история







разделы



назад содержание далее

Глава XIV. Возникновение и развитие феодальных отношений в южнославянских и западнославянских государствах (VII—XI вв.)

Процесс возникновения феодальных отношений у славян отличался общими чертами: славяне пришли к феодализму в результате разложения родовой, а затем сельской общины, минуя рабовладельческую стадию развития общества. Возникновение и развитие феодальных государств было осложнено у южных славян борьбой со стремившейся к их подчинению Византией, а у западных славян — борьбой с феодальной немецкой агрессией. Между собой славянские народы в этот период сохраняли тесные политические, торговые и культурные связи.

1. Южные славяне в VII—X вв.

Южные славяне к середине VII в.

В результате длительной и напряжённой борьбы с Восточной Римской империей славяне к середине VII в. заселили значительную часть Балканского полуострова и ряд прилегавших к нему на северо-западе областей. За исключением приморской части Фракии, древней Аттики, некоторых районов близ крупных византийских городов и юга Пелопоннеса, где продолжало жить греческое население, славяне заняли весь Балканский полуостров. На западе южнославянские племена проникли в долины Альпийских гор, а севернее — в районе современной Австрии — стали соседями западных славян. При этом в Эпире сохранились потомки эпиро-иллирийских племён ( Эпиро-иллирийские племена принадлежали к числу предков современных албанцев.), а по склонам Балканского хребта и южных его отрогов — дако-фракийские племена. Южными славянами были заселены и обширные области к северу от нижнего течения Дуная, граничившие с землями восточных славян.

Почти повсюду на новых местах в качестве основной отрасли хозяйства у славян сохранилось земледелие. Постепенно всё большее значение получало садоводство и виноградарство, а на юге разведение оливковых рощ. Крупную роль продолжало играть скотоводство, особенно в гористых и лесных районах, например в Боснии, Старой Сербии и на севере Македонии. Значительное распространение получило пчеловодство. Славяне уже умели изготовлять металлическое оружие, хозяйственные орудия и украшения. Хорошо они знали и другие ремёсла — кожевенное, гончарное и т. д. Хозяйство у южных славян велось уже не всей родовой общиной, а либо большими патриархальными семьями — задругами, либо индивидуальными семьями. Несколько живших в одной веси — деревне или же по соседству «больших» и «малых» семей составляли сельскую, или соседскую, общину. Начавшийся уже ранее у славян процесс классообразования после заселения ими Балканского полуострова близился к своему завершению.

У многих славянских племён, поселившихся на Балканах, возникновение первых государственных объединений относилось к концу VI—началу VII в., хотя это и происходило ещё под покровом старых родо-племенных форм общественной жизни. Сохраняя свои старые наименования жупанов, племенные вожди начинали превращаться в князей, т. е. в представителей землевладельческой знати, стремившейся закрепить своё господствующее положение. Возникавшие таким образом княжества охватывали территорию одного племени или же территорию нескольких союзных племён.

В Западной Македонии в VII в. образовалось уже вполне независимое славянское княжество, известное под названием Склавинии. Это княжество занимало значительную территорию вплоть до города Фессалоники и управлялось самостоятельными славянскими князьями. Оно сохранило свою независимость от Византии до IX в.

Большое значение в процессе возникновения первых южнославянских государств имело образование крупного политического объединения славян, называемого в источниках того времени «Союзом семи славянских племён». В отличие от ранее существовавших славянских союзов «Союз семи славянских племён» представлял собой, по-видимому, уже более прочное политическое объединение, владевшее значительной территорией, включавшей всю Нижнюю Мёзию.

Образование первых южнославянских государств происходило в условиях постоянной и крайне тяжёлой для них борьбы с Византией, всеми силами препятствовавшей их созданию.

