НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Кто мы, русские?

Вопрос о том, "откуда есть пошла Русская земля", заданный летописцем Нестором еще в XII веке, как ни странно, дожил до самых наших дней, хотя многие периодически считали его закрытым.

Тем не менее, до сих пор есть немало поводов, говоря словами Н.Карамзина, "любопытству историка: мы желаем знать какой народ, в особенности называясь русью, дал отечеству нашему и первых государей и самое имя..." (Н.М. Карамзин. История государства Российского книга первая. Ростов-на-Дону Изд-во "Феникс" 1997 г. стр. 66 ). Причем поводов порой даже неожиданного свойства. В свое время меня, как, наверное, и многих других пристально вглядывающихся в отечественную историю, немало озадачил подмеченный еще Ключевским факт: почему все другие нации - англичанин, грек, финн - обозначаются именем существительным, а русский - прилагательным? И если сам механизм возникновения такого этнонимического феномена вполне понятен, то все же остается до сих пор открытым вопрос: а что же это был за такой этнос "русь", который, несмотря на неясность самого своего происхождения, наделил своим именем целый народ, да еще и на такой "прилагательный" манер?

В предлагаемых нам до сих пор ответах остается много неясного и, как мы уже отметили, несмотря на периодические категорические утверждения различных исторических школ, вопрос этот "благополучно" не разрешен до сегодняшних дней. В том числе и даже в школьных учебниках.

По утверждению авторского коллектива учебника по отечественной истории в составе Б. Рыбакова, А. Сахарова, А. Преображенского и Б. Краснобаева - русь есть славянское племя. А по мнению авторов другого школьного учебника под редакцией того же А. Сахарова и В. Буганова русы были скандинавы, пришедшие в страны Восточной Европы с севера, из областей, населенных финнами.

Отчего же столь живучей оказалась эта проблема? Здесь сыграли роль, по крайней мере, два существенных обстоятельства:

1. Обе противоположные концепции этнической принадлежности руси имеют существенные и неразрешимые в рамках традиционных подходов противоречия (это подтверждается солидным "стажем" вопроса).

2. Эта проблема до сих пор почти всегда была скорее политической и идеологической, чем, собственно, научно-исторической проблемой.

К истории вопроса

Для летописца Нестора, который собственно и стал родоначальником нормандской теории, русь - это, несомненно, варяжское племя. Впрочем, забегая вперед, стоит сказать, что Нестор дал повод и для того, чтобы ссылаться на него и сторонникам славянской версии. Во всяком случае в "Повести временных лет" говорится о тождестве русского языка со славянским. О другой попытке превратить летописца в славяниста скажем чуть позже.

Не сомневался в нормандском происхождении руси и Н. Карамзин: "по крайней мере, знаем, что какой-то народ шведский в 839 году, следственно, еще до пришествия князей варяжских в землю новгородскую и чудскую, именовался в Константинополе и в Германии россами" (Н.М.Карамзин. История государства Российского. В 4-х книгах. Книга первая. Из-во "Феникс", Ростов-на-Дону, 1997 г. стр.67-68). Однако эта точка зрения, хотя и являлась господствующей с несторовских времен, тем не менее, уже в XVIII веке, стала обнаруживать свое явное противоречие с утверждающимися в нашем общественном сознании началами имперской идеологии и мнением об особенности русского исторического пути. Этому способствовала и противоречивость древних исторических источников.

Апофеоз антинорманизма был достигнут в советское время и в стремлении дистанцироваться от "тлетворного запада" советская историческая наука дошла до очевидных нелепостей. Говоря языком той эпохи, стали привлекать даже "норманиста" Нестора к даче свидетельских показаний в пользу славянской версии и буквально за уши притянули к этой концепции сказанное летописцем относительно полян: "Яже ныне зовомая русь". Хотя вполне очевидно, что Нестор всего лишь зафиксировал перенос на полян этнического названия русов, отнюдь не считая последних тождественными по происхождению славянам.

