история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

«АНТИКВАРНАЯ ЛИХОРАДКА»

'Антикварная лихорадка'
'Антикварная лихорадка'

Поиск сокровищ
Поиск сокровищ

Так всегда с джентльменами удачи. Жизнь у них тяжелая, они рискуют попасть на виселицу, но едят и пьют как боевые петухи перед боем. Они уходят в плавание с сотнями медных грошей, а возвращаются с сотнями фунтов. Добыча пропита, деньги растрачены - и снова в море в одних рубашках. Но я поступаю не так. Я вкладываю все свои деньги по частям в разные банки, чтобы не возбудить подозрения... Я буду жить, как живут самые настоящие джентльмены...

Р. Л. Стивенсон. Остров сокровищ

Ныне земледельческий труд приходит в упадок, а число тек, кто собирает медь, с каждым днем все больше. (Люди) бросают свои плуги и мотыги, льют металл в формах, разжигая древесный уголь. Количество фальшивых денег все увеличивается…

Бань Гу. Хань Шу

Те,
Те, кто собирают медь



Остались позади дорогие отели... Италия - Швейцария. Граница. В длинном, последней модели «бьюике» двое. Туристы. У машины учтивый таможенник. Проверка паспортов, осмотр багажа...

- У синьора, конечно, есть документы, разрешающие вывоз этой скульптуры?

- О, все в порядке. Мы купили этого парня во Флоренции. Вот бумага - это этрусский бог, седьмой век до нашей эры, печать.

- Все правильно, синьор... Только... тысяча извинений - это не этруски, это поздний Рим, причем копия...

- Проклятье! Зачем мне нужен этот Рим?! Сейчас в моде

именно этруски...

И «бьюик» уносит разъяренных туристов в Швейцарию. Таможенный офицер смотрит им вслед: «Когда-нибудь они увезут в своих чемоданах Колизей...»

Обратите внимание на последнюю фразу разъяренного туриста: «Сейчас в моде именно этруски...» Ну конечно, одураченному «знатоку» всучили что ни на есть «подлинного этруска». Смешно? Конечно. Но веселые итальянцы, да и не только они, мрачнеют, когда речь заходит о художественных сокровищах их страны. Еще бы, бесценные художественные наследия многих стран мира в Старом и Новом Свете расхищаются сегодня направо и налево. Каждый день, каждый час. Из музеев, частных собраний, археологических раскопов, о которых порой не знают сами археологи.

Причина? Мода. Мода на различные археологические антикварии обрушилась на Европу и Америку. Вряд ли когда-нибудь древние ваятели, ремесленники и ювелиры думали, что их произведения станут не только предметами поклонения, но и жертвами прихотливой моды. А уж если мода на туфли на платформе и этрусских богов, египетских скарабеев и индейские расписные сосуды, то будьте уверены - будут и туфли и антикварии. Туфлями завалит магазины предприимчивый фабрикант, а откуда появятся этруски и прочие древние раритеты - это никого не интересует. Разве что только полицию...

Еще один разговор, быть может записанный сотрудниками Интерпола в одном из небольших уютных швейцарских городков.

Обратите внимание на этот золотой кувшинчик, мадемуазель,- это не просто кувшин, ему по крайней мере около двух тысяч лет. Он неплохо украсит вашу квартиру.

- Месье хочет сделать дорогой подарок своей даме? Могу предложить уникальное украшение. Эта золотая брошь, возможно, принадлежала ацтекской принцессе. Очень ценная вещь, месье, поверьте... и очень редкая, возможно, в одном экземпляре.

Господин Гобе, хозяин небольшой антикварной лавки - как известно, в такой-то и можно найти «настоящую вещь»,- не может пожаловаться на отсутствие покупателей. В интервью с зашедшим на огонек древнего светильника приезжим журналистом он изложил суть сегодняшнего «антикварного бума», Стандартизация жизни, массовая культура, поточное производство предметов широкого потребления и многое, многое другое, что делает современную жизнь, скажем, «среднего» француза неотличимой от жизни «среднего» англичанина, шведа, американца, приводит к желанию быть не похожим на соседа, отличаться от него чем-то «своим», ему одному присущим. Это так же, как, например, женщины не хотят носить одни и те же платья, пальто, туфли, а стараются одеваться у своих мастеров, в маленьких частных фирмах с ограниченным «тиражом» продукции. Не случайно элита предпочитает отличаться от «толпы» своей непохожестью на нее, поэтому она одевается у Диора... Не правда ли? Помните, какой скандал произошел на одном из фестивалей, когда две кинозвезды появились по какой-то досадной случайности в одинаковых платьях «от Диора»? Парад не состоялся, они готовы были испепелить друг друга на месте...

Моду задают женщины, особенно дамы света. Они вдруг захотели носить украшения, принадлежавшие чуть ли не Клеопатре, есть из посуды, которой пользовались древние кельты или греки. Полная гарантия, что второй такой вещи вы не найдете у Диора. И чем древнее вещь, чем она уникальнее, тем больше она ценится, тем больше на нее спрос. «Чем древнее - тем дороже!» - вот лозунг спроса и предложения на «черном рынке» антиквариата. Конечно, и здесь не следует впадать в крайности, иначе грубый палеолитический топор будет стоить дороже этрусской вазы. Вещь должна быть древней и в то же время «модной», в чем-то «современной», близкой к нашим эстетическим вкусам...

В лавке господина Гобе есть вещи, которые с успехом могли бы занять почетное место в лучшем археологическом собрании мира. Поэтому дело у одного из многих швейцарских антикварных коммерсантов поставлено на широкую ногу, и клиентура у него самая высокопоставленная.

- Я торгую только уникальными вещами,- хвастает господин Гобе,- и подделок не найдете у меня в магазине, хотя такие магазинчики есть у нас... для тех, кто победнее и кому подлинник не по карману. К наиболее редким и ценным вещам, вазам, украшениям, посуде я прилагаю акт экспертизы, подтверждающий происхождение вещи, с указанием века и культуры. Экспертиза выполняется порой очень авторитетными специалистами-археологами, естественно, не бесплатно...

Посмотрите, например, на эту этрусскую бронзовую вазу,- протягивает разговорчивый коммерсант снимок огромного реберчатого сосуда, лежащего на боку в окружении нескольких металлических кувшинов и чаш где-то в земляной норе,- эта фотография сделана через специальный перископ, опущенный археологами в одно древнее неразграбленное погребение этруска. Это все, что у них осталось... Как только «профессора» отлучились на минуту - они пошли за полицией, чтобы установить охрану у погребения,- грабители были тут как тут и, разумеется, опередили их... Я не знаю, где сейчас находятся этрусские сокровища, я просто демонстрирую вам «доказательства подлинности», но, может быть, кто-нибудь из моих удачливых коллег и покажет вам эту криминальную вазу вместе с фотографией. Тогда верьте ему и... рискуйте. Вы можете гордиться ею лишь перед самыми близкими и доверенными лицами. К сожалению... Ее разыскивает Интерпол.

Знаете,- продолжает господин Гобе,- меня интересует история археологии, это весьма нужная научная дисциплина для людей моей профессии. Случаи похищения исторических реликвий из-под носа у «профессионалов» ведь тоже имеют свою историю, и, на мой взгляд, весьма интересную. Знаете, они являют собой вершину мастерства у профессиональных грабителей могил. Это - все равно, что проехаться на чужой счет из Женевы в Париж или обратно, не правда ли? Разница здесь в одном: билет этот может стоить безумно дорого...

Вы, конечно, слышали о такой стране, России? Да, да, белые медведи, красные казаки, спутники и многое другое... Так вот в тридцатых годах прошлого века, как русские говорят, «еще при царях», какой-то граф, затратив огромные деньги, в одном из скифских курганов наконец-то добрался до царской сокровищницы. Но наступила ночь, и работы было решено отложить до утра. Естественно, у склепа с драгоценностями, а скифы в могилы клали только золото, была поставлена охрана. Но полицейские, не желая мерзнуть в холодную осеннюю ночь, ушли спать. Конечно же, грабители не дремали! Это увидел пришедший утром на раскопки несчастный растяпа граф: камни были отвалены, плиты в полу выворочены и кое-где в трещинах поблескивали мелкие золотые бусины - все, что осталось от богатого, видимо, захоронения. До сих пор не известно, что находилось в царском тайнике этого кургана... Лишь спустя несколько недель просочились кое-какие слухи и были найдены отдельные вещи и среди них - ныне знаменитая золотая бляха в облике оленя, к шее которого прильнула собака с хвостом в виде птичьей головы сказочного грифа, любимого персонажа скифского «звериного стиля»... Сейчас эта бляха - украшение скифской коллекции золота в Эрмитаже.

Любопытно, что русский царь приказал в то время заплатить вернувшему за похищенный предмет 1200 рублей золотом, по тем временам огромные деньги в России... Таким путем царь надеялся заполучить остальные похищенные ценности из скифского кургана. Но, кажется, так ничего более и не получил: то ли грабители успели продать свои находки, то ли перелили их в слитки золота, а может быть, боялись этой царской ловушки, полагая, что царь ограбит их и сошлет в Сибирь. Неизвестно...

Господин Гобе, рассказывая эту, чуть ли не стопятидесятилетней давности историю, не приоткрыл многие из тайн своей профессии, о которых мы намерены рассказать далее. Например, о том, что швейцарские антикварные дельцы никогда не назовут вам место, где найдена та или иная вещь, человека, который ее доставил. По обоюдному соглашению они предпочитают молчать, когда не в меру любознательные сотрудники Интерпола пытаются пополнить свою историческую эрудицию, разглядывая золотой перстень Клеопатры или ночной горшок римского патриция, сделанный из чистого золота. Впрочем, это еще раз подтверждает известную истину: бизнес - всегда дело темное и не любит огласки,

Антикварный бизнес... Это странное, на первый взгляд, ремесло, как мы уже говорили, существовало всегда - были годы, когда он затихал (мир увлекался «чистым модерном»), а затем возрождался снова. Сегодняшний «антикварный бум» начался более десяти лет тому назад и был вызван целым рядом археологических открытий в Старом и Новом Свете. На интересе к археологии, истории, на сенсационности загадок древнего мира сыграли дельцы. Предметы старины, некогда интересовавшие лишь очень узкую группу ценителей, сегодня стали товаром широкого потребления. Крупные универсальные магазины

Брюсселя, Парижа, Лондона, Рима, Нью-Йорка создали у себя антикварные отделы. Но «антикварная индустрия» очень специфична по своему исходному сырью. Машина времени, чтобы оптом вывозить древности в XX век, не создана, и страсть к старине переросла в агрессию, в открытый грабеж сокровищ.

Но только ли дело в «чистой» любви, достигнутой нечистым путем? Какие еще причины толкают толстосумов к приобретению дорогих и редких предметов старины? Думается, ответ на этот вопрос дает одна любопытная анкета, опубликованная лет пятнадцать назад французским или швейцарским «Журналом любителя искусств». На вопрос о причинах приобретения произведений искусства (речь шла о живописи и редких антиквариях) были даны следующие ответы, характеризующие «чистоту» любви к прекрасному. Судите сами: помещение капиталов - 24%, спекуляция - 19%, стремление к украшению-17%, любовь к искусству - 17%, подарки -7%, снобизм и дань моде - 6% и так далее. Выходит, что около половины опрошенных, приобретая редкие произведения искусств, преследуют чисто материальные цели, а эстетические мотивы сыграли свою роль лишь при одной четверти всех покупок. Красноречивые цифры...

...Три с половиной тысячи лет тому назад в этих местах, только чуть севернее, на территории современной Австрии, существовало небольшое, но известное всему миру, процветающее местечко Галльштат, давшее название целой археологической культуре. Жители Галлъштата торговали всего-навсего... солью, самым редким и желанным товаром доисторического экспорта-импорта, но их богатству мог бы позавидовать легендарный Крез. В погребениях галльштатских «солевладельцев» было найдено огромное количество ценных предметов, буквально как в антикварных лавках Швейцарии наших дней, собранных со всего света. Здесь были: закаленная испанская бронза - «булат древности», египетские стеклянные браслеты и бусы, изящная африканская резьба по слоновой кости, балтийский янтарь, этрусские золотые и серебряные украшения, средиземноморские и индийские раковины, аравийские кованые и накладные изделия из серебра - в общем, все то, что мог производить любопытного и модного тогдашний цивилизованный мир. Соль очень ценилась в древности... Маленькое поселение «на краю эйкумены» приобрело международное значение, стало интернациональным, если смотреть на него только с учетом археологических находок.

Мы сделали здесь небольшой исторический экскурс не потому, что хотели сказать, будто все богатства галльштатских «солепромышленников» осели в антикварных лавках Швейцарии (действительно, там их можно встретить), а потому, что хотели провести чисто условную параллель между Галльштатом тех лет и Швейцарией наших дней. Почему сегодня Швейцария считается одной из первых стран в «антикварном бизнесе»?

Удобное географическое положение - близость к древним центрам цивилизации: Греции, Риму, Южному Средиземноморью; статус «открытой страны»; комфортабельные пути сообщения - десятки авиалиний и железных дорог; наплыв состоятельных туристов, к тому же еще охваченных благородной страстью к «седой старине»; труднопроходимые, но с точки зрения контрабандистов, наоборот, легкопроходимые границы; ну и, что ли, «антикварные традиции» сделали Швейцарию международным центром в торговле редкими, а порой, и уникальными произведениями культуры и искусства всех времен и народов. Это хорошо знает специальный отдел Интерпола, занимающийся розысками похищенных сокровищ. Если ограблен какой-либо музей мира, богатое частное собрание или же из рук пограничников и таможенников выскользнули ловкие контрабандисты, по сведениям полиции проявлявшие нездоровый интерес к «археологии», по совету сотрудников Интерпола за теми или иными антикварными магазинами Женевы, Цюриха, Базеля, Берна или Лозанны сразу же устанавливается неусыпная слежка швейцарской полиции. Иногда это приносит плоды... В большинстве же случаев швейцарские антиквары только разводят руками: «Нет, не видели... Не было... Что вы, как можно?!»

У антикварного бизнеса солидные клиенты.

Известный итальянский искусствовед Аннабелла Росси несколько лет назад посетила нью-йоркские музеи «Метрополитен» и другие. Среди экспонатов она обнаружила произведения итальянских мастеров. Увидев ее недоумение, американский коллега объяснил синьоре Росси: «Видите ли, произведения искусства всегда скапливались там, где деньги. А у нас деньги были всегда... Что вам еще сказать? Видимо, так всегда было и будет. Взгляните хотя бы на эту уникальную диадему,- продолжал словоохотливый бакалавр изящных искусств.- На ней написано: «Фонд Роджера, 1959 год». Что это значит? То, что она была куплена на деньги из частного фонда. Кем и у кого? О, на этот вопрос ответить трудно...»

Кто же эти люди и где они работают на «антикварную лихорадку» - на женевских, лондонских, парижских, амстердамских, нью-йоркских и прочих «любителей древностей»? Об этом рассказала французская журналистка Клод Малуа, взявшая интвервью у профессионального грабителя могил. Ее рассказ мы дополнили и другими сведениями о «гробокопателях».

...Он даже симпатичен, этот человек, избравший своей профессией столь экзотическое и опасное ремесло грабителя могил. Подвижное, загорелое лицо покрыто густой сетью морщин («Солнце. Проклятое солнце!» - улыбается он), голубые с прищуром глаза. Его имя Робер Вернье. Чувствовалось, что этот человек с дипломом археолога, полученным в университете в Дордоне, совсем недавно вернулся в Париж.

- Что вы делаете в Париже?

- Продаю то, что я там нашел. Мои покупатели - это спекулянты, прежде всего, антиквары. Я знаю их, они - меня.

...Там - это Бокас дель Торо, район на границе Панамы и Коста-Рики, где под сплошным покровом тропических джунглей одни лишь ядовитые гады, ягуары и оцелоты.

- Как вы могли жить и раскапывать могилы в том зеленом аду, где человек быстро погибает? Особенно белый...

- Привычка.

...Мне рассказывали, что редко кто осмеливается проникнуть в этот затерянный район, который невозможно найти на карте, и те редкие смельчаки, кто туда попадал, быстро исчезали в сельве.

- В Сан-Хозе мне говорил о вас Луис Хартман. ...Старик Хартман. Вероятно, мало через кого проходило столько золота, сколько через его руки. В свое время он продавал его килограммами, как другие продают мясо. Глядя на этого человека, можно сразу было увидеть в нем настоящего авантюриста: стальной, блеск глаз, нездешний загар, которому позавидовали бы модницы на Лазурном берегу, решительное и волевое лицо человека, не признающего компромиссов и полумер. Человек-волк, как его зовут многие из коллег по ремеслу. Десять его сыновей - точная копия отца. Они тоже профессионалы, от отца к сыну.

- На всем свете существует всего 10-15 человек, которые знают о Бокас дель Торо.

- Вы думаете вернуться туда?

- Разумеется.

...Рано или поздно, так же как и два его приятеля «могильщика» Федерико и Фаустино, отправившихся на поиски сокровищ,- один погиб от укуса страшной жарараки, другого разорвал ягуар,- этот человек найдет свою собственную могилу в Бокас дель Торо.

- Вы заявляете властям о найденных вами сокровищах? Он посмотрел на меня с изумлением.

- Насколько я знаю, такие люди, как я, не состоят в списках налогоплательщиков.

...Проходить каждый день по двенадцать часов, часто сутками находиться без еды, спать на земле под дождем или в давящей тишине тропической ночи, которую на части разрывает рев ягуара... Неужели все это нужно, чтобы стать богатым?

Робер поднялся, подошел к темному, красного дерева бюро, вытащил небольшую картонную коробку.

-- Смотрите.

Перед моими глазами - калейдоскоп украшений, золотых крабов, сосудиков, разрисованных орнаментами из птиц, змей, пауков, ящериц - будто вся фауна се львы собралась на них,- фигурки, кольца, резные драгоценные камни. Находки, которые сделали бы честь любому археологическому музею мира и которые, увы, теперь я точно знаю, уже навсегда потеряны для археологии, истории и искусства. Вряд ли знали индейские жрецы и полководцы, что их украшения будут красоваться на груди какой-нибудь богатой баварской бюргерши или голливудской кинозвезды... От такого количества золота зарябило в глазах. Даже на неискушенный взгляд стоимость этой коллекция исчислялась в несколько десятков тысяч долларов.

...На секунду мы отвлечемся и вспомним «Золотой музей» в Боготе, пользующийся всемирной славой. Посетителей специально впускают в первый полутемный зал, чтобы затем они вошли в следующий, освещенный яркими лампами. И здесь... Вас внезапно освещает блеск тысяч золотых предметов - фигурок, подвесок, ожерелий, щипчиков, носовых украшений и многого такого, чему не знаешь названия. Это великолепное наследие древних индейских культур, процветавших до прихода испанцев.

Вот молодая французская парочка, отпущенная состоятельными родителями в свадебное путешествие. Соотечественники Робера Вернье смотрят влюбленными глазами не друг на друга, а на золотой плотик с десятью маленькими фигурками и одной большой. Некогда подобные ему курсировали в здешних реках и даже выходили в океан, перевозя золото из Перу в Мексику и обратно. Гид объясняет: «Испанцы искали золото и пряности, но когда они увидели индейцев с золотыми украшениями, то позабыли о пряностях».- «А как же индейцы?» - вопрошает кто-то из толпы туристов. «У них вырывали золото из ноздрей и ушей, священные могилы их предков были разграблены, и они научились молчать о золоте. Если оно у них еще оставалось, они его прятали. Видя, что работы с желтым металлом вызывают только грабежи и убийства, индейцы перестали изготовлять золотые ювелирные изделия. Они постарались навсегда забыть это проклятое ремесло... И когда испанцы награбили золота сколько могли, они заставили индейцев работать в рудниках. Когда те вымерли от непосильного труда, из Африки везли черных невольников... И до сего дня индейские племена не хотят говорить о золоте, они даже боятся произносить это слово. Рассказывают, что далеко в снежных горах, дважды в год, во время зимнего и летнего солнцестояний, они исполняют свои ритуальные танцы в золотых масках...»

«Золотой музей» принадлежит Банку республики Колумбии и хорошо платит, поэтому он получает ежегодно сотни тысяч от вскрытия гробниц, не разграбленных испанцами. Гид же объясняет: «Золото - это проклятие археологии Колумбии. Если же в гробницах находят керамику и прочие изделия, их выбрасывают или за бесценок продают туристам. Однако именно эти самые вещи наполняют нас гордостью за прошлое страны. Это - шедевры, сделанные руками индейцев, и они заставляют «белых» относиться к ним с уважением. Возможно, именно археологические открытия заставят правительства наших стран сохранить немногих из оставшихся индейцев от вымирания...»

...Из задумчивости меня вернул голос хозяина квартиры.

- Ну, как? Нравится? Теперь вы понимаете меня? - спросил владелец сокровища, чтобы как-то разрядить тягостное молчание и оправдать себя.

- Вы фотографируете раскопки?

- Конечно, некоторые мои тщеславные или недоверчивые клиенты требуют «вещественных доказательств». Боятся подделки...

В его словах прозвучала насмешка над ними.

- Вот одна из фотографий, правда, для того, чтобы ее сделать, я бы мог далеко не ездить...

...Лопата в руке, грязная сырая рубаха, баскский берет на голове - по словам хозяина, он лучше всего защищает от солнца,- обросший, постаревший... Да, сомнений быть не могло, снимок сделан в Бокас дель Торо.

- Сколько европейцев занимаются вашим ремеслом?

- По-моему, в наших краях - я один. По крайней мере,- тут он криво усмехнулся,- мне бы так хотелось.

- У вас есть сын, не думаете ли вы, что и он когда-нибудь займется вашим ремеслом?

- Рано. Ему всего двенадцать лет, а «уакеро» - так у нас зовут людей моего дела: «уака» - «могила», значит - «могильщик» - вовсе уж не такая легкая профессия. Но она сделает из мальчика мужчину... Впрочем, ему надо учиться. Наша профессия требует немалых знаний в истории, археологии, этнографии.

- Давно вы стали «уакеро»?

- С 1955 года. Тогда мне было двадцать семь лет... Я путешествовал по Центральной Америке, делая пометки в дорожном блокноте, хотел написать книгу. Именно тогда я понял, в чем мое призвание. Добывать золото! Это слово витало в воздухе, когда я разговаривал с индейцами под Копаном, Паленке, Ушмалем, повсюду... Оно и здесь, в этой комнате, в каждом ее углу, в большой картонной коробке с драгоценностями.

...Людей, занимающихся поисками и раскопками захоронений, я уже встречала ранее. Однажды в Колумбии я даже поехала с ними в район Магдалены, что находится на севере страны. Все вместе мы искали, копали, потели, находили только кости и обломки керамики, которые выбрасывали, сетовали на неудачу, принимались за раскопки вновь. И вдруг... о чудо! Носовая подвеска тайронской культуры, существовавшей сотни лет назад. Неплохо, но немного. А мои компаньоны стремились найти могилу вождя или жреца. Золотая вещь из их могил, вроде подвески на груди, могла бы им всем троим обеспечить безбедное существование в течение десяти лет!

«Мы живем надеждой и гордостью,- часто говорил старший из «могильщиков».- Я не мог, работая на фермера, послать семерых детей в школу. А теперь моя жена счастлива, у нас есть радио и вентилятор...» - «Но разве здесь нет запрещения на раскопки могил?» - «Нет, если они очень старые. Это почетная профессия - «уакерос». Сейчас есть даже профсоюз с разрешения Министерства труда...»

В это время группа, работающая неподалеку от нас, находит в могиле настоящее сокровище весом в 3 фунта, которое, вероятно, продадут местному музею или приезжему дельцу по антиквариату. На юге, в районе Нариньо, раскопанный золотой предмет весом в 10 фунтов как раз при мне был куплен таким человеком из Нью-Йорка... А мои «охотники за могилами» роют длинный туннель, пытаясь «зацепить» захоронение, «процеживают» могильную почву, но находят лишь глиняный сосуд. Откладывают в сторону. Сегодня им не везет, но неудачный день, не повергает их в уныние. Завтрашний день может принести клад в облике золотого клыкастого ягуара, такого, какой недавно объявился в Музее золота в Боготе. И такая находка, вероятно, сможет дать 50 тысяч долларов при все возрастающих ценах на желтый металл... Я вновь перехожу к разговору с Робером Вернье:

- В каждой могиле вы находите золото?

- Нет. Бывает, что иной раз работаешь неделями, как вол, и ничего не находишь. В прошлом году, например, я работал в компании двух сыновей старого Хартмана. Открыли две могилы: в своей они нашли много утвари и украшений, даже золотого орла весом в полкилограмма. Это было великолепное украшение, стоимостью во много тысяч долларов. Я же ничего не нашел...

- Очевидно, в таких случаях удачу и неудачу вы делите поровну, не правда ли?

- Никогда! Наш девиз - каждый за себя. Кооперирование - политическое слово, и его не существует в словаре «уакерос»... Правда, через несколько дней повезло и мне.

...Вернье - «дикий уакеро» и не входит в профсоюз «гробокопателей». Как он только что сказал, ему это ни к чему. Что поражает в подобных людях - это жажда золота, ради которого они готовы на все: переносить любые лишения, рисковать своим здоровьем, своей и чужой жизнью. Золото их опьяняет, дает им силы на новые поиски. Золото - их жизнь, их кумир.

- Есть ли еще районы в Центральной Америке, где существуют древние захоронения?

- Да, район Чирики, но он легко доступен и большинство могил там уже разграблено. Конечно, там можно найти что-либо, но это даже не оправдает затрат на дорогу. Слишком много развелось в последнее время любителей легкой наживы. К тому же мода на всякую антикварную дребедень требует все больше и больше товаров.

...Робер редко отправляется на поиски археологических сокровищ с компаньонами, чаще всего он работает один - ждет, когда подрастет сын.

- Так проще, не нужно заботиться, если кого-то укусила змея... К тому же каждый компаньон - конкурент, а в джунглях, вы сами понимаете, это к добру не приводит... Слышали, наверное, о Кинтана-Роо?



...В тех местах каждый день гремят выстрелы, ночью перестрелка затихает: противники меняют позиции, отдыхают, при свете «летучих мышей» изучают карту местности, на которой им придется водить друг друга за нос, продолжая старую итальянскую игру в полицейских и воров. Местность эта называется Кинтана-Роо, и ее вряд ли найдешь на карте Мексики. Южный отдаленный пограничный район знаменит не только своими «сухими» джунглями, кишащими змеями и коварными американскими «эль тигрес» - ягуарами. Он еще знаменит и своими овальными холмами с каменными квадратными плитами на вершине: под каждой из них - свеженький, неразграбленный клад, целое состояние. «Кинтана-Роо объявлена на осадном положении, и туда введены войска»,- сообщала несколько лет назад одна центральная американская газета.

Эта информация была не только экзотической страничкой из жизни южномексиканской сельвы, она явилась и сигналом для грабителей могил: прежде чем разбогатеть - вооружайтесь. Ведь путь сюда для белых «уакерос» начинался в США (Флорида), морем через Мексиканский залив, и заканчивался ночной высадкой где-нибудь на пустынном побережье Юкатана, в стороне от маршрутов кораблей мексиканской береговой охраны. Но этот долгий, опасный и утомительный маршрут только для новичков, на последние деньги купивших «билет в ад». Более опытные асы археологической контрабанды не станут подвергать себя подобному риску, они предпочитают другой маршрут, более короткий и безопасный - воздухом и с «чистыми» документами в кармане...

Как заявил директор Национального института археологии и истории, доктор Эусебио Давалос, комментируя «события в Кинтана-Роо», «для защиты наших многочисленных археологических объектов понадобилось бы по крайней мере по охраннику на каждый район. Но некоторые из них расположены в таких густых джунглях и настолько обширны, что для их охраны необходимо несколько человек. В нашем распоряжении сейчас только тысяча человек, которых мы можем использовать для охраны самых ценных объектов». И гремят выстрелы в Кинтана-Роо...

Вообще, южноамериканский материк - удивительная страна, «страна чудес и беззакония», как часто шутят сами латиноамериканцы. Большинство стран, покорно пристегнутые к североамериканской колеснице, разрешают белым «гринго» делать в своей стране все, что им вздумается. Можно, например, вывозить из Колумбии и Перу золото чибча-муисков и инков, с Юкатана - какого-нибудь каменного Тлалока, распиленного на части, удобней в транспортировке. Удивительный, экзотический континент!

Потом выясняется, например, что за последние десять лет из Мексики нелегально вывезены археологические сокровища на сумму более чем в 10 миллионов долларов, а из 12 тысяч «официально зарегистрированных» памятников в стране сохранилось лишь несколько сот, остальные растворились, бесследно исчезли в сельве... Например, лет десять тому назад из Веракруса была похищена древняя скульптура майя весом в... полторы тонны. «Обычно скульптуры распиливают на части,- говорил журналистам полицейский комиссар этого района,- затем на небольших самолетах с секретных иди частных аэродромов переправляют в США или же через границу в соседний Британский Гондурас». «Джунгли, проклятые джунгли...» - понимающе кивают туристы, слушая детективно-археологическую историю.

Кстати, о туристах. Легальным путем Мексику ежегодно посещают более ста тысяч туристов из США. Таможни работают вовсю, особенно выпускающие из страны: в багаже американцев можно встретить все - от золотого украшения ацтекского вождя до пронумерованного каменного блочка, который, если сложить его с десятком других таких же, вдруг оскалится застывшей улыбкой древнего майяского божества. «Сувенир, сеньор, всего лишь сувенир,- улыбнется турист,- поднял под Копаном... Знаете, такая старая-престарая пирамида... Номер? Что, номер? А... поставил для памяти, не забыть бы, где нашел камешек...» «Нашествие туристов,- пишет мексиканская газета «Сигло вейнте»,- можно сравнить с эпидемией чумы. Самые опасные из них не те, что путешествуют от скуки. Гораздо хуже так называемые «туристы от науки», совершающие настоящие набеги на мексиканскую археологию».

Большой соблазн для туристов всего света - древние руины священного города майя Чичен-Итцы, находящиеся в ста километрах от столицы мексиканского штата Юкатан. Здешние развалины, помимо чисто архитектурной красоты, до сих пор не утратили своей свежести, храня очарование тайны и экзотики. Побывать здесь и вернуться с пустыми руками - зачем же ехать тогда в Мексику? Чичен-Итца, Мачу-Пикчу, Вилка-бамба... Экзотические названия, красивые, как песни! Одни города умирали от старости, другие погибали в войнах, третьи загадочно были покинуты своими обитателями... Спустя века сюда снова пришли люди: одни для того, чтобы исследовать, другие - чтобы грабить.

Перу. Пустынная местность между Кито и Куско усеяна десятками и тысячами ям, похожих на норы неуклюжих южно-американских броненосцев. Это следы «уакерос». Поколения людей, начиная от первых испанцев и португальцев, искали и ищут здесь золото инков, запрятанное от алчных конкистадоров. Вряд ли среди жителей Перу найдется человек, который бы не слыхал о спрятанных и вновь найденных сокровищах. Еще бы, об этом каждый день пишут перуанские газеты, в которых, например, можно прочесть такие объявления: «Полиция города Куско ищет вора, присвоившего ценные археологические находки, обнаруженные в руинах древнего города инков, раскопки которого производятся близ деревни Вилкабамба...»

Грабителя Вилкабамбы, как потом сообщали газеты, задержали, им оказался американский «археолог» Джин Савой. Этот «гробокопатель» без разрешения властей принялся за раскопки Вилкабамбы и отправил в Куско несколько ящиков с находками. Однако по пути в город ящики... исчезли. Вслед за этим попытался скрыться и «археолог». При аресте выяснилось, что Джин Савой не впервые занимается археологическим бизнесом, он и ранее был уличен в подобных же махинациях, например в краже одной редкой коллекции золотых и серебряных инкских предметов культуры. Возмущенные перуанские археологи потребовали заключения авантюриста в тюрьму...

«Холодное?» - «Нет, теплое!» Такими загадочными словами, похожими на пароль, обмениваются сегодня торговцы золотом во многих странах Южной Америки, осаждающие машины иностранных туристов. Это и есть пароль - пароль грабителей могил! Посредники, скупающие товар «уакерос», так называют подлинники и подделки древних индейских изделий из золота. Если вещь, которую предлагает туристу купить посредник, подлинная - она долго находилась в могиле, значит, она «холодная». Если же вещь-фальшивка, хотя и изготовленная по образцу древней и из золота, она - «теплая». Поэтому, рискуйте - можете выиграть, а можете и проиграть!..

Сегодня спрос на древние золотые, медные и бронзовые украшения индейцев (и даже на копии с них) настолько велик, что прямо на местах, где ведутся грабительские раскопки, или же в США и Западной Европе давно уже работают специальные мастерские, изготовляющие искусные подделки. Например, славится «школа» Ч. Кано из Бостона (северо-восток США), мастерские которого освоили древние индейские способы работы по металлу. У Кано сейчас трудятся по найму около 15 искусных ювелиров, и он намерен расширить свое дело: еще бы, спрос опережает производство... После выхода из мастерской многие из «индейских реликвий» привозятся, например, в Колумбию или Перу и, припорошенные пылью веков, продаются, вместе с оригиналами, за ту же самую цену. «Теплое золото», вышедшее из мастерской современного ювелира, трудно отличить от «холодного», найденного в могиле. Разве что только подвергнуть его дорогостоящему спектральному анализу...

А в это время кипит работа на «копях гробокопателей». «Ла лус дель оро! - Свет золота, сеньор!» - шепчут суеверные индейцы, показывая заезжему туристу на зеленоватый, светящийся столб, застывший на одном месте, где-нибудь в горах. «Где золото - там и дьявол, сеньор!» - скажут перуанцы, но это > напугает только местного жителя. Менее щепетильного гробокопателя - европейца или американца - это не испугает. «Он копает по ночам,- с ужасом будут говорить о нем индейцы,- он дружит с самим дьяволом...»

«Ла лус дель оро!» - и тысячи авантюристов отправятся хоть на край света за золотом, войдут даже в девственные леса Гвианы, Венесуэлы и Бразилии. Легенды, которыми богат этот край, рассказывают о десятках покинутых городов с несметными сокровищами под руинами. Вспомним дерзкое открытие великой реки Ориноко современником и соотечественником Шекспира, поэтом, авантюристом и путешественником - Уолтером Рэли. Его позвала легенда об Эльдорадо, о котором грезила вся Европа. Рэли так и не удалось увидеть человека, пудрившего свое медного цвета тело тончайшим золотым порошком. «Красный город» с золотыми стенами грезился измученному полковнику Фоссету, ступившему на тропу легенд,- он погибает где-то в дебрях бразильского штата Мату-Гросу, так и не найдя сказочных городов, памятников древних цивилизаций...

В то же время, когда бесследно исчезла в сельве одного из самых диких районов Бразилии - Шингу - экспедиция Фоссета, в Лиме умирал от какой-то неизвестной тропической болезни истощенный и полупомешанный белый авантюрист. Заплетающимся языком рассказывал он о том, как ему удалось пробиться в горы Азангар, что на языке кечуа означает «самое отдаленное место». Здесь, в восточной и наиболее труднодоступной оконечности бывшей великой империи инков, не исследованной и до сих пор, он видел храм, облицованный золотом. Всех его спутников перебили индейцы, и лишь ему удалось бежать. Француз Мофре, укушенный бушмейстером, от яда которого нет спасения, лепетал в бреду о «чудесном, белом видении» - городе, где золото, как речной песок, лежит желто-красными грудами... А совсем недавно золотой мираж вновь повис над сельвой.

В небольшой амазонский городок Белем вышел из леса старик индеец. Был он наг, худ и изможден. Его накормили, бросили пучок волшебной коки, чтобы он забыл о перенесенных страданиях, и старик принялся рассказывать, сплевывая густую коричневую жижу.

...Его племя жило неподалеку от каких-то древних развалин. Люди занимались охотой, рыбной ловлей, собирали горькую маниоку, коренья, плоды «диких садов». Однажды на опушку лесной поляны, где стояло селение, вышли двое изможденных от голода «карибе» - белых. Их, беспомощных, приняли, обласкали, разрешили жить в селении, пока не окрепнут. Когда пришельцы набрались сил, стали помогать индейцам, поглядывать на дочерей племени, им разрешили уйти. Перед самым уходом один из них увидел, что грузила на сети имеют какой-то неестественно тусклый желтый цвет. «Что это, откуда?» - хрипло спросил он. Индеец молча указал в сторону развалин. А ночью пришельцы исчезли... Ах, если бы лучшие следопыты племени не показали бы им дорогу, если бы они отправились вслед за ними...

Через несколько месяцев, ночью, раздались выстрелы, разрывы гранат, и хижины селения запылали как порох. Людей, выскакивающих на ярко освещенную площадь, расстреливали из автоматов. Уцелел один старик, среди шайки негодяев он узнал тех двух белых, которых так неосмотрительно приняли его соплеменники. Старик сказал, что с наступлением утра белые отправились с лопатами к развалинам и могилам. Они искали золото, и лишние свидетели, хозяева этой земли, им были ни к чему!

Бразильский священник В. Вебер, настоятель Анчиетской миссии в Диамантино, «Алмазном городке» в штате Мату-Гросу, заявил корреспондентам «Жорнал до Бразил», что он просит правительство послать федеральные войска в штат Мату-Гросу, чтобы прекратить, как он выразился, «кампанию геноцида и уничтожения» индейцев этих районов, которую проводят здесь кладоискатели и сборщики каучука. Священник ссылался и на уже рассказанную выше историю со стариком индейцем из погибшего племени и приводил новые факты.

Так, например, в треугольнике, образуемом реками Санг и Аринос, около 800 индейцев племени тапанахума окружены белыми, и им угрожает полное истребление. Племя это имеет несчастье жить на территории, где, как предполагают кладоискатели, есть много богатых и неисследованных могил. Священник развернул «национальную кампанию в защиту индейцев», обвинил правительство и церковь в том, что они закрывают намеренно глаза на эти безобразия. «Очевидно,- говорит Вебер,- в шайках грабителей есть люди, имеющие отношение к высоким кругам».

«Ла лус дель оро, сеньоры!»

...«Золото бессмертно, как птица феникс, и человеку невозможно избавиться от его власти, кроме как разве что бросить его на дно моря»,- говорил историк-экономист Саферленд. Однако так ли это? Опустимся вслед за золотом и древними антиквариями на морское дно...



Испокон веков люди старались вернуть ценности, отнятые у них морем, испокон веков еще в далекой древности в рыбачьи сети попадались обломки статуй, глиняной посуды, а иногда даже целые амфоры и старинные вазы - изумительные произведения искусства. Рэмон Вэсьер в книге «Человек и подводный мир», предисловие к которой написал сам «папа Кусто», сообщает, что, пожалуй, одна из первых подводных находок подобного рода описана известным древнегреческим историком Павсанием в его «Путеводителе по Греции», ныне являющемся важным источником информации для сухопутных и подводных археологов. Павсаний сообщал, что рыбаки острова Лесбос во II в. н. э. выловили сетями голову, изготовленную из оливкового дерева и, якобы потрясенные этим даром Посейдона, превратили ее в предмет поклонения и культа.

С тех далеких столетий прошло более полутора тысяч лет, но счет случайным находкам рыбаков Средиземноморья ни на минуту не прекращался, как не прекращается он до сих пор. Правда, теперь уже современные рыбаки знают, что если у тебя не отберет находку полиция, представляющая интересы государства,- а, как известно, все прибрежные страны распространяют свой суверенитет на полоску моря, именуемую ныне в международном праве «территориальными водами» (где и происходят все поистине выдающиеся подводные открытия),- то можно оставить маловыгодное ремесло рыбака. Можно, конечно, еще и теперь разломать находку и переплавить ее на металл, чтобы продать его скупщику и старьевщику, но какая от этого выгода? И тем не менее никто не знает, сколько бронзовых, серебряных и золотых предметов подняли средиземноморские рыбаки своими сетями за последние, например, двести лет, а затем переплавили, как металлический лом, и они навсегда исчезли. Это, судя по отрывочным сведениям, происходило со многими греческими статуями в средние века. Но кое-что все же волей случая уцелело от XVIII-XIX веков, скупленное заезжими иностранцами прямо у рыбаков или в антикварных лавках средиземноморских городов.

Джеймс Даган приводит в своей книге список наиболее выдающихся находок, сохранившихся от тех лет. Бронзовый торс и четыре бюста, в том числе Гомера и Софокла, были подняты рыбачьими сетями близ Ливорно в XVIII веке. Бронзовая статуя Аполлона, относящаяся к V в. до н. э., была извлечена из вод морских у острова Эльбы - сейчас она находится в Лувре. Бронзовую голову юноши выловили сетями у берегов Туниса в 1890 году. Бронзовая скульптура Горгоны была вытащена сетями у о. Родоса и отправлена в Лувр. Еще одно бронзовое изображение Медузы с корабельного носа, обнаруженное у Ла-Сьота, находится ныне в музее Борели в Марселе...

Видите, одна лишь бронза и почти нет золота и серебра, изделия из которых, разумеется, были, но они наверняка закончили свой путь или в плавильном тигле, или же в каком-либо безымянном частном собрании... От тех лет сверхслучайно уцелела лишь золотая чаша, проданная греческими додеканесскими рыбаками графине Беарнской, посетившей эти острова на яхте в 1908 году, да два римских серебряных позолоченных блюда, поднятые из моря у Бизерты. Наконец, в 1907 году у берегов Южной Греции найден был бронзовый шедевр V в. до н. э.- бог моря Посейдон: не в пример многим другим подводным находкам он был продан рыбаками своему Национальному музею в Афинах и не покинул страну. Вот, пожалуй, и все...

Новый Свет, который никак не может похвастаться своими «античными богатствами», особенно Северная Америка (не считая индейских древностей), славится другими сокровищами - испанским и пиратским золотом, которое так и не дошло до мест назначения. Особенно этим отличается бассейн Карибского моря и полуостров Флорида в США. За последние десять - пятнадцать лет здесь разразилась настоящая золотая лихорадка, связанная с подводными сокровищами, на поиски которых устремились толпы авантюристов в аквалангах. Этаких энергичных потомков европейских пиратов и пионеров «дикого запада», некогда получивших хороший заряд жестокости и способности к насилию, как того же требуют обстоятельства и «протестантская этика» бизнесмена...

Где-то после случая, о котором речь пойдет ниже, администрация штата Флорида даже приняла закон о проведении раскопок на подводных территориях своего штата, чтобы как-то отрегулировать отношения между теми, кто хочет неожиданно разбогатеть, наткнувшись на испанский галион, напичканный дублонами и пиастрами. По этому закону кладоискателям, естественно денежным людям, на три года сдается в аренду любой кусок берега или прибрежный участок моря. В случае находки сокровища участок может быть превращен в концессию, после чего штату выплачивается арендная плата в размере 25% от проданной за сокровище суммы. Одним словом, хотите разбогатеть или разориться - берите в аренду океан, омывающий берега Флориды. Пока вы не найдете золота, никто не будет посягать на застолбленный вами участок, ну, а если сокровище объявится,- тогда уж не обессудьте, доставайте его сами и платите четверть. Вот как пришли к этому.

...В миле от острова Большая Багама, вблизи полуострова Флориды, по соседству со страной, ныне оптом и в розницу скупающей сокровища древности, аквалангисты поисковой группы обнаружили под водой старинный испанский галион. Это было одно из тех судов, на которых испанские конкистадоры вывозили награбленные ценности с Американского материка. На затонувшем корабле находилось золота и серебра на сумму в 20 миллионов долларов. Весть о знаменитой и столь богатой находке сразу же попала на страницы американской печати...

И вот чары Желтого Дьявола начали действовать. Золото, награбленное одними хищниками и пролежавшее в воде более четырехсот лет, не потеряло своего блеска, и он привлек стаю других, сегодняшних потомков «джентльменов удачи». Избавиться от власти золота, даже брошенного на дно моря, им, как видно, не удалось.

Во время одного из очередных спусков под воду аквалангисты поисковой группы нос к носу столкнулись с... гангстерами. Последние тоже были в аквалангах и не хуже водолазов владели кортиками - оружием ближнего боя пиратов. Но на этот раз оно предназначалось отнюдь не для того, чтобы вспарывать брюхо акулам или сражаться с барракудами. Потомки «джентльменов удачи» сразу же пошли на абордаж затонувшего испанского галиона и попытались сорвать с аквалангистов-первооткрывателей маски и отогнать их от судна, начиненного деньгами. «Первооткрыватели» оказались не из робкого десятка и стоили своих кровожадных соперников. Под водой началась самая настоящая битва на кортиках, этом традиционном оружии прежних «джентльменов удачи». Исход ее решился, когда один из аквалангистов, защищая сокровища, призвал на помощь... акул. Вынырнув на поверхность, он набросал в море, где лежало судно, протухшей рыбы, оставшейся с вечернего улова. Победителями оказались акулы, приплывшие на задах. Ловцы испанского золота еле унесли ноги - их подбирал полицейский катер, вызванный с берега на подмогу...

Но покинем этот «дикий запад», где еще сильны традиции «славного» конкистадорства и флибустьерства «хороших парней» из Техаса, некогда больших любителей индейских скальпов, и вернемся в добрый, либеральный, уважающий закон и порядок Старый Свет. Сегодня и здесь, благодаря аквалангу, появился новый тип археологов и... искателей сокровищ - людей, которые чувствуют себя в равной степени уверенно как на суше, так и в воде. В пещерах Англии, Франции, Италии, затопленных морем, они находят дохристианские реликвии и древнейшие в мире фрески. Одни изучают их, другие пытаются продать... В озерах Южной Африки они разыскивают реликвии доисторических эпох... Однако самые богатые сокровища таятся на дне Средиземного моря, ибо на его берегах с незапамятных времен селились египтяне, пеласги, карийцы, этруски, финикийцы, греки, римляне, арабы и другие, а их корабли на протяжении многих тысячелетий, может быть со времен неолита и ранней бронзы, бороздили воды Средиземного моря и находили в нем свою последнюю гавань, свой посмертный приют. Но вот сообщение газеты «Фигаро», которое несколько охладит нашу уверенность в светлом завтрашнем дне подводной археологии, вернее, в результатах подводных исследований.

...Солнце медленно садится в воды Коринфского залива. На волне покачиваются две яхты. К той, что ближе к берегу, подходит полицейский катер. Это «Гёрл пэт», бросившая якорь под сенью британского флага. «Кто вы?» - следует традиционный вопрос пограничной стражи. Молчание. Полицейские немедленно поднимаются на борт. На «Девчушке» - пятнадцать человек «пассажиров»: французы, испанцы, англичане. Кроме того, три амфоры, множество обломков, имеющих археологическую ценность, и... снаряжение для подводного плавания.

Пока идет разбирательство на первой яхте, а вторая - «Джабула» - вроде бы сносится течением, чтобы незаметно удрать (что она и сделала потом в наступающих сумерках), скажем несколько слов об амфорах. Сегодня амфоры, что ни на есть доподлинные, далеко не редкость. Они уже превратились в излюбленные туристами сувениры, наподобие египетских скарабеев и прочей массовой продукции исчезнувших столетий. Действительно, в древности их «напроизводили» огромное количество, всех форм и размеров, но коллекционировать их дело громоздкое и неоригинальное. Это все равно, что в XXX веке начать коллекционировать сегодняшние бутылки, увеличенные до размеров ванны. Однако греков и римлян было намного меньше, чем желающих сегодня заполучить подлинную амфору, чтобы поставить ее в угол комнаты как цветочную вазу. Отсюда - охотники до амфор пока еще не перевелись, как не перевелись и добытчики этих амфор.

Кроме того, в средиземноморских странах все ценное, что найдено в территориальных водах шириной в 3-6-9 миль, является собственностью прибрежных государств и о находках необходимо незамедлительно сообщать властям. В тех же случаях, когда найденный предмет не уникален,- а им как раз и является вульгарная амфора, эта «бутылка» античного времени,- правительственный археолог любезно разрешит вам оставить ее себе. Ведь он стремится не отнять одну-две ваши амфоры, но установить место, где она была поднята, чтобы определить не выбросил ли ее просто за борт, предварительно осушив, какой-либо развеселый «одиссей», или же она означает место гибели античного корабля. А это уже находка, даже сенсация, ведь на погибшем корабле могли находиться и исчезнувшие скульптуры Фидия или Праксителя, если... если они не находятся в трюме вашего судна... Вот о чем может говорить случайная находка амфоры!

Но вернемся к нашим задержанным кладоискателям, полицейским и ворам, тем более что полицейские, пока объясняли эти прописные истины перепуганным добытчикам антиквариев, обнаружили отсутствие «Джабулы», нырнувшей в ночные сумерки Коринфского залива. Конечно, ее начинают преследовать, по рации с берега срочно вызывают вертолет, но наступает ночь. Наутро следующего дня «Джабулу» обнаруживают в бухте близ Эгиона: яхта принадлежит англичанину-миллионеру Дэвису, на ней жена, сын и дочь Дзвиса. Полиции приходится брать «Джабулу» буквально на абордаж - семья отчаянно сопротивляется и бьет полицейских, когда те пытаются взойти на борт судна. В конце концов экипаж приводят в порт и судят в Амфиссе, приговаривая владельца судна к тюремному заключению и денежному штрафу за кражу археологических ценностей, за нападение на пограничников. «Страстный поклонник древностей», как называли Дэвиса сочувствующие ему журналисты, приговаривается местным судом к 14 месяцам тюремного заключения и штрафу в 72 фунта стерлингов. Официальное обвинение, предъявленное миллионеру-контрабандисту,- «нелегальный вывоз из Греции археологических древностей». Времена Венеры Милосской миновали...

А через несколько дней после этого греческий пограничный пост обращает внимание на странные маневры яхты «Вигамо», пытавшейся ночью подойти к мысу Сунион. При подходе полицейского катера она исчезает во мраке, однако пассажиры грузовичка, которые, казалось, ждали встречи с яхтой, были задержаны. Утром заставили «сдаться» и яхтсменов. Ими оказались два француза-аквалангиста, а на борту «Вигамо» нашли припрятанные амфоры. Одним словом, подводные грабители не редкость у берегов Греции...

А во Франции? Множество «охотников за амфорами» безнаказанно орудуют между Тулоном и Пор-Бу, как и у берегов древней Эллады. Кто эти люди? Кустари-одиночки или участники преступной организации, действующей наряду с подводными археологами, но в иных целях?

Например, в районе Марселя промышляют небольшие группы одиночек-любителей. У них всегда можно приобрести амфору (может быть, уникальную) стоимостью от 500 и 1000 франков, в зависимости от размера и сохранности. В нескольких кабельтовых от мыса Таят, между Тулоном и известным курортом Сен-Тропезом, было обнаружено скопление археологических ценностей. Чтобы защитить их от грабителей, участок пришлось огородить противолодочными сетями, предоставленными для этой цели военно-морским флотом. Это - сплетение очень массивных стальных колец, сквозь которые легко проходят волны. Не помогло. Грабители «подводных могил» преодолели препятствие при помощи специальных щипцов, снабженных на конце небольшим зарядом взрывчатки. Он достаточен, чтобы прорвать сеть, и слишком мал, чтобы причинить вред ныряльщику...

Как установило следствие, подобные «взрывные щипцы» приняты на вооружение во флоте для подводных диверсантов, «людей-лягушек», проникающих во вражеские порты, огороженные противолодочными сетями. Таким образом, военно-морской флот Средиземноморья на стороне полиции и... грабителей. Как писал лондонский еженедельник «Обсервер» в репортаже «Кому служит акваланг?», археологи морских глубин всерьез обеспокоены появлением в послевоенные годы в широкой продаже более совершенного оснащения для подводного плавания. Ведь это грозит разграблением сокровищ, покоящихся на дне моря вот уже не одну сотню лет. Комитет морской археологии Великобритании даже разработал недавно для аквалангистов-любителей специальную программу для обучения археологии морского дна. Руководство комитета рассчитывало при этом, что в большинстве своем «любители» будут сотрудничать с археологами, помогая им в поисках интересных находок, а не станут действовать «дикарями», на свой страх и риск добывая подводные сувениры.

Собственно, британский клуб подводного плавания насчитывает в настоящее время более десяти тысяч своих членов - они отыскивают древние гавани, определяют исчезнувшую береговую линию и составляют карты морского дна у берегов Англии. Однако с тех пор, как он существует, то есть с 1953 года, клуб подготовил 50 тысяч аквалангистов, и большинство из них не поддерживает связей с клубом, действуя самостоятельно. Именно эти люди, по словам председателя клуба, могут причинить огромный вред археологическим изысканиям в морских глубинах. Ведь едва ли найдется такое место в омывающих Англию морях, где бы когда-нибудь не затонул корабль, начиная, быть может, со времен древнего Тартесса и античных мореходов. Сто лет тому назад, практически в наше время, например, за один только 1867 год у берегов Англии произошло 2513 кораблекрушений...

Действительно, сейчас опытный аквалангист может нырнуть на глубину до 100 метров без какого-либо обременительного подводного снаряжения. Иными словами, ему доступны все корабли, затонувшие когда-либо в прибрежной зоне. Особо удачливые при этом могут рассчитывать на богатую добычу, как показывает случай у берегов Флориды. Организация же поисков государством и «официальными археологами» в широких масштабах, рассчитанных на длительное время, требует огромных затрат, тогда как оснащение аквалангиста, тем более его добровольное участие в поисках, обходится не так уж дорого. Увы, как сказал «уакеро» Вернье: «Наш девиз - каждый за себя!» Карты с подводными сокровищами, затонувшими кораблями всех времен и народов раскупаются с молниеносной быстротой. Ибо не счесть сокровищ в море полуденном!

С каждым годом растет оснащение «законных» подводных археологов, не отстают от них и подводные грабители могил. Игра в полицейских и воров продолжается уже под водой... Интересно, появятся ли в будущем космические грабители могил, скажем, где-нибудь на Марсе? В фантастике, например, они уже появились и плотно окопались в нескольких ближайших галактиках, продолжая свое вечное и древнее ремесло, родившееся на Земле.

Племя искателей сокровищ неистребимо. Имя им - легион! Ищут на всех континентах, в горах, лесах, под водой... Анабелла Росси, о которой мы уже упоминали, рассказывая о своей беседе со словоохотливым американским коллегой, приводит его слова: «Еще недавно самая оживленная торговля древностями шла в Италии и Испании, сейчас в нее включились страны Среднего Востока и Латинской Америки...» Если нанести на карту мира те места, где копают сегодняшние грабители могил, получится прелюбопытная картина, больше похожая на ежегодный криминальный отчет Интерпола.

Ливия. Летом 1982 года группа американских офицеров с военной базы, неподалеку от Триполи (база сейчас ликвидирована), в свободное от службы время предавалась «археологическим раскопкам». Самодеятельным гробокопателям повезло - они нашли золотую статую Афродиты. Американцы и не подумали отдавать свою находку в национальный музей страны. Они расплавили единственную в своем роде скульптуру и поделили золото между участниками «экспедиции», видимо принимая во внимание законы США, согласно которым любой клад полностью принадлежит тому, кто его нашел. Правда, закон этот имеет силу только на территории США...

Йемен. Реакционные имамы, правившие страной до сентября 1962 года, за бесценок продавали лицензии на раскопки городов древнего Сабейского царства всевозможным авантюристам. Официально считалось, что «настоящая культура» пришла в Йемен только с принятием ислама. Все остальное - «от лукавого», пусть его забирают себе «неверные»... Подобный взгляд на историю привел к тому, что из страны исчезли подлинные шедевры минейских и сабейских мастеров, зато полы местных гостиниц и караван-сараев мостились плитами с древними сабейскими письменами... Республиканское правительство отменило «культурную революцию» имамов и взяло под охрану все памятники старины - за ними следит впервые созданный в стране Департамент древностей.

Иордания. До сих пор в стране продолжается охота за кумранскими рукописями, находимыми в пещерах вади-Кумран. За искателями свитков Департамент по делам древностей и местная полиция ведут постоянное наблюдение. Но найденные рукописи тем не менее уплывают из страны, как это случилось с четырьмя первыми свитками, вывезенными в США.

Турция. Генеральный консул США в Стамбуле Коллинз вместе с женой был задержан полицией во время раскопок в районе Сиде на юге Турции. Когда «любителю археологии» напомнили, что для ведения раскопок необходимо иметь соответствующее разрешение, Коллинз с раздражением ответил: он-де генеральный консул в стране и «может делать все, что захочет». В то время, когда Коллинз препирался с задержавшими его полицейскими, жена дипломата попыталась незаметно выбросить из своей сумки найденные старинные монеты. Виновные не понесли наказания...

Сицилия. Местная мафия централизует у себя на родине ограбление могил. Выяснилось, что археологические сокровища Сицилии оказались намного богаче многих знаменитых «археологических клондайков» Италии. «Мафиозо», мало просвещенные в новой для них отрасли, узнали об этом из отчета одного итальянского археолога, много лет проработавшего на острове. Он считает перспективными районами прибрежную полосу и некоторые внутренние части острова, где «нет ни одного квадратного метра земли, который не таил бы в себе остатков античных городов, древнейших реликвий со следами островной цивилизации, процветавшей еще до появления на острове древних греков...» Местная мафия полна решимости не допустить на остров чужаков-грабителей, патриотически отстаивая право на разработку сокровищ за собой. Как сообщил журналистам из местных газет один из отцов-мафиозо, сокровища «должны принадлежать своим»...

Франция. Телефонный звонок из Парижа известил итальянца, синьора Леричи, возглавляющего в стране «Фонд Леричи», что в одном из антикварных магазинов города выставлена для продажи фреска, обнаруженная в этрусской могиле и уже занесенная в каталоги археологических памятников мира. Итальянцы только развели руками и сместили с поста начальника полиции того района, где была обнаружена и украдена фреска.

Греция. Древний средиземноморский культ быка - «минотавра», сохранившийся в знаменитых корридах Испании и Португалии, вызывал еще удивление античных историков. Изображения этого таинственного ритуала акробатических игр и поединков со свирепым животным, иногда встречаемые во фресковой росписи и в рисунках на вазах, относятся к одним из загадочных страниц истории Древнего Крита. Но единственная в своем роде статуэтка священного быка со взлетевшим над ним акробатом (человек бежал навстречу разъяренному животному, хватал его за рога или опирался на лоб зверя, а затем в изящном «сальто» приземлялся у него на спине) находится сейчас не в музее, а в частном собрании. Эту бесценную реликвию «тавромахии» Крита ученым позволили сфотографировать всего один раз - первый и последний. Никто не знает, откуда, как и когда она была похищена и как попала в частную коллекцию...

Италия. «Несколько лет тому назад,- рассказывал корреспонденту миланского журнала «Абичи» д-р Моретти, инспектор археологического надзора в Риме и Этрурии,- мы попытались провести через европейский парламент в Страсбурге решение о международном признании итальянского закона об охране древностей. Однако только Греция поддержала нас. Франция оказала прохладную поддержку. Скандинавские страны выступили против, а Швейцария даже не явилась на заседание, чтобы принять участие в подготовительной конференции».

Индия. Правительство Индии предъявило судебный иск американскому мультимиллионеру Нортону Саймону из Лос-Анджелеса. Как писала индийская газета «Тайме оф Индиа», широкие круги индийской общественности возмущены махинациями дельцов «черного рынка», расхищающих ценные произведения древнего искусства Индии. Так, в частную коллекцию Н. Саймона, стоимость которой оценивается специалистами в 80 миллионов долларов, незаконным путем попало бронзовое изваяние древнего божества Сивапурам Натараджа - «танцующий Шива», относящееся к 300 году до нашей эры. Бронзовая фигурка, оцениваемая в 2 миллиона долларов, была похищена более 20 лет назад из индуистского храма в штате Тамилнанду и контрабандно вывезена из страны. Она несколько раз переходила из рук в руки, прежде чем попала в коллекцию Саймона в США, давно уже снискавших печальную славу крупнейшего рынка сбыта краденых произведений искусства.

Сейчас, спустя двадцать лет, стали известны детали похищения. После того, как изваяние было найдено в одном из храмов на юге Индии, его передали на хранение в национальный музей. Однако во время реставрационных работ художник музея заменил подлинник на ловко изготовленную копию, а оригинал оставил у себя. После чего фигурка была вывезена за океан и в конце концов очутилась в коллекции Саймона. Индийские власти потребовали немедленного возвращения уникального памятника древней индийской Культуры его законному владельцу - народу Индии. В прошлом году «Танцующий Шива» был возвращен на родину и занял свое место среди прочих экспонатов Делийского музея искусств, рассказывающих о высокой культуре древней цивилизации на земле Индии.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:





Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'