история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Второе воззвание Генерального совета Интернационала

После революции 4 сентября война утратила для Германии оборонительный характер. Однако прусское правительство отказывалось заключить почетный мир с французским народом, провозгласившим республику.

Передовые немецкие рабочие после 4 сентября усилили сопротивление завоевательным планам юнкерства и буржуазии, требовали признания французской республики и заключения с нею мира без аннексии Эльзаса и Лотарингии. Волю немецкого пролетариата выразил Центральный (Брауншвейгский) комитет социал-демократической рабочей партии в манифесте, опубликованном 5 сентября 1870 г. Против Комитета было возбуждено судебное преследование по обвинению в государственной измене. Его члены были 9 сентября арестованы и в кандалах отправлены в крепость.

9 сентября 1870 г. Генеральный совет Интернационала выступил со вторым воззванием о войне. В нем разоблачались захватнические планы прусского юнкерства и буржуазии и указывалось на опасность, которую представляет победа Пруссии для дела рабочего класса и прежде всего для немецких рабочих. Призывая рабочий класс Германии и других стран к борьбе против захвата Эльзаса и Лотарингии, за признание французской республики, Генеральный совет предупреждал, что если Германия станет на путь «грабительского присвоения французских областей», то неизбежным следствием этого явится в будущем общеевропейская война.

Генеральный совет приветствовал провозглашение во Франции республики, отмечая вместе с тем, что правители этой республики, судя по их первым практическим шагам, ускорят орлеанистскую реставрацию, как об этом мечтают некоторые деятели буржуазии.

Генеральный совет, однако, предостерегал французских рабочих от поспешных действий против пришедшего к власти правительства. «Всякая попытка ниспровергнуть новое правительство, тогда как неприятель уже почти стучится в ворота Парижа, была бы отчаянным безумием», — говорилось в воззвании. Генеральный совет старался уберечь французский пролетариат и от другой крайности — от иллюзий о возможности повторить в новой исторической обстановке, в условиях обострения классовой борьбы, общенациональное движение в духе 1792 г., когда рабочие не отделяли своих интересов от интересов буржуазии и не были организованы. Он призывал французских рабочих «не повторять прошлое, а построить будущее». Для этой цели он советовал им одновременно с исполнением своего гражданского долга путем участия в обороне Франции «основательнее укрепить организацию своего собственного класса», пользуясь «всеми средствами, которые дает им республиканская свобода».(К. Маркс, Гражданская война во Франции. Второе воззвание Генерального Совета Международного Товарищества Рабочих о франко-прусской войне, К. Маркс, Ф. Энгельс, Избранные произведения, т. I, стр. 456.)

Эти руководящие указания Генерального совета Интернационала, имевшие огромное значение для успеха дальнейшей борьбы рабочего класса Франции, остались в то время неизвестными широким массам французского народа. Буржуазно-республиканские газеты отказались напечатать воззвание Генерального совета, а единственный буржуазный орган, напечатавший его, устранил из него все сказанное о «правительстве национальной обороны».

С первых дней своего пребывания у власти правительство сентябрьской республики проводило политику капитуляции перед Пруссией, требовавшей тяжелых для Франции территориальных уступок и грабительской контрибуции. К этой капитулянтской политике его побуждала боязнь вооружить в интересах обороны народные массы.

6 сентября 1870 г. министр иностранных дел Жюль Фавр в циркуляре, разосланном дипломатическим представителям Франции за границей, объявил о решимости правительства «выполнить свой долг до конца» и не уступить агрессору «ни пяди земли, ни одного камня французских крепостей». Под прикрытием этих пышных Деклараций республиканское правительство в действительности принимало все меры к скорейшему заключению мира с Пруссией. После неудачных попыток добиться посредничества от американского, а затем от английского послов в Париже оно направило 12 сентября в Лондон, Петербург и в Вену Тьера, поручив ему просить европейские правительства содействовать заключению мира, обещая снова навязать Франции монархию вместо республики.

В дни, когда надвигалась угроза осады Парижа немецкими войсками, французское правительство создавало только видимость подготовки столицы к обороне. На деле оно препятствовало вооружению трудового населения. Сформированная в сентябре 1870 г. из всех слоев населения национальная гвардия не предназначалась для военных действий против прусской армии; ее обучение носило лишь показной характер. На командных постах в национальной гвардии оставлялись бонапартисты и орлеанисты. Рабочим выдавалось устаревшее оружие с негодными патронами. Несмотря на наступление осени, у них не было ни надлежащего обмундирования, ни лагерных палаток. Не принимались меры и к тому, чтобы пополнить до начала осады недостаточные запасы оружия в Париже.

Буржуазное правительство оставило на прежних постах бонапартистских полицейских и чиновников (префектов, мэров, прокуроров, судей и пр.), а если и заменяло их, то по преимуществу орлеанистами. Под покровительством реакционного полицейского и чиновничьего аппарата орлеанисты и бонапартисты беспрепятственно вели контрреволюционную агитацию в Париже и в провинции, особенно в сельских местностях, используя приближение выборов в Национальное собрание, которому новые правители Франции стремились как можно скорее передать власть. Реакционный состав будущего собрания предопределялся условиями прусской оккупации, попустительством правительства по отношению к антиреспубликанской агитации монархистов, поспешностью, с какой правительство намеревалось приступить к выборам.

Выборы в Национальное собрание были назначены правительством первоначально на 16 октября, но затем перенесены даже на 2 октября. В новом циркуляре, направленном 17 сентября дипломатическим представителям Франции за границей, Жюль Фавр мотивировал ускорение выборов тем, что прусский король отказался вести переговоры о мире с «незаконно» существующим республиканским правительством. «Мы признаем законность этого возражения», — заявил Фавр.

Политика правительства находилась в резком противоречии с интересами внешней безопасности и демократического возрождения страны. «Правительство национальной обороны» с первых своих шагов показало, что в действительности оно являлось «правительством национальной измены».

Французские рабочие и их руководители, находившиеся в плену традиций 1792—1794 гг., на первых порах верили в готовность правительства всецело подчинить свою деятельность общенациональным интересам. Они не использовали республиканские свободы для укрепления своих классовых организаций и ограничивались исключительно борьбой против внешнего врага. В этом заключалась их глубокая ошибка. Лишь постепенно, в ходе дальнейшего развития и обострения классовой борьбы французский пролетариат освобождался от иллюзий.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:





Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'