Тогда же стало расхожим утверждение, что князья с явно нормандскими именами Аскольд и Дир - славянские князья, причем в понятие "славянские князья" вкладывался именно этнический, а не политический смысл. При этом ссылались на арабского автора X века Масуди, который писал: "Первый из славянских царей есть царь Дира" (История СССР с древнейших времен до конца 18 века. Под редакцией академика Б.А.Рыбакова. Москва, "Высшая школа", 1983 год, стр. 49).

С таким же успехом немку Екатерину II можно было бы считать русской по национальности, ссылаясь на то, что она была русской императрицей.

Увы, и сегодня спор между славянской и норманской теориями происхождения руси так и не освободился от идеологической подоплеки. И он не только не затихает, но и приобретает все более четко выраженную бескомпромиссность. При этом наметился явственный возврат к норманизму.

К противоречиям нормандской версии

Одним из самых серьезных возражений, против норманнской теории можно назвать то обстоятельство, что этнос русь был известен на Днепре и в других южных славянских землях задолго до VIII века, т.е. еще до начала великого исхода викингов из Скандинавии.

Об этом мы находим и у С. Соловьева: "... название "русь" было гораздо более распространено на юге, чем на севере, и что, по всей вероятности, русь на берегах Черного моря была известна прежде половины 9 века, прежде прибытия Рюрика с братьями" (С.М. Соловьев. Сочинения, книга 1. История России с древнейших времен. Тома 1-2. Москва, "Мысль", 1988 г. Стр. 119). Конечно, ряд современных историков на первый взгляд имеют прямо противоположную точку зрения на исходную локализацию руси. Причем эта точка зрения становится как бы производной от концептуальной позиции, которая формулируется достаточно безапелляционно: "Итак, можно исходить из того, что первоначальные русы (VII - IX в.в.) были скандинавы, пришедшие в страны Восточной Европы с севера, из областей, населенных финнами. Уже в конце VIII в. они основали свои северные фактории, из которых наиболее известна Ладога (Старая). Затем эти проторусы, как их правильнее именовать, установили связи со славянскими землями" (История России с древнейших времен до конца XVII века. Институт российской истории РАН Москва АСТ 1997 г. стр.60).

Несмотря на безаппеляционность утверждения, что термин русь "пришел с севера", эти же современные историки не могут оспорить того обстоятельства, что на севере, в Скандинавии следов руси мы практически не находим. Зато на юге, вплоть до Крыма мы сталкиваемся с ними довольно часто, причем именно задолго до VIII - IX веков. Так у Л.Гумилева мы находим: "Как ныне установлено, славяне не были аборигенами Восточной Европы, а проникли в неё в VIII в., заселив Поднепровье и бассейн озера Ильмень. До славянского вторжения эту территорию населяли русы, или росс, этнос отнюдь не славянский, "еще в X веке Лиутпранд Кремонский, писал "Греки зовут Russos тот народ, который мы зовем Nordmannos - по месту жительства" - и помещал этот народ рядом с печенегами и хазарами на юге Руси" (Л.Н.Гумилев Древняя Русь и великая степь. Изд-во "Мысль" 1989 г. стр.32). Конечно, Гумилеву тоже свойственна не всегда оправданная категоричность, однако цитируемые им свидетельства вряд ли могут быть оспорены именно в той части, о которой мы говорили: следы руси в изобилии находятся прежде всего в поднепровье и вообще юге, а не на севере среди собственно скандинавов.

Противоречия славянской версии

Не меньше противоречий мы находим в версии славянского происхождения руси. Древние летописи, в том числе "ПВЛ" (Повесть временных лет,- прим. ред.) последовательно разделяют русь и русских славян. Причем это подчеркивается в весьма характерных деталях. Не будем перечислять все случаи, но вспомним хотя бы хрестоматийное. "И сказал Олег: "Сшейте для руси паруса из паволок, а славянам копринные", и было так".

Любопытно, но по С. Соловьеву разделение руси и русских прослеживается в древних наших источниках вплоть до 13 века. Так говоря о борьбе князя владимирского с мордовским князем Пургасом в 1229 году, Соловьев отмечает: "в том же году сын русского присяжника Пуреша напал с половцами на Пургаса, избил всю его мордву и русь..." (С.М.Соловьев История России с древнейших времен. Том 3. Москва, "Мысль", 1988 г. Стр.123).