Образование Болгарского государства

Из всех южнославянских раннефеодальных государств наибольшего экономического и политического расцвета в средние века достигло Болгарское. Основой Первого Болгарского царства явился «Союз семи славянских племён» Нижней Мёзии. Неизвестно, когда и как возник этот союз, но несомненно, что к 70-м годам VII в. «Союз семи славянских племён» прошёл уже достаточно длительный путь развития.

В истории образования Болгарского государства определённую роль сыграло тюркское племя болгар. Теснимые кочевниками-аварами, орды кочевого тюркского племени болгар, или (как их называют в отличие от славян, принявших это имя) протоболгар, подошли в 70-х годах VII в. к землям дунайских славян и заняли малонаселённую тогда северную часть Малой Скифии (современной Добруджи), которая номинально принадлежала ещё Византии. Но как раз в это время внутренние междоусобицы в Арабском халифате дали империи кратковременную передышку в её изнурительных войнах на Востоке. Византийское правительство получило реальную возможность перебросить часть войск на север Балканского полуострова. Перед лицом этой опасности, одинаково угрожавшей славянам и протоболгарам, и произошло, до-видимому, сближение славянской и болгарской знати.

В обстановке почти непрерывных войн это сближение очень быстро завершилось полным включением болгар в государство придунайских славян. Уже в 681 г. протоболгары и славяне одержали крупную победу над византийцами, закреплённую в том же году крайне невыгодным для Византийской империи договором. Более высокий уровень общественного развития славян обеспечил полную ассимиляцию ими пришельцев. Славяне восприняли лишь племенное имя болгар. Это произошло потому, что в VII и VIII вв. славянское государство начали называть Болгарией по этнической принадлежности её тогдашних военачальников — ханов (князей) из династии Аспаруха, которые захватили власть в стране. С этих же пор все жители Болгарии стали именоваться болгарами.

Развитие феодальных отношений в Болгарии в VII —X вв.

Возникновение государства содействовало укреплению экономических и политических позиций болгарской феодальной знати, крупных землевладельцев — боляр. На интенсивность развития феодальных отношений у южных славян известное влияние оказало и то обстоятельство, что элементы феодального способа производства начали зарождаться на Балканском полуострове ещё до прихода славян.

К началу X в. крупное землевладение получило в Болгарии довольно большое распространение, а значительная часть крестьян оказалась в феодальной зависимости от крупных землевладельцев и была вынуждена выполнять в пользу последних различные так называемые властельские работы. Впоследствии этих крестьян стали называть, так же как и в Византии, париками. Утверждение феодальных отношений нашло своё выражение также и в том, что к началу X в. почти все рабы (рабы) были превращены феодалами в отроков, т. е. в крепостных, обязанных особо тяжёлой барщиной.

Мадарский всадник. Барельеф на скале около села Мадара (Болгария). IX в. (?)
Мадарский всадник. Барельеф на скале около села Мадара (Болгария). IX в. (?)

Развитие феодальных отношений сопровождалось ростом производительных сил. Значительно расширились посевные площади. В начале X в. даже на востоке Болгарии, где удобных для пашни земель было больше, чем в гористых западных областях, усиленно производилась расчистка от леса новых земельных участков. К X в. распространилось трёхполье. Всё большее значение приобретали шелководство и виноградарство. Довольно быстрыми темпами шёл процесс отделения ремесла от земледелия. Археологические раскопки свидетельствуют о наличии на территории Болгарии кузнечных мастерских, существовавших в то время, судя по количеству производственных отбросов, уже в течение ряда десятилетий. Были обнаружены и следы гончарных мастерских, в которых применялся довольно усовершенствованный гончарный круг. Были найдены археологами и различные сельскохозяйственные орудия, а также металлические украшения весьма искусной работы. Значительные успехи в этот период сделала также торговля, особенно внешняя.

Одним нз показателей хозяйственного подъёма Болгарии являлось значительное строительство, происходившее тогда во многих болгарских городах — в Охриде, Малой Преславе, Средсце (София), Скопле, Варне и особенно в тогдашней столице Первого Болгарского царства — Великой Преславе. Эти города были уже не только военно-административными центрами, но постепенно становились и средоточием ремесла и торговли.

