история







разделы


Пользовательского поиска




назад содержание далее

Глава XLVI. Египет, Сирия и Киликия в XIII—XV вв.

Страны Восточного Средиземноморья — Египет, Сирия и Киликийская Армения в XIII в. находились в центре скрещения двух завоевательных движений: с востока — монгольских феодалов, а с запада — феодалов из стран Западной Европы. Египет, Сирия и Киликия оказались в связи с этим в центре международной политики того времени.

Египет после падения Фатимидского халифата

К началу XIII в. в экономической жизни Египта наблюдался некоторый подъём. Производились работы по улучшению ирригационных сооружений Нильской долины и по поднятию земледелия. Росла внешняя торговля. Султаны из династии Эйюбидов (1171—1250) заключали торговые договоры с западноевропейскими государствами, в частности с Венецией и Генуей.

Основателю династии Салах-ад-дину удалось лишь на короткое время объединить Египет, Хиджаз, Палестину, Сирию и Верхнюю Месопотамию. После его смерти наследники разделили между собой его владения, и Египет стал обособленным государством. Египетская ветвь Эйюбидов оказалась достаточно сильной, чтобы отразить вторжения крестоносцев в Египет. В 1250 г. было разбито высадившееся у Дамиетты сильное ополчение французских крестоносцев. Остатки его во главе с королём Людовиком IX были взяты в плен и отпущены только за большой выкуп. Неудача попыток крестоносцев утвердиться в Египте явилась одной из причин общего краха крестовых походов.

Политическое влияние гвардии мамлюков и при Эйюбидах было очень велико. Верхи этой гвардии — эмиры были главными обладателями военных ленов (икта). Вслед за победой над крестоносцами у Дамиетты последний эйюбидский султан Салих умер. После прекращения этой династии в течение двух с половиной столетий султаны Египта выдвигались из эмиров двух мамлюкских корпораций — сперва из бахри («речных»), 1250—1390 гг., потом из бурджи («башенных»), 1390—1517 гг.

Сирия, Египетский султанат и монголы

Образование монгольского государства Хулагуидов и взятие монголами Багдада (1258 г.) поставили Сирию и Палестину, а вслед за ними и Египет под угрозу монгольского завоевания. Монгольские войска не раз занимали Сирию при поддержке крестоносцев и Киликийского армянского царства. Крестоносцы поддерживали монголов, понимая, что не смогут удержаться в своих владениях, если враждебный им Египетский султанат сохранит свою военную мощь.

Но в 1260 г. мамлюкский султан Египта ввёл свои войска в Сирию и наголову разбил монгольские отряды при Айн-Джалуте. Победитель монголов султан Бейбарс (1260—1277), по происхождению кыпчак (половчанин), выдающийся полководец, отнял также ряд пунктов у крестоносцев. В 1268 г. Бейбарс взял штурмом богатую Антиохию, положив конец созданному крестоносцами ещё в конце XI в. Антиохийскому княжеству. Город был полностью разрушен и больше уже не смог возродиться. В 1277 г. монгольские силы были разбиты войсками Бейбарса при Альбистане. Вскоре мамлюкским султанам удалось совсем вытеснить крестоносцев из Сирии.

Башня цитадели в Каире. XII-XIII вв.
Башня цитадели в Каире. XII-XIII вв.

Хулагуидский государь Аргун-хан отправил в Европу посольство во главе с несторианским монахом уйгуром Раббан Саумой для переговоров с государями Франции, Англии, с Генуей и с римским папой об организации нового крестового похода в целях совместного завоевания Сирии и Палестины (1287 г.). Однако Франция и Англия не пошли дальше обещаний. Хулагуидский государь Газан-хан, сын Аргун-хана, двинулся в Сирию, занял Алеппо и Дамаск, но снова потерпел от мамлюков тяжёлое поражение при Мардж-ас-Суффаре (1303 г.). Со второго десятилетия XIV в. Хулагуиды уже не пытались покорить Сирию и Палестину, и эти страны, опустошенные долгими войнами, остались под властью мамлюкских султанов Египта до начала XVI в. Мамлюкский султанат Египта был первым государством, которое оказалось в состоянии не только остановить наступление монгольских войск, но и отбросить их. Причина этого заключалась, видимо, во все еще очень большой материальной мощи Египта в XIII в., в крепкой военной организации и относительно сильной султанской власти. Напротив, наступательная сила Хулагуидского государства была ослаблена в связи с продолжавшимся упадком производительных сил, развитием внутренних противоречий и ростом феодальной раздробленности.

В борьбе с Хулагуидским государством султаны Египта заключили военный союз с монголами Золотой Орды, нападавшими на Хулагуидов на Кавказе. Борьба мамлюкских султанов с хулагуидскими правителями, союзниками христиан, велась под идеологической оболочкой «защиты ислама». После взятия монголами Багдада и гибели Аббасидского халифата (1258 г.) «правоверный» (суннитский) ислам лишился единого духовного главы — халифа. В Каире появился беглец из Багдада, назвавший себя дядей последнего аббасидского халифа в Багдаде. И хотя происхождение этого беглеца вызывало сомнение, в Каире сочли выгодным ему поверить. С тех пор мамлюкские султаны держали при своём дворе в Каире так называемых аббасидских халифов в качестве главных духовных лиц. Халиф своим религиозным авторитетом укреплял власть султана.

В Африке к Египетскому султанату при Бейбарсе были присоединены Ливия и Барка и подчинена Нубия, бывшая тогда ещё христианской. Мамлюкские султаны сохранили власть и над Хиджазом с его священными для мусульман городами — Меккой и Мединой.

Киликийская Армения и Кипр

Киликипское армянское царство (где правила династия Рубенидов, 1080—1375) чаще всего находилось в союзе с крестоносцами Сирии и в вассальной зависимости от государства Хулагуидов. Развитое феодальное общество Киликии испытало и влияние западноевропейских форм феодализма, привнесённых сюда крестоносцами. После изгнания крестоносцев из Сирии и падения государства Хулагуидов Киликийская Армения оказалась в тяжёлом положении вследствие угрозы со стороны мамлюкских султанов Египта и Сирии, войска которых постоянно вторгались в Киликию, сжигая селения и города и уводя жителей в плен для продажи в рабство. Обращения царей Киликийской Армении за помощью к Франции, римскому папе, генуэзцам и королю Кипра не дали сколько-нибудь значительных результатов, ибо государства Западной Европы в XIV в. утратили интерес к крестовым походам. Папство же давало Киликийской Армении пустые обещания военной помощи, добиваясь на самом деле только того, чтобы армянская церковь вступила в унию с римско-католической церковью и подчинилась папе. В 1375 г. египетские мамлюки покончили с существованием Киликийского армянского царства, взяв его столицу — горную крепость Сис. Киликия, опустошённая и разорённая, была присоединена к владениям Египетского султаната. Немало хлопот доставляло Египту основанное крестоносцами островное королевство Кипр (1191—1489гг.), в котором королевская династия (Лузиньяны) и феодальная знать состояли из французов, масса же населения — из греков. В 1365 г. кипрский флот захватил и ограбил Александрию. Но в 1426 г. мамлюкский султан Барсбей высадил на Кипре крупные силы, взял в плен кипрского короля, заставил его признать себя вассалом султана Египта и платить ему дань. Наконец, в 1489 г. Кипр был присоединён к владениям Венеции.

Феодальная земельная собственность в Египте в XIII—XV вв. Положение крестьян

В рассматриваемый период в Египте существовали различные виды феодальной собственности на землю: собственные домены султана (хасс); икта эмиров и джунда (рядовых воинов) (Формально обе первые категории земель считались государственными.); земли религиозных учреждений (вакф); аллодиальные земли (мульк); мёртвые и неорошённые земли (мават), принадлежавшие государству. По сравнению со временем Фатимидов наиболее заметное изменение в земельном строе Египта заключалось в огромном распространении фонда военных ленов (икта), находившихся в руках эмиров и джунда. Стремясь избежать появления сильных вассалов, центральная власть старалась, чтобы икта одного владельца-ленника (мукта) состояла не из сплошного земельного массива, а из дробных участков в разных местах. В начале XIII в. среди владельцев икта в Египте числилось 111 эмиров и 8 740 всадников джунда.

К концу XIII в. эмиры захватили большую часть икта рядовых воинов. Султан Мансур Ладжин (1296—1299) попытался вернуть им захваченные эмирами земли и провёл новое кадастровое разделение прежних государственных земель Египта. Однако возмущённые эмиры убили султана. К началу ХV в., по свидетельству арабо-египетского историка Макризи, наибольшую часть земель составляли султанские домены и икта эмиров. Оросительная сеть оставалась в распоряжении государства. Ещё в XI в., по словам законоведа Маверди, по крайней мере юридически, передача икта по наследству считалась незаконной. В XII в. земли икта, как правило, передавались по наследству. В XIII—XV вв. наследственность икта признавалась незыблемым принципом. Ещё большее значение имели земли икта в Сирии; здесь они часто составляли крупные земельные массивы. В Сирии, где товарное производство очень упало и где не было централизованного управления оросительной сетью, власть египетского султана была слабее, а власть феодалов-ленников сильнее, чем в Египте.

По словам Макризи, при мамлюках египетские крестьяне (феллахи) были прикреплены к земле, и их зависимость от владельцев икта была настолько полной, что они (по своему юридическому положению) почти ничем не отличались от рабов; правда, ни они, ни их потомки не могли быть проданы, но не могли быть и освобождены. Крайняя бедность египетских крестьян усугублялась тем, что они должны были не только платить подати со своих наделов, но на них раскладывалась ещё и уплата податей с заброшенных земель. Рост феодальной ренты постепенно подрывал производительные силы в сельском хозяйстве как Египта, так и Сирии. В XIII—XIV вв. земледелие в Египте находилось ещё на сравнительно высоком уровне, но в XV в. наметился резкий упадок сельского хозяйства.

При мамлюках нередко происходили восстания феллахов. Однако эти восстания пока ещё недостаточно изучены историками. По данным источников, широкое восстание беднейших бедуинов произошло в 1253 г., крупное народное восстание разразилось в Верхнем Египте в середине XIV в. Огромные цифры рабов-пленников, постоянно угоняемых мамлюками из Сирии, Киликийской Армении, Нубии и других стран, указывают на то, что рабов использовали не только как домашнюю челядь, но и как рабочую силу в ремесленном производстве. Не довольствуясь военнопленными, мамлюкские султаны закупали большое число рабов во внутренней Африке, на Кавказе и в Золотой Орде (через порты Крыма).

Города и торговля в Египте в XIII—XV вв.

До начала монгольских завоеваний главным транзитным центром караванно-морской торговли стран Средиземноморья с Индией оставался Багдад. После разрушения Багдада монгольскими завоевателями транзит стал производиться через Египет, Красное море, Индийский океан. Благодаря этому в XIII—XIV вв. торговые обороты Египта сильно выросли. При мамлюках в транзитной торговле Египта с Индией основную роль играли купеческая корпорация каремитов (Каремиты—арабское слово, происхождение которого не выяснено.), имевшая главные конторы в Каире и Кусе (в Верхнем Египте), и банк, заключавший сделки на крупные займы с итальянскими и другими купеческими компаниями.

Купцы из Венеции, Генуи, Пизы и т. д. имели в Александрии, Дамиетте, Каире и других городах свои кварталы, церкви, госпитали, торговые склады и своих старшин. Венецианский консул в Александрии оказывал влияние на внешнюю политику мамлюкских султанов, нередко выступая в роли посредника при заключении договоров со средиземноморскими государствами. Один из генуэзских купцов был личным другом султана Бейбарса и торговал от его имени с Крымом, Константинополем и т. д. Мамлюкские султаны установили монополию казны на ввоз товаров, которых сам Египет не производил, особенно на лес, смолу и железо, а также на вывоз из Египта ископаемых (квасцы, селитра, изумруды). По-прежнему из Египта вывозили шелковые и полушёлковые ткани, производившиеся частью в государственных мастерских в Тиннисе, Дамиетте и других городах. Вывозились также зерно, тростниковый сахар, золотой песок, рабы и т. п. Среди предметов индийского транзита преобладали пряности, дорогие ткани и предметы роскоши.

В начале XIII в. при транзите товаров через Египет общие размеры пошлины доходили до 15% стоимости товаров. Позже, в XV в., они ещё более возросли (до 35% и выше). Тариф в 10% считался льготным. Его платили, например, купцы из Пизы, привозившие в Египет лес и железо. Они обязаны были в первую очередь предлагать эти товары государству, которое платило им только 1/3 стоимости товаров деньгами, а 2/3 — квасцами и другими египетскими товарами. На египетские товары, составлявшие монополию правительства, последнее назначало для местных купцов более высокие цены, нежели для иностранцев. Такая торговая политика феодального государства в конце концов разорила египетских купцов. Непомерно высокие пошлины и выпуск неполноценной монеты подорвали ко второй половине XV в. также транзитную торговлю с Индией, процветавшую в XIII—XIV вв. Открытие морского пути вокруг Африки и захват португальцами важнейших портов на пути в Индию (Ормуз, Аден и др.) в начале XVI в. нанесли окончательный удар этой транзитной торговле, а вместе с тем и экономике Египта.

Арабская аптека. Миниатюра из арабской рукописи. 1222 г.
Арабская аптека. Миниатюра из арабской рукописи. 1222 г.

Государственный строй Египта при мамлюкских султанах

При мамлюкских султанах гвардия мамлюков превратилась в привилегированную правящую военную корпорацию, в основном наследственную по составу и лишь частично пополнявшуюся путём покупки юных иноземных рабов - кыпчаков, черкесов, грузин, греков и т. д. Иноземное происхождение мамлюков делало их совершенно чуждыми населению Египта и особенно преданными интересам мамлтокских военачальников. Чтобы не делиться ни с кем землями и привилегиями, мамлюкская верхушка стала ограничивать число членов мамлюкских корпораций. В начале XV в. численность мамлюков-бурджи не превышала 4 тыс. Из выслужившейся мамлюкской верхушки — эмиров, иначе беев, — войско выдвигало султанов, нередко захватывавших трон путём мятежей или дворцовых переворотов.

Всё же центральная власть в лице султана оставалась достаточно сильной до середины XV в. Эта власть спиралась на большой бюрократический аппарат, который при мамлюкских султанах еще сильнее разросся. Характерной чертой мамлюкского режима была милитаризация государственного аппарата — все руководящие должности были заняты военными. Во главе бюрократического аппарата стоял «заместитель» султана — наиб, иначе султан мухтасар (по-арабски — «малый султан»), из числа эмиров. Он ведал также и внешними сношениями. Из многих диванов наиболее видную роль в управлении государством играли диваны военные (диван эмиров и диван джунда), диван хараджа и диван султанских доменов (дисан ал-хасс).

В связи с постепенным упадком земледелия и ростом военных ленов, пользовавшихся налоговым иммунитетом, основные поступления в казну складывались уже не из поземельной подати, как это было при Аббасидах и Фатимидах, а из высоких пошлин с местной, внешней и индииской транзитиой торговли, а также из многочисленных мелких городских сборов — мукус (с торговых помещений, ремесел, жилых домов, разных монополий, и т. д.). Все эти пошлины и сборы давали правителям государства огромные средства, но медленно и верно подсекали основы ремесла и торговли, что заметно сказалось к концу XV в. По словам Макризи, в начале XV в. общая сумма податей одного Египта достигала 4 257 тыс. золотых динаров в год. Султаны и эмиры расходовали средства на войско, флот и организацию войн, на двор и на пышные постройки, воздвигавшиеся ради собственного прославления. Таковы цитадель в Каире, построенная Саладином и расширенная при мамлюках, мечеть и госпиталь султана Калауна, медресэ и мавзолей султана Насира Мухаммеда, великолепная мечеть султана Хасана, медресэ и мечеть-мавзолей султана Каит-бея и многие другие.

Мечеть султана Хасана в Каире. XIV в.
Мечеть султана Хасана в Каире. XIV в.

Египет к концу XV в.

Для времени правления мамлюков характерен рост влияния мусульманского духовенства и дервишеских обителей, а также полностью бесправное и приниженное положение крестьян, низших и средних слоев горожан, даже мусульман, не говоря уже об иноверцах.

Экономическое ослабление Египта и сокращение доходов государства, а также центробежные стремления крупных ленников вызвали политический упадок Египетского султаната. Во второй половине XV в. египетским султанам приходилось подавлять частые мятежи эмиров, особенно в Сирии. Усиление османской Турции создавало угрозу для морского могущества и средиземноморской торговли Египта. Поэтому начиная с последней четверти XV в. мамлюкские султаны вели воины с османской Турцией в союзе с Венецией, которая поставляла в Египет пушки и прочее огнестрельное оружие. Возраставшая экономическая и политическая слабость Египта и ненависть народных масс к мамлюкам облегчили завоевание Сирии и Египта османскими войсками в начале XVI в.

Что касается духовной культуры Египта в XIII—XV вв., то при господстве фанатического мусульманского духовенства там не могли развиваться ни философия, ни точные науки. Главной отраслью знания, получившей дальнейшее развитие, явилась история; исторические произведения писались на арабском языке. Замечательными арабо-египетскими историками этого периода были Макризи (1364—1442) и Ибн Халдун (1332—1406). Макризи написал труды по истории мамлюкских султанов и по истории коптов, а также составил историко-географическое и топографическое описание Египта, являющееся ценнейшим источником по его социально-экономической истории. Ибн Халдун первый из арабских историков попытался создать теорию исторического процесса. Определяющим для истории народа Ибн Халдун признавал влияние географической среды. Политическое господство кочевников в Азии в XI—XV вв. он объяснял тем, что кочевое скотоводство в странах теплого климата будто бы больше отвечает условиям географической среды, нежели земледелие.

назад содержание далее



Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2015
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'