НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Приложение

«Повесть временных лет» о княжении Святослава Игоревича

Текст (НВЛ, ч. I, с. 46-53)

964 В лето 6472. Князю Святославу възрастъшю и възмужавшю, пача вой совкупляти многи и храбры, и легъко ходя, аки пардусъ, войны многи творяше. Ходя возъ по собе не возяше, ни котьла, ни мясъ варя, но потонку изрезавъ конину ли, зверину ли или говядину на углах испекъ ядяше, ни шатра имяше, но подъкладъ постлавъ и седло в головахъ; тако же и прочий вой его вси бяху. И посылайте къ странамъ, глаголя: «Хочю на вы ити». И иде на Оку реку и на Волгу, и налезе вятичи, и рече вятичемъ: «Кому дань даете?». Они же реша: «Козаромъ по щьлягу от рала даемъ».
965 В лето 6473. Иде Святославъ на козары; слышавше же козари, изндоша противу съ княземъ своимъ Каганомъ, и съступишася битися, и бывши брани, одоле Святославъ козаромъ и градъ ихъ и Белу Вежю взя. И ясы победи и касоты.
966 В лето 6474. Вятичи победи Святославъ, и дань на нихъ възложи
967 В лето 6475. Иде Святославъ на Дунай на Болгары. И бившемъся обоимъ, одоле Святославъ болгаромъ, и взя городъ 80 по Дунаеви, и седе княжа ту въ Переяславци, емля дань на грьцех.
968 В лето 6476. Придоша печенези на Руску землю первое, а Святославъ бяше Переяславци, и затворися Волга въ граде со унуки своими, Ярополкомъ и Ольгомъ и Володимеромъ, въ граде Киеве. И оступиша печенези градъ в силе велице, бещислено множьство около града, и не бе льзе изъ града вылести, ни вести послати; изнемогаху же людье гладомъ и водою. Собрашеся людье оноя страны Днепра в лодьяхъ, об ону страну стояху, и не fie льзе внити в Киевъ ни единому ихъ, ни изъ града к онемъ. И въстужиша людье въ граде и реша: «Несть ли кого, иже бы моглъ на ону страну дойти и рещи имъ: аще не подступите заутра, предатися имамъ печенегомъ?». И рече единъ отрокъ: «Азъ прейду». И реша: «Иди». Онъ же изиде изъ града с уздою, и ристаше, сквозе печенеги, глаголя: «Не виде ли коня никтоже?». Бе бо умея печенежьски, и мняхуть и своего. И яко приближися к реце, свергъ порты сунуся въ Днепръ, и побреде. Видевше же печенези, устремишася на нь, стреляюще его, и не могоша ему ничто же створити. Они же видевше с оноя страны, и приехаша в лодьи противу ему, и взяша и в лодью и привезоша и къ дружине. И рече имъ: «Аще не подступите заутра къ городу, предатися хотять людье печенегомъ». Рече же воевода ихъ, имянемъ Претичь: «Подъступимъ заутра в лодьях, и попадше княгиню и княжиче умчимъ на сю страну. Аще ли сего не створимъ, погубити ны имать Святославъ», Яко бысть заутра, вседъше в лодьи противу свету и въструбиша вельми, и людье въ граде кликнуша. Печенези же мнеша князя пришедша, побегоша разно от града. И изиде Ольга со унуки и с людми к лодьямъ. Видевъ же се князь печенежьский, възратися единъ къ воеводе Претичю и рече: "Кто се приде?". И рече ему: «Людье оноя страны». II рече князь печенежьский: «А ты князь ли еси?». Онъ же рече: «Азъ семь мужь его, и пришелъ есмь въ сторожех, и по мне идеть полкъ со княземъ, бе-щисла множьство». Се же рече, грозя имъ. Рече же князь печенежьскпй къ Претичю: «Буди ми другъ». Онъ же рече: «Тако створю». И подаете руку межю собою, и въдасть печенежьский князь Претичю конь, саблю, стрелы. Онъ же дасть ему броне, щитъ, мечь. И отступиша печенези от града, и не бяше льзе коня напоити: на Лыбеди печенези. II послаша кияне къ Святославу, глаголюще: «Ты, княже, чюжея земли ищеши и блюдеши, а своeя ся охабивъ, малы бо насъ не взяша печенези, и матерь твою и дети твои. Аще не поидеши, ни обраниши насъ, да паки ны возмуть. Аще ти не жаль очины своея, ни матере, стары суща, и дстий своих». То слышавъ Святославъ вборзе вееде на коне съ дружиною своею, приде Киеву, целова матерь свою и дети своя, и съжалися о бывшемъ от печенегъ. И собра вои, и прогна печенеги в поли, и бысть миръ.
969 В лето 6477. Рече Святославъ къ матери своей и къ боляромъ своимъ: «Не любо ми есть в Киеве быти, хочю жити в Переяславци на Дунай, яко то есть середа земли моей, яко ту вся благая сходятся: отъ Грекъ злато, поволоки, вина и овощеве разноличныя, пзъ Чехъ же, из Угорь сребро и комони, из Руси же скора и воскъ, медъ и челядь». Рече ему Волга: «Видиши мя болну сущю; камо хощеши отъ мене ити?». Бе бо разболелася уже; рече же ему: «Погребъ мя иди, ямо же хочеши». По трех днехъ умре Ольга, и плакася по ней сынъ ея, и внуци ея, и людье вси плачемъ великомь, и несоша, и погребоша ю на месте. И бе заповедала Ольга не творити трызны над собою, бе бо имущи презвутеръ, сей похорони блаженую Ольгу. Си бысть предътекущия крестьяньстей земли аки деньница предъ солнцемъ и аки зоря предъ светомъ. Си бо сьяше аки луна в нощи, тако и си в неверныхъ человецехъ светящеся аки бисеръ в кале: кальки бо беша грехомъ, неомовени крещеньемь святымь. Си бо омыся купелью святою, и совлечеся греховные одежа ветхаго человека Адама, и въ новый Адамъ облечеся, еже есть Христосъ, Мы же рцемъ к ней: радуйся, руское познанье къ богу, начатокъ примиренью быхомъ. Си первое вниде в царство небесное от Руси, сию бо хвалят рустие сынове аки началницю: ибо по смерти моляше бога за Русь. Праведныхъ бо душа не умирають, яко же рече Соломанъ: «Похваляему праведному възвеселятся людье», бесъсмертье бо есть память его, яко от бога познавается и от человекъ. Се бо вси человеци проглавляють, видяще лежащю в теле на много лета; рече бо ппорокъ: «Прославляющая мя прославлю». О сяковыхъ бо Давыдъ глаголашо: «В память вечную праведппкъ будеть, от слуха зла не убоится; готов сердце его jnouaTu на господа, утвердися сердце его и не подвяжется». Соломанъ бо рече: «Праведници въ веки живуть, и отъ господа мьзда инь есть и строенье вышняго. Сего ради приимуть царствие красоте и венець доброте от руки господня, яко десницею покрыеть я и мышцею защитить я». Защитилъ бо есть сию блажену Вольгу от противника и супостата дьявола.
970 В лето 6478. Святославъ посади Ярополка в Киеве, а Ольга в деревехъ. В се же время придоша людье ноугородьстии, просяще князя собе: «Аще не пойдете к намъ, то налеземъ князя собе». И рече к нимъ Святославъ: «А бы пошелъ кто к вамъ». И отпреся Ярополкъ и Олегь. И рече Добрыня: «Просите Володимера». Володимеръ бо бе отъ Малуши, ключнице Ользины; сестра же бе Добрынъ, отець же бе има Малъкъ Любечанинъ, и бе Добрына уй Володимеру. И реша ноугородьци Святославу: «Въдай ны Володимера». Онъ же рече имъ: «Вото вы есть». И пояша ноугородьци Володимера к собе, и иде Володимеръ съ Добрынею, уемъ своимь, Ноугороду, а Святославъ Переяславьцю.
971 В лето 6479 Приде Святославъ в Переяславець, и затворишася болгаре въ граде. И излезоша болгаре на сечю противу Святославу, и бысть сеча велика, и одоляху болгаре. И рече Святославъ воемъ своимъ: «Уже намъ еде пасти; потягнемъ мужьски, братья и дружино!» И къ вечеру одоле Святославъ, и взя градъ копьемъ, и посла къ грекомъ, глаголя: «Хочю на вы ити и взяти градъ вашь, яко и сей». И реша грьци: «Мы недужи противу вамъ стати, но возми дань на насъ, и на дружину свою, и повежьте ны, колько васъ, да вдамы по числу на главы». Се же реша грьци. льстя-че подъ Русью; суть бо греци лстивы и до сего дни. И рече имъ Святославъ: Есть насъ 20 тысящь, и прирече 10 тыеящъ, бе бо Руси 10 тысящь толко. И пристроиша грьци 100 тысящь на Святослава, и не даша дани. И поиде Святославъ на греки, и изидоша противу Руси. Видевше же Русь убояшася зело множьства вой, и рече Святославъ: «Уже намъ некамо ся дети, волею и неволею стати противу; да не посрамимъ земле Руские, но ляжемъ костьми, мертвый бо срама не имамъ. Аще ли побегнемъ. срамъ имамъ. Не имамъ убежати, но станемъ крепко, азъ же предъ вами пойду: аще моя глава ляжеть, то промыслите собою». И реша вой: «Идеже глава твоя, ту и свои главы сложимъ». И исполчишася русь, и бысть сеча велика, и одоле Святославъ, и бъжаша грьци. И поиде Святославъ ко граду, воюя и грады разбивая, яже стоять и до днешняго дне пусты. И созва царь боляре своя в полату, и рече имъ: «Што створимъ, яко не можемъ противу ему стати?» И реша ему боляре: «Поели к нему дары, искусимъ и, любьзнивъ ли есть злату, ли паволокамъ?» И посла к нему злато, и паволоки, и мужа мудра, реша ему: «Глядай взора и лица его и смысла его». Онъ же, вземъ дары, приде къ Святославу. И поведаша Святославу, яко придоша грьци с поклономъ. И рече: «Въведете я семо». Придоша, и поклонишася ему, и положиша пред нимъ злато и паволоки. И рече Святославъ, кроме зря, отрокомъ своимъ: «Схороните». Они же придоша ко царю, и созва царь боляры. Роша же послании, яко «Придохомъ к нему, и вдахомъ дары, и не возре на пя, и повеле схоронити». И рече единъ? «Искуси и еще, поели ему оружье». Они же нослушаша его, и послаша ему мечь и ино оружье, и принесоша к нему. Онъ же, приимъ, нача хвалити, и любити, и целовати царя. Придоша опять ко царю, и поведаша ему вся бывшая. И реша боляре: «Лютъ се мужь хочеть быти, яко именья не брежеть, а оружье емлеть. Имися ио дань». И посла царь, глаголя сице: «Не ходи къ граду, возми дань, еже хощеши»; за маломъ бо бе не дошелъ Царяграда. II даша ему дань; имашеть же и за убьеныя, глаголя, яко «Род его возметь». Взя же и дары многы, и възратися в Переяславець с похвалою великою. Видевъ же мало дружины своея, рече в собе: «Еда како прельетивше изъбьють дружину мою и мене», беша бо многи погибли на полку. И рече: «Пойду в Русь, приведу боле дружины». И посла слы ко цареви въ Деревьстръ, бо бе ту царь, рька сице: «Хочу имети миръ е тобою твердъ и любовь». Се же слышавъ, царь радъ бысть и поела к нему дары больше первых. Святославъ же прия дары, и поча думатя еъ дружиною своею, рька сице: «Аще не створимъ мира со царемъ, а увесть царь, яко мало насъ есть, пришедшс оступять ны въ граде. А Руска земля далеча, а печенези е нами ратьни, а кто ны поможеть? Но створимъ миръ со царемъ, се бо ны ся по дань яли, и то буди довольно намъ. Аще ли почнеть не управляти дани, да изнова из Руси, совкупивше вои множайша, поидемъ Царюгороду». Люба бысть речь си дружине, и послаша лепшие мужи ко цареви, и придоша въ Деревъстръ, и поведаша цареви. Царь