Центральная власть в Болгарском раннефеодальном государстве постепенно усиливалась. В конце VIII — начале IX в. при князе существовал постоянный совет из крупнейших представителей знати, так называемых великих боляр. В середине IX в. в интересах феодального класса государственной религией было объявлено христианство (около 865 г.), принятое в Болгарии из Византии по православному обряду. Под влиянием успехов феодализации складывалась новая система правовых норм, которую господствующий класс стремился сделать общеобязательной вместо действовавшего прежде обычного права. Укреплению феодального строя и прежде всего феодальной собственности служили новые законы, принятые при хане Круме (802—814), и особенно сборник законов, известный под названием «Закон судный людем» (конец IX в.). Крум приказывал ломать ноги всем крестьянам, покушавшимся на чужую собственность, а «Закон судный людем» предписывал подобных «преступников» предавать мечу. Жестокими карами грозило законодательство и всем тем, кто пытался бежать от гнёта землевладельцев и государственных повинностей.

Внешнеполитическое положение Болгарии в VII — начале X в.

В трудной для молодого Болгарского государства борьбе с Византийской империей в конце VII — начале VIII в. оно устояло благодаря тому, что в обороне страны наряду с дружинами князей и боляр самое активное участие принимало ещё ополчение крестьян-общинников.

В 716 г. южные границы Болгарии проходили уже через Северную Фракию, а Византия оказалась вынужденной платить Болгарии ежегодную дань. К середине VIII в. были успешно отбиты набеги авар. Крестьянское ополчение и тут сыграло решающую роль. Ещё больше расширилась Болгария при Омортаге (814—831), преимущественно за счёт западных и северо-западных областей Балканского полуострова. К середине IX в. Болгария превратилась в одно из крупных государств того времени, с которым были вынуждены считаться все его соседи — и Византия, и государство франков, и славянские государства на западе Балканского полуострова, и мадьяры (венгры), жившие в то время у Днестра и далее на восток.

Ещё более возросло международное значение Болгарии во второй половине IX и в начале X в. в результате успехов экономического развития и политического усиления Болгарского государства. При князе Борисе (852—889) Болгария расширила свои владения к северу от Дуная и, завоевав ряд сербских земель, достигла побережья Адриатического моря. Под властью одного из ближайших преемников Бориса — Симеона (893—927) оказалась не только вся территория современной Болгарии, но и почти вся Сербия, Македония, часть Фракии и значительные области по Дунаю. Симеон, принявший титул царя, несколько раз приближался к стенам Константинополя.

Богомильское движение

Внешнеполитические успехи не привели к какому-либо облегчению положения народных масс. Все государственные повинности падали исключительно на крестьян. Крестьяне же должны были платить и все государственные налоги: поземельный — волоберщину, подворный — димнину, поборы со скота, пчёл и пр. Значительные платежи с крестьян взимала и церковь.

Тяжесть эксплуатации вызвала в X в. в Болгарии антифеодальное народное движение. Это движение, распространившееся и в некоторых других южнославянских странах, а также в Византии, было облечено в форму богомильской ереси ( Название ереси происходило, по-видимому, от имени руководителя движения — священника Богомила, жившего в X в.). В соответствии с народными представлениями о происхождении зла и насилия богомилы учили, что в мире постоянно происходит борьба двух начал: доброго (бога) и злого (сатаны), что гнёт и насилие — порождения зла — не вечны и могут быть и конце концов уничтожены. Для этого, утверждали они, необходимо восстановить равенство, якобы существовавшее в отношениях между членами ранней христианской церкви, и признать это равенство в качестве нормы для гражданской жизни.

Богомилы были решительными противниками господствующей церкви, владевшей огромными богатствами и беспощадно эксплуатировавшей народные массы. Но они не ограничивались антицерковными выступлениями и боролись против всякого угнетения. Как свидетельствовал один современник, богомилы учили своих приверженцев «не повиноваться властям, хулить богатых, ненавидеть царя, бранить старшин, корить боляр». Богомилы объединились в общины во главе с выборными старостами. Между богомильскими общинами существовали тесные связи.

О размахе и силе богомильского движения наглядно свидетельствовала та злоба, с какою церковь и государство преследовали богомилов. Их сжигали на кострах, топили, бросали в тюрьмы. Тем не менее богомильское движение не было уничтожено и сыграло в дальнейшем крупную роль во время борьбы болгарского народа против византийского ига.

Гибель Первого Болгарского царства

Укрепление экономической мощи феодалов и слабость государственных органов на местах способствовали росту политической самостоятельности крупных боляр. Уже при царе Петре (927—969) от Болгарского царства отпала область по верхнему течению реки Струмы, а несколько позже — и вся Македония.

Ослабление центральной власти в Болгарии попыталась использовать Византия. Она встретила, однако, не только упорное сопротивление болгарского народа, но и решительное противодействие со стороны Древнерусского государства. Задунайские земли были знакомы восточным славянам очень давно, ещё со времени антских походов (IV—VI вв.), как это видно по найденным археологами древнерусским кладам. В дальнейшем, по мере экономического развития Приднепровья, русские хорошо познакомились с торговым путём но Дунаю — важнейшей водной артерией Балкан и Центральной Европы. Особенно большое значение для Руси имел Нижний Дунай, находившийся в непосредственной близости к великому водному пути «из варяг в греки». Завоевательные планы усилившейся в это время Византии которые распространялись и на придунайские земли, угрожали, таким образом, не только Болгарии, но и Древнерусскому государству. Именно в этом и нужно искать одну из причин похода русского князя Святослава на Дунай в 968 г. и борьбы Руси с Византией.

Ослабленная длительными войнами и по существу уже распавшаяся на ряд самостоятельных феодальных владений, Болгария всё же не стала легкой добычей Византии. С момента захвата (в 972 г.) византийским императором Иоанном I Цимисхием восточноболгарских областей и вплоть до окончательного покорения византийцами всей территории страны (в 1018 г.) прошло почти пятьдесят лет. Боролось так называемое Западно-Болгарское царство во главе с болярином Самуилом, провозглашённым болгарским царём. Не раз восставали и области, уже захваченные византийцами.

Церковь св. Германа (Болгария). Х в.
Церковь св. Германа (Болгария). Х в.

Всячески заигрывая с болгарской знатью, византийцы были беспощадны по отношению к народным массам Болгарии. По приказу императора Василия II Болгаробойцы были уничтожены десятки и сотни болгарских селений. Во многих болгарских городах, по свидетельству современников, «гулял только ветер». Тысячи пленных болгар были ослеплены.

В 1018 г. византийские войска овладели Охридом, являвшимся в то время столицей Болгарии. Первое Болгарское царство перестало существовать. Превосходство сил, которыми ещё располагала Византийская империя, и прямая измена со стороны весьма влиятельных групп болгарской знати решили борьбу не в пользу болгар.

Образование раннефеодальных государств в Сербии

Предками современных сербов были славянские племена, которые поселились к югу от нижнего и среднего течения реки Савы. Вся эта часть Балканского полуострова изрезана горными хребтами, которые в ту пору были покрыты дремучим лесом. Земледельческим племенам, какими уже издавна были славяне, приходилось с огромным трудом расчищать пригодные для посевов участки. Малая семья не могла справиться с этим. Поэтому в Сербии в гораздо большей степени, чем в других занятых славянами балканских землях, сохранились большие патриархальные семьи — задруги.

