история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Мелкие учреждения в тридцатых и сороковых годах

Мелкiя учрежденiя въ тридцатыхъ и сороковыхъ годахъ.

Пребыванiе Александра I составляло особый интересъ жизни въ Таганроге, этимъ необыкновеннымъ событiемъ поглощался всякiй другой; Таганрогъ до того жилъ, главнымъ образомъ, интересами местными, среди которыхъ торговля играла главную роль; естественно поэтому, что строй жизни, наступившiй въ Таганроге после 1825 года, былъ особенно однообразенъ. Вся Россiя, впрочемъ, вступала въ довольно монотонную жизнь, а Таганрогъ темъ более; торговое значенiе города, какъ это будетъ видно изъ особой статьи, где будетъ разсмотрена торговля Таганрога, продолжала развиваться. Усиленная нагрузка и выгрузка въ гавани вызвала развитiе извознаго промысла, такъ что этотъ классъ рабочего населенiя былъ наиболее значителенъ и зажиточенъ, а потому въ 1826 году заведующiй хозяйственною частью строительный комитетъ постановилъ взыскивать въ пользу города по 2 руб. въ годъ съ каждой повозки, принадлежащей мещанину и по 5 руб. принадлежащей купцамъ, при чемъ выдавались особые знаки. Затемъ въ 1832 г. извозный промыселъ подвергся определенной регламентации и установлена была такса, которая въ виду большего требованiя съ одной стороны, съ другой недостатка лицъ, занимающихся этимъ промысломъ, была очень высока: легковой извозчикъ на паре лошадей въ день получалъ 10 руб., въ часъ 1 руб. 20 коп.; въ конецъ, если этотъ конецъ менее версты, (а тогда все почти концы были менее версты) — 40 коп., а если более версты — 60 коп., за повозку въ одну лошадь въ день 3 руб., въ часъ — 40 коп., въ конецъ менее версты 20 коп., более версты 30 коп. Эта такса съ 1 ноября по 1 апреля еще значительно увеличивалась, вследствiе грязи и гололедицы, которыя свойственны нашему климату въ это время года; прибавка была более чемъ на 20%. Въ 1845 году градоначальникъ князь Ливенъ снова изменилъ правила извознаго промысла, при чемъ назначенъ былъ налогъ въ 3 руб. съ легковыхъ и 1 руб. 50 к. съ ломовыхъ извозчиковъ. Затемъ была назначена определенная стоянка на Петровской и Александровской площадяхъ. Такса была сильно понижена — такъ: конецъ легковаго менее версты 10 коп., а ломоваго - 5 коп.; въ часъ легковой на двухъ лошадяхъ получалъ 20 коп., а ломовой 10 коп., во время отъ 1 ноября до 1 апреля плата увеличивалась процентовъ на 15. Помимо этого были установлены правила благочинiя: извозчики должны одеваться прилично, экипажи должны быть целы и чисты, столкновенiя съ пассажиромъ должны быть разсмотрены на съезжемъ дворе; грубыя же требованiя, хотя бы и справедливыя, воспрещались. Эти правила были въ 1893 году заменены новыми, такъ какъ сама жизнь очень давно уже отвергла прежнiя, какъ совершенно невозможныя при новыхъ условiяхъ жизни въ городе.

Въ 1832 году была введена нумерацiя домовъ въ то время весьма редко где существовавшая, при чемъ обозначался № дома, части и квартала; нумерацiя впоследствiи подвергалась несколько разъ переменамъ: въ 1844, въ 1867 и, наконецъ, последняя въ 1878 г. Въ 1834 году, въ виду нужды въ опытныхъ матросахъ для черноморскаго флота, а также въ виду требованiя ихъ для корабельной службы на торговыя суда, былъ учрежденъ въ Таганроге цехъ вольныхъ матросовъ, изъ каковаго матросы принимались во флотъ, но затемъ по минованiи надобности съ 1855 года прiемъ вольныхъ матросовъ во флотъ прекращенъ, а цехъ вольныхъ матросовъ въ настоящее время въ Таганроге состоитъ изъ небольшой группы лицъ.

Въ 1835 году былъ открыта въ Таганрогскомъ градоначальстве подъ председательствомъ градоначальника барона Франка статистическiй комитетъ; въ составъ его вошли: предводитель дворянства Ростовскаго уезда Комнено-Варваци, таганрогскiй городской голова дворянинъ Вальяно, директоръ гимназiи Бабичевъ, городской врачъ Глезеръ, протоiерей Себовъ, коллежскiй ассесоръ Залесскiй, титулярный советникъ Iевлевъ и члены корреспонденты въ Нахичевани: городской голова Хаджаевъ, председатель армянскаго магистрата Салтыковъ, секретарь магистрата Пономаревъ, и въ Марiуполе: городской голова Хараджаевъ, председатель греческаго суда Чентуковъ и секретарь Яшниковъ. Хотя этотъ комитетъ существовалъ въ Таганроге до упраздненiя градоначальства, т. е. до 1887 года, однако едва ли можно отыскать следы его деятельности. Комитетъ, очевидно, прозябалъ также, какъ прозябаетъ громадное большинство учрежденiй по статистике Россiи. Едва ли не единственный памятникъ его деятельности — это памятная книжка, изданная въ 1865 году.

Въ томъ же 1832 г., въ виду постройки въ Таганроге набережной, для сокращенiя расходовъ на этотъ предметъ по распоряженiю новороссiйскаго генералъ-губернатора была сформирована въ Таганроге арестантская полурота въ 90 человекъ, на содержанiе которой отпускались средства изъ 10% таможеннаго сбора въ пользу города Высочайше дарованнаго. Для помещенiя ея была приспособлена одна изъ казармъ упраздненной крепости. Переименованная впоследствiи въ «исправительное арестантское отделенiе», она существовала до 1893 года, въ которомъ была упразднена.

Несомненно, что жизнь Таганрогскаго общества, какъ, быть можетъ, и всей Россiи, отличалась косностью, все почти развитiе гражданственности ограничивалось столь не важными учрежденiями, каковы те на которые было указано. Kpоме того въ 1833 и 1834гг. районъ таганрогской житницы постигъ голодъ; цена на хлебъ возвысилась до 20 руб. на пшеничный, 19 р. ржаной, а пшено до 30 руб. за четверть; въ виду этого городская Дума просила разрешить ей израсходовать изъ 10% таможеннаго сбора 30.000 руб. ассигнац. на продовольствiе города. Но такъ какъ цены продолжали рости и дошли до 34 руб. за четверть, то вновь возбуждено было ходатайство о займе изъ того же капитала 100.000 руб., вследствiе чего новороссiйскимъ и бессарабскиимъ генералъ - губернаторомъ было сделано распоряженiе, чтобы торговый домъ Штигмеръ и К" выслалъ изъ Одессы 53.000 четвертей за счетъ Таганрога на сумму 125.000 руб. Некоторымъ пробужденiемъ отъ сна можно считать мысль о сельскохозяйственной выставке, которая и была по Высочайшему повеленiю открыта въ Таганроге въ сентябре 1837 года въ помещенiи Карантиннаго биржеваго комитета. Пo программе выставка должна была иметь три отдела: 1) царства ископаемыхъ: разныя почвы земли въ естественномъ и удобренномъ состоянiи, разныя породы камней, глины, особенно фаянсовыя и фарфоровыя, руды и вырабатываемые изъ нихъ металлы, другiе минераллы, окаменелости, каменный уголь и торфъ; 2) царства растительнаго: деревья, кустарники, травы, цветы, хлебныя, маслянистыя, красильныя и другiя растенiя и семена ихъ 3) царства животнаго: зверей, птицъ, дикихъ и домашнихъ; рыбъ и насекомыхъ, мёдъ, воскъ, икра, жиръ, сало, шерсть, пухъ, перья, и пр. и 4) заводской, мануфактурной, фабричной и домашней промышленности, сафьянныхъ и кожевенныхъ заводовъ, макаронныхъ и канатныхъ фабрикъ, кирпичныхъ и черепичныхъ заводовъ, шелководныхъ заводовъ; земледельческихъ и садовыхъ орудiй». На устройство выставки городской голова Ставръ Вальяно пожертвовалъ 500 руб. Предстоящее празднованiе двухсотлетняго юбилея Таганрога въ 1898 году, какъ известно тоже предположено украсить сельско-хозяйственною выставкою постановленiемъ Таганрогскаго сельско-хозяйственнаго Общества 10 октября 1890 года, весьма одобреннымъ городскою Думою 22 ноября того-же года. Программа, конечно, должна быть строго обсуждена, чтобы не было такого грубаго упущенiя, какъ въ выставке 1837 г., когда совершенно было игнорировано виноделiе, именно то, въ чемъ Таганрогъ занимаетъ самое центральное место въ Россiи, потому что донское, крымское, кавказское и прекрасное разнообразное греческое вино можетъ считаться въ Таганроге по дешевизне доставки и незначительности разстоянiя местнымъ; кроме того въ окрестностяхъ Ейска и Бердянска не сегодня—завтра установится свое крупное производство, и наконецъ въ Таганроге зафрахтованныя для хлеба суда могутъ привозить весьма дешево вина испанскiя, французскiя и итальянскiя, но этого неть или есть очень мало, вследствiе односторонности нашей торговли; выставка же можетъ и должна учить и наводить на новыя идеи коммерсантовъ и производителей. Выставка въ 1837 году въ Таганроге была ознаменована посещенiемъ незабвеннаго Императора Александра II, тогда Наследника престола. Посетивъ выставку, онъ остался доволенъ, купилъ некоторыя вещи, наградилъ мастера серебряныхъ вещей изъ Нахичевани Хамiева и таможенныхъ досмотрщиковъ.

Но проблескъ деятельности, выразившiйся выставкою, въ общемъ не нарушалъ неподвижности жизни, что, какъ это обыкновенно бываетъ, выражало не только отсутствiе интеллектуальныхъ требованiй, но и моральныхъ. Хотя изъ делъ, которыя были въ рукахъ изследователя таганрогской старины и не видно, каковы были злоупотребленiя таганрогскихъ учрежденiй, но несомненно они были, какъ были везде въ дореформенныхъ учрежденiяхъ, а быть можетъ и более, чемъ въ другихъ местахъ, и это, вероятно, вызвало сенатскую ревизiю въ 1844 году, которая, какъ намъ уже было видно изъ закрытия некоторыхъ старыхъ учрежденiй и разныхъ распоряженiй, наделала порядочной тревоги въ Таганроге. Ревизовалъ сенаторъ Жемчужниковъ и между прочимъ приказалъ, на основанiй 545 ст. IX т. св. зак., открыть не существовавшее въ Таганроге депутатское собранiе. Оно подъ председательствомъ городскаго головы было составлено изъ избранныхъ обществомъ лицъ — Андрея Борисова, Константина Запанди и Алексея Тиханова. Депутатское собранiе должно было вести обывательскую книгу. Избранное собранiе затребовало сведенiя отъ жителей и темъ удовлетворилось; но когда въ управленiе таганрогскимъ градоначальствомъ вступилъ контръ-адмиралъ Шестаковъ, то строжайше предписалъ городскому управленiю, чтобы обывательская книга была. Тогда немедленно было избрано депутатское собранiе изъ следуюшихъ лицъ: чиновника Никитина, Maiopa Самбургскаго, чиновника Егора Фоти, Феодора Сафьянопуло, Петра Назарьева, Семена Лемешевскаго, мещанина Василiя Корякина и писаря Спиридона Аргиропуло, которому назначено было жалованье 1500 руб., и въ тотъ же 1867 годъ обывательская книга была готова.