же наутрия призва я, и рече царь: «Да глаголють сли рустии». Они же реша: «Тако глаголеть князь нашь: хочю имети любовь со царемъ гречьскимъ свершеную прочая вся лета». Царь же радъ бысть и повелъ писцю писати вся речи Святославля на харатью. Нача глаголати солъ вея речи, и нача писець писати. Глагола сице: «Равно другаго свещанья, бывшаго при Святославе, велицемь князи рустемь, и при Свеналъде, писано при Фефеле спнкеле и к Ивану, нарицаемому Цемьскию, царю гречьскому, въ Дерестре, месяца июля, индикта въ 14, в лето 6479. Азъ Святославъ, князь руский, яко же кляхъся, и утвержаю на свещанье семь роту свою: хочю имети миръ и евершену любовь со всякимь великимь царемъ гречьскимъ, съ Васильемъ и Костянтиномъ, и съ богодохновеными цари, и со всеми людьми вашими и иже суть подо мною Русь, боляре и прочий, до конца века. Яко николи же помышлю на страну вашю, ни сбираю вой, ни языка иного приведу на страну вашю и елико есть подъ властью гречьскою, ни на власть корсуньскую и елико есть городовъ ихъ, ни на страну бол-гарьску. Да аще инъ кто помыслить на страну вашю, да и азъ буду противенъ ему и борюся с нимъ. Яко же кляхъся ко царемъ гречьскимъ, и со мною боляре и Русь вся, да схранимъ правая съвещанья. Аще ли от техъ самехъ прежереченыхъ не съхранимъ, азъ же и со мною и подо мною, да имеемъ клятву от бога, въ его же веруемъ в Перуна и въ Волоса, скотья бога, и да будемъ золоти, яко золото, и своимъ оружьемь да исечени будемъ. Се же имейте во истину, яко же сотворихомъ пыне къ вамъ, и написахомъ на харатьи сей и своими пьчатьми запечатахомъ». Створивъ же миръ Святославъ съ греки, поиде в лодьях къ порогомъ. И рече ему воевода отень Свеналдъ: «Пойди, княже, на конихъ около, стоять бо печенези в порозех». И не послуша его и поиде в лодьяхъ. И послаша переяслав-ци къ печенегомъ, глаголюще: «Се идеть вы Святоелавъ в Русь, вземъ именье много у грекъ и полонъ бещисленъ, съ маломъ дружины». Слышавше же се печенизи заступиша пороги. И приде Святославъ къ порогомъ, и не бе льзе пройти порогъ. И ста зимовати в Белобережьи, и не бе у них брашна уже, и бе гладъ великъ, яко по полугривне глава коняча, и зимова Святославъ ту.
972 Весне же приспевши, в лето 6480, поиде Святославъ в пороги. И нападе на нь Куря, князь печенежьский и убита Святослава, и взяша главу его, и во лбе его съделаша чашю, оковавше лобъ его, и пьяху из него. Свеналдъ же приде Киеву къ Ярополку. И всех летъ княженья Святослава леть 20 и 8.
964 В год 6472. Когда Святослав вырос и возмужал, стал он собирать много воинов храбрых. И легко ходил в походах, как пардус, и много воевал. В походах же не возил за собою ни возов, ни котлов, не варил мяса, но, тонко нарезав конину пли зверину, пли говядину и, зажарив на углях, так ел. Не имел он и шатра, но спал, подостлав потник, с седлом в головах. Такими же были и все прочие его воины. И посылал в иные земли со словами: «Хочу на вас итти». И пошел на Оку реку и на Волгу, и встретил вятичей, и сказал им: «Кому дань даете?» Они же ответили: «Хазарам - по щелягу от рала даем».
965 В год 6473. Пошел Святослав на хазар. Услышав же, хазары вышли навстречу во главе со своим князем Каганом и сошлись биться, и в битве одолел Святослав хазар и город их Белую Вежу взял. И победил ясов и касогов.
966 В год 6474. Вятичей победил Святослав и дань на них возложил.
967 В год 6475. Пошел Святослав на Дунай на болгар. И бились обе стороны, и одолел Святослав болгар, и взял городов их 80 по Дунаю, и сел княжить там, в Переяславце, беря дань с греков.
968 В год 6476. Пришли впервые печенеги на Русскую землю, а Святослав был тогда в Переяславце, и заперлась Ольга в городе Киеве со своими внуками - Ярополком, Олегом и Владимиром. И осадили печенеги город силою великой: было их бесчисленное множество вокруг города. И нельзя было ни выйти из города, ни вести послать. И изнемогали люди от голода и жажды. И собрались люди той стороны Днепра в ладьях, и стояли на том берегу. И нельзя было ни тем пробраться в Киев, ни этим из Киева к ним. И стали тужить люди в городе, и сказали: «Нет ли кого, кто бы смог перебраться на ту сторону и сказать им: если не подступите утром к городу, - сдадимся печенегам». И сказал один отрок: «Я проберусь», и ответили ему: «Иди». Он же вышел из города, держа уздечку, и побежал через стоянку печенегов, спрашивая их: «Не видел ли кто-нибудь коня?». Ибо знал он по-печенежски п его принимали за своего. И когда приблизился он к реке, то, скинув одежду, бросился в Днепр и поплыл. Увидев это, печенеги кинулись за ним, стреляли в него, но не смогли ему ничего сделать. На том берегу заметили это, подъехали к нему на ладье, взяли его в ладью п привезли его к дружине. И сказал им отрок: «Если не подойдете завтра к городу, то люди сдадутся печенегам». Воевода же их, по имени Претич, сказал на это: «Пойдем завтра в ладьях и, захватив княгиню и княжичей, умчим на этот берег. Если же не сделаем этого, то погубит нас Святослав». И на следующее утро, близко к рассвету, сели в ладьи и громко затрубили, а люди в городе закричали. Печенегам же показалось, что пришел сам князь, и побежали от города врассыпную. И вышла Ольга с внуками и людьми к ладьям. Печенежский же князь, увидев это, возвратился один п обратился к воеводе Претичу: «Кто это пришел?». А тот ответил ему: «Люди той стороны (Днепра)». Печенежский князь снова спросил: «А ты не князь ли уж?». Претич же ответил: «Я муж его, пришел с передовым отрядом, а за мною ИДУТ войско с самим князем: бесчисленное их множество». Так сказал он, чтобы пригрозить печенегам. Князь же печенежский сказал Протичу: «Будь мне другом». Тот ответил: «Так п сделаю». И подали они друг другу руки, и дал печенежский князь Претичу коня, саблю и стрелы, а тот дал ему кольчугу, щит и меч. И отступили печенеги от города. И нельзя было вывести коня напоить: стояли печенеги на Лыбеди. И послали киевляне к Святославу со словами: «Ты, князь, ищешь чужой земли и о ней заботишься, а свою покинул. А нас чуть было не взяли печенеги, и мать твою п детей твоих. Если не придешь и не защитишь пас, то возьмут-таки нас. Неужели не жаль тебе своей отчины, старой матери, детей своих?». Услышав эти слова, Святослав с дружиною скоро сел на коней п вернулся в Киев; приветствовал мать свою и детей и сокрушался о том, что случилось с ними от печенегов. И собрал воинов, прогнал печенегов в поле, и наступил мир.
969 В год 6477. Сказал Святослав матери своей и боярам своим: «Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае, - там середина земли моей, туда стекаются все блага: из Греческой земли - золото, паволоки, вина, различные плоды, из Чехии и из Венгрии серебро и кони, из Руси же меха и воск, мед и рабы». Отвечала ему Ольга: «Видишь - я больна; куда хочешь уйти от меня?» - ибо она уже разболелась. И продолжала: «Когда похоронишь меня,- отправляйся куда захочешь». Через три дня Ольга умерла, п плакали по ней плачем великим сын ее и внуки ее, и все люди. И понесли, и похоронили ее на открытом месте. Ольга же завещала не совершать по ней тризны, так как имела при себе священника - этот и похоронил блаженную Ольгу. Была она предвозвестницей христианской земле, как денница перед солнцем, как заря перед светом. Она ведь сияла; как луна в ночи, так и она светилась среди язычников, как жемчуг в грязи; были тогда люди загрязнены грехами не омыты святым крещением. Эта же омылась в святой купели, и сбросила с себя греховные одежды первого человека Адама, и облеклась в нового Адама, то есть в Христа Мы же взываем к ней: «Радуйся русское познание бога, начало нашего с ним примирения». Она первая из русских вошла в царство небесное, ее и восхваляют сыны русские - свою начинательницу, ибо и но смерти молится она богу за Русь. Ведь души праведных не умирают; как сказал Соломон: «Веселится народ похваляемому праведнику». Память праведника бессмертна, так как признается он и богом и людьми. Здесь же ее все люди прославляют, видя, что она лежит много лет, не тронутая тлением; ибо сказал пророк: «Прославляющих меня прославлю». О таких ведь Давид сказал: «В вечной памяти будет праведник, не убоится дурной молвы; готово сердце его уповать на господа; утверждено сердце его и не дрогнет». Соломон же сказал: «Праведники живут во-веки; награда им от господа и попечение о них у всевышнего. Посему получат они царство красоты и венец доброты от руки господа, ибо он покроет их десницею и защитит их мышцею». Защитил ведь он и эту блаженную Ольгу от врага и супостата - дьявола.
970 В год 6478. Святослав посадил Ярополка в Киеве, а Олега у древлян. В то время пришли новгородцы, прося себе князя: «Если не пойдете к нам, то сами добудем себе князя». И сказал им Святослав: «А кто бы пошел к вам?» И отказались Ярополк и Олег. И сказал Добрыня: «Просите Владимира». Владимир же был от Малуши - ключницы Ольгиной. Малуша же была сестра Добрыни; отец же им был Малк Любечанин, и приходился Добрыня дядей Владимиру. И сказали новгородцы Святославу: «Дай нам Владимира». Он же ответил им: «Вот он вам». И взяли к себе новгородцы Владимира, и пошел Владимир с Добрынею, своим дядей, в Новгород, а Святослав в Переяславец (на Дунае).
971 В год 6479. Пришел Святослав в Переяславец, и затворились болгары в городе. И вышли болгары на битву против Святослава, и была сеча велика, и стали одолевать болгары И сказал Святослав своим воинам: «Здесь нам и умереть! Постоим же мужественно братья и дружина!». И к вечеру одолел Святослав, и взял город приступом, и послал к грекам со словами: «Хочу итти на вас и взять столицу вашу, как и этот город». И сказали греки: «Не вмоготу нам сопротивляться вам, так возьми с нас дань на всю свою дружину и скажи сколько вас, чтобы разочлись мы по числу дружинников твоих». Так говорили греки, обманывая русских, ибо греки лживы и до наших дней. И сказал им Святослав: «Нас двадцать тысяч», но прибавил десять тысяч: ибо было русских всего десять тысяч. И выставили греки против Святослаиа сто тысяч, и не дали дани. И пошел Святослав на греков, и вышли те против русских. Когда же русские увидели их, - сильно испугались такого великого множества воинов, по сказал Святослав: «Нам некуда уже деться, хотим мы или не хотим - должны сражаться. Так не посрамим земли Русской, но ляжем здесь костьми, ибо мертвые не принимают позора. Если же побежим, - позор нам будет. Так не побежим же, но станем крепко, а я пойду впереди вас: если моя голова ляжет, то о своих сами позаботьтесь». И ответили воины: «Где твоя голова ляжет, там и свои головы сложим». И исполнились русские, и была н.остокая сеча, и одолел Святослав, а греки бежали. И пошел Святослав к столице, воюя и разбивая города, что стоят и доныне пусты. И созвал царь бояр своих в палату, и сказал им: «Что нам делать: не можем ведь ему сопротивляться?» И сказали ему бояре: «Пошли к нему дары; испытаем его: любит ли он золото или паволоки?». И послал к нему золото и паволоки с мудрым мужем, наказавши ему: «Следи за его видом, и лицом, и мыслями!». Он же взял дары и пришел к Святославу. И поведали Святославу, что пришли греки с поклоном, и сказал Святослав: «Введите их сюда». Те вошли и поклонились ему, и положили перед ним золото и паволоки. И сказал Святослав своим отрокам, смотря в сторону: «Спрячьте». Греки же вернулись к царю, и созвал царь бояр. Посланные же сказали: «Пришли де мы к нему и поднесли дары, а он и не взглянул на них, - приказал спрятать». И сказал один: «Испытай его еще раз: пошли ему оружие». Они же послушали его и послали ему меч и другое оружие, и принесли ему. Он же взял и стал царя хвалить, выражать ему любовь и благодарность. Снова вернулись посланные к царю и поведали ему все как было. И сказали бояре: «Лют будет муж этот, ибо богатством пренебрегает, а оружие берет. Плати ему дань». И послал к нему царь, говоря так: «Не ходи к столице, возьми дань, сколько хочешь». Ибо только немногим не дошел он до Царьграда. И дали ему дань. Он же брал и на убитых, говоря: «Возьмет де за убитого род его». Взял же и даров много, и возвратился в Переяславец со славою великою. Увидев же, что мало у него дружины, сказал себе: «Как бы не убили какой-нибудь хитростью и дружину мою и меня», так как многие были убиты в боях. И сказал: «Пойду на Русь, приведу еще дружины». И послал послов к царю в Доростол, где в это время находился царь, говоря так: «Хочу иметь с тобою твердый мир и любовь». Царь же, услышав это, обрадовался и послал к нему даров больше прежнего. Святослав же принял дары и стал думать с дружиною своею, говоря так: «Если не заключим мир с царем, и узнает царь, что нас мало, то придут и осадят нас в городе. А Русская земля далеко, печенеги с нами в войне, и кто нам тогда поможет? Заключим же с царем мир: ведь они уже обязались платить нам дань, - того с нас и хватит. Если же перестанут нам платить дань, то снова из Руси, собрав множество воинов, пойдем на Царьград». И была люба речь эта дружине, и послали лучших мужей к царю, и пришли в Доростол, и сказали о том царю. Царь же на следующее утро призвал их к себе и сказал: «Пусть говорят послы русские». Они же начали: «Так говорит князь наш: «Хочу иметь полную любовь с греческим царем на все будущие времена». Царь же обрадовался и повелел писцу записывать все речи Святослава на хартию. И стал посол говорить все речи, и стал писец писать. Говорил же он так: «Список с договора, заключенного при Святославе, великом князе русском, и при Свенельде, писано при Феофиле синкеле к Иоанну, называемому Цимисхием, царю греческому, в Доростоле меясца июля, 14 индикта, в год 6479. Я, Святослав, князь русский, как клялся, так и подтверждаю договором этим клятву мою: хочу вместе со всеми подданными мне русскими, с боярами и прочими иметь мир и полную любовь с каждым великим царем греческим, с Василием и с Константином, и с богодохновенными царями, и со всеми людьми вашими до конца мира. И никогда не буду замышлять на страну вашу, и не буду собирать на нее воинов, и не наведу иного народа на страну вашу, ни на то, что находится под властью греческой, ни на Корсунскую страну и все города тамошние, ни на страну Болгарскую. И если и иной кто замыслит против страны вашей, то я ему буду противником и буду воевать с ним. Как уже клялся я греческим царям, а со мною бояре и все русские, да соблюдем мы прежний договор. Если же не соблюдем мы чего-либо из сказанного раньше, пусть я и те, кто со мною и подо мною, будем прокляты от бога, в которого веруем, - от Перуна и Волоса, - бога скота, и да будем желты, как золото, и пусть посечет нас собственное наше оружие. Не сомневайтесь в правде того, что мы обещали вам ныне и написали в хартии этой и скрепили своими печатями». Заключив мир с греками, Святослав в ладьях отправился к порогам. И сказал ему воевода отца его Свенельд: «Обойди, князь, пороги на конях, ибо стоят у порогов печенеги». И не послушал его, и пошел в ладьях. А переяславцы послали к печенегам сказать: «Вот идет мимо вас на Русь Святослав с небольшой дружиной, забрав у греков много богатства и пленных без числа». Услышав об этом, печенеги заступили пороги. И пришел Святослав к порогам, и нельзя было их пройти. И остановился зимовать в Белобережье, и не стало у них (русских) еды, и был у них великий голод, так что по полугривне платили за конскую голову. И тут перезимовал Святослав.
972 В год 6480, когда наступила весна, отправился Святослав к порогам. И напал на него Куря, князь печенежский, и убили Святослава, и взяли голову его и сделали чашу из черепа, оковав его, и пили из него. Свенельд же пришел в Киев к Ярополку. А всех лет княжения Святослава было 20 и 8.

Перевод (ПВЛ, ч. I, с. 244-250)

предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь