история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Планы сепаратной встречи в Каире

В тот момент, когда происходила горячая полемика между Рузвельтом, Черчиллем и Сталиным о месте и дате созыва конференции руководителей трех великих держав, британский премьер снова вынашивал планы сепаратной встречи с президентом США. "Бывший военный моряк" предлагал президенту организовать встречу руководителей военных штабов США и Англии, а затем присоединиться к их совещанию и после принятия соответствующих решений совместно отправиться на "Эврику" (Churchill W. Op. cit., vol. V, p. 277).

Рузвельт не возражал против такой встречи, например, в Африке, у пирамид, с тем чтобы к концу ее пригласить на совещание Чан Кайши (Ibid, p. 274).

Однако, когда Рузвельт предложил пригласить советского военного представителя на объединенное совещание англо-американских военных штабов с целью принять участие в решениях, Черчилль всполошился. Он высказался категорически против такой идеи, необоснованно мотивируя свой отказ тем, что такое приглашение задержало бы их работу (Ibid, p. 279-280). Кроме того, "аргументировал" Черчилль, русские военные не знают английского языка!

Дело было не в том, знают или не знают русские английский язык. В действительности Черчилль и далее хотел продолжать тактику сепаратных действий за спиной союзника, используя отсутствие единства трех государств в коалиционной стратегии. Он понимал, что русские представители помешают осуществлению планов в отношении дальнейшего саботажа открытия второго фронта и в 1944 г., несмотря на решения, принятые в Квебеке.

Правда, Черчилль и Рузвельт для проформы пригласили советских военных представителей прибыть в Каир, где была намечена встреча перед Тегераном. Черчилль надеялся, что советские делегаты приехать не смогут. Так это и произошло. Советская сторона воздержалась от участия в Каирской конференции потому, что там должен был присутствовать представитель гоминьдановского Китая. Участие в ней представителя СССР могло повлечь осложнения в японо-советских отношениях (См. Тегеранская конференция руководителей трех союзных держав - СССР, США и Великобритании (28 ноября - 1 декабря 1943г.). Сборник документов. М., 1978, с. 74, 180 (далее: Тегеранская конференция...)).

Вечером 11 ноября 1943 г. Рузвельт покинул Белый дом и отправился в сопровождении Гопкинса, Леги, Болена на морскую базу "Куантико" в Виргинии. Затем на яхте "Потомак" президент и сопровождавшие его лица прибыли в порт Хемптонроуд, где их ожидал новый линейный корабль "Айова". Здесь к президенту присоединились генерал Маршалл, адмирал Кинг, генерал Арнольд - до 60 человек политиков, дипломатов и военных (The Conferences at Cairo and Tehran. Foreign Relations of the United States, 1943. Washington, 1961, p. 273-278).

13 ноября линкор "Айова", эскортируемый эсминцами, вышел в Атлантический океан, взяв курс к берегам Европы. В пути Рузвельт продолжал усиленную подготовку к "Эврике" и "Секстанту" (так была зашифрована каирская встреча Рузвельта, Черчилля и их штабов). В океане не обошлось без инцидента: один из сопровождавших "Айову" эсминцев по ошибке выпустил в линкор торпеду, прошедшую от него в двухстах метрах (См.: Шервуд Р. Указ, соч., т. 2. М., 1958, с. 458).

Утром 20 ноября линкор "Айова" пришвартовался в Большой гавани алжирского порта Оран, покрыв расстояние 3806 миль. Здесь Рузвельта встретили его сыновья - полковник Эллиот Рузвельт, лейтенант Франклин Д. Рузвельт и генерал Эйзенхауэр. В тот же день вечером президент прибыл на аэродром "Ла Синия". Транспортный самолет президента "Дуглас С-54", за которым неофициально, но прочно закрепилось название "Священная корова" (Это символ неприкосновенности. В Индии корова - священное животное), вылетел в Тунис. За короткое время, проведенное в Тунисе, Рузвельт осмотрел развалины древнего Карфагена, знаменитый амфитеатр, акведук, расспрашивал о пунических войнах, проехал мимо дворца тунисского бея. Он видел недавние поля сражений, сожженные немецкие танки, самолеты поверженного "лиса пустыни" Роммеля, инспектировал воинскую часть летчиков, где служил Эллиот Рузвельт. Затем он вылетел в Египет.

Рано утром 22 ноября самолет Рузвельта коснулся колесами бетонной дорожки каирского аэродрома английских военно-воздушных сил. По прибытии Рузвельт, Гопкинс, Леги разместились в вилле американского посла Арчибальда Кэрка, в Менд, западном пригороде Каира, недалеко от пирамид.

Черчилль отправился в путешествие из Плимута на корабле "Ринаун", который утром 21 ноября бросил якорь в Александрии. Небольшой перелет, и вскоре Черчилль и сопровождавшие его лица, среди них и дочь Сара Оливер, расположились среди раскинувшихся Кассеринских рощ в вилле английского посла в Египте Кэзи, в нескольких километрах от Каира (Churchill W. Op. cit., vol. V, p. 289). Недалеко от его виллы уже обосновались Чан Кайши с супругой.

Операция "Секстант" должна была начаться около 22 ноября 1943 г.

Как стало известно из недавно рассекреченных английских документов, английское правительство тщательно готовилось к Тегеранской конференции, вырабатывало планы предварительного сепаратного сговора с США, с тем, чтобы продиктовать советской делегации свою программу, связанную со средиземноморско-балканской стратегией Черчилля, с саботажем открытия второго фронта. За 10 дней до конференции генерал Исмэй - начальник штаба министра обороны получил задание подготовить вопросы повестки дня в Тегеране "для наших переговоров с дядей Джо (т. е. со Сталиным. - Ф. В.), а также для заседаний на конференции "Каир III" военных представителей трех держав" (PRO. Series "D" (S), 6/3), т. е. Англии, США, СССР.

Буквально через день генерал Исмэй представил проект повестки дня конференции в Тегеране. "Главы английских и американских штабов, - гласил документ, - представят на рассмотрение главы советского Генерального штаба военные планы англо-американских сил на 1944 г." (Ibid., Premier 3/136/3) Поэтому "объектом дискуссий должен быть вопрос о помощи друг другу" (Ibidem ), хотя выражалась надежда на новое наступление войск Красной Армии на советско-германском фронте. Предлагалось обсудить в Тегеране и вопрос о вступлении Турции в войну против фашистской Германии (Ibidem ).

Перед прибытием английских представителей в Каир, 18 ноября 1943 г., состоялось сепаратное совещание английских политических и военных деятелей на Мальте. На нем присутствовали: Черчилль; А. Брук - начальник имперского генерального штаба; Ч. Портал - главный мари шал авиации; Э. Кеннингхэм - 1-й морской лорд; X. Исмэй - начальник штаба министра обороны. Здесь У. Черчилль снова развивал свой неизменный план балканской; стратегии. "Новые усилия, - считал он, - должны быть предприняты, чтобы установить контроль в Адриатике. Необходимо провести операции на Балканах" (Ibid., 136/5, vol. I. COS "Sextant").В то же время в меморандуме, представленном 20 ноября 1943 г. английскому комитету начальников штабов,; Черчилль предлагал не допустить в Тегеране принятия плана открытия второго фронта в Европе. Иными словами, он стремился пересмотреть принятые в Квебеке решения. "Над нами, - писал Черчилль в меморандуме, - нависла тень "Оверлорда"... Ныне мы стоим перед лицом фиксации цели и даты "Оверлорда", что будет мешать планам военной кампании в Средиземном море" (Ibid., p. 50).

Для будущей дискуссии в Тегеране Черчиллю был представлен доклад отдела планирования операций при Адмиралтействе, в котором изобретались аргументы в защиту тезиса перенесения операции "Оверлорд" (погода и т. д.) (Ibid., p. 51). Черчилль предлагал употребить все военные силы на захват Рима, портов на побережье Далмации для продвижения в Югославию (Ibidem).

На заседании англо-американского Объединенного комитета начальников штабов была выработана совместная линия на переговорах с китайской военной делегацией, намеченных на 23 ноября (Ibidem).

В свою очередь в записке английского посольства в Каире, направленной Черчиллю по вопросу повестки дня в Тегеране, предлагалось рассмотреть следующие вопросы: о вовлечении Турции в войну путем давления на президента Иненю; о работе Европейской консультативной комиссии; о проблеме Польши и ее будущих границах. "Лучшим решением, - говорилось в записке, - должна быть "линия Керзона", за исключением Львова, который должен быть оставлен Польше" (Ibid., Premier 3/136/5, 26.XI.1943). Польше предлагалось передать часть Восточной Пруссии, Данциг (Гданьск) и Оппельнскую провинцию в Верхней Силезии. За это от русских потребовать немедленного признания польского эмигрантского правительства в Лондоне (Ibidem).

На документе посла стоит резолюция Идена: "Я согласен с этим" (Ibidem ). Таким образом, английские политики накануне каирской встречи с делегацией США готовились навязать в Тегеране свою точку зрения по важнейшим проблемам межсоюзнических отношений.

Каирская встреча Рузвельта и Черчилля, происходившая 22-26 ноября 1943 г., была очередной попыткой сговора английских и американских политиков за спиной союзника - СССР, генеральным смотром "боевых порядков" (См.: Мэтлофф М. Указ, соч., с. 421) США и Англии перед Тегераном. Делегация США в Каире стремилась к тому, чтобы обсудить положение на Дальнем Востоке для нанесения решающего удара по Японии (См.: История второй мировой войны 1939-1945, т. 8. М., 1977, с. 27-29). Чан Кайши был явно не у дел и "сильно мешал, - по словам Черчилля, - переговорам английских и американских штабов, пытаясь выдвинуть длинный, запутанный и второстепенный китайский вопрос на первое место в переговорах". Черчилль убеждал генералиссимуса и его жену подольше осматривать пирамиды, сфинкса и другие достопримечательности Египта.

Первое пленарное заседание Каирской конференции, где присутствовали Рузвельт, Черчилль, Чан Кайши, сопровождаемые Гопкинсом, Леги, Маршаллом, Кингом, Арнольдом (от США), Бруком, Порталом, А. Кеннингхэмом (от Англии), состоялось на вилле президента утром 23 ноября. Ему предшествовало совещание Объединенного комитета начальников штабов США и Англии, рассматривавшее повестку дня Каирской и Тегеранской конференций (The Conferences at Cairo and Tehran, p. 305).

Пленарное заседание было коротким: Черчиллю и Рузвельту явно мешало присутствие Чан Кайши. По совету Рузвельта адмирал Маунтбэттэн сообщил Чан Кайши о планах намеченных в Квебеке операций в Юго-Восточной Азии, о ходе военных действий в Бирме. Когда Чан Кайши попытался обсуждать этот вопрос, Черчилль бесцеремонно оборвал его (Ibid., p. 312; PRO, Premier 3/136/5, p. 25-27).

На следующий день Рузвельт созвал второе заседание Объединенного комитета начальников штабов, избавившись от участия китайской делегации. Главным был вопрос о военных операциях англо-американских войск в Европе и на Средиземном море. На первом месте было обсуждение плана "Оверлорд".

Несмотря на определенное, правда запоздалое, решение Квебекской конференции открыть фронт в мае 1944 г., Черчилль вновь ратовал за свой любимый балканский вариант, забыв о недавнем поражении английских войск по захвату Додеканезских островов - Кос, Самос, Лерос. Он доказывал необходимость захвата англо-американскими войсками острова Родос, дальнейшего наступления на Адриатическое побережье (якобы для помощи 220-тысячной армии Тито) (Ibidem, p. 25-27).

Черчилль рисовал мрачную картину трудностей, связанных с осуществлением операции "Оверлорд", ставя ее в зависимость "от слабости врага", а не от степени готовности и решимости союзников осуществить операцию (Ibidem), и заявлял, что Англия может выделить для этой цели всего... 16 дивизий.

Черчилль безосновательно доказывал, что отвод англо-американских частей из района Средиземного моря вызовет "депрессию у солдат" на итальянском фронте. "Оверлорд", резюмировал он, нужен, но он ставил его осуществление в зависимость от операций на Средиземном море, т. е. вновь отстаивал балканский стратегический вариант (Ibidem).

В свою очередь Рузвельт отмечал, что "премьер Сталин придает "Оверлорду" величайшее значение, как единственной операции, заслуживающей внимания... Но логичной является проблема, в состоянии ли мы сохранить "Оверлорд" во всей его целостности и в то же время вести операции на Средиземном море" (Ibid., p. 28).

Рузвельта, как и Черчилля, беспокоило быстрое продвижение Красной Армии на Балканы. "Что мы намерены делать в этой ситуации?" - вопрошал Рузвельт.

Президент и премьер вновь поручили своим штабам изучить проблему размеров и сроков военных операций в Европе и на Средиземном море в 1944г. (Ibidem) Начальники штабов Англии на заседаниях 24 и 26 ноября, подыгрывая Черчиллю, повторяли: "Погода может вызвать отсрочку операции "Оверлорд", помешать воздушным операциям" (Ibid., p. 10-19). В результате окончательные решения по вопросам союзной стратегии в Европе в Каире не были приняты. Рузвельт считал, что это было бы расценено СССР как недружественный акт.

Прибывший на Каирскую встречу посол США в СССР А. Гарриман, докладывая на штабном совещании, отмечал: советские руководители информированы об "Оверлорде" и верят в его осуществление. "Они верят, что второй фронт будет открыт" (The Conferences at Cairo and Tehran, p. 322).

Однако Черчилль искал все новые лазейки для осуществления своих планов удушения национально-освободительного движения народов Балканских и других стран Европы. Поэтому он так рьяно отстаивал планы "балканской стратегии" и перенес свои предложения на конференцию в Тегеране.

На первой Каирской конференции между Черчиллем и Рузвельтом также обсуждался вопрос о вовлечении Турции в войну на стороне союзников. Но более детально эта проблема рассматривалась на второй Каирской конференции в начале декабря 1943 г., после окончания Тегеранской конференции.

Вторая встреча Рузвельта, Черчилля и Чан Кайши состоялась 26 ноября. Была выработана заключительная декларация. Правда, было решено не публиковать ее до завершения Тегеранской конференции и одобрения документов Советским Союзом. Декларация, принятая США, Англией и Китаем, гласила:

"Три великих союзника ведут эту войну, чтобы остановить и покарать агрессию Японии... Их цель заключается в том, чтобы лишить Японию всех островов на Тихом океане... чтобы территории, которые Япония отторгла у китайцев, как, например, Маньчжурия, Формоза и Пескадорские острова, были возвращены Китайской Республике" (Известия, 1943, 3 декабря. После войны большая часть обещаний, записанных в Каирской декларации, осталась на бумаге).

Завершив сепаратную встречу в Каире, а она вновь подтвердила различие точек зрения США и Англии по ряду вопросов глобальной военной стратегии между американскими и английскими политиками, Рузвельт и Черчилль направились в Тегеран.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Газпромнефть качество топлива.








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'