Весьма серьезным для этнического разделения, безусловно, является и четко фиксируемое различие характерных бытовых навыков и социальных функций у славян и русов. Русы умывались пред обедом в общем тазу, а славяне - под струей. Русы брили голову, оставляя клок волос на темени, славяне стригли волосы "в кружок". Русы жили в военных поселках и "кормились" военной добычей, часть которой продавали хазарским иудеям, а славяне занимались земледелием и скотоводством (Л.Н.Гумилев Древняя Русь и великая степь. Изд-во "Мысль" 1989 г. стр.32). Известно также, что славяне вышли к среднему Днепру в 5 веке (История России с древнейших времен до конца XVII века. Институт российской истории РАН Москва АСТ 1997 г. стр.42). Собственно поляне же поселились там в восьмом веке. Однако русь, которую славянисты возводят из полян, известна в этих местах до прихода последних.

Промежуточные выводы

Таким образом, мы видим, что ни норманнская, ни славянская теории происхождения руси далеко не безупречны и не могут достаточно убедительно противостоять взаимной критике. Однако эта затянувшаяся дуэль с каждым разом дает все больше оснований вернуться к иной логике интерпретации известных фактов. И к этому нас подталкивают два несомненных вывода из этого спора, которые вполне очевидны для непредвзятого взгляда:

1. Русы это не славяне и, собственно, не скандинавы, тем более не скандинавы образца пассионарного толчка VIII века. В связи с этим стоит напомнить, что и С. М. Соловьев приводит мнение арабских авторов о не тождестве руси, варягов и славян (С.М. Соловьев. История России с древнейших времен. Тома 1-2. Москва, "Мысль", 1988 г. Стр.118).

2. Скудные остатки языка русов (россов) - имена и топонимы - указывают на их германоязычие. Названия днепровских порогов у Константина Багрянородного приведены по-русски: Ессупы, Ульворен, Геландра, Ейфар, Варуфорос, Леанты, Струвун - и по славянски Островунипрах, Неясить, Вулнипрах, Веруци, Напрези (Л.Н.Гумилев Древняя Русь и великая степь. Изд-во "Мысль" 1989 г. стр.32).

Так кто же они такие, русы?

На мой взгляд, эта проблема вполне может быть непротиворечиво разрешена на основании даже широко известного материала. Однако прежде чем мы позволим себе сделать окончательный вывод, напомним все отмеченные, например, Л. Гумилевым и не оспариваемые исторической наукой факты, которые помогут нам разобраться в проблеме.

- Этноним "рос" зафиксирован еще в 4 веке Иорданом, осуждавшим "вероломный народ россомонов" за то, что те помогали гуннам победить готов.

- Немецким хронистам русы (россы) известны также как руги. На тождество этнонимов руги и русы, кроме Л. Гумилева, указывает также историк А. Г. Кузьмин. По Кузьмину руги упоминаются уже в 307 году, как федераты Римской империи.

- Родина ругов - южная Прибалтика, откуда они были вытеснены готами.

- Их причисляют к германской группе, правда по А. Кузьмину руги (русы) не германцы, а иллирийцы.

- Ареал их блуждания (именно блуждания, а не расселения) в момент фиксации историческими источниками (VI - VIII века) среднее поднепровье - Дон - Крым.

- Широкое рассеяние этого этноса привело к неустойчивости этнонима: руги, рози, русы, рутены.

- Их основное занятие - военные походы.

Исходя из этих, а также иных, накопленных нашей исторической наукой материалов, можно провести логическую реконструкцию, которая позволит получить непротиворечивую картину того, как появились на нашей исторической сцене русы, а, значит, и установить их этническую принадлежность.

Естественно при этом стоит сделать существенную оговорку, что логическая реконструкция еще не есть завершенное историческое исследование. Однако она позволяет получить обоснованную рабочую гипотезу, которая может быть подтверждена либо опровергнута в ходе конкретных исследований.

В то же время, следует подчеркнуть, что подобного рода реконструкции позволяют вести исследования более целенаправленно, а в условиях недостаточности исторического материала логика порой остается единственным реальным способом отразить истину.

Итак, мы знаем, что примерно в IV тысячелетии до нашей эры начался распад индоевропейской языковой группы. До второго тысячелетия до н.э. из нее выделились индоиранцы, до середины I тыс. до н.э. балтославяне, примерно в это же время выделились и протогерманские племена.

Примерно в IV - VI в.в. до н.э. последние разделились на западные, восточные и северные германские племена. Можно предположить, что именно в это время в Скандинавию пришло и племя, которое в последствии будет зафиксировано под именем русов, ругов, россомонов и т.д. Однако в отличие от свенов, данов и нориков, руги-русы не задержались здесь надолго.

Скорее всего, это произошло потому, что они пришли туда позже других германских племен и поэтому не смогли удержаться, отторгнутые старопришлыми, которые и так были ограничены в благоприятных для жизни территориях.

Из Скандинавии руги-русы пришли на южные берега Прибалтики. Когда это могло произойти? Зафиксировано, что во втором - начале 3 века из южной Прибалтики ушли другие германские более многочисленные племена - готы. В самой Прибалтике они по преданиям появились, придя из Скандинавии. Ушли же оттуда они в степные пространства современной Украины. Исходя из этого можно предположить, что руги-русы скорее всего пришли в Прибалтику ранее готов, которые и вытеснили их оттуда. Однако и готы вслед за русами ушли на юг, где их четко фиксируют уже в начале 4 века.

Отсюда можно сделать вывод, что русы - это, скорее всего племя, вышедшее из протогерманского этноса. Однако в силу того, что перемещение русов началось из-за каких-то не известных нам причин позже остальных протогерманских племен, они вынуждены были вести скитальческий образ жизни, практически нигде не задерживаясь настолько, чтобы оставить после себя заметный след. Они шли вслед за теми, кто начал перемещение раньше и потому всегда опаздывали к местам возможной оседлости.

Однако по не злой иронии судьбы вечность своему имени они все же обрели именно там, где им предстояло раствориться и сойти с исторической сцены окончательно - среди восточных славян.

Общими с варягами рюриковского периода у них было только этнические корни - протогерманское происхождение. Славяне естественно видели это родство варягов и руси, однако с последними у них были более длительные связи, и потому сожительство на одной территории с русами стало ко времени прихода варягов обыденным и привычным. Да и русы относились к славянам уже как к своим естественным союзникам. Варяги для них были хотя и этнически родственными, но вели себя по отношению к русам так же, как и к славянам - с высокомерием и наглостью новопришлых пассионариев.

Таким образом, в формировании русской народности и государственности принимали участие не славяне и варяги, а славяне, русь и варяги.

При этом каждый из них выполнил свою функцию в становлении Руси как государства и русских как народности. Первые были собственно народом, творившим культуру и саму жизнь будущей нации. Вторые составляли профессиональный военный элемент образованного социума, не оставивший будущей нации почти ничего, кроме названия и полностью растворившийся в славянском мире. Однако они заложили основу протогосударственных институтов Руси.

И, наконец, варяжские князья и их дружины, игравшие роль, говоря современным нам языком, нового политического менеджмента. И князь Владимир изгонял именно варяжские дружины, а не русь, которая к времени его правления уже практически ассимилировалась со славянами. Чему в немалой степени наверняка способствовала и активизация вмешательства в славянские дела новопришлых.

Русь дала нам только имя, варяги же, несомненно, в значительной степени ускорили становление нашей государственности.

Заключительные замечания

Такое объяснение происхождения руси фактически исходит из тех же фактов, которые используются сторонниками норманнской и славянских теорий. Однако, в отличие от них, эта версия достаточно непротиворечива, чтобы быть принятой не только как чисто логическая, но и историческая.

Исходя из этой версии, можно найти также вполне непротиворечивые объяснения целому ряду фактов в нашей древности, которые до сих пор вызывают спорные суждения. Возьмите, например, историю Аскольда и Дира. В различных исторических работах они предстают перед нами то дружинниками Рюрика, то славянскими (по происхождению!) князьями. При этом можно столкнуться с любопытным обстоятельством: князья с безусловно неславянскими именами в то же время имеющие весьма сомнительное отношение к Рюрику, как бы зависают в историческом пространстве: откуда они "свалились" в Киев, понять сложно. Сложно, если не предположить очевидное: Аскольд и Дир именно этническая русь которые княжили в Киеве, так же, как и многие другие русы могли княжить у разных племенных объединений славян. И появились их предки и они сами в славянских землях задолго до собственно варягов.

Становится более понятным и почему мы русские, а не русы. Применительно к славянам, которые составили ядро нашего этноса, русы были их военные и политические вожди и поэтому не удивительно, что в глазах соседей славянские племена под водительством русов называли русскими, в отличие от остальных славян.

Не противоречит эта версия и преданию о призвании варягов. Русы положили начало традиции призвания славянами на княжение инородцев и сделали его обыденным, а потому найм Рюриковичей был скорее всего первым документально зафиксированным фактом.

Здесь стоит обратить внимание на достаточно существенное для понимания нашей дальнейшей истории обстоятельство. Политические элиты на Руси были изначально инородными в буквальном смысле этого слова. Это были не выдвинувшиеся из племенной массы вожди и племенные дружинники, а, как правило, чуждый, навязавший себя элемент. Отсюда братство воинов и земледельцев, которое составляет основу устойчивости ранних политических образований, было не кровным, родовым братством, а "сводным" по принуждению.

Однако ж есть и еще одно любопытное обстоятельство, позволяющее по-новому взглянуть не только на нашу, собственно русскую историю, но и на историю наших соседей. А все же, неужели бесследно исчезла русь и мы никогда не найдем иные ее следы, кроме имени нашего? Осмелюсь предположить, что на самом деле прямых потомков русов мы хорошо знаем и можем четко выделять их из других этносов вплоть до XVIII века.

Исторические источники дают скудное описание русов, и все же мы можем выявить наиболее существенные черты их как поведения, так и облика, позволяющие провести четкую идентификацию.

Как известно, основным занятием русов было военное дело. Это обстоятельство, а также внешний вид (клок волос на темени и длинные висячие усы, широкие шаровары с поясом) и география становищ невольно вызывает в нас ассоциации с хорошо известными нам запорожскими казаками. По крайней мере, стоит попробовать по-новому взглянуть на происхождение именно этой ветви казачества. Хочешь - не хочешь, но, читая описания русов, перед глазами так и видишь то репинскую картину "Запорожцы пишут письмо турецкому султану", то хрестоматийный образ Тараса Бульбы.

Подталкивают к этим параллелям и сравнительная лингвистика украинского языка и языков, восходящих к германской ветви индоевропейской языковой группы. Достаточно вспомнить украинское "мае бути" схожее с английским "have been" или уж совсем очевидное совпадение в том же английском слова "hut" и слова "хата" в украинском языке. И таких примеров, позволяющих при всем родстве русского и украинского языков все же проводить между ними четкую разделительную линию - множество.

Любопытно, что многие историки, отвергая теорию происхождения запорожского кошевого казачества от беглых крестьян, указывают на то, что казаки пришли на места своих дислокаций из южных территорий. Именно оттуда, откуда предположительно вышли на историческую сцену и русы.

Завершая раздел, не удержусь от замечания, связанного с авторством изложенных здесь идей. В основных чертах логика объяснения происхождения руси была сформулирована мной еще в 1999 году и выложена на персональный сайт. После этого она стала воспроизводиться в многочисленных рефератах и дипломных работах, которыми наводнен Интернет. Естественно, нигде и никак ссылка на мою статью не воспроизводилась, хотя было очевидно прямое цитирование.

Когда же в 2005 году я опубликовал в Интернет издании "Интеллигент" (канувшем уже в лету) второй переработанный и уточненный вариант своей работы, меня же обвинили в прямом цитировании рефератов на эту тему. И грустно и смешно. В этой публикации я добавил к гипотезе некоторые существенные детали и уточнения. Но и сегодня я не собираюсь доказывать свое авторство. Не в этом суть, а в том, что на проблему происхождения руси как этноса и его исторической судьбы пора взглянуть уже по-новому, избавляясь от столь вредной для науки идеологии. Иначе нам не избежать конфронтации между российскими и украинскими историками в бессмысленном и мелочном споре о правообладании на брэнд "русские".

предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь