история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Народ саванны: земледельцы-скотоводы покоты

Этнографы часто называют восточноафриканские саванны районом восточноафриканского скотоводства, но это не совсем так, ибо многие здешние скотоводы занимаются и земледелием. Даже те, кто в основном занимается земледелием, высоко ценят скот, так как скот у народов саванн играет особую роль — ритуальную и экономическую. Поскольку невозможно в таком общем обзоре рассмотреть все типы местных народов, мы возьмем в качестве примера народ покотов. Благодаря влиянию различных исторических и географических факторов современных покотов можно разделить на три группы, каждая из которых занимается одним из основных видов экономической деятельности, характерных для саванн: некоторые из них только скотоводы — они живут за счет скота и не обрабатывают землю; другие — только земледельцы, так как они живут в горах, где нельзя держать скот; и наконец, промежуточная группа, обитающая на нижних склонах гор над скотоводческими равнинами, — эта группа занимается смешанным сельским хозяйством.

Более сильные племена скотоводов изгнали покотов из их родных мест, и им пришлось укрыться высоко в юрах, чуть ниже западного обрыва в долине Рифт-Валли в Западной Кении. Они потеряли весь скот и перешли к орошаемому земледелию, а когда обстановка улучшилась и можно было спуститься с горных склонов, некоторые из них вернулись к своему прежнему занятию — скотоводству — и окончательно поселились на равнинах, занимаясь только скотоводством.

Несмотря на эти различия, покоты остаются единым народом. Когда солнце нещадно печет и равнины становятся твердыми, как цемент, то всего в нескольких милях оттуда под обильными дождями растут раскидистые деревья с твердой древесиной, бамбук и травы. Высокие острые хребты гор резко обрываются к лежащим под ними долинам. Хотя в столь несхожих географических условиях у покотов возникли и различные образы жизни, все они с благоговением относятся к горным вершинам, особенно к двойным пикам — Чептулелю и Мвина. Почитают они и тех покотов, которые живут в этих горах, во влажной и холодной зоне — масоб. Наиболее предприимчивые юноши спускаются на кейу — равнины и расходятся в разные стороны со своими огромными стадами зебу, овец, коз, ослов и верблюдов. Между этими двумя зонами находится камасе — место встреч обеих групп. Все покоты или постоянно кочуют со своей группой из одной зоны в другую или ЖР беззастенчиво присоединяются к другой группе на основании родственных либо торговых отношений. Так, например, неприветливый масоб, где скот может существовать лишь недолгое время, служит прекрасным временным убежищем для скота, похищенного во время набегов на доугие племена. Орошаемое земледелие в масобе обеспечивает удовлетворительный жизненный уровень, но его обитателям, как и бережливым скотоводам из кейу, очень помогает торговля с камассом.

На примере покотов можно витеть, как иногда общественная организация определяется окружающей средой, с которой люди устанавливают особые и функциональные отношения. У покотов нет строго определенной организации, они разбиты на мелкие социальные объединения, которые называют корок; причем это слово означает любую возвышенность между двумя реками, любой горный гребень. Такой прием используют и другие народы, но для покотов он имеет особое значение, так как у них существует высокоразвитая система орошения.

Группа людей, живуших на такой возвышенности, тоже именуется корок. В горах этот термин имеет иное значение; поскольку гряда холмов может спускаться из высокого масоба в камасе, то и гпуппа людей (корок), считающая себя особой социальной ячейкой, может жить и в той и в тругой зоне и пользоваться преимуществами обеих зон. Это способствует взаимосвязи между тремя видами экономической деятельности, и если корок даже не связан географически с другой зоной, он пытается установить такую связь через браки и торговлю. Экономическая необходимость ведет к возникновению такой общественной организации, которая позволяет постоянно использовать имеющиеся возможности.

В противоположность равнинному короку, который чаще всего представляет собой небольшой, непостоянный и едва заметный холм, границами корока в масобе служат или скалистые стены, или ущелья. Население его может колебаться от 100 до 400 человек и остается более или менее постоянным в течение года, независимо от смены сезонов, с которыми связаны передвижения людей и скота в кейу. Лидерство тоже четко определено — оно переходит по отцовской линии от первых людей, расчистивших землю в этом короке. Окружающая среда также влияет на общественную организацию, которая объединяет всех жителей каждой деревушки и все деревушки внутри одного корока. Члены корока ощущают свое единство не только благодаря родственным связям, но и потому, что им приходится пользоваться общими источниками воды, что требует коллективного труда на оросительных сооружениях. Эти сооружения иногда представляют собой бамбуковые трубы, уложенные на подпорках вдоль отвесных скал, а иногда канавы, прорытые по контуру горных склонов на протяжении нескольких миль. Иногда их уклон составляет всего несколько дюймов на сотню футов — его точно определяют без помощи инструментов, а ирригационную систему сооружают, пользуясь лишь самодельными орудиями. Канавы идут к полям, где вода распределяется по участкам, которые четко отражают социальные подразделения внутри корока.

Хотя в высокогорном масобе и есть несколько полей, там слишком холодно и влажно и урожай созревает плохо, а вода в конце концов уходит вниз на орошаемые поля средней зоны — камасса. Покот из масоба охотится не только на животных, мясо которых идет в пищу, но и на пушных зверьков, дающих ему одежду, одеяла и ремни, на которых носят за спиной младенцев. Лес дает ему дерево, необходимое для изготовления луков, стрел и древков копий, ирригационных труб, сосудов для воды, чаш для пищи, ступок, пестиков, другой кухонной утвари и домашней мебели. Естественно, что в камассе и кейу дерево — большая редкость, так как здесь почти нет твердой древесины.

В географическом и социальном отношениях корок в камассе не обладает такими четко определенными чертами, как в масобе, хотя и у него есть точные границы. Земли каждого корока чаще всего расположены сразу в нескольких зонах, и его жители могут пользоваться преимуществами каждой зоны. Что касается отношений между отдельными короками в камассе, то надо учесть, что характер общины в камассе совсем иной, так как жизнь ее обитателей значительно легче и они могут заниматься различными видами экономической деятельности. Высокогорные короки географически изолированы друг от друга, и у каждого из них появляются свои особые черты. Между короками складываются, как правило, отношения соперничества или сотрудничества, вражды или дружбы. Такие отношения устанавливаются раз и навсегда, так как состав населения не меняется.

Скотоводы равнинного кейу живут иногда на десять тысяч футов ниже своих сородичей, обитающих в горах масоба, и вынуждены постоянно передвигаться в поисках пастбищ и воды для скота. Их короки чаще всего занимают небольшие возвышенности или впадины, а также русла пересохших рек. Размеры населения корока колеблются, доходя примерно до 200 человек в дождливый период. Но с наступлением сухого сезона население сокращается, так как пастбищ и источников воды становится меньше и они разбросаны по обширной территории. Когда в следующий сезон дождей жители снова собираются в крупные группы, состав корока может оказаться уже совсем иным. В таких условиях четко организованная политическая власть почти невозможна, ибо нет никакой преемственности. Общественная организация в кейу основана скорее на возрастном принципе, а не на родстве. Вся власть находится в руках старейшин различных возрастных групп, на которые разделены покоты в кейу, а не в руках старейшин линиджа.

Экономика кейу менее устойчива, чем в камассе или масобе. Все внимание сосредоточено на скоте — из него нужно извлечь всю возможную пользу. Дополняя свой жалкий рацион, покоты, как и другие скотоводы, берут кровь из яремной вены коровы, не нанося ей никакого вреда. Они прокалывают яремную вену (которую расширяют, затянув ремнем шею животного) стрелой. Как только взято без вреда достаточное количество крови, ремень убирают, вена сужается и прокол закрывается. Иногда покоты замазывают ранку глиной, чтобы предотвратить заражение и обеспечить полное ее заживление. Лучше всего брать кровь животного раз в два месяца.

Если учесть, что животных убивают только в редких случаях для обрядов, то у каждого семейства должно быть несколько сотен коров, которые давали бы достаточно молока и крови. Во время засухи дойка и взятие крови может довести коров до такой слабости, что они заболевают и умирают. В таких случаях племя может выжить, только восстановив стадо путем набега на соседей.

В хорошие времена набеги совершаются не часто, они принимают почти ритуальную форму, как бы напоминая всем о правилах игры. Во воемя засухи игра идет всерьез, но все же по правилам. Покоты делают это по необходимости, а не ради удовольствия. Кроме того, набеги не являются проявлением давнишней вражды и не вызывают таковую. Покоты из зоны кейу совершают набеги на соседние скотоводческие племена или грабят случайные группы охотников, вроде ндоробо. Соседи отвечают тем же и тоже не из чувства враждебности, и в конце концов скот оказывается разделенным между всеми. В мирные времена тс же самые люди часто ходят друг к другу в гости.

Как и у других скотоводческих народов, жизнь мужчин у покотов более увлекательна и волнующа, и они обладают большей властью. Однако покотские женщины, которые кажутся — особенно в присутствии иностранцев — очень покорными и раболепными, на самом деле ведут весьма деятельный образ жизни и по-своему пользуются влиянием. С детства женщин приучают к соперничеству, особенно из-за внимания мужчин Уже ше-стилетним девочкам делают надрезы на теле, и они носят бусы и другие украшения, добиваясь внимания мальчиков и мужчин По достижении зрелости они подвергаются операции клиторидектомии, которую, совершают публично, чтобы девушка могла доказать свою смелость. Операция служит также уведомлением о том, что девушка готова к деторождению, и с этого момента она становится потенциальной невестой.

До брака почти у каждой девушки бывают связи с юношами, и часто они ведут к возникновению самых теплых отношений. Полагается, чтобы девушка постоянно добивалась от парня подарков как доказательства его любви и верности. Юноше поэтому приходится обращаться за помощью к друзьям и родственникам, а став постарше, он начинает участвовать в набегах, доказывая тем самым свою привязанность к девушке. Так он утверждает свою собственную смелость, мужество и готовность к браку.

Но в таких обществах брак — это не просто соглашение между двумя любящими друг друга индивидуумами. Это также соглашение между двумя группами, имеющее явную политическую и экономическую подоплеку. Нередко прочные любовные отношения у покотов нарушаются, так как возникает потребность заключения более подходящего брака в интересах группы. Все это ведет к тяжелым душевным драмам для женщин, ибо их часто выдают замуж за человека, которого они не знают и не любят, а иногда и за мужчину намного старше и уже имеющего одну или несколько жен. После девичьего соперничества друг с другом из-за мужчин покотские женщины объединяются, чтобы вместе соперничать с мужчинами, стараясь ограничить их власть и хоть немного подчинить их своему контролю. Это им часто удается — они распространяют различные сплетни или угрожают скандалом, а гордые мужчины очень боятся, как бы женщины не унизили их в глазах общества.

Былая атмосфера соперничества возрождается, когда дочери женщин достигают брачного возраста. Женщины снова конкурируют друг с другом, стараясь устроить наиболее выгодный брак для своей дочки. Они руководствуются и эгоистическими соображениями, думая, как бы повыгоднее выдать дочь замуж, чтобы обеспечить и себе спокойную и обеспеченную старость. Эти соображения при заключении брака служат и на пользу обществу, так как с помощью браков во многих африканских обществах создаются те узы, которые объединяют различные социальные группы в прочной, гармоничной системе взаимоотношений.

По мере возможности общество разрешает молодым самим выбирать партнера, устанавливая лишь в общих чертах, какие браки допустимы. Если свободы выбора нет, женщины ищут утехи в тайных любовных связях. Нельзя сказать, что общество мирится с такими связями, но они становятся обычным явлением, и лишь существует неписаный кодекс правил, которые не допускают, чтобы эти связи нанесли ущерб тем социальным и экономическим отношениям, которые оформлены законным браком. Более того, в отдельных случаях такие связи помогают сохранять прочность семейных уз, так как женщина выполняет свой долг и одновременно поддерживает связь с любимым человеком. Кроме того, женщина может держать мужа в руках, шантажируя его и угрожая публичным разоблачением и скандалом.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'