история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

ЗАПИСКИ Э. КЕМПФЕРА О ПЕРСИДСКОМ ПОХОДЕ С. РАЗИНА

Персидский поход Степана Разина 1668 - 1669 гг. до сих пор является одним из наименее исследованных вопросов истории Крестьянской войны. Такое положение объясняется прежде всего скудостью и противоречивостью показаний источников. Сохранившиеся документальные материалы русского происхождения в основном представляют собой отписки городовых воевод, передававших друг другу и в Москву доходившие до них слухи о походе. Документы относят одни и те же события к разным городам, сообщают разрозненные, почти не связанные между собой эпизоды похода, расходятся в названиях персидских городов и селений, в которых побывали казаки, не дают возможности достоверно установить маршрут похода казаков. Видимо, для истории персидского похода Разина исключительное значение имели бы в случае опубликования персидские документальные материалы.

Недостатки документальных источников в известной мере восполняются литературными памятниками - записками иностранцев. Персидского похода касаются в своих записках Шарден, частично Фабрициус, Бутлер, Стрейс, автор анонимного «Сообщения...» и др. Публикуемые записки Кемпфера специально посвящены персидскому походу Разина и имеют много общего с записками Шардена.

Жан Шарден - известный французский путешественник. В 1665 г. он отправился в Азию для скупки бриллиантов и долго жил в Исфахане. В 1670 г. Шарден вернулся во Францию и в 1671 г. издал книгу «Le Couronnement de Soleiman III roi de Perse. . .». В 1672-1676 гг. он снова побывал в Персии, на Кавказе, в Индии и других странах. Целиком его сочинение было издано в 1711 г. в Амстердаме под заголовком «Journal du voyage du chevalier Chardin en Perse et aux Indes orientales...» (Выдержки из книги Шардена о персидском походе Разина приводятся в «Комментарии» (см. с. 174 - 180). Перевод Е. В. Александровой.).

Энгельберт Кемпфер (1651 - 1716) известен главным образом как путешественник по странам Востока, оставивший многочисленные сочинения и путевые записки. В 1683 г. он в составе шведского посольства побывал в России, а в марте 1684 г. приехал в Персию, в Исфахан. С 1685 по 1694 г. он в качестве судового врача на голландском корабле объехал побережье Аравии и Индостана, посетил Суматру, Сиам и другие страны, провел два года в Японии. В Персии он находился с марта 1684 по 1685 г. в качестве секретаря шведского посольства. За это время он успел собрать обширные сведения об общественном строе, управлении, обычаях, верованиях и истории жителей Персии.

Хотя оба путешественника не являлись очевидцами персидского похода Разина, но были его современниками, вращавшимися в хорошо осведомленных правящих кругах при персидском дворе, получавшими оттуда информацию и усвоившими себе его интерпретацию событий. Однако при этом Кемпфер иногда делает попытки оправдать или объяснить действия казаков. Сведения Кемпфера и Шардена в основном совпадают, но многие конкретные факты ими приводятся или объясняются различным образом (см. «Комментарий»).

Записки Кемпфера о персидском походе С. Разина 1668 - 1669 гг. публикуются впервые. Они были найдены (в английском переводе) в 1950 - 1952 гг. В. Н. Шумиловым в ЦГАДА среди неразобранных документов фонда Рукописного отдела библиотеки Московского главного архива Министерства иностранных дел России (МГАМИД) и были предоставлены им составителю документального сборника «Крестьянская война под предводительством Степана Разина». Ссылки на записки Кемпфера и выдержки из них были приведены в комментариях к I тому «Крестьянской войны». После этого черновой вариант перевода был передан для ознакомления И. В. Степанову по его просьбе и использован им в его монографии «Крестьянская война в России в 1670 - 1671 гг.» (Л., 1966). Сведения, приводимые Кемпфе-ром, упоминались в исторической литературе со ссылкой на эти два издания (см., например: Записки иностранцев о восстании Степана Разина. Л., 1968; Крестьянские войны в России XVII- XVIII вв. Л., 1966, и др.).

Насколько нам известно, в Англии, где находятся почти все рукописи Кемпфера, данные записки не изданы. На наш запрос в Британский музей относительно наличия в нем этой рукописи оттуда не могли прислать ничего определенного, кроме данных о заглавии и содержании. Публикация записок несомненно внесет ясность в этот вопрос.

Находящаяся в ЦГАДА рукопись безусловно является подлинником перевода (а не списком с него), в чем убеждает имеющаяся карандашная правка текста редакционного характера; это подтверждается большим сходством почерка текста и поправок, особенно в написании отдельных букв. Невольно напрашивается мысль, что писало и редактировало одно и то же лицо; можно, предполагать, согласно заголовку, что это был «доктор Мортимер». Каким образом и когда рукопись попала в Россию, неизвестно. Наиболее вероятно, что она была привезена из Англии в XVIII в. каким-либо русским дипломатом - за эту версию говорит нахождение ее в Московском архиве Министерства иностранных дел, куда она могла поступить до 1800 г. (до этого времени в основном передавались дела в МГАМИД).

Как показывает анализ бумаги и почерка, дошедшая до нас английская рукопись написана в первой трети XVIII в. Она содержит 7 листов с оборотами убористого текста, написанного довольно хорошим (хотя едва ли писцовым) почерком. Лист, который должен был предшествовать первому, вырезан; к первоначально сшитым трем двойным листам сверху подшит еще один двойной лист, отогнутый назад. Текст, как это указано в заголовке, был переведен с верхненемецкого и подготовлен к печати доктором Мортимером с рукописи, находящейся в руках сэра Ганса Слоуна. Следовательно, перевод мог быть сделан в период, когда рукопись находилась в руках Слоуна, т. е. не ранее 1716 г. (год смерти Кемпфера и продажи его рукописей Слоуну) и не позднее 1753 г. (год смерти Слоуна). Бумага рукописи относится к первой трети XVIII в. Филигрань бумаги, принадлежащая к широко распространенному в первой четверти XVIII в. типу «герб города Амстердама» и имеющая корону с наметом, без постамента, со львами, державшими головы повернутыми в фас и с поднятыми хвостами, с литерами под гербом LVG и на правой стороне листа W, точно не датируется, так как не значится ни в одном известном описании (В статье С. А. Клепикова «Бумаги с филигранью „герб г. Амстердама"» (Записки отдела рукописей Государственной библиотеки им. В. И. Ленина, М., 1958, вып. 20, № 203) дана сводная таблица всех известных филигранен этого типа, включающая собрания и исследования Хивуда, Николаи, Черчиля.). Однако достоверна принадлежность ее фирме «Libertus'a van Gerrevink'a» (no расшифровке литер), которая, по свидетельству С. А. Клепикова, существовала в первой трети XVIII в. Почерк перевода производит обманчивое впечатление почерка более позднего времени - конца XVIII и даже начала XIX в.

Подлинным текстом записок Кемпфера, написанных, как видно из заголовка, на верхненемецком языке, мы пока не располагаем.

Время написания Кемпфером настоящих записок точно не устанавливается. В тексте есть замечание, что казак, чьи показания он приводит, был взят в плен на острове Дуванном 9 лет назад. Однако, если принять, что казак был пленен во время похода летом 1669 г., записки Кемпфера оказались бы написаны в 1678 г., тогда как он приехал в Персию в 1684 г. Видимо, этот казак был пленен уже значительно позднее подавления восстания.

Поскольку записки имеют дневниковый характер (так же как другие аналогичные записки Кемпфера) и в них даже не даны исправления в отношении сведений, впоследствии безусловно оказавшихся известными Кемпферу (например, сведения о восстании в России 1670 г.), а также ввиду механического соединения двух отдельных частей записок приходится сделать вывод, что записки написаны в период его пребывания в Персии в 1684 г. и потом существенным образом не перерабатывались. Примером таких же дневниковых заметок являются его записки о России (Ф. Аделунг. Извлечения из сочинения Кемпфера «Diarium Itineris ad Aulam Moscoviticam indeque Astracanum suscepti anno MDCLXXXIII». - В кн.: Барон Мейерберг и его путешествие по России. СПб., 1827.).

Публикуемые записки требуют особенно тщательной исторической и источниковедческой критики ввиду их сложности как источника. Как уже было сказано выше, мы имеем дело не с подлинными записками, а с их переводом, подвергавшимся правке. Как уже указывалось, Кемпфер не был непосредственным участником или очевидцем событий, а был только их современником; он передавал недостоверные, а часто просто нелепые слухи или неверно истолковывал дошедшие сведения. Для записок Кемпфера характерны все недостатки, присущие обычно сказаниям иностранцев.

С другой стороны, Кемпфер благодаря занимаемой должности секретаря посольства стоял близко к персидскому двору и имел возможность получать информацию о прошедших событиях из первых рук. Поэтому все сведения Кемпфера, касающиеся событий в Персии, значительно точнее, чем данные о действиях восставших в России. Однако неверные сведения о России не могут ввести исследователя в заблуждение, поскольку касаются широкоизвестных и достоверно установленных фактов.

Записки Кемпфера состоят из двух неравноценных частей: рассказа самого автора и изложения им показаний пленного казака из отряда Разина. Вторая часть несравненно достовернее и содержательнее первой.

При издании английского текста за основу взят текст, написанный чернилами, так как правка карандашом имеет черновой, предварительный характер и не всегда согласовывается с основным текстом; часть карандашной правки стерлась от времени и почти не читается. Карандашная правка оговаривается в подстрочных примечаниях; при исправлении очевидных ошибок правка оставляется в тексте и также оговаривается в подстрочных примечаниях. Все особенности английской орфографии того времени сохраняются; из них оговариваются в подстрочных примечаниях только те, понимание которых может быть затруднено (например, Battel вместо Battle).

В русском переводе архаическое написание слов английского текста и большая часть его редакционной правки, естественно, не могли получить отражения. Особенностью перевода на русский язык было употребление ряда слов не в их распространенном, главном значении, а применительно к содержанию текста: так, the king переводится как «шах», а не «король»; general - «главный военачальник», «полководец»;governour - «наместник»; ducat - «золотой» и т. д. Дословный перевод здесь был бы неверен. Подобные случаи не оговариваются в подстрочных примечаниях. Перевод давался максимально близким к английскому тексту.

Рукопись подготовлена к печати старшим научным сотрудником ЦГАДА Е. А. Швецовой. Воспроизведение и перевод текста сделаны совместно с сотрудником кафедры английского языка Института международных отношений А. Д. Гачечиладзе. Публикаторы сожалеют, что безвременная кончина В. Н. Шумилова помешала ему принять участие в издании найденных им записок.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'