Тогда же сенаторъ Жемчужниковъ обратилъ вниманiе на засоренiе Азовскаго моря балластомъ. Докладъ ревизора вызвалъ Высочайшiй указъ о томъ, чтобы суда, идущiя съ балластомъ въ Азовское море, осматривались въ Керчи, где точно, измерялся балласть, каковой по приходе въ портъ Азовскаго моря контролировался и выгружался на берегъ; въ случае нарушенiя правилъ о балласте шкиперъ штрафовался въ 100 руб.; затемъ втрое и, наконецъ, судно подвергалось конфискацiи. Но эти постановления плохо исполнялись и вызывали постоянные злоупотребленiя какъ со стороны шкиперовъ, такъ и со стороны береговаго надзора и, наконецъ, после ряда измененiй правила о выгрузие балласта были вовсе уничтожены, и теперь балласть выбрасывается въ море. На порядки въ Таганроге тридцатыхъ годовъ указываетъ также бунтъ арестантовъ въ 1837 году 9 и 10 августа, который былъ такъ значителенъ, что для усмиренiй его потребовалось вмешательство гарнизонной команды, которая дала настоящую битву арестантамъ; это видно изъ того, что употреблено было на усмиренiе арестантовъ 20 фунтовъ и 18 золотниковъ пороху, 33 фунта и 13 золотниковъ свинца, что стоило городу 33 руб. 88 коп. Затемъ наряженъ былъ военный судъ по распоряженiю генералъ-губернатора. Тюремный замокъ въ то время помещался на южной стороне ныненшяго Рыбнаго базара, — колонна съ крестомъ показываетъ место бывшей тамъ Покровской острожной церкви. Постройка стараго острога была произведена въ 1806 году сотникомъ войска донскаго Николаевымъ и сдана казне за цену установленную на торгахъ 27500 руб. Съ 1818 года таганрогская тюрьма стала иметь особаго смотрителя; въ эту должность былъ назначенъ Недзвецкiй, а въ 1844 году учрежденъ попечительный о тюрьмахъ комитетъ, въ соcтавъ котораго вошли сдедующiя лица: по продовольствiю надворн. сов. Мазуренко и купецъ Солодовъ, по содержанiю тюрьмы Илья Алфераки, но надзору за работами почетный гражд. Иванъ Калатилинъ, по надзору за порядкомъ и нравственностью директоръ гимназiи Флоренсовъ, по заведыванiю снабженiемъ одеждою и обувью пересылочныхъ арестантовъ купецъ Николай Алафузовъ; по продовольствiю полицейскихъ арестантовъ купецъ Никита Солодовъ; по заведыванiю подаяниями и выкупомъ долговыхъ арестантовъ купецъ Иванъ Кобылинъ; по заведыванiю больницею и аптекою Следзiевскiй. Быть можетъ подъ влiянiемъ попечительнаго о тюрьмахъ комитета возникъ вопросъ о непригодности стараго зданiя для тюремнаго замка, и постройка въ 1859 г. новаго зданiя того, где и теперь тюрьма находится, было поручено симферопольскому купцу Киволю Яковлеву Гранову, который долженъ былъ построить тюремный замокъ на собственный счетъ, а правительство обязалось арендою его на тридцать летъ съ платою ему по 5 1/8 % обшей сметной суммы стоимости. Для этого зданiя городъ отвелъ землю по продолженiю Петровской улицы, далее богоугодныхь заведенiй, по улпце 33 саж. и противоположной стороне 33 саж.; стороны перпендикулярныя Петровской улице по 45 саж. Затемъ, вследствiе представленiя со стороны главнаго тюремнаго управленiя о пристройке къ наружной ограде тюрьмы зданiй для квартиры смотрителя и караула городскою думою въ 1880 году 31 января уступлено для этой цели городское место въ 25 саженъ длиною и 6 шириною.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'