НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Начало войны с Австрией и Пруссией

Людовик XVI, его приближенные, большинство офицеров и генералов со своей стороны, стремились ускорить войну, полагая, что Франция не выдержит внешнего натиска и что, как только интервенты продвинутся в глубь страны, с их помощью удастся подавить революцию. Понимая это, Робеспьер в якобинском клубе возражал против немедленного объявления войны. Он требовал предварительного очищения командного состава армии от контрреволюционеров и предостерегал, что в противном случае генералы-аристократы откроют врагу дорогу на Париж. Но жирондисты поддерживали предложение об объявлении войны. Опасаясь дальнейшего роста классовой борьбы, они рассчитывали на то, что война отвлечет внимание народных масс от внутренних проблем. Близко связанные с буржуазией крупных торговых центров (Бордо, Марсель и др.), жирондисты надеялись также, что успешная война приведет к расширению границ Франции, укреплению ее экономических позиций, ослаблению ее главного соперника - Англии. Вопрос о войне привел к резкому обострению борьбы между якобинцами - сторонниками Робеспьера и жирондистами.

20 апреля 1792 г. Франция объявила войну Австрии. Вскоре в войну против Франции вступила и союзница Австрии - Пруссия.

Предсказания Робеспьера сбылись. В первые же недели войны французская армия, во главе которой продолжали оставаться аристократы или же генералы, совершенно не понимавшие особенностей революционной войны, потерпела ряд тяжелых поражений.

Тайный сговор короля и аристократов с иностранными интервентами, о котором раньше лишь догадывались, теперь, после изменнических действий генералов, становился явным. Якобинцы указывали на это в своих речах и памфлетах и звали массы к борьбе как против внешней, так и против внутренней контрреволюции. Народ увидел, что пришла пора защищать с оружием в руках родину и революцию, неотделимые теперь для него друг от друга. Слово «патриот», распространившееся как раз в это время в народе, приобрело двуединый смысл: защитник родины и революции.

Миллионные массы крестьянства понимали, что интервенты несут с собой восстановление ненавистного феодально-абсолютистского строя. Значительная часть буржуазии и зажиточные крестьяне уже успели приобрести, главным образом за счет церковных имуществ, земельную собственность. К концу 1791 г. было продано церковных земель более чем на полтора миллиарда ливров. Вторжение интервентов и возможность реставрации дореволюционного режима создавали прямую угрозу этой новой собственности и ее владельцам.

Перед лицом почти открытой измены правительства и многих генералов, слабости и бездеятельности Законодательного собрания народные массы по собственному почину выступили на защиту революционной Франции. В городах и деревнях спешно формировались батальоны волонтеров; создавались комитеты по сбору пожертвований для их вооружения. Местные демократические клубы и организации требовали от Законодательного собрания принятия чрезвычайных мер для обороны отечества и революции.

Под давлением народных масс Законодательное собрание 11 июля 1792 г. приняло декрет, объявлявший «отечество в опасности». Согласно этому декрету все пригодные к военной службе мужчины подлежали призыву в армию.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2022
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'