история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

СООБЩЕНИЯ ГАЗЕТ И ХРОНИК

«Европейская субботняя газета»; 27 VIII 1670, № 35

В Московии, по слухам, вспыхнул большой мятеж, и хотя царь послал мятежникам грамоту, призывающую их к повиновению, они разорвали ее и сожгли, а тех, кто ее доставил, повесили (В начальный период восстания было предпринято две попытки прекратить движение с помощью царских грамот, направленных С. Разину. В ноябре 1667 г. такая грамота была передана С. Разину в Яике делегацией донских казаков. Собрав круг, Разин потребовал второй подтвердительной грамоты царя, стремясь этим выиграть время (Кр. война, т. I, с. 138). Второй случай относится к моменту возвращения Разина в Астрахань из похода в Персию в августе 1669 г. С. Разин принял грамоту от посланца князя С. Львова, поцеловал ее, но, как показали дальнейшие события, это было не более, как дипломатическим шагом (Записки иностранцев, с. 48; Кр. война, т. I, с. 144 - 145).). Вследствие этого его царское величество велел выкатить пушки на стены Москвы.

«Северный Меркурий», 6 IX 1670

Рига, 20 августа.

В известии от 2 августа из Москвы подтверждается то, что уже было написано о татарском мятеже, а именно, что свыше 100 000 татар захватили всю астраханскую [землю] и ее столицу и нашли там оружие и снаряжение для 50 000 человек. Хотя великий князь послал против [мятежников] 16 000 солдат, они все до одного погибли. И хотя здесь говорят, что великий князь умиротворил этих мятежников с помощью нескольких бочек золота, однако недавние письма из Москвы сообщают совсем иное. Сегодняшние письма пятидневной давности из Нарвы сообщают о мятеже то же самое ( Из данной корреспонденции видно, что в Европе первоначально движение С. Разина восприняли как восстание татар. ).

«Европейская субботняя газета», 1670,№ 38

Москва, 14 августа.

Пришло достоверное известие о том, что известный мятежник Степан Тимофеевич Разин не только с каждым днем присоединяет к себе все больше народа и войска, но и добился больших успехов под Астраханью. После того как он обратил в бегство посланных против него стрельцов и уничтожил несколько тысяч из них», он стал штурмовать Астрахань, и так как тамошний гарнизон, вопреки воле коменданта, отворил ему [Разину] ворота, он взял город, а коменданта и тех князей и бояр, которые остались верны царю, велел повесить (Под комендантом подразумевается первый воевода Астрахани С. И. Прозоровский. Он был не повешен, а сброшен с башни (раската).). Разграбление церквей было предотвращено! тамошним митрополитом.

Указанный мятежник послал письмо архимандриту в Казань с требованием, чтобы тот при его прибытии вышел ему навстречу с надлежащими почестями. Опасаются, что он [Разин] постарается овладеть крепостью Тарки, находящейся на самом рубеже царских владений у Каспийского моря. А поскольку это место находится далеко от Москвы и при теперешних обстоятельствах, как это уже видно, будет трудно послать туда помощь, то возможно, что Тарки тоже окажутся под властью мятежников и торговля с Пруссией и Россией может быть прервана (После захвата Турецкой империей Византии и средиземноморских торговых путей торговля Европы с Персией через Переднюю Азию была затруднена. В таких условиях видное значение приобрел торговый путь через Россию. Ряд европейских государств, в том числе и Пруссия, стремился к установлению дипломатических и торговых сношений с Персией через Россию. Но в этом же была заинтересована и Россия. В 1667 г. русское правительство заключило соглашение с Армянской торговой компанией о торговле шелком в России и провозе его в Европу. Восстание С. Разина помешало осуществлению условий соглашения 1667 г. (Е. С. 3евакин. Персидский вопрос в русско-европейских отношениях XVII в. - Исторические записки, 1940, № 8, с. 129 - 162).). Москва вследствие этого также окажется в большом затруднении, так как до сих пор из этих мест [с Каспийского моря] сюда (в Москву доставляли всю соленую рыбу, в которой этот народ, соблюдающий множество постов, очень нуждается. Оттуда доставляли также соль и пригоняли царю из этих владений каждый год по 40 000 лошадей.

Посланный против мятежников московский генерал Долгоруи ков требует стотысячную армию, а иначе не решается показаться на глаза врагу. Но [царский ] двор не в силах собрать такую армию, так как тяглый люд не хочет вносить на это пятину, лаясь на свою несостоятельность ( Русское правительство действительно испытывало затруднения в средствах и людских ресурсах при формировании войска Ю. Долгорукова (Кр. война, т. II, ч. I, с. 161, 169, 171, 192 и др.). ).

«Северный Меркурий», 1670

Рига, 1 сентября»

Астрахань продолжает оставаться отнятой от Москвы мятежниками - казаками и различными татарами. О Казани говорят то же самое. Если она также отнята, тогда потеряна и вся Сибирь. В таком случае московит находится в том же состоянии, в каком он был в 1554 г., и должен будет платить астраханцам дань, чтобы' иметь возможность вести торговлю (Казань не была взята повстанцами. В августе 1670 г. под Казань из Саранска перешел полк воеводы П. Урусова, сформированный для борьбы с Разиным. Попытки Урусова выйти на выручку осажденного Разиным Симбирска не имели успеха. Его полк так и остался под Казанью (Кр. война, т. II ч. I, с. 25, 43, 551, 552). Тем не менее взятие Казани, надо полагать, входило в планы С. Разина. В приговоре указывается, что Разин писал «в воровских прелестных письмах», что идет он «Волгою к Казани и под Москву». Иностранец, автор «Сообщения...», дает ту же версию: сопротивление, оказанное Разину под Симбирском, сорвало его планы похода под Казань (Записки иностранцев, с. 110).).

Число мятежников достигло 150 000 человек, и их возглавляет старый тайный враг Москвы по имени Степан Тимофеевич Разин.

Из самой Москвы мы имеем следующее [известие] об этом oт 14 августа: мятежник Степан сперва захватил Царицын и другие; места на реке Волге, а затем занял несколько высот под Астраханью и, установив там большие пушки, преградил путь по этой; реке. Когда губернатор Астрахани послал ему навстречу 6000 человек во главе с вице-губернатором, мятежник с помощью особой военной хитрости наголову разбил их и после этого решился атаковать саму Астрахань (Имеются в виду события под Черным Яром, но суть их изложена превратно - на самом деле солдаты и стрельцы войска князя С. И. Львова перешли на сторону С. Разина (Записки иностранцев, с. 49-51). Цифра 6000 человек, посланных во главе с С. И. Львовым из Астрахани навстречу С. Разину, близка к той (около 5000), которую сообщает участник событий Л. Фабрициус (там же, с. 49). Число повстанцев во всех корреспонденциях приближается к 200 000 человек. Эта цифра упоминается и в анонимном «Сообщении...» о восстании (Ср.: «ГолландскийМеркурий», ч. XXI, 1671, с, 113. «Степан Разин. . .под Астраханью применил военную хитрость с тем, чтобы обмануть неосторожного воеводу Астрахани: мятежники оставили своп лодки и паромы (Pramen) возле берега, сделав вид, что собираются бежать». Записки иностранцев, с. 112).). Поскольку гарнизон ее был весьма ослаблен из-за [отсутствия] разбитого шеститысячного отряда и недоволен низким жалованьем, он защищался очень слабо, и мятежник, почти не встретив сопротивления, стал 5 июля хозяином этого важного города (Дата взятия Астрахани - 5 июля 1970 г. - подтверждает ту, которая устанавливается при сопоставлении данных ряда источников - 24 - 25 июня 1670 г. (в первом случае - по новому стилю). В данном случае мы встречаем впервые точно названную дату взятия Астрахани.).

Губернатор, его люди и несколько иностранных офицеров оказали сопротивление, но их быстро осилили, отрубили им руки и ноги, а затем повесили. Один голландец по имени Боттелер находился там со своим судном и долго оборонялся, но в конце концов и его одолели и убили, а вместе с ним его [людей]. Разграбление церквей было предотвращено по просьбе духовных лиц (Бутлер не был казнен, а бежал из Астрахани (Записки иностранцев, с. 59; Бутлер, с. 362-363).).

Кажется, эти мятежники имеют намерение казнить всех важных русских господ и прежде всего воевод. Они захватили в Астрахани много военного снаряжения и особенно много пушек. Утрата [земель на Волге] вызвала здесь [в Московии] большое смятение, так как потеряна четверть этого царства и прервана торговля с Персией, а также прекращена доставка соли, рыбы и других товаров.

Опасаются, что этот мятежник намерен двигаться дальше, так как он писал казанскому митрополиту, чтобы тот встретил его в пути как правителя Астрахани. Отмечают также, что приток к нему [людей] из здешних мест очень велик.

[Власти] почти лишены возможности противопоставить ему надлежащую силу, хотя ревностно обдумывают и изыскивают различные средства, и должно быть собрано войско под командой князя Юрия Алексеевича Долгорукова (Ср.: «Голландский Меркурию», ч. XXI, 1671, с. 113-114: «Царское величество очень боялось этого мятежника, который был очень обходителен и сумел привязать к себе и держать в своих руках многих лучших москобских офицеров и угрожал великому городу - Москве. Однако к неукрепленным местам была спешно двинута армия под водительством князя Юрия Долгорукова, действовавшего^ великим усердием. Он нанес упомянутым мятежникам такой удар (oorbant), что многие из них разбежались».). Однако денег не хватает, а тяглый люд ссылается на свою несостоятельность... Таковы [известия] из Москвы.

О том, как пойдет [дело] дальше, будет сообщено. Мы, лиф-ляндцы, надеемся, что благодаря этому тяжелый договор с Москвой может быть вскоре смягчен ((Имеется в виду Андрусовское перемирие 1667 г. ).

«Северный Меркурий», 1670

Рига, 5 сентября.

Еще одно [известие] из упомянутой Риги от 26 августа [5 сентября] сообщает следующие подробности:

Французская сторона вела некоторое время с Москвой специальную переписку, вероятно, о военном выступлении, но теперь; это будет затруднено,, так как все приезжающие из Москвы подтверждают [вести] о мятеже. Глава его велит себя титуловать «князь Степан Разин, атаман». Он, можно сказать, держит в своихя руках оба больших царства - Астраханское и Казанское и берете один город за другим. Этот злодей служил раньше алебардщи-1 ком у одного полковника, а также плавал с казаками по Каспийскому морю. Так как его брат по приказу Долгорукова был повешен в Москве, он решил отомстить за его смерть. Сперва он собрал% 40 - 50 казаков, они помогли ему [привлечь еще] 600 - 700 человек, и тогда он впервые пустил в ход свою силу и велел убивать тех, кто казались недостаточно «разинскими» или не хотели подчиняться ему как новому князю. Это сильно прибавило ему сообщников, и вследствие того он сумел взять Астрахань и многое другое. Он захватил в Астрахани сокровища, собранные великими князем за много лет, а также большие богатства в других местах. Всех тамошних немцев и шведов он взял на службу и из их числа, «так же как и из бывших пленных поляков, приблизил к себе самых ж умных, назначил их государственными советниками и, таким образом, основал настоящее государство. Его армия насчитываете сейчас свыше 100 000 человек (Другие источники не подтверждают факт присвоения С. Разиным княжеского титула. Как свидетельствует Фабрициус, факты привлечения Разиным иностранцев-специалистов в области военного дела и медицины действительно имели место, однако не в столь широких масштабах, как изображено здесь. Значительная часть иностранцев бежала из Астрахани либо была убита при ее взятии (Стрейс, с. 209, 359; Записки иностранцев, с. 51, 53, 78 - 79).).

Он требует [выдать ему] московского генерала ДолгоруковаЯ и еще 14 других знатных людей, а иначе он намерен их сам захватить. Великий князь отправил к нему трех послов, чтобы отговорить его от подобных намерений, но он [Разин] велел привязатьЯ им всем камни на шею и бросить в воду, так как в их письмах не был назван его княжеский титул (Сведения о направлении царем послов к С. Разину в период после взятия повстанцами Астрахани не получают подтверждения в других источниках и едва ли достоверны. Намерения же захватить крупнейших бояр, изменивших царю, у С. Разина действительно были (Кр. война, т. I, с. 235).).

Люди, которых великий князь посылает против него [Разина], изменяют и переходят к новому князю. Торговля с теми местами теперь прекратилась. Вся соль, доставляемая в Москву, шла из Астрахани. Оттуда же каждый год поступали тысячи тюков соленой рыбы, икры и др.

Голландский посланник Гейнзиус пять дней назад прибыл сюда [в Ригу] и все это подтвердил.

«Северный Меркурий», 1670

Нижняя Эльба, 19 октября.

14 октября сюда благополучно прибыли из Московии четыре гамбургских корабля, команда которых единодушно сообщает о большом восстании упомянутого Степана Разина, возглавляющего мятеж против Москвы. Однако во время своего пребывания в Архангельске они слышали лишь о захвате Астрахани.

До них дошло много слухов о том, что этот мятежник - дурной человек и поднял этот мятеж [в отместку] за своего повещенного брата. Они слышали также, как многие люди - татары, казаки и московиты, часто бывавшие с ним, - говорили, что он при его безобразном теле, но большом уме способен совершить нечто особенное. Он невысок ростом, туловище у него небольшое, но плечи вдвое шире обычного (Ср.: «Голландский Меркурий», ч. XXI, 1671, с. 141: «В Гамбурге были отчеканены медали с изображением этого мятежника, на которых он имел необычную внешность: короткий и толстый, с широкими плечами, толстым животом и ягодицами, так что он внешне был очень похож на Эзопа».). Все, что он захватывает, он не оставляет в своей казне, а раздает сообщникам. Так же, как и Томмазо Аньелло (Томмазо Аньелло (Мазаньелло) - рыбак, возглавлявший одно из крупнейших восстаний народа в Неаполитанском королевстве в 1647 г. Восстание получило широкий отклик в Италии и за ее пределами. Вскоре после предательского убийства Мазаньелло руководство восстанием перешло в руки буржуазии (История Италии, т. I. M., 1970, с. 494).), он высоко чтит своего государя и говорит, что против него ничего не имеет, а [выступил] лишь против его воеводы Долгорукова и некоторых его офицеров.

Вся Москва его боится, и никто не хочет идти против него вместе с Долгоруковым. Для создания настоящей армии не хватает денег, так как их забрали жадные до золота чужеземные патриархи, которых царь с большими издержками выписал из Константинополя, Антиохии и Иерусалима, чтобы рассмотреть учение и дела прежнего московского патриарха. Об этом сообщают рижане.

Подробный отчет о казни главы мятежа против Москвы Степана Разина, произогиедшей в городе Москве 6 июня 1671 г. по старому стилю

По всему миру уже несомненно разнеслась [весть] о том, как мятежник по имени Степан Разин год назад стал главарем множества мятежных казаков и татар, как он захватил город Астрахань и все [Астраханское] царство и совершил разные другие тиранства и как, наконец, он всячески стремился привлечь на свою сторону донских казаков, чтобы нанести сильный удар Москве. Следует знать, что упомянутые донские казаки сделали вид, будто они с ним согласны. Однако они поступили так из хитрости, чтобы поймать лису в ловушку. Когда казаки узнали, что Разин со своим братом остановился в убежище, где он ничего не опасался, они [казаки] напали на него и захватили его с братом в плен.

В прошлую пятницу 1000 мушкетеров доставили его сюда, и сегодня за два часа до того, как я это пишу, он был наказан по заслугам. Его поставили на специальную повозку семи футов вышиной: там он стоял так, что все люди - а их было более 100 000 - могли его видеть. На повозке была построена виселица, под которой он стоял. Он был крепко прикован цепями: одна очень большая шла вокруг бедер и спускалась к ногам, другой он был прикован за шею к виселице. В середине виселицы была прибита доска, которая поддерживала его голову; его рукц были растянуты в стороны и прибиты к краям повозки. Брат его тоже был скован по рукам и по ногам, и его руки были также прибиты к повозке, за которой он должен был идти. Он казался очень оробевшим, так что главарь мятежников часто его подбадривал, сказав ему однажды так: «Ты ведь знаешь, мы затеяли такое, что и при больших успехах мы не могли ожидать лучшего конца». Этот [Степан Разин] все время сохранял свой гневный вид тирана и совсем не боялся смерти.

С. Т. Разин. Гравюра из 'Приложения к 'Гамбургской газете'' за 1671 г.
С. Т. Разин. Гравюра из 'Приложения к 'Гамбургской газете'' за 1671 г.

Его царское величество оказал милость нам, немцам, и другим иностранцам, а также персидскому послу, и нас провели под охраной многих солдат поближе, чтобы мы разглядели эту казнь лучше, чем другие, и рассказали об этом нашим. Некоторые [из нас] были даже забрызганы кровью.

Сперва ему [Разину] отрубили руки, потом ноги и, наконец, голову. Эти пять частей тела насадили на пять кольев. Туловище было вечером выброшено псам. После него [Разина] был казнен еще один мятежник, а завтра должен быть также казнен его [Разина] брат.

Это [я пишу] в спешке. О том, что еще произойдет, будет сообщено потом.

Москва, через два часа после казни, 6 июня по старому стилю (Данное описание привоза С. Разина в Москву и его казни близко к описаниям, которые принадлежат Т. Хебдону и автору «Сообщения…(Записки иностранцев, с. 114, 125, 130 - 131), и отличается лишь тем, что, согласно Т. Хебдону и «Сообщению…», руки С. Разина были прикованы к столбам виселицы, стоящей на повозке, а в этой корреспонденции указывается, что они были прибиты к повозке. Сопоставление этих описаний с другими описаниями позволяет заключить, что Хебдон и «Сообщение...» дают более достоверные сведения.).

«Северный Меркурий», 1671

Москва, 22 июля.

Умер один из главных мятежников, прозванный Чертоусом, а его люди разбиты под Симбирском и вынуждены были отступить к Белому Яру. Туда же пришел и [Иван] Богданович Милослав-ский со своими людьми и двинулся оттуда дальше, чтобы преследовать мятежников и отвоевывать [захваченные ими] города (Чертов Ус - прозвище Василия Уса, который стоял во главе повстанцев, находящихся в Астрахани, после ухода из нее С. Разина. Второй поход из Астрахани под Симбирск в мае - июне 1671 г. возглавили атаманы Федор Шелудяк и Иван Константинов. За это время в Астрахани от тяжелого кожного заболевания умер Василий Ус.). Утверждают также, что 170 мятежников отправились в Симбирск, взяв с собой топоры, и заявили, что если его царское величество их не помилует, они сами перебьют друг друга. Объявлен указ о даровании жизни и милости тем, кто сам сдался в плен.

Достоверно известно, что недавно казненный мятежник действительно был главным [бунтовщиком] Степаном [Разиным]. Его брату залечили раны после пыток, и вскоре его должны отправить в Астрахань, чтобы найти клады, закопанные там Степаном (Фрол Разин показал под пыткой, что его брат Степан на острове Прорва закопал кувшин «с воровскими письмами». Предпринятые по указу царя поиски кувшина не дали результата (Кр. война, т. III, с. 94, 170).).

Продолжение исторических известий за весеннее полугодие. Историческое описание достопамятных событии, произошедших за время с прошлой франкфуртской осенней ярмарки 1670 г. до масленичной ярмарки нынешнего 1671 г. в Германии и Нидерландах, а также в Италии, Испании, Франции... Молдавии, Московии, Турции... везде и всюду в мире, на воде и на суше...

Основано Якобом Франком, продолжено и издано наследниками Сигизмунда Латомуса, именовавшегося также Мойрером. Франкфурт-на-Майне. B типографии Г. Фризена. 1671 г.

Достоверное известие о мятеже в Московии

Некий человек пишет 3 октября из Копенгагена: по милости божьей, он за пять недель совершил путешествие из Москвы и слышал там много удивительного о мятеже Степана Разина. Это большой тиран, и при взятии города Астрахани он велел сбросить с башни воеводу этой крепости, сам надругался над его женой и дочерью, а затем велел привязать их совсем нагими к лошадям, задом наперед, и отдать на поругание калмыкам - самым ужасным из всех татар. Он велел отрубить руки и ноги, многим немецким офицерам, а затем завязать их в мешки и бросить в Волгу. Над их женами он сам надругался, а затем отдал: их калмыкам (Сведения о глумлении Разина над женой и дочерью воеводы князя И. Прозоровского являются вымыслом. Из Летописца П. Золотарева, служившего у астраханского митрополита Иосифа, который позднее был убит повстанцами, видно, что княгиня Прасковья Федоровна не подвергалась никаким насилиям. Ей был возвращен после пыток младший сын Борис, и она и ее сын при воеводе И. Милославском «поехали к Москве» (ПСРЛ, М., 1968, т. 31, с. 217).).

Все это случилось, когда [рассказчик] находился еще в Москве. Упомянутый тиран отправился тогда из Астрахани в Казань, Царь [послал] против него большое войско, приказав призвать на службу всех немцев. С тех пор тиран уже занял Волгу, так что] из Сибири ничего не может поступать [в Москву]. Если он вскоре] не будет побежден, Москва может оказаться в тяжелом положении, и весь народ там в ужасе от этого (Аналогичный текст в «Европейском дневнике» (т. 23, с. 98).).

Москва из-за этого почти присмирела

В другом известии из Москвы от 4 сентября сообщается: если коротко сказать о положении этой страны [Московии], то оно на этот раз хуже, чем когда-либо бывало или могло быть, ибо все дела идут плохо и никто даже не может обозретьэ всех бед. Московиты утешались было тем, что может прийти какая-нибудь помощь от французской короны, но поскольку дело с этим движется очень медленно, то надежда начинает исчезать.]

Продолжение исторических известий за осеннее полугодие. Историческое описание достопамятных событий, произогиедших с прошлой лтслсничной франкфуртской ярмарки...до осенней ярмарки нынешнего 1671 г. ... Франкфурт-на-Майне, 1671 г.

Плохие вести из Москвы

В Московии и особенно в столице Москве деда обстоят очень плохо, как об этом говорится в письмах, полученных оттуда. Сообщается, что между мятежником Разиным и царской армией произошло жестокое сражение, в котором царское войско было совсем разбито и обращено в бегство, а воевода Долгоруков взят в плен и отправлен в крепость.

В Москву после этого было доставлено много знатных людей, участвовавших в битве: часть их [была убита, а часть] ранена.

Об этом же из Вильно

Об этом же 30 января сообщили из Вильно: положение в этой стране [Московии] становится хуже день ото дня, и мятежник Разин продвигается все дальше. Все, что не покоряется ему добром, он подчиняет огнем и мечом, и стал настолько силен, что людям кажется невозможным ему противостоять. Большая часть их [московитов] лучшего войска разбита, разгромлена и захвачена им в плен, и судьба необычайно ему [Разину] благоприятствует. Его войско насчитывает сейчас свыше 30 000 человек. Большей частью это хорошо обученные солдаты, которых хорошо оплачивают и кормят. Вся жизнь в стране приостановилась.

Их [московитов] давно утешали надеждой на помощь союзных народов, но, видно, ничего из этого не выйдет. Царь пытался склонить к себе добром этого мятежника, но ничего не добился (Аналогичный текст в «Европейском дневнике» (т. 23, с. 358).).

Кровавый результат московского мятежа

Из различных мест на московитской границе с достоверностью сообщают, что упомянутый мятежник Разин перебил множество московских знатных людей, вместе с которыми погибли также некоторые храбрые немцы: полковник Мюнхгаузен, полковник Квель, полковник Штрассбург. До сих пор еще .не знают, что стало, с другими хорошо известными людьми.

Шесть условий соглашения, предложенных мятежником московскому царю

Все еще продолжают сообщать о том, что армия великого князя московского совершенно разбита и что мятежник предложил ему шесть следующих условий: 1. Если великий князь хочет избежать дальнейшего преследования, он должен признать [Разина] царем Казани и Астрахани. 2. Восстановить [на престоле] патриарха. 3. Выплатить 20 миллионов деньгами. 4. Выдать десятерых из своих князей. 5. Выставить портрет [Разина]. 6. Ежегодно выплачивать определенную дань. Что здесь так, а что не так, будет видно из исхода событий (Источником этих сведений являются шведские куранты. А. Попов приводит в своей книге копию со списка шведских курантов, взятую из бывшего Архива Министерства иностранных дел (Шведские дела, 1670, № 8). В этом списке значится: «Из Риги, ноября 12-го дня. Из русских же краев также сия ведомость приходит, что царское величество ищет случая с Стенькою Разиным мириться, к чему и Разин склонен, токмо таким намерением: 1-е. Чтоб царское величество его царем казанским и астраханским почитал. 2-е. Чтоб он, великий государь, ему на его войска из своей царской казны дать указал 20 бочек золота. 3-е. Желает же он, Стенька, чтоб великий государь ему выдать изволил осми человек близких его бояр, которых он за прегрешения их казнити, умыслил. 4-е. Последи ж желает, что прежний патриарх, который ныне у него бывает, паки в свой чин возвратити изволил» (А. Попов. История возмущения Стеньки Разина. М., 1851, с. 81 - 82).).

Между тем сообщают, что царь послал двух курьеров - одного в Швецию, другого в Польшу, чтобы, как полагают, просить эти страны о помощи.

Рассказ о том, как главарь мятежников Степан Разин вместе с его братом были арестованы, доставлены в Москву и здесь преданы мучительной смерти

О всемирно известном, главном и первейшем мятежнике против Москвы по имени Степан Разин сообщается в донесении от 1 июля из Риги в Лифляндию. Здесь уже почти не сомневаются в том, что он н арестован, так как все письма это подтверждают, и в последней почте говорится:

Способ, с помощью которого указанного мятежника захватили в плен, был таков: поскольку он всячески стремился по мере своих успехов привлечь на свою сторону донских казаков и действовать силой против царя, упомянутые донские казаки сделали вид, что они одобряют его желание и хотят исполнить его, имея намерение посредством подобной хитрости поймать лису в ловушку. Когда казаки узнали, что Разин со своим братом остановился в убежище, где он ничего не опасался, они напали на него и захватили его с братом в плен. Наконец, в пятницу 9/19 июня их обоих привезли под конвоем тысячи мушкетеров в столицу Москву (С. Разин был привезен в Москву действительно в пятницу, а пятница перед вторником 6 (16) июня, когда его казнили, приходится на 2 (12) июня. Таким образом, указанная в корреспонденции дата 9 (19) июня, видимо, является опечаткой, тем более что строкой ниже дата казни Разина 16 июня (по новому стилю) указана верно. ).

По сообщению из Москвы от 16 июня, в этот день был исполнен приговор над главарем мятежников - Разиным. Для того, чтобы его увидело как можно больше народа (ибо собралось более ста тысяч человек) и чтобы подвергнуть злодея наибольшему позору, его поставили на широкую повозку вышиной в семь футов. На повозке соорудили виселицу, под которой стоял Разин, крепко-прикованный к ней цепями: одной - за шею, другой - вокруг пояса и третьей - за ноги. Обе руки были прибиты гвоздями к краям повозки, и из них текло много крови. В середине виселицы была прибита доска, которая поддерживала его глову (См. с. 148 (комм. 14-й).).

Брат его тоже был скован цепями по рукам и по ногам и прикован к повозке, за которой он должен был идти, и он чувствовал себя очень плохо, оттого что подвергся позору на глазах у стольких тысяч людей. [Степан] все время смотрел на брата, и так как тот все больше и больше робел, [Степан], ожесточась от гнева сказал ему: «Брат, чего ты так страшишься? Нам надо было думать об этом раньше, прежде чем начать эту игру, а теперь уже слишком поздно. Поэтому отбрось свой страх! Раз уж мы храбро взялись за дело, то должны такими и оставаться. Ты боишься, смерти? Но придется ведь нам когда-нибудь умереть. Или тебя заботит, что остальным нашим сообщникам тоже придется плохо? Они окажутся более предусмотрительными, и небеса помогут им в их делах, так что они не должны будут опасаться такого наказания». От этих жестоких и подстрекательских речей брат еще больше бледнел, а Разин высказал еще много других угроз московитам, пока, наконец, в назначенном месте он не был предан смерти.

По желанию некоторых знатных немцев, посланников разных земель, и персидского посла им была оказана честь и их провели под сильной охраной солдат через собравшуюся толпу к по-| возке, и это было им дозволено, чтобы они смогли все хороша увидеть и услышать и подробно рассказать о произошедшей казни. Они находились так близко, что некоторые из них вернулись [домой] обрызганные кровью, казненного.

Казнь эта происходила следующим образом: сначала ему отрубили обе руки, затем обе ноги и, наконец, голову. Эти пять частей тела насадили на пять кольев - всем напоказ, как устрашающий пример для проезжих, а изуродованное туловище было вечером выброшено на съедение голодным псам. Таков был конец этой казни.

Продолжение исторических известий за весеннее полугодие...с осенней ярмарки 1671 г. до масленичной ярмарки нынешнего 1672 г. ...Франкфурт-на-Майне, 1672 г.

Состояние мятежа в Москве

Относительно положения в Московии известия продолжают сходиться на том, что сторонники царя разбиты мятежниками и нет никакой надежды вернуть Астрахань и большое Астраханское царство, так как мятежники установили тут крепкий порядок и с ними находится патриарх, а это хитрая голова.

Московиты присоединили к себе это [Астраханское] царство 116 лет назад с доброго согласия тамошних жителей. Если они захотят получить его снова, им придется прошагать более пятисот миль через пустынные земли, по которым летом трудно пройти из-за сильной жары, а зимой - из-за суровых морозов и глубоких снегов (Аналогичный текст в «Европейском дневнике» (т. 24, с. 499).).

Седьмое продолжение десятилетних исторических известий Грегориуса Винтсрмоната, или правдивое описание всех достоверных историй, которые произошли со времени прошлой новогодней лейпцигской ярмарки до нынешней пасхальной ярмарки 1671 г. везде и всюду на свете. Собраны с прилежанием для любителей истории из приходящих газет и из частных писем и напечатаны для всеобщего пользования. Лейпциг, 1671 г.

Январь, 1671 г.

Относительно больших волнений в Москве, откуда вскоре должны вернуться комиссары польской короны - холмский воевода и литовский писарь Бростовский, - сообщают, что не только шведская корона объявила царю войну, но к тому же и мятежник Степан Разин (который все еще имеет большой успех и до сих пор удерживает в своих руках Астраханское и Казанское царства с их столицами) присвоил себе титул царя обоих этих царств. Однако это еще достоверно не установлено. Покамест большинство писем оттуда [из Московии] сходятся на том, что положение в стране очень тяжелое. После того как множество сильных войск, посланных против мятежника, попали к нему в руки, царь настолько оробел, что не собирается больше посылать против него [войска]. Получено также известие, будто в Москву недавно было доставлено много убитых и раненых, в том числе очень знатных людей, и будто воевода Долгоруков взят в плен и почти вся его армия разбита. Поэтому в Белой. Руси считают, что дело московитов почти совсем проиграно.

Февраль, 1671 г.

О мятеже в Московии поступают до сих пор самые различные известия. В последнем из них [говорится], что мятежник Степан Разин недавно, 4 сентября, осадил с двадцатитысячным войском город Симбирск на реке Волге и пятнадцать раз подряд штурмовал его. Однако осажденные во главе с храбрым губернатором Иваном Богдановичем Милославским мужественно отбили все атаки. При этом они были поддержаны воеводой князем Юрием Никитичем Барятинским, прибывшим туда и прорвавшимся к городу вдоль берега реки. Затем он [князь] вместе с осажденными атаковал мятежников и разбил их, так что им пришлось выбирать [смерть] от меча или в воде, и все они погибли, не считая шестисот человек, взятых в плен и позднее также убитых.

