Видя, что империалистический гнет вызывает сопротивление со стороны всего населения Шаньдуна, губернатор Юй Сянь был вынужден пойти на соглашение с руководителями общества «И хэ цюань». Местные власти решили признать это общество, а оно в свою очередь отказалось от антиманьчжурских выступлений, характерных для раннего этапа движения, и провозгласило лозунг поддержки маньчжурской династии и уничтожения иностранцев. После этого общество стало именоваться «И хэ туань»- «Ополчение во имя справедливости и согласия».

Зимой 1899 г. германский и американский посланники в Пекине добились смещения Юй Сяня с поста губернатора Шаньдуна за поддержку им «боксеров» (так империалисты называли участников народного движения) и назначения вместо него их ставленника Юань Ши-кая. По прибытии в Шаньдун Юань Ши-кай совместно с немецкими войсками стал жестоко подавлять движение ихэтуаней. Вооруженные одним лишь холодным оружием, ихэтуани оказали героическое сопротивление и не только отбили наступление немецких и правительственных войск, но и расширили сферу своей деятельности на север, в столичную провинцию Чжили.

Рост движения напугал империалистов. В апреле 1900 г. Англия, Соединенные Штаты Америки, Германия, Италия, Франция и царская Россия произвели объединенную военно-морскую демонстрацию в порту Дагу, близ Тяньцзиня, потребовав от маньчжурского правительства ведения энергичной борьбы с ихэтуанями. 21 мая дипломатический корпус в Пекине направил официальную ноту правительству с требованием суровых репрессий против участников движения ихэтуаней, угрожая в противном случае вооруженной интервенцией.

31 мая те же державы, к которым присоединилась теперь и Япония, дополнительно направили в Пекин своих солдат, а 16 военных кораблей семи держав провели новую военную демонстрацию в Чжилийском заливе. 6 июня в Дагу высадился крупный контингент иностранных войск. 10 июня английский вице-адмирал Сэймур во главе более чем двухтысячного отряда интервентов с артиллерией и пулеметами выступил из Тяньцзиня на Пекин, но, встретив ожесточенное и упорное сопротивление ихэтуаней, вынужден был отступить в Тяньцзинь. 17 июня войска интервентов захватили форты Дагу.

Одновременно с расширением движения ихэтуаней и увеличением их численности начались аграрные волнения в деревнях Северного Китая. Крестьяне отказывались от уплаты налогов, открыто выступали против помещичьей кабалы и произвола властей. Таким образом, в восстании ихэтуаней сливались антиимпериалистический, антиманьчжурский и антифеодальный потоки борьбы китайского народа.

Однако, поскольку Китай в тот момент находился под угрозой непосредственного империалитического раздела и колониального порабощения, антиманьчжурские и анти-Гропальные требования отходили на второй план, и ихэтуани сосредоточили все силы на борьбе против империалистической агрессии. Этому способствовало и изменение политики маньчжурского правительства.

Войска держав-интервентов на вокзале в Танхэ. Рисунок О. Герлаха по фотографии. 1901 г.
Войска держав-интервентов на вокзале в Танхэ. Рисунок О. Герлаха по фотографии. 1901 г.

Неспособность правительственных и иностранных войск нанести поражение отрядам ихэтуаней, приближавшимся к Пекину, а также наличие в маньчжурском правительстве сильной группировки, враждебной иностранцам, определили политику правительства в отношении ихэтуаней летом 1900 г. Маньчжуры решили использовать ихэтуаней против интервентов, чтобы сохранить свое господство в стране. В начале июня Цыси направила секретное распоряжение командующим войсками и губернаторам провинций временно приостановить карательные операции против ихэтуаней, а 21 июня, вскоре после вступления крупного отряда ихэтуаней в Пекин, издала указ об объявлении войны вторгшимся в Китай державам и приказала губернаторам провинций собирать добровольцев из населения и создавать из них отряды «для защиты от иностранных оскорблений».

Вместе с тем маньчжурское правительство всячески сдерживало военную активность ихэтуаней. В частности, оно запретило применять артиллерию для обстрела иностранных посольств и охранявших их иностранных войск в Пекине.

Указ об объявлении войны встретил сопротивление некоторых сановников, рассчитывавших на то, что в результате иностранной интервенции маньчжурское правительство будет низвергнуто и державы сформируют «чисто китайский» кабинет. Они вели в своих провинциях самостоятельные переговоры с представителями империалистических держав.

Буржуазные круги также осуждали восстание ихэтуаней, видя в нем лишь взрыв возмущения отсталых крестьян и ремесленников. Кан Ю-вэй, Лян Ци-чао и созданная ими в эмиграции конституционно-монархическая «Партия защиты императора» призывали державы к скорейшему подавлению восстания ихэтуаней, к устранению Цыси и к восстановлению Гуансюя на престоле.

Империалистические державы под предлогом освобождения осажденных в Пекине иностранных посольств послали в Китай новые войска. 14 июля интервенты захватили Тяньцзинь. 2 августа союзная армия шести держав - Японии, Англии.

Европейцы в Китае. Карикатура из французского журнала «Асьет о бёр». 1901 г.
Европейцы в Китае. Карикатура из французского журнала «Асьет о бёр». 1901 г.

Германии, Соединенных Штатов Америки, России, Франции - общей численностью около 40 тыс. человек (к ним впоследствии присоединились военные отряды, присланные Австро-Венгрией и Италией) выступила из Тяньцзиня в Пекин и с боями, грабя и сжигая по пути села и города, беспощадно уничтожая население, 14 августа заняла столицу Китая. Интервенты предали город чудовищному разграблению, расстреливали из орудий и пулеметов мирных жителей.

Прибывший в Китай во главе 20-тысячной немецкой армии фельдмаршал Вальдерзее принял в сентябре 1900 г. командование объединенной армией интервентов и стал чинить жестокую расправу над трудящимся населением Китая. К этому времени основные военные операции против ихэтуаней были уже закончены, и войска интервентов занимались беспощадными карательными экспедициями против беззащитного мирного населения, повальными грабежами, расхищен нием ценнейших памятников древней культуры и искусства Китая.

Проводя вооруженную интервенцию, империалистические державы рассчитай вали осуществить планы полного раздела Китая. Царская Россия оккупировала Северо-Восточные провинции и пыталась узаконить их отделение от Китая. Англия намеревалась отторгнуть от Китая южные области и район бассейна Янцзы, чтобы превратить их в свою колонию. Германия претендовала на Шаньдунский полуостров и провинции, расположенные на северном берегу Янцзы. Франция требовала себе Юньнань, выступая против английских претензий на весь Южный Китай. Япония стремилась захватить провинцию Фуцзянь и решительно противилась захвату немцами Шаньдуна. Империалистические державы после вступления их войск в Пекин долго не могли сговориться о дележе добычи.

При приближении иностранных войск к Пекину маньчжурский двор бежал сперва в Тайюань, затем в Сиань, отдав приказ правительственным войскам сотрудничать с иностранными интервентами в подавлении восстания. Несмотря на жестокие карательные действия и огромные жертвы, ихэтуани продолжали героическое сопротивление. Они перешли к партизанской войне и производили смелые нападения на войска противника и опорные базы интервентов, в том числе на Пекин и Тяньцзинь. Особенно активный характер носили военные действия ихэтуаней на Северо-Востоке. Прокламации ихэтуаней летом и осенью 1900 г. в большом количестве появлялись в городах и сельских местностях Северного Китая, в бассейне Янцзы.

Под влиянием борьбы ихэтуаней усилились вооруженные антиправительственные и антииностранные выступления в различных провинциях. «Союз возрождения Китая» под руководством Сунь Ят-сена пытался в октябре 1900 г. поднять вооруженное антиманьчжурское восстание в провинции Гуандун. Однако восстание не удалось, так как «Союз» не сумел добиться единства действий с местными тайными обществами, а закупленное за границей оружие не было доставлено.

Сопротивление китайского народа сорвало планы раздела Китая империалистами и вынудило их в конце концов пойти на соглашение с маньчжурами, чтобы сохранить общие позиции империализма в Китае. 7 сентября 1901 г. Ли Хун-чжан от имени маньчжурского правительства подписал с посланниками 11 государств - Германии, Австро-Венгрии, Бельгии, Испании, Соединенных Штатов Америки, Франции, Англии, Италии, Японии, Голландии и царской России «Заключительный протокол» (известный также под названием «Боксерского протокола»). Согласно этому протоколу Китай обязался в течение 39 лет выплатить державам огромную контрибуцию, общая сумма которой (с процентами) превышала 980 млн. лян серебра; сбор всех налогов в стране, кроме земельного, переходил в ведение иностранцев. Маньчжурский двор должен был впредь самым решительным образом подавлять любые антиимпериалистические выступления китайского народа. Иностранцы получали право на расквартирование в Китае своих войск.

В. И. Ленин в статье, опубликованной в декабре 1900 г. в первом номере «Искры», вскрыл подлинные причины восстания ихэтуаней. «Могли ли китайцы,- писал Ленин,- не возненавидеть людей, которые приезжали в Китай только ради наживы, которые пользовались своей хваленой цивилизацией только для обмана, грабежа и насилия, которые вели с Китаем войны для того, чтобы получить право торговать одурманивающим народ опиумом (война Англии и Франции с Китаем в 1856 г.), которые лицемерно прикрывали политику грабежа распространением христианства?» Ленин указывал, что за последнее время «одно за другим, европейские правительства так усердно принялись грабить, то-бишь «арендовать», китайские земли, что недаром поднялись толки о разделе Китая» (В. И. Ленин, Китайская война, Соч., т. 4, стр. 348-349.).

С яркими разоблачениями политики кайзеровской Германии в Китае и зверств немецких войск выступил Август Бебель, использовавший с этой целью трибуну рейхстага.

Народное восстание ихэтуаней имело большое значение в общем развитии национально освободительной борьбы в Китае. Оно показало непреклонную решимость китайского народа к сопротивлению иностранной агрессии, помешало территориальному разделу Китая империалистами. Однако объединенным силам империалистов, использовавших все преимущества современной военной техники, удалось нанести поражение ихэтуаням и еще больше укрепить свои позиции в стране.

К началу XX в. полностью завершился процесс превращения Китая в полуколонию империалистических держав.

2. Индия

Ограбление Индии английскими капиталистами

В последней трети XIX в. Индия, оставаясь поставщиком колониального сырья и рынком сбыта промышленных товаров, вместе с тем приобретала все большее значение как сфера экспорта английского капитала. К 1900 г. сумма займов, заключенных англо-индийской колониальной администрацией на лондонском денежном рынке, возросла до 133 млн. ф. ст. (против 4 млн. ф. ст. в 1856 г.).Значительная часть их ушла на постройку железных дорог, которые, направляясь от морских портов в глубь страны, способствовали проникновению английских промышленных товаров в отдаленные уголки огромного полуконтинента и в то же время служили целям британской агрессии против соседних стран Азии. Внешняя торговля Индии была более чем на 90% монополизирована пятью крупнейшими английскими торговыми фирмами, которые в свою очередь контролировались английскими банками. Английские банки и монополии препятствовали росту индийского национального капитализма, а возникавшую индийскую фабричную промышленность подчиняли английскому капиталу. Являясь собственниками обширных земельных массивов и важнейших оросительных сооружений, средств связи и железных дорог, бесконтрольно распоряжаясь всеми ресурсами колонии, английские империалисты обрекали индийский народ на нищету и голод.

«То, что англичане отбирают ежегодно у индийцев-в виде ренты, железнодорожных дивидендов от совершенно бесполезных для самих индийцев железных дорог, пенсий военным и гражданским чиновникам, издержек на афганские и иные войны и пр. и пр.,- то, что они берут у них без всякого эквивалента, не считая того, что они ежегодно присваивают себе в самой Индии, т. е. стоимость одних только неоплачиваемых продуктов, которые индийцы должны ежегодно отправлять в Англию,- превышает общую сумму дохода 60 миллионов земледельческих и промышленных работникое Индии! Это-настоящее кровопускание, это вопиющее дело! Голодные годы следуют там один за другим, причем голод достигает размеров, о которых в Европе до сих пор даже и не подозревают»,- писал К. Маркс в 1881 г. (Маркс - Н. Ф. Даошельсону, 19 февраля 1881 г., К. Маркс, Ф. Энгельс, Избранные письма, стр. 343.)

Кризис сельского хозяйства

Сельское хозяйство Индии находилось в состоянии кризиса. Он выражался в неуклонном падении урожайности, разорении крестьянства, учащающихся голодовках. Даже по официальным английским данным, за последнюю четверть XIX в. число погибших голодной смертью превысило 15 млн. человек.

Этот кризис был порожден тем, что развитие капиталистических отношений происходило в условиях колониальной эксплуатации страны и сохранения сильнейших феодальных пережитков. Феодальные порядки в деревне поддерживались и охранялись британскими империалистами, беспощадно грабившими индийское крестьянство, облагавшими его непосильными налогами.

Важным звеном в системе колониальной эксплуатации крестьянства был торгово-ростовщический капитал. Переход крестьянского хозяйства к производству товарных культур, тяжесть непрерывно возраставших денежных налогов увеличивали нужду крестьян в деньгах. Попав в сети ростовщика, крестьянин затем лишался земли и имущества, а нередко становился долговым рабом своего заимодавца.

В индийской деревне создалось огромное, постоянно возраставшее относительное аграрное перенаселение. Разоренные, лишенные земли крестьяне были вынуждены арендовать помещичью землю на постоянно ухудшавшихся условиях. Лишь некоторые слои индийского крестьянства добились укрепления своего положения, в частности защиты своих арендных прав.

Перевозка английской артиллерии по железной дороге в Индии. Гравюра. 1875 г.
Перевозка английской артиллерии по железной дороге в Индии. Гравюра. 1875 г.

Индийские помещики обычно не вели своего хозяйства и являлись паразитическими получателями ренты. Складывавшаяся кулацкая верхушка индийской деревни еще мало прибегала к использованию наемного труда и эксплуатировала беднейших крестьян преимущественно полуфеодальными методами.

Наличие огромной массы разоренных крестьян снижало до крайнего минимума цену рабочей силы в промышленности, препятствовало техническому прогрессу и замене ручного труда машиной. Индийская промышленность в основном представляла собой мелкое ремесленное производство, основанное на ручном труде. Так, число ручных ткачей в Индии в 1901 г. составляло, по официальным данным, 3279 тыс. человек, а число рабочих во всей хлопчатобумажной фабричной промышленности не превышало 173 тыс. Мелкая промышленность могла выдерживать конкуренцию с импортными промышленными товарами и изделиями крупных фабричных предприятий, возникших в Индии, лишь за счет крайнего увеличения эксплуатации рабочих, путем постоянного снижения их и без того нищенского жизненного уровня.

Народные движения

Рост колониальной эксплуатации и обострение аграрных противоречии вызвали к началу 70-х годов новый подъем народных движений. Глубоко реакционная роль колониального режима, консервировавшего феодальные пережитки в Индии, придавала крестьянской борьбе анти-империалистическую направленность.

В 1872 г. произошли крупные крестьянские волнения в двух округах Бенгалии - Пабне и Богре. Крестьяне требовали снижения ренты и облегчения ряда повинностей. Было арестовано 300 крестьян, из которых 147 были присуждены к различным мерам наказания.

Еще более широкий и упорный характер приняла народная борьба в Махараштре. В 1875 г. в округах Пуна и Ахмеднагар вооруженные самодельным оружием крестьяне выступили против ростовщиков, тре^ буя аннулирования долгов и уничтожения долговых расписок. Против колониальных властей повстанцы не выступали. Среди них даже существовала наивная вера в то, что английская королева Виктория защитит маратхских крестьян от кровопийц-ростовщиков. Колонизаторы использовали эти иллюзии крестьянства, давали им обещания обуздать ростовщиков. Когда голод 1876-1878 гг. унес в Махараштре 1 млн. 250 тыс. человек, колониальная администрация под лицемерным предлогом «борьбы с голодом» ввела ряд дополнительных налогов (патентный сбор, увеличение налога на соль) и стала безжалостно взыскивать их с голодающего населения. Это вызвало всеобщее возмущение. Массовое движение протеста против введения новых налогов началось в Пуне, Сурате и Бомбее. В апреле 1878 г. забастовки, демонстрации и митинги протеста в Сурате привели к столкновениям с полицией и войсками. В том же году произошли стихийные экономические забастовки на фабриках Бомбейской провинции.

Английские власти усилили репрессии. Вице-король Литтон провел в 1878 г. закон о печати, поставивший ее под строгий контроль английской цензуры. Всему индийскому населению запретили иметь огнестрельное оружие даже для защиты от хищных зверей. Мероприятия Литтона вызвали большое недовольство, в том числе в лояльных к колониальному режиму кругах.

В феврале 1879 г. организаторы крестьянского движения Васудев Балвант Пхадке, Хари Наик и несколько их единомышленников из числа мелкобуржуазных маратхских националистов, тайно переправив в горы оружие, подняли восстание. К ним вскоре стали присоединяться группы крестьян, однако число активных участников движения даже в период его наибольшего подъема не превышало тысячи человек. Повстанцы пользовались повсеместным сочувствием населения, которое снабжало их продовольствием, давало проводников, скрывало от преследования английских войск и полиции. В своих воззваниях и прокламациях Пхадке выдвинул ряд национальных требований - поощрения национальной промышленности и торговли, уменьшения налогов, сокращения огромных окладов английских чиновников, увеличения помощи голодающим индийцам.

Голод в Бангалоре. Гравюра.  1877 г.
Голод в Бангалоре. Гравюра. 1877 г.

Чтобы добыть деньги, необходимые для продолжения борьбы и для закупки оружия, Пхадке и Наик во главе организованных ими нескольких крестьянских отрядов нападали на помещичьи имения, экспроприировали имущество помещиков и ростовщиков, заодно уничтожая закладные на крестьянские земли, долговые расписки крестьян.

Обстрел английского лагеря индийскими повстанцами. Гравюра по рисунку м. Прайора. 1898 г.
Обстрел английского лагеря индийскими повстанцами. Гравюра по рисунку м. Прайора. 1898 г.

Во время восстания 1879 г. антифеодальная борьба крестьянства сочеталась с национально-освободительным движением маратхского народа против британского господства. Против повстанцев были брошены крупные силы войск и полиции. В июле 1879 г. предатель выдал Пхадке англичанам. Они захватили также других вождей восстания. Наик был осужден на смертную казнь, Пхадке - на пожизненную каторгу.

Почти одновременно с «Деканской аграрной войной», как назвала английская печать события 1879 г. в Махараштре, вспыхнуло стихийное восстание крестьян народности андхра в горах Годавари. Оно началось в местности Рампа и охватило территорию около 13 тыс. кв. км. Вооружившись захваченным у англичан оружием, крестьяне вели партизанскую войну. Восстание продолжалось полтора года.

Такие же стихийные выступления крестьянства происходили и в других частях Индии - в Бихаре, Чота-Нагпуре, в вассальных княжествах Барода, Удайпур и Манипур, Одно за другим возникали восстания крестьян на Малабарском побережье. Весьма тревожное для англичан положение создалось в Пенджабе, Бихаре и Ауде.

Народные движения расшатывали колониальное господство Англии, способствовали развитию в Индии организованной национально-освободительной борьбы.

Формирование индийской буржуазии. Индийский Национальный конгресс

Национальный индийский капитализм развивался в условиях английского колониального гнета. Главным источником накоплений формировавшейся индийской буржуазии были компрадорская торговля, ростовщичество и участие в феодальной эксплуатации крестьянства. Кроме того, имущие слои вкладывали средства в ценные бумаги, в первую очередь в государственные займы, приносившие надежный доход.

Крайне немногочисленная крупная индийская промышленная буржуазия формировалась почти целиком из числа богатейших купцов.

Ткачи в южной Индии. Фотография. Конец XIX в.
Ткачи в южной Индии. Фотография. Конец XIX в.

Например, виднейший капиталист Тата составил миллионное состояние на посреднических операциях, на торговле опиумом с Китаем и на поставках различных товаров английским войскам. Между национальной буржуазией и колониальными хозяевами Индии существовали серьезные противоречия. Чтобы развивать предпринимательскую деятельность, индийская буржуазия должна была отвоевать свой национальный рынок, в большой мере уже захваченный иностранным капиталом, добиться независимости Индии. Однако связь верхних слоев нарождавшейся индийской буржуазии с иностранным капиталом и феодальными элементами во многом обусловила ее нерешительность в борьбе за освобождение страны от колониального господства.

Противоречия между национальной буржуазией и английскими колонизатор рами обострялись по мере развития индийского капитализма. В трудах и выступлениях передовых общественных деятелей Индии 80-х годов XIX в., таких как Дадабхай Наороджи, Махадев Говинд Ранаде, Гопал Кришна Гокхале - в Бомбее, Ромеш Чандра Датт, Сурендранат Банерджи, Раш Бихари Гхош - в Бенгалии, указывалось на губительные последствия колониальной эксплуатации страны, на нищету народных масс, на произвол чиновников и помещиков.

Ума-богиня,  супруга  Шивы. Абаниндранат Тагор.
Ума-богиня, супруга Шивы. Абаниндранат Тагор.

Либеральные деятели национального движения протестовали против угнетения и всевластия колониальной бюрократии. Они выступали за то, чтобы индийцы были допущены к управлению страною, за ограничение колониальной дани, которую получали английские хозяева Индии, а также за снижение налогового обложения населения. Создавшаяся в Индии напряженная обстановка тревожила английскую администрацию. Опасаясь серьезных внутренних потрясений и внешних осложнений, колониальные власти больше всего заботились о том, чтобы представители так называемых «образованных классов» не возглавляли народного движения.

Базар в Дарджилинге. Фотография. Конец XIX в.
Базар в Дарджилинге. Фотография. Конец XIX в.

С целью привлечения их на сторону правительства вице-король Риппон провел ряд второстепенных административных реформ. Они несколько усилили представительство местной эксплуататорской верхушки в городских и сельских органах управления, остававшихся, однако, как и раньше, целиком под контролем английских колониальных властей.

Преемник Риппона, вице-король Дафферин продолжал его тактику сближения с либеральной верхушкой индийского общества, рассчитывая, что это облегчит англичанам контроль над организациями, которые буржуазно-помещичья интеллигенция стала создавать в ряде провинций еще в 60-х годах. В 1885 г. образовался общеиндийский Национальный Конгресс. Первоначально он охватывал лишь верхушку национальной буржуазии, обеспеченные круги буржуазной интеллигенции и часть индийских помещиков, стоявших на позициях буржуазного развития страны. По социальному положению делегатов первые съезды Национального Конгресса состояли на 50% из представителей лиц свободных профессий (главным образом адвокатов и врачей), на 25%-из торговцев, на 25%-из помещиков. Деятельность Национального Конгресса в первые годы его существования сводилась к агитации в печати, ежегодным съездам, петициям и т. п. На учредительном съезде Национального Конгресса в Бомбее в декабре 1885 г. в качестве почетных гостей присутствовали английский губернатор Бомбея лорд Рей и высшие колониальные чиновники.

Однако противоречия между национальной буржуазией и британским империализмом оказались сильнее, чем заверения во взаимной дружбе и единении. Требования национального равноправия и предоставления Индии самоуправления легли в основу программы Конгресса.

Английские власти стали относиться к Национальному Конгрессу

с явной враждебностью.

Мелкобуржуазные демократы

В конце 80 - начале 90-х годов в Индии оформилось течение мелкобуржуазных демократов-националистов, которых в отличие от либералов, или «умеренных», стали называть «крайними», или «экстремистами». Они были главным образом выходцами из низших слоев индийской интеллигенции, испытывали тяжелую нужду, безработицу, остро чувствовали национальное угнетение. В порабощении своей родины иностранцами «крайние» видели главную причину отсталости Индии, невежества, нищеты и голода народных масс. Они искренне возмущались пресмыкательством князей, помещиков и верхушки буржуазии перед англичанами, считали, что освобождение родной страны может быть завоевано только в борьбе.

Властителями дум демократических кругов индийской интеллигенции на рубеже XIX и XX вв. стали выдающийся индийский патриот-демократ, политический деятель и ученый Бал Гангадхар Тилак - в Махараштре, основоположник бенгальской прозы Банким Чандра Чаттерджи и известный за пределами Индии как философ-моралист Свами Вивекананада (Нарендранатх Датт) - в Бенгалии, Лала Ладжпат Рай - в Пенджабе, Чидамбарам Пиллаи - в Мадрасе.

Тилак вместе с единомышленниками основал в 1880 г. в Пуне патриотическую вольную школу. Годом позже он стал издавать газеты «Кесари» («Лев») на маратхском языке и «Махратта» на английском. Они разоблачали произвол, насилие и взяточничество колониальных властей и завоевали широкую популярность. Тилак заявлял, что Индии нечего ждать добра от англичан, что постыдно выпрашивать уступки, как это пыталось делать либеральное руководство Национального Конгресса, что свободу не вымаливают, а завоевывают в борьбе.

В 1890 г. Тилак порвал с маратхскими социальными реформаторами и умеренными националистами, обвинив их в том, что своей программой они только отвлекают народ от главной политической задачи - борьбы за изгнание английских колонизаторов. В 1895 г. он организовал массовые праздники в честь вождя марат-хов Шиваджи, который в XVII в. возглавил борьбу своего народа за независимость против державы Великих Моголов. Эти празднества приняли яркую антианглийскую направленность. Речь Тилака в 1897 г. в память Шиваджи прозвучала как призыв к восстанию: «Если воры проникли в наш дом и у нас нет сил прогнать их, то не следует ли без колебаний запереть за ними двери и сжечь их живьем?»

С конца 80-х годов Тилак принимал активное участие в работе Индийского Национального Конгресса, возглавив его левое крыло. Одновременно он организовал ряд культурно-просветительных и спортивных обществ, в которых маратхская молодежь обучалась военному делу. Свои идеи националисты-демократы несли в маратхскую деревню и рабочие кварталы Бомбея. По призыву «крайних» крестьяне нескольких округов Бомбея во время голода 1896-1897 гг. провели кампанию бойкота поземельного налога.

В 1897 г. колониальный суд приговорил Тилака к 18 месяцам каторжной тюрьмы «за отсутствие добрых чувств к правительству Британской Индии и проповедь ненависти к нему». При выходе Тилака из тюрьмы 10-тысячная демонстрация приветствовала его как борца за независимость Индии.

Индийские патриоты-демократы выступали за ликвидацию как политического, так и экономического господства иностранного капитала над Индией, за развитие ее экономики (прежде всего промышленности) и культуры. Будущую Индию они представляли себе республикой, в которой люди всех национальностей и вероисповеданий будут пользоваться равными правами и где каждый из народов получит возможность свободного национального развития.

Отстаивая гораздо более решительно и последовательно, нежели либералы, программу буржуазного развития страны, мелкобуржуазные патриоты не поднялись, однако, до понимания необходимости решительной ломки аграрных отношений тогдашней Индии. Они призывали крестьян к сопротивлению помещичьему произволу, но не к уничтожению помещичьего землевладения.

Призывая народ к решительной борьбе против чужеземного господства, Тилак и его сторонники придавали своим лозунгам индуистско-религиозную окраску. Это препятствовало объединению индусов и мусульман в совместной антиимпериалистической борьбе и использовалось колонизаторами для разжигания религиозной розни. Слабость «крайних» состояла также в том, что они не имели самостоятельной организации в общеиндийском масштабе.

Тем не менее мелкобуржуазные патриоты-демократы сыграли важную роль в пробуждении индийских народных масс к сознательной борьбе за национальное освобождение и демократию.

3. Корея

К 70-м годам XIX в. Корея оставалась замкнутой страной, не имевшей связей с иностранными государствами. Ее слабостью и отсталостью воспользовалась Япония, а затем и другие капиталистические державы. К концу столетия Корея стала объектом острого соперничества империалистов.

Неравноправные договоры. Народное восстание в 1882 г.

В 1876 г. Япония силой оружия заставила корейское правительство подписать неравноправный торговый договор. Согласно его условиям порея обязывалась немедленно открыть для японской торговли порт Пусан и через 20 месяцев - еще два порта; в открытых портах японские купцы получали полную свободу деятельности и право экстерриториальности. В 1882 г. неравноправный договор навязали Корее Соединенные Штаты, а вслед за ними подобные же договоры заключили с Кореей Англия, Россия и Франция.

Иностранные капиталисты, в первую очередь японские, стремились превратить Корею в свою колонию. За первые пять.лет после насильственного открытия портов вывоз из Японии в Корею возрос в 12 раз. Внешняя торговля Кореи приобрела типичные колониальные черты. Вместе с тем в результате проникновения иностранного капитала усилился процесс разложения феодализма, углубились классовые противоречия в стране.

Зависимость Кореи от капиталистических государств вызывала все возрастающее недовольство крестьянских масс и городской бедноты. Летом 1882 г. вспыхнуло народное восстание в Сеуле. Это было первое крупное выступление корейских народных масс против феодального гнета и иностранных захватчиков. Непосредственным толчком к нему явилась выплата жалованья солдатам сеульского гарнизона гнилым рисом. Солдаты убили интендантского чиновника. Бунтовщики были арестованы, но весть об их аресте послужила сигналом к всеобщему восстанию.

К повстанцам присоединились городская беднота и крестьяне окрестных деревень. Восставшие освободили арестованных солдат, расправились с ненавистными чиновниками. Часть повстанцев в течение семи часов осаждала здание японской миссии.

Корейские правящие круги обратились за помощью к китайскому правительству. Лишь после прибытия трехтысячного отряда войск из Китая восстание было подавлено.

Японское правительство воспользовалось подавлением восстания и под угрозой военного вторжения принудило Корею заключить в том же 1882 г. так называемый Инчхонекий договор. Корея по этому договору обязалась уплатить Японии контрибуцию в размере 550 тыс. иен и предоставить ряд новых привилегий. Особенно важное значение имело для японских агрессоров разрешение содержать в Сеуле определенное количество войск. .

Попытка дворцового переворота в 1884 г. Сеульский и Тяньцзиньский договоры

Активизация японской колонизаторской политики вызывала серьезное беспокойство маньчжурского правительства, и оно стало принимать меры к тому, чтобы укрепить свои позиции в Корее. В этой обстановке японцы решили свергнуть корейское правительство, ориентировавшееся на Китай, и создать новое правительство из своих ставленников.

Дворцовый переворот, по их замыслам, надлежало осуществить с помощью связанных с японцами корейских янбаней (дворян).

К этому времени образовалась группа молодых янбаней, назвавшая себя «партией реформ». Эта группа, взявшая за образец те преобразования, которые были проведены в Японии после 1868 г., выступала с обширной программой социально-экономических реформ, осуществление которых должно было бы способствовать развитию Кореи по капиталистическому пути. В конце 1884 г. представители «партии реформ» - Ким Ок Кюн, Со Кван Бом и другие - составили совместно с японским посланником Такэдзоэ тайный заговор. В его подготовке активно участвовали и американские дипломатические представители в Корее, так как правительство Соединенных Штатов считало, что установление господства Японии над Кореей расчистит дорогу и для проникновения американского капитала.

4 декабря 1884 г. отряд японских солдат занял королевский дворец и захватил в плен короля. Власть перешла к «партии реформ», руководители которой сформировали правительство во главе с Ким Ок Кюном. Однако в Сеуле началось крупное восстание против японских колонизаторов, поддержанное крестьянами окрестных деревень. Японские дипломаты и купцы бежали в Инчхон. Попытка государственного переворота потерпела поражение.

После этого японское правительство снова направило в Корею военную экспедицию, и в январе 1885 г. корейское правительство под угрозой военных действий вынуждено было подписать Сеульский договор, по которому обязалось уплатить Японии компенсацию в размере 110 тыс. иен за «убытки», причиненные восстанием.

В этот же период происходили японо-китайские переговоры по корейскому вопросу. Они завершились заключением в апреле 1885 г. Тяньцзиньского договора. Обе стороны обязались вывести свои войска из Кореи и впредь не вводить вооруженные силы для подавления каких-либо «беспорядков» в стране, не предупредив об этом заранее в письменном виде другую договаривающуюся державу. Японии пришлось официально признать верховную власть Китая над Кореей; с другой стороны, маньчжурское правительство впервые признало «особые права» Японии в Корее.

Потерпев неудачу при попытке установить политическую власть Японии над Кореей, японские капиталисты стали еще упорнее бороться за экономическое подчинение страны. К 90-м годам им удалось сосредоточить в своих руках значительную часть внешней морской торговли Кореи. Объем торговли с Японией за 1885-1890 гг. составил 80% всего морского внешнеторгового оборота Кореи, в два раза превысив объем корейской торговли с Китаем. Однако во внутренних районах Кореи все больше возрастала роль китайских купцов.

Американский капитал также стремился расширить свои позиции в Корее. В 1883 г. американская компания «Мидлтон и К0» добилась права на эксплуатацию судоходных линий Шанхай - Инчхон и Нагасаки - Пусан. В 1884 г. американские предприниматели получили от корейского правительства разрешение на строительство стекольного завода и спичечной фабрики, на каботажное пароходство, добычу жемчуга, рубку леса и т. д., а в 1885 г. приступили к исследованию золотых россыпей в уезде Унсан.

Корейская деревня. Фотография. Конец XIX в.
Корейская деревня. Фотография. Конец XIX в.

Крестьянское восстание 1893-1894 гг.

Усиленный импорт дешевых иностранных товаров подрывал крестьянские ремесла и усиливал разорение ремесленников. Содержание иностранных инструкторов, выплата контрибуции Японии и больших процентов по займам увеличивали дефицит корейской казны, а это вело в свою очередь к увеличению налогового бремени населения.

В 1893 г. на юге страны начались стихийные выступления крестьянства и городской бедноты против помещиков и королевских чиновников. Восстание быстро охватило все южные и частично центральные провинции. Правительственные войска, посланные на подавление восстания, жестоко расправились с повстанцами, но в начале 1894 г. восстание вспыхнуло с новой силой.

Во главе восстания стоял мелкий чиновник Чон Бон Чжун. В уезде Кобу повстанцы организовали крестьянскую армию и двинулись навстречу правительственным войскам. Повстанцы призывали изгнать иностранцев, помещиков и королевских чиновников - сборщиков налогов, передать помещичью землю крестьянам.

Крестьянские волнения охватили всю страну. К маю 1894 г. повстанцы контролировали 23 уезда в провинции Чолладо и до 8 уездов в провинциях Чхунчхондо, Кёнгидо, Канвондо и Хванхэдо. По пути продвижения крестьянской армии и в охваченных восстанием районах трудовое население с горячим сочувствием относилось к повстанцам. В занятых ими районах были созданы крестьянские комитеты, которые осуществляли реформу местного управления.

Корейское правительство, видя, что оно не в состоянии собственными силами справиться с восстанием, снова обратилось за помощью к своему сюзерену - Китаю. В июне 1894 г. в Асане высадились 1500 китайских солдат. В то же время Япония также направила в Корею свои войска под предлогом содействия ликвидации «внутренних беспорядков». В июле японские войска вошли в Сеул, заняли королевский дворец и создали марионеточное правительство во главе с отцом короля, бывшим регентом. В конце того же месяца японцы без объявления войны напали на китайский транспорт, находившийся в корейских водах.

Так началась японо-китайская война, формально объявленная лишь 1 августа. Она протекала в основном на корейской земле. Японская армия натолкнулась на серьезное сопротивление широких народных масс. Южные провинции находились под властью повстанцев, которые обращались к народу с воззваниями о всеобщем походе на Сеул. «Все и повсюду вставайте под ружье и присоединяйтесь к нам!» - говорилось в одном из воззваний. Только после прибытия подкреплений и объединения с корейскими правительственными частями японские войска в районе Кончжу (провинция Чхунчхондо) остановили крестьянскую армию. Вслед за тем началась зверская расправа над участниками восстания. Его руководители ЧонБонЧжун, Ким Док Мён, Чон Гёк Сон были казнены.

Борьба империалистических держав за Корею в конце XIX в.

Подавив крестьянское восстание, японские колонизаторы приступили к упрочению своего оккупационного режима. В декабре 1894 г. было образовано новое прояпонскоеправительство. Ряд министерских портфелей в нем получили корейцы, эмигрировавшие в 80-х годах в Соединенные Штаты и составившие по возвращении в Корею так называемую «американскую партию». Японские оккупанты реорганизовали корейскую армию и полицию, массами увольняли патриотически настроенных чиновников.

Полицейский режим, созданный японскими колонизаторами в Корее, усугубил ненависть к ним корейского народа. Увеличилось число крестьянских партизанских отрядов, из которых составилась партизанская «Армия справедливости». Особенно крупные очаги антияпонского движения создались в районах открытых портов и в южных провинциях Чолладо и Кёнсандо.

В борьбе за разграбление природных богатств Кореи, за получение концессий, за право предоставления займов активно участвовали наряду с Японией другие империалистические державы. В 1895 г. американские империалисты вынудили корейское правительство предоставить им концессию на разработку крупнейшего месторождения золота в Пхёнандо, добились права на постройку железной дороги Сеул - Инчхон, а позднее получили в концессию различные муниципальные предприятия в Сеуле. Английские капиталисты также получили право на добычу корейского золота; англичанин Браун был назначен директором корейских таможен. Царская Россия получила концессии на разработку железных руд, на проведение телеграфных линий, лесные концессии на реке Ялу.

Наибольшее количество концессий оказалось в руках японских капиталистов, которые не оставляли своих планов полного покорения Кореи.

Признание Китаем по Симоносэкскому договору «независимости» Кореи должно было обеспечить осуществление Японией ее захватнических планов. Однако их реализация натолкнулась в этот период на энергичное сопротивление царской России, правящие круги которой в свою очередь стремились расширить свое влияние в Корее. Царская дипломатия использовала растущую ненависть корейского народа к японским оккупантам и возросший (после совместного демарша великих держав против захвата Японией Ляодунского полуострова) престиж России. Вокруг королевы Мин сплотилась антияпонская группа, рассчитывавшая с помощью России ослабить японских колонизаторов.

В ночь на 8 октября 1895 г. японские агенты зверски убили королеву Мин и многих ее сторонников и создали послушное Японии марионеточное правительство. Однако в феврале 1896 г. король бежал из-под японской охраны в русскую миссию, а марионеточное правительство было объявлено незаконным. Образовался новый кабинет из чиновников, ориентировавшихся на Россию. Политическое влияние Японии сильно пошатнулось. По соглашению 1896 г. между Японией и Россией обе стороны признали друг за другом равные «права» в Корее.

Не имея возможности открыто выступить против усиливавшегося влияния России, Япония и поддерживавшие ее Англия и Соединенные Штаты рэшили действовать при посредстве группы корейских янбаней, наивно рассчитывавших, что эти державы помогут провести в Корее ряд прогрессивных реформ. Эта группа организовала в 1896 г. так называемый Клуб независимости и начала издавать на английском языке газету «Индепенденс» («Независимость»). Связанные с американцами руководители клуба стремились использовать патриотическое движение для борьбы против расширения влияния России в Корее. К концу XIX в. Японии с помощью Соединенных Штатов и Англии все же удалось потеснить царскую Россию в Корее.


предыдущая главасодержаниеследующая глава

надувные батуты интернет магазин кликай тут





Пользовательского поиска




Тысячу лет назад в африканском городе умели изготовлять стекло

В Турции найдено сверло возрастом 7,5 тыс. лет

Обнаружен древнейший артефакт Южной Америки

В Мехико нашли ацтекскую башню из черепов

В Перу обнаружены следы существовавшей 15 тыс. лет назад культуры

Культуру ацтеков показали в аутентичных ярких красках

Наскальные картины горы Дэл в Монголии

Древний город Тиуанако изучили с воздуха

Обнаружены «записи» о древней глобальной катастрофе

10 малоизвестных фактов о ледяной мумии Эци, возраст которой 5300 лет

Каменные головы ольмеков: какие тайны скрывают 17 скульптур древней цивилизации

В письменности инков могли быть зашифрованы не только цифры

В Мексике обнаружен двухтысячелетний дворец

Как был открыт самый большой буддийский храм Боробудур и почему его нижняя часть до сих пор не расчищена

Забытый подвиг: какой советский солдат стал прототипом памятника Воину-освободителю в Берлине

Люди проникли вглубь австралийского континента 50 тыс. лет назад

Неизвестные факты о гибели Помпеи

В пирамиде Кукулькана нашли ещё одну пирамиду

Кто построил комплекс Гёбекли-Тепе?

15 малоизвестных исторических фактов о Византийской империи, ставшей колыбелью современной Европы

История Руси: Что было до Рюрика?

15 мифов о Средневековье, которые все привыкли считать правдой
Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'