Сам [главный] мятежник будто бы тяжело ранен и с большим трудом спасся на лодке с несколькими людьми. После этого поражения всё, что им раньше было захвачено, снова вернулось к великому князю, который 21 числа прошлого месяца очень пышно и торжественно отпраздновал на радость и удовольствие подданным свою свадьбу с царицей Натальей Кирилловной из рода Нарышкиных.

Как говорят, упомянутый губернатор Иван Богданович находится сейчас в Москве и в награду за свою хорошую службу получит от царя высокую должность. Долгоруков, который до сих пор стоял со своим войском под Казанью, тоже должен через несколько дней вернуться сюда [в Москву]. Рассказывают, что пути и дороги теперь совершенно очищены от разбойников и что торговля с Московией идет вовсю, как и раньше.

Март, 1671 г.

То, что говорили некоторое время назад о полном разгроме мятежников в Московии, совершенно не подтверждается, а напротив, получены достоверные известия, что обе стороны лишь на некоторое время отошли подальше друг от друга из-за наступления зимы и большой нехватки хлеба.

Восьмое продолжение десятилетних исторических известий…со времени прошлой, пасхальной ярмарки до нынешней Михайловской ярмарки 1671 г. ... Лейпииг, 1671 г.

Апрель, 1671 г.

От некоторых приезжих из Москвы стало известно, что за мятежником Степаном Разиным нужен еще крепкий присмотр и что было убито, повешено, утоплено и захвачено множество людей не из армии Разина, а из вновь взбунтовавшихся московских крестьян.

Июнь, 1671 г.

Что касается мятежников в Московии, то в письмах оттуда сообщается, что [главного] мятежника недавно захватили в плен и вскоре доставят в Москву. Кроме того, все города этого края, бывшие в его руках, вплоть до Астрахани будто бы снова признали царя своим господином (Повстанцы сдали Астрахань царским войскам в конце ноября 1671 г.).

Июль, 1671 г.

( Начало рассказа об аресте и доставке в Москву Степана Разина совпадает с текстом «Франкфуртских исторических известий», см. с. 125.).

...[Степана Разина и его брата] привезли в Москву 2 июня и тотчас же доставили прямо в судилище, где был разведен огонь. Как только они туда прибыли, главаря мятежников вздернули на дыбу и дали ему 18 - 20 ударов кнутом, но он не обратил на это особого внимания. Он держался очень мужественно также и в то время, когда его положили спиной в огонь и стали жечь, а боярин Долгоруков и некоторые другие спрашивали его при этом о различных вещах. На одни вопросы он отвечал очень дерзко, на другие же совсем не давал ответа. А именно речь шла о том, чтобы он выдал неких знатных людей, имевших с ним связь, все это еще остается тайной (Ср.: «Голландский Меркурий», ,. XXII, 1672, с. 78: «Так их вели на пытку посреди Москвы, где из-за холода был зажжен костер. Стеньку Разина провели через огонь, затем растянули [на дыбе], били батогами и, так как все это его не сломило, снова положили его в огонь, и он все эти жестокие пытки перенес. Во время этих пыток господин боярин Долгоруков задавал ему вопросы. Лишь на некоторые вопросы он давал решительные ответы, но на все остальные хранил молчание. Хотели еще обвинить бывшего патриарха Никона в том, что он будто бы был подстрекателем Разина. Наконец, он, мятежник Разин, предстал перед московским судом и 16-го этого месяца он был казнен на большой торговой площади. Сперва он был четвертован, и потом ему отрубили голову. Его туловище и обрубки были повешены на столбах и колесах на другой стороне реки».).

Наконец, 16 числа он был доставлен на большую рыночную площадь для совершения казни (Там же, с. 118: - «16 июня его повели к замку, где был знаменитый большой эшафот. Он признался в тех преступлениях, в которых его обвиняли начиная с 1667 г., и его четвертовали». ). Здесь после многих новых пыток ему отрубили руки, ноги и голову, насадили их и туловище на колья, а внутренности бросили собакам. При этом его царское величество оказал милость немцам и другим иностранцам, а также персидскому послу и велел подвести их под охраной солдат поближе, чтобы они смогли разглядеть эту казнь лучше, чем другие, и рассказать об этом у себя. Ведь некоторые из них стояли так близко, что были даже забрызганы кровью (Дата привоза С. Разина в Москву (2 июня) указана по старому стилю, а дата казни (16 июня) - по новому стилю.).

Что касается брата [Разина], то хотя его и сильно наказали, но в конце концов пощадили, так как он обещал указать все богатства, которые Стенька спрятал в разных местах. Считают, что их очень много и что они состоят из денег, дорогих камней и других ценностей (См. с. 149 (комм. 16-й). ).

Хотя нет никаких сомнений в том, что казнь протекала указанным образом, большинство до сих пор не хочет верить, что это был подлинный главный мятежник Разин, поскольку сам [казненный] перед смертью сказал: «Вы думаете, что убили Разина, но настоящего вы не поймали, и есть еще много Разиных, которые отомстят за мою смерть».

Август, 1671 г.

Письма из Москвы от 16 июля снова подтверждают известив о смерти известного главаря мятежников Степана Разина, но' при этом сообщают, что его армия не перестала быть мятежной и тиранствует едва ли не больше, чем раньше. Они [мятежники ] бесчеловечно расправились с митрополитом, советником и самыми знатными жителями Астрахани, которые после известия о смерти л Разина хотели снова показать себя примерными московитами (Астраханский митрополит Иосиф, воевода С. И. Львов и ряд других лиц казнены повстанцами в мае 1671 г. за изменнические сношения с царскими воеводами других городов (Кр. война, т. III, с. 217).).

Десятое продолжение десятилетних исторических известий... со времени прошлой новогодней ярмарки до нынешней пасхальной ярмарки 1672 г. ...Лейпциг, 1672 г.

Декабрь, 1671 г.

Что касается города Астрахани, то он со всех сторон окружеь. войском его царского величества. Находящиеся там мятежники хотели недавно сдаться на милость, но когда им было в этом отказано, приняли решение сражаться до последней капли крови и всем вместе расстаться с жизнью. Вследствие этого положение здесь все еще тяжелое (См. с. 149 (комм. 21-й).).

Февраль, 1672 г.

Комиссары [польской] короны пишут из Москвы, что царь He хотел согласиться на военный союз и отказаться [от требования] возвратить Киев. Тем временем прибыло неприятное известие из Астрахани о том, что хотя московское войско отвоевало было город и крепость, однако мятежники вновь совершили неожиданное нападение, захватили город и перебили там больших и малых. Царь был очень напуган этим и, чтобы немного развлечься, отправился из столицы в увеселительный дворец неподалеку от нее, оставив своим боярам приказ продолжать переговоры с польскими комиссарами (По Андрусовскому перемирию 1667 г. Киев с прилегающей территорией должен был оставаться за Россией до 1669 г., но остался за нею навсегда. Польская сторона, домогаясь пересмотра условий перемирия и возврата Киева, связывала свои надежды с Крестьянской войной в России. Сведения о новом захвате Астрахани повстанцами после ее сдачи правительственным войскам в конце ноября 1671 г. не соответствуют действительности. Аналогичный текст в «.Европейском дневнике» (т. 24, с. 599 - 600). ).

Двадцать второе продолжение «Европейского дневника», или двадцать третья часть ежедневных исторических рассказов, в которых говорится о достоприг-мечателъных событиях, произошедших в оставшиеся месяцы 1670 и в первые три месяца 1671 г. ... Франк-фцрт-на-Майне. У издателя Вильгельма Ферлина, 1671 г.

Октябрь, 1670 г.

Московия все еще не спокойна

Между тем в Московии происходят все более удивительные дела, ибо у мятежников обнаружился кровный наследник прежних астраханских и казанских царей, который сообщничает с ними, а из Смоленска и из многих [других ] мест сообщают, что мятежники якобы находятся уже в 75 - 80 милях от Москвы и что они движутся, разделившись на три армии. [Говорят], что воевода Долгоруков, выступивший против них с большими силами, был позорно покинут многими своими людьми, которые сложили оружие и перешли к мятежникам («...кровный наследник прежних астраханских и казанских царей» - речь идет о князе Андрее Черкасском, сыне кабардинского мурзы Камбулата Пшимаховича. Андрей Черкасский в стане разинцев выдавался за царевича Алексея (Кр. война, т. II, ч. 2, с. 101; т. III, с. 419). Строгой организации «армий» у повстанцев не было. Возможно, в данном случае имеются в виду действия повстанческих отрядов в районах Симбирско-Корсунской черты, Белгородской черты и Слободской Украины.).

Письма, отправленные 16 октября из самой Москвы к добрым людям, сообщают, что там теперь ни за золото, ни за серебро ничего не добьешься, так как большинство знатных людей отправилось в поход против мятежников, а оставшиеся ежедневно совещаются с царем насчет того, как покончить с этим огромным мятежом.

Ноябрь, 1670 г.

Из города Москвы пришло письмо с тремя известиями, последнее из которых от 8/18 ноября такого содержания: царь велел провести большой смотр своих людей (Смотр царских войск с целью демонстрации устойчивого положения в стране был устроен под Москвой в конце октября 1670 г. (Рейтенфельс, с. 119).), а тем временем пришло радостное известие о том, что царская армия под командованием воеводы Долгорукова не только разбила в бою главаря мятежников Степана Разина, но и стала преследовать его по всему его пути. [В Москве] питают большие надежды на возвращение захваченных [Разиным] земель, а некоторые уверяют, что Астрахань уже снова находится в руках царя. В этих известиях вовсе не говорится о разрытых дорогах, перегороженных большими засеками (Ср.: «Голландский Меркурий», ч. XXI, 1671, с. 141: «Степан Разин, московский мятежник, выступивший против царского величества, допустил ошибку, когда он промедлил с походом на Москву, ибо теперь весь деревянный город из улицы в улицу перекрыт заставами (Slagh-Boomen)».), и о боязни нового бунта. Нужно немало труда, чтобы понять из подобных преувеличений и преуменьшений, насколько справедливо то, о чем ходят слухи в соседних странах.

Январь, 1671 г.

Тяжелое положение в Москве

Что касается положения в Москве, то оно чрезвычайно плохое, так как мятежник Разин разбил воеводу Долгорукова, генерал-лейтенанта Ромодаповского, генерала Нащокина и почти всех знатных московских господ, отправившихся в поход, и обратил в бегство всю их армию.

Его войско состоит из самогитских, ногайских и калмыцких, татар, а также из казаков, выведенных из-за Донца. Офицерами у них служат большей частью немцы и шведы. После завоевания Казанского царства они [мятежники] захватили княжества Wiodomica, Candone, Restica (Веденяпино? Кадом?) и другие.

При царе Алексее Михайловиче остались еще князья и бояре - Шереметев (Czerenosow), Лобанов, князь Воротынский и некоторые окольничие. Между тем опасаются всеобщей измены и при этом называют [имена] многих немецких офицеров, среди них - генерала Альбрехта фон Бухгофена, полковника Гарвихта, полковника Давида фон дер Буссена, полковника Гофарта и других. Впрочем, полковник Мюнхгаузен, полковник Квель и полковник Штрассбург погибли вместе с несколькими русскими знатными людьми (Воротынский Иван Алексеевич - князь, боярин, двоюродный брат царя Алексея Михайловича; Лобанов-Ростовский Александр Иванович - князь, стольник, голова 1-й сотни стряпчих; Шереметев Петр Васильевич - боярин, симбирский воевода. Ценен перечень имен иностранных офицеров участников подавления восстания. Этих имен нет в других источниках.).

Февраль, 1671 г.

Мятежник Разин доставляет московиту много хлопот

Что касается Степана Разина, то он все еще доставляет московиту так много хлопот, что тот вынужден был совсем уйти иа Лифляндии со своим страшным войском, поскольку [московит] доведен до такой крайности, чтол нуждается в помощи шведов, без которой ему, как видно, не справиться [с мятежником]. С этой целью он послал в Стокгольм полковника Стадена, урожденного рижанина, который просил [шведов] не оказывать поддержки упомянутому Разину, предлагая за это отойти от всех оспариваемых рубежей и дать шведской короне удовлетворение, как только от нее поступит помощь (См. с. 89.).

Все польские дворяне, находящиеся в Московии, тоже должны были пойти на выручку [войску], но назад их вернулось так мало, словно их водили на убой.

Двадцать третье продолжение «Европейского дневника»...с апреля до ноября 1671 г. Франкфурт-на-Майне, 1672 г.

Апрель, 1671 г.

Известие из Москвы

Из Москвы прибыло известие, будто главарь мятежников наголову разбит и потерял 16 000 человек убитыми и пленными. С другой стороны, сообщают, будто он совсем по иной причине повернул назад по Волге к Астрахани и по той же причине московская армия также должна была отойти. Одновременно прилагают много сил для того, чтобы весной собрать новую армию и выставить ее против упомянутого мятежника, если он захочет снова проявить себя, а также чтобы занять некоторые покинутые им города. Между тем в стране - большая дороговизна и много народа погибло в этом мятеже с обеих сторон.

Май, 1671 г.

Положение в Москве

Относительно положения в Москве было сообщено из Вильно 18 мая следующее:

Все, кто приезжают из Москвы, единодушно свидетельствуют, что дела в Москве обстоят очень плохо и многие иностранные офицеры оставляют службу, чтобы вернуться в свои страны, поскольку с ними дурно обращаются. Фельдмаршал Долгоруков выступил [в поход] с большим войском, разграбил различные города и деревни и велел повесить, задушить и подвергнуть пыткам многих старых и молодых людей, которых он подозревал в том, что они поддерживают связь с главарем мятежников Разиным. Такие тиранические поступки вызывают на местах большой страх. Простые люди после этого большей частью переходят на сторону вышеуказанного мятежника, который очень милостиво их принимает и дает им большие свободы. Его силы достигают теперь около 200 000 человек, которые расположены вдоль Волги на зимних квартирах (Эту цифру - 200 000 человек повстанческого войска - в период развития событий в Среднем Поволжье называет и автор «Сообщения...» (Записки иностранцев, с.112).). Поскольку у мятежников больше сил, чем в прошлом году, московиты переживают большие трудности, так что в стране не ждут ничего иного, кроме большой войны.

Однако 21 мая из самой Москвы написали, что главарь мятежников Степан Разин был захвачен московитами, когда он навещал жену и детей в городе Кагальник. Казак Корнила Яковлев, узнавший от своих лазутчиков [о приезде Разина], сразу же окружил этот город и на следующий день совершил большую атаку. Когда она была отбита, он [Яковлев] отправил из своего лагеря посланца к мятежнику и велел спросить, не хочет ли тот добровольно сдаться и сдать город. Посланца этого [Разин] велел сразу же казнить. Подобная жестокость, противоречащая законам всех народов, так возмутила [Корнилу], что тот начал новый, еще более решительный штурм города, взял его силой, а упомянутого мятежника поместил на корабль и отправил к великому князю (С. Разин действительно был схвачен домовитыми казаками во главе с К. Яковлевым в результате вторичного похода их под Кагальник в апреле 1671 г., но каких-либо переговоров с Разиным о сдаче Яковлев не вел.).

(Рассказ о привозе в Москву и о казни Степана Разина совпадает с текстом «Франкфуртских исторических известий», см. с. 125 - 126).

Июль 1671 г. Главарь мятежников казнен в Москве

Однако большинство не хочет верить, что это был подлинный главарь мятежников Разин, поскольку сам [казненный] перед смертью сказал: «Вы думаете, что убиваете Разина, но настоящего вы еще не поймали и есть еще много Разиных, которые отомстят за мою смерть». Из-за этого жители Пскова не захотели устраивать никакого торжества, так как они не верили, что казни был подвергнут подлинный главарь мятежников.

Простой народ также совсем не доволен упомянутой казнью, полагая, что жизнь [Разина] принесла бы больше пользы, чем; его смерть, и что эта его смерть вызовет только новые жестокие тиранства. Так, когда многие жители Астрахани после известия о пленений Разина снова начали стоять за московитов, могущественные сторонники мятежников подвергли их нечеловеческой расправе, а двое пленных воевод были безжалостно казнены в отместку за двоих [братьев Разиных].

Поучительные досуги Иоганна Фриша или примечательные и вдумчивые беседы, в которых речь идет о полезных и поучительных материях, а также каждый раз сообщается о важнейших событиях нашего времени. 26 беседа. Алътона, 1677 г.

Он [Разин] был большого роста, неуклюжим, с такими широкими плечами, каких я ни у кого не видел. Однако талия у него была, как у девушки. Его лицо достаточно ясно отражало его упорный нрав. Оно не изменило цвета до самого конца и не выказывало ни малейших признаков чувствительности.

Через несколько дней после его [казни] была сожжена монахиня, которая, находясь с ним [заодно], подобно амазонке, превосходила мужчин своей необычной отвагой. Когда часть его войск была разбита Долгоруковым, она, будучи их предводителем, укрылась в церкви и продолжала там так упорно сопротивляться, что сперва расстреляла все свои стрелы, убив при этом еще семерых или восьмерых, а после того, как увидела, что дальнейшее сопротивление невозможно, отвязала саблю, отшвырнула ее и с распростертыми руками бросилась навзничь к алтарю. В этой позе она и была найдена и пленена ворвавшимися [солдатами]. Она должна была обладать небывалой силой, так как в армии Долгорукова не нашлось никого, кто смог бы натянуть до конца принадлежавший ей лук. Ее мужество проявилось также во время казни, когда она спокойно взошла на край хижины, сооруженной по московскому обычаю из дерева, соломы и других горючих вещей, и, перекрестившись и свершив другие обряды, смело прыгнула в нее, захлопнула за собой крышку и, когда все было охвачено пламенем, не издала ни звука.

«Газета», 1670 г.

№ 119 (4 X 1670).

Из Риги, 4 сентября 1670. г. Мы [лифляндцы] продолжаем опасаться разрыва с московитами с тех пор, как великий князь дал знать, что он не согласен на то посредничество в нашем споре, которое ему предложили. Однако есть надежда, что волнения, происходящие в его владениях, заставят его в конце концов вести переговоры с меньшей суровостью, ибо нас уверяют, что его восставшие подданные, число которых превышает 100 000, овладели Астраханью' и даже заставили сложить оружие 20 000 солдат, посланных на помощь этому городу.

№ 127 (25 X 1670).

Из Риги, 25 сентября 1670 г. Волнения в Московии с каждым днем усиливаются. Мятежники, захватив Астрахань, взяли также Казань и многие другие важные города (См. с. 148 (комм. 6-й).). Великий князь всеми силами стремится воспрепятствовать их продвижению, и так как он хочет избежать кровопролития, то написал вождю мятежников, чтобы привлечь его добром. Но тот, вместо того чтобы признать свою вину, как говорят, жестоко расправился с теми, кто был к нему послан, и заявил, что не сложит оружия, пока ему не выдадут генерала великокняжеских войск Долгорукова, чтобы отомстить ему за смерть брата, повешенного будто бы по его [Долгорукова] приказу.

№ 130 (1 XI 1670).

Из Стокгольма, 30 сентября 1670 г. 26 сентября в этот город прибыл господин Гейнзиус - чрезвычайный посланник Генеральных штатов Объединенных провинций Нидерландов, - весьма недовольный переговорами с великим князем. Однако есть надежда, что волнения, которые продолжаются в Московии, во многом послужат тому, чтобы завершить наш [шведов] спор с этим государем. Ходит даже слух, что он намерен послать сюда [в Швецию] знатное посольство, чтобы возобновить старинный союз между обоими народами и восстановить торговлю, прерванную в течение столь долгого времени.

№ 136 (15 XI 1670).

Из Риги, 15 октября 1670 г. Хотя под страхом суровой кары запрещено посылать какие-либо письма из Московии, однако, в [нескольких из] них на этой неделе говорилось, что вождь восставших, собрав 120 000 человек, разбил после взятия Астрахани две большие армии великого князя, возглавляемые генералом Долгоруковым, и что этот генерал собирает третью, еще большую армию, к которой должно присоединиться дворянское ополчение, а если мятежники и ее разобьют, государь будет вынужден покинуть свои владения (До октября 1670 г. Ю. Долгоруков, остановленный повстанцами в Алатыре, вынужден был занять оборонительную позицию, а его отдельные отряды терпели поражение от повстанцев. И лишь с октября перевес сил намечается на стороне правительственных войск.).

№ 162 (ошибочно, вместо № 142) (29 XI 1670).

Из Гамбурга, 9 ноября 1670 г. Нам пишут из Риги, что волнения в Москве усиливаются с каждым днем. Вождь восставших недавно снова отказался от предложенных ему очень выгодных условий, так как считает, что если он разоружится, великий князь найдет предлог, чтобы наказать его за мятеж.

№ 148 (17 XII 1670).

Из Гамбурга, 27 ноября 1670 г. Нам пишут из Риги, что дела великого князя московского начинают принимать новый оборот с тех пор, как генерал Долгоруков разбил армию мятежников, многие из которых были убиты, а более 3000 взято в плен. В письмах добавляется, что в результате этого сражения город Астрахань вернулся под власть своего законного государя, и есть надежда, что и все остальные перешедшие к врагу [города] последуют этому благому примеру.

№ 154 (27 XII 1670).

Из Гамбурга, 7 декабря 1670 г. В некоторых письмах из Риги подтверждается победа, одержанная войсками великого князя московского над его мятежными подданными. С другой стороны, говорится, что беспорядки там распространились вплоть до Москвы, жители которой вынуждены забаррикадировать свои дома, чтобы уберечься от нападения и от частых пожаров, дающих основание полагать, что в разных частях города прячутся поджигатели.

1671 г.

№ 10 (24 I 1671).

Из Риги, 25 декабря 1670. Ходившие слухи о победе великого князя московского над его мятежными подданными не были верны. В последних письмах из этой страны [Московии] утверждается, что вождь восставших продолжает добиваться таких успехов, что есть основания опасаться настоящего переворота, тем более что, как говорят, многие бояре из числа самых знатных людей королевства тоже восстали.

№ 25 (28 II 1671).

Из Варшавы, 24 января 1671 г. В письмах, полученных из этой страны [Московии], подтверждается успех вождя мятежников, который, кроме Астрахани и Казани, овладел почти пятьюдесятью другими важными городами. К этому добавляют, что Долгоруков - командующий войсками великого князя, - выздоровев после опасной болезни, собирает сильную армию, чтобы выступить против мятежников, число которых достигло 200 000 человек. Говорят еще, что персидский король находится в согласии с ними [мятежниками] и обещал послать им помощь со стороны Каспийского моря.

№ 42 (внеочередной выпуск от 10 IV 1671 г., содержащий продолжение польских дел в письме из Варшавы).

...[Великий князь московский] находится в немалом затруднении из-за продолжающегося в его владениях мятежа, которым как будто хотят воспользоваться некоторые его соседи, чтобы отомстить за то, что не смогли заключить с ним никаких договоров.

Также ходит слух, что король персидский заодно с вождем мятежников и обещал прислать ему помощь; однако известия, полученные на этот счет, не очень достоверны и сейчас нет никакой ясности относительно хода этих дел.

В начале прошлого месяца было сообщено, что мятежники, развивая свои успехи, заставили великого князя, испугавшегося полного переворота в стране, предложить их предводителю соглашение и что тот, упоенный своими победами, отказался говорить об этом, пока не будет выполнено множество его дерзких требований, о которых вы, может быть, уже знаете, а именно: чтобы за ним признали титул князя астраханского и остальных земель, хозяином которых он стал; чтобы ему заплатили два миллиона золотом на раздачу войскам; чтобы ему выдали двадцать лиц, которых он назовет, и чтобы восстановили патриарха, который был смещен несколько лет назад. В завершение он заявил, что продолжит свой победный поход, пока фортуна ему благоприятствует. Великий князь, испугавшийся столь дерзкого ответа и чувствуя себя в Москве неуверенно, готовился уехать и искать убежища в Архангельске на Белом море, куда многие купцы разных наций собирались также следовать за ним, взяв с собой свое самое ценное имущество.

Затем было сообщено, что высшие московитские офицеры отправились сражаться с ним [Разиным] и что он разбил их и, с легкостью продолжая начатое, присоединил к уже завоеванному Казанскому царству несколько других княжеств. Многие офицеры из армии великого князя перешли в его [Разина] армию, включающую среди прочих татар казаков и немецких офицеров. Таким образом, близ его [царя] персоны осталось только несколько высших сановников, растерянных не менее, чем он сам, и не знающих, на что решиться при таких обстоятельствах, когда фортуна, казалось, отдает их во власть восставшим, которые к тому же надеялись получить помощь от иностранных держав.

Вслед за этими новостями была получена и более благоприятная, а именно, что вождь мятежников, осаждавший с огромным войском один из городов на Волге и , совершивший за месяц 15 штурмов, каждый раз получал отпорот губернатора и в конце концов был разбит сильной армией, пришедшей на помощь к этому городу, и горожанами, совершившими вылазку. При этом большинство осаждавших было убито или потоплено, за исключением немногих, которые вместе с их предводителем спаслись с большим трудом на лодке.

К этой доброй вести добавляют, что многие города, которыми он [Разин] овладел, сразу же вслед за тем вернулись под власть их государя, и что наконец мятеж оказался окончательно подавленным вследствие поражения его вождя, и дела в Московии возвращаются в свое прежнее состояние. Хотя по слухам уже получено подтверждение столь чудесной перемены - причем с такой подробностью, что генерал великокняжеской армии одел свое войско в польскую одежду и поднял знамена с королевскими гербами и благодаря этой хитрости привел в ужас мятежников и добился победы, - однако многие еще не высказываются на сей счет до тех по.р, пока истина не станет яснее. Из Варшавы, 1 марта 1671 г.

№ 49 (25 IV 1671).

Из Риги, 28 марта 1671 г. Полковник ван Стаден прибыл сюда в качестве чрезвычайного посланника великого князя московского... Он рассказывает о делах в этой стране [Московии] в таком благоприятном духе, что ему трудно верить. Он утверждает, что не только вся армия мятежников потерпела поражение и 50 000 их было убито на месте, но к тому же и их вождь Степан Разин взят в плен, и его везут к великому князю вместе с главарями его шайки.

№ 74 (внеочередной выпуск от 26 VI 1671 г., содержащий продолжение польских дел в письме из Варшавы).

...Вот каково состояние наших международных дел, и мне к этому нечего добавить, кроме того, что нам [полякам] не следует ничего опасаться со стороны московитов до тех пор, пока они втянуты в свою гражданскую войну, которая продолжает их достаточно занимать и настолько обескураживает, что прибывший сюда на днях посланник великого князя явился на аудиенцию к королю с видом, не имеющим ничего общего с обычным высокомерием его нации. Грамота его государя содержала лишь приветствия и заверения в большой и крепкой дружбе с добавлением, что он [великий князь] решил отправить к польскому королю двух послов с тем, чтобы его величество одновременно отправило и своих, дабы подтвердить и обновить старые договоры. Это свидетельствует о том, что он [великий князь] опасается, как бы мы со своей стороны не воспользовались успехами его мятежных подданных. Из Варшавы, 19 мая 1671 г.

№ 84 (18 VII 1671).

Из Бремена, 27 июня 1671 г. Последние письма из Риги подтверждают полное поражение московитских мятежников и [сообщают], что их вождь Степан Разин схвачен и отправлен в Москву, а все города, которые он захватил, вернулись под власть своего государя.

№ 99 (22 VIII 1671).

Из Гамбурга, 4 августа 1671 г. Нам пишут... из Москвы, что там были четвертованы три главаря мятежников, но что Степан Разин, их вождь, которого считали одним из этих трех, еще сопротивляется и продолжает свирепствовать и в отместку за казнь [своих сообщников] расправился с двумя московитскими вельможами, находившимися среди его пленников.

№ 113 (внеочередной выпуск от 25 IX 1671 г., содержащий продолжение польских дел в письме из Варшавы).

...в этой стране [Московии] волнения продолжаются, несмотря на казнь Степана Разина, вождя мятежников. Подробности этой казни достаточно любопытны, чтобы вам о них рассказать.

Он был доставлен в Москву, предшествуемый 400 пешими воинами с развернутыми знаменами и зажженными факелами. За ними следовал отряд казаков во главе с командиром, арестовавшим этого преступника. Он [Разин] находился на повозке в виде эшафота, где стояла виселица, к которой его привязали цепью за шею, а другой цепью - вокруг пояса, причем руки и ноги его тоже были закованы, За ним шел пешком его брат, также с цепью на шее, привязанный к эшафоту, и шествие замыкало множество отрядов пешей стражи великого князя. Как только он [Разин] прибыл, его подвергли пытке, и, будучи приговорен к смерти, он был снова подвергнут пытке и казнен перед дворцом, причем на доске были перечислены все его преступления с 1663 г., и это было прочитано вслух. Его руки, ноги и голова были насажены на колья на городских площадях, а туловище выброшено. Его брата, присутствовавшего при этой казни, сразу же отвели в тюрьму, где он будет ждать суда. Из Варшавы, 16 августа 1671 г.

№ 114 (26 IX 1671).

Из Стокгольма, 23 августа 1671 г. Господин Эвершильд собирается ехать в Московию в качестве чрезвычайного посланника шведского короля по поводу давних споров между нами [шведами] и великим князем. Есть основание надеяться на соглашение, поскольку в этой стране [Московии] продолжаются беспорядки, хотя вождь мятежников там уже казнен и город Астрахань вернулся под власть своего государя. Однако [шведские] войска; продолжают посылать в Лифляндию, дабы граница была прикрыта от каких-либо покушений.

№ 141 (28 XI 1671).

Из Гамбурга, 10 ноября 1671 г. Нам пишут из Стокгольма, что... принято решение послать весной новое земское ополчение в Померанию, чтобы увеличить армию, которую шведы намерены там держать, а также усилить армию в Ливонии, чтобы воспрепятствовать всему, что московиты могли бы предпринять с той стороны, поскольку они стали куда менее сговорчивы после восстановления спокойствия в их стране в результате разгрома мятежников.

1672 г.

№ 2 (2 I 1672).

Из Гамбурга, 15 декабря 1671 г. Нам пишут из Москвы, что войска великого князя идут на Астрахань, чтобы завершить разгром мятежников, которые удалились туда до весны, когда они надеются снова двинуться в поход, собрав сильную армию.

№ 38 (26 III 1672).

Из Гамбурга, 10 марта 1672 г. В письмах от 20 января, прибывших из Москвы, добавляется, что в настоящее время положение в Московии стало гораздо спокойнее, после того как город Астрахань вернулся под власть своего государя, который объявил всем мятежникам амнистию, и она была оглашена в конце декабря с подобающими церемониями, а за ней последовала 29 января благодарственная служба во всех церквах ( Ср.: «Голландский Меркурий», ч. XXIII, 1673, с. 28: «В то время, однако, город Астрахань был снова приведен в подчинение московскому царю. Его генерал Иван Богданович захватил город. Московиты завладели одновременно и воротами, и стенами. Но ради этого пришлось мятежникам дать прощение. В Москве в замке по этому поводу праздновалась победа, было устроено увеселение, о чем было всем открыто объявлено».).

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'