Этим, а также весьма сложной политической обстановкой объяснялось несколько более позднее, чем в Болгарии, развитие феодальных отношений в Сербии. Оно приняло здесь широкие масштабы только в IX—X вв. Поэтому рост политической власти сербской знати в VII, VIII и даже в первой половине IX в. проходил ещё в сравнительно узких пределах отдельных, естественно отграниченных областей — Рашки, Дукли, Захлумья, Зеты и некоторых других. Образование более широких политических объединений тормозилось, кроме того, и борьбой за эти земли между Византией, Аварским каганатом, державой франков и Болгарией, искусственно разжигавшими соперничество среди различных групп сербской знати.

Но уже с конца IX в. могущество знати в Сербии стало быстро возрастать и князья — жупаны стали всё чаще и настойчивее предпринимать попытки к расширению своих владений. Первые успехи были достигнуты князем Петром Гойниковичем (892— 917). В середине X в. жупан Рашки Чеслав Клонимирович распространил свою власть на Босну, Дуклю, Травунье, Захлумье, Неретву и принял титул «великого жупана».

Хотя ни одно из этих первых раннефеодальных сербских государств не оказалось долговечным, так как они погибли вследствие острой внутренней борьбы между различными группами феодальной знати или пали жертвой завоевания (в начале XI в. Сербия вслед за Болгарией была захвачена Византией), их существование не прошло бесследно в истории сербского народа. Борьба, которая предшествовала их созданию, и ещё больше — борьба за их сохранение с различными внешними врагами способствовала укреплению этнической общности населения этих районов. Именно с этого времени племенное наименование сербов становится общим для всего населения страны.

Хорваты и словены в VII— X вв.

С иными трудностями столкнулись предки хорватов и словен, т. е. те славянские племена, которые обосновались в конце VI — начале VII в. на территории древних Паннонии, Далмации и Норика. Оказавшись на крайнем западе южнославянского мира, эти племена были вынуждены непрерывно бороться за независимость с многочисленными внешними врагами: с аварами, с баварскими герцогами и лангобардскими королями, а с середины VII в. — с франками. Притязала на эти землл и Византия. В этих трудных условиях государственное развитие у хорватов и словен сравнительно долго шло преимущественно в пределах княжеств, являвшихся объединениями племён.

С конца VIII в. положение ещё более ухудшилось, так как все хорутанские (словенские) и хорватские княжества, объединявшие отдельные племена, были завоёваны войсками Карла Великого. Однако славяне не прекратили своей борьбы за незавиеимость. Начиная с 799 г., восстания против франкского владычества следовали почти ежегодно. Особенно крупным было восстание 819—822 гг. под руководством князя посавской Хорватии Людевита.

Господство франкских, а после распада империи Карла Великого — германских феодалов над словенами продолжалось ещё много веков и стоило словенскому народу неисчислимых жертв. Германские феодалы захватили более половины словенских земель и совершенно вытеснили оттуда славянское население. В борьбе с германскими феодалами завершилось объединение хорватских племён и было создано Хорватское государство. Уже в середине IX в. значительная часть Хорватии освободилась от власти германских феодалов и была объединена под властью князя Тпримира (845—864). В конце IX и в начале X в. процесс создания Хорватского государства был завершён. В 925 г. хорватский князь Томислав был провозглашён королём Хорватии. Освобождение от иноземного гнёта и создание своего самостоятельного государства облегчили и ускорили общественное развитие Хорватии.

В том же 925 г. хорватские феодалы признали западнохристианскую церковь в качестве государственной. Это затруднило развитие самобытной хорватской культуры, так как папство жестоко преследовало распространение славянской письменности. Под знаменем борьбы за богослужение на славянском языке хорватский народ не раз выступал против западнохристианской церкви. Но хорватские феодалы, заинтересованные в поддержке такого сильного союзника, как папство, подавляли эти восстания.

Города Адриатического Поморья

Одной из важных страниц в средневековой истории южного славянства является история городов Адриатического Поморья — Дубровника, Задара, Сплита, Шибеника, Трогира, Котора, Бара, Леша и др. В конце VI — первой половине VII в., когда славяне вышли к Адриатическому побережью, древние, некогда цветущие города Далмации переживали период глубокого упадка, вызванного общим кризисом рабовладельческого общества. Славянская колонизация Балканского полуострова обеспечила расцвет поморских городов, но уже на новой, феодальной основе и с новым, преимущественно славянским, населением.

Уже в VIII в. славяне Адриатики были известны как искусные мореходы и предприимчивые купцы. Венецианцы не раз должны были выплачивать им дань за право торговли в портах Адриатического моря. В IX—X вв. соперничество с Венецией ещё больше обострилось. Особенно опасным конкурентом Венеции стал город Дубровник. В связи с этим венецианский сенат принял специальное постановление о том, чтобы «каждую пятницу рассуждать о средствах уничтожения Дубровника».

Наряду с торговлей в поморских городах в IX—X вв. развивалось и ремесло. Появились ремесленные объединения. Городское население в это время распадалось на два сословия: властелей (по латинской терминологии юридических актов того времени они именовались нобили или патриции) и народ — популус. Политическими правами пользовалась только знать. Из числа знати избирались и все представители в органы городского самоуправления — глава города (князь, приор или ректор) и его помощники. Административное устройство городов Адриатического Поморья было сходно с государственным устройством некоторых итальянских городов.

Между знатью различных поморских городов существовали острые противоречия, обусловленные главным образом столкновением торговых интересов. Нередко отдельные группы знати обращались за помощью против своих конкурентов дазке к Венеции. В первую очередь именно это обстоятельство и помогло венецианцам к концу X в. установить свой протекторат над большой частью Далмации. Известную роль сыграла здесь также угроза со стороны арабов.

Культура южных славян

Наиболее высокого уровня в период раннего средневековья достигла культура Болгарии. В период существования Первого Болгарского царства многочисленные разрозненные племена консолидировались, превратившись в болгарскую народность. Этот важнейший результат всего исторического развития Болгарии в раннее средневековье нашёл своё яркое отражение в развитии болгарского языка и в особенностях самобытной болгарской культуры. Оформился единый для всей страны язык — язык болгарской народности. Сложились своеобразные формы материальной и духовной культуры.

Раньше, чем у других южных славян, в Болгарии получила широкое развитие письменность. Окончательное оформление славянского алфавита относится к середине IX в. Но славянская письменность, согласно археологическим данным и письменным источникам, начала создаваться много раньше на основе знаков славянского письма, так называемых черт и роз. Византийские миссионеры и церковные деятели IX в. Константин (Кирилл) и Мефодий при окончательном оформлении славянского алфавита употребляли, чтобы выразить особенности славянской фонетики, не только греческий алфавит, но, по-видимому, и письменные знаки, уже существовавшие у славян.

Старославянская надпись болгарского царя Самулла. Конец Х - начало  XI в.
Старославянская надпись болгарского царя Самулла. Конец Х - начало XI в.

Возникшая письменность была сразу же использована феодалами в своих интересах. Классовую направленность литературы IX—X вв. открыто выразил пресвитер Константин, призывавший болгарских крестьян «с радостью» выполнять свои повинности по отношению к властелям и вести «смиренный» образ жизни.

Болгарская литература господствующего класса имела и некоторые особенности, отличавшие её от современной ей литературы западноевропейских стран, создавшейся на мёртвом латинском языке. Болгарское государство к моменту принятия христианства было уже настолько сильным, что сразу подчинило церковь своим интеросам и заставило Византию примириться с богослужением, а также и с литературой не па греческом, а на славянском языке.

В произведениях болгарской литературы этого времени нередко звучал патриотический призыв к усилению Болгарского государства. Некоторые из этих произведений, например «Проглас к Евангелию» пресвитера Константина или «О письменах» Черноризца Храбра, были посвящены прославлению славянского языка и грамоты. Ещё более отчётливо это сказывалось в светской литературе, например, в самом древнем из дошедших до нас болгарских рассказов — «Чудо с болгарином», относящемся к X в.

То же можно сказать и о болгарской архитектуре. Открытые во время археологических раскопок руины дворцов и базилик в Плиске, дворца и Золотой (златокупольной) церкви, построенных при царе Симеоне в столице Болгарии Великой Преславе и др., свидетельствуют о том, что все эти монументальные строения были рассчитаны на прославление мощи и могущества Болгарского государства и в основе своей были самобытны, хотя и подверглись некоторому влиянию византийского зодчества.

Сохранилось немало археологических и этнографических материалов, свидетельствующих о достижениях народной культуры раннесредневековой Болгарии. Уже в этот период постепенно оформились типичные для болгар орнаменты в изобразительном искусстве, ритм и мелодии народных напевов и плясок, бытовые обряды и пр.

Сохранилось и некоторое количество письменных памятников, отражавших мировоззроние народных масс. Это так называемые апокрифы, т. е. религиозные книги, не признанные господствующей церковью. Во многих апокрифах чувствуется влияние догматики богомилов. По апокрифам можно судить и о богатстве народной поэтики, и об уровне развития болгарского языка.

По такому же пути, только более медленными темпами, шло в раннее средневековье развитие культуры и языка у сербов и хорватов. Развитие письменности в Сербии и Хорватии происходило в обстановке упорной борьбы этих народов против иноземного влияния. В Хорватии, где эта борьба велась против насаждаемого римско-католической церковью латинского языка, славянская азбука, так называемая глаголица, получила широкое распространение. В Сербии же, которая в церковном отношении была связана с Византией, борьба шла против попыток превратить греческий язык в господствующий и также закончилась победой славянской азбуки, так называемой кириллицы. (Кириллица и глаголица - названия двух древних славянских азбук. Название "кириллица" происходит от имени одного из проповедников христианства в Моравии - Константина (Кирилла). Кириллица иглаголица имеют почти одинаковый буквенный состав, но кириллица отличается от глаголицы более простой и чёткой формой букв. Самобытный характер древнеславянских азбук проявляется не в начертании букв, а в том, что алфавитно-буквенный состав этих азбук соответствует звуковому составу древнеславянского языка. Кириллица лежит в основе современного славянского алфавита; особенно широкое распространение в средние века она имела на Руси и в Восточной Болгарии. Глаголица была распространена в Моравии, Македонии и у хорватов.) Одним из основных жанров сербской и хорватской литературы этой эпохи были так называемые жизнеописания, изображавшие важные исторические события, быт и нравы сербо-хорватского общества. Широкое распространение, как и в Болгарии, имела апокрифическая литература.

Значительных успехов в Сербии и Хорватии достигла архитектура. Крепостные и церковные постройки отличались монументальностью и красотой. Таким образом, к концу раннего средневековья у всех южных славян, несмотря на весьма неблагоприятные внешнеполитические условия, материальная и духовная культура достигла высокого уровня. Сложились южнославянские народности с едиными для каждой народности языками и с самобытной культурой. Этим были созданы предпосылки для успеха в дальнейшей борьбе южнославянских народностей за освобождение от иноземного гнёта.

2. Полабские славяне в VI—XI вв.

Расселение западнославянских племён

Западные славяне заселяли обширную территорию бассейнов рек Лабы (Эльбы), Одры (Одера) и Вислы и делились на многочисленные племена. Земли между реками Салой и Лабой заселяли западные славяне, входившие в сербо-лужицкий племенной союз. Земли по Средней и Нижней Лабе были заняты племенными союзами полабских племён — лютичей и ободритов. Восточнее их, по берегу Балтийского моря, располагались племена поморян, входившие в польскую группу западнославянских племён, занимавшую территорию в бассейнах рек Одры и Вислы. Ободритов, лютичей и поморян нередко называют одним общим именем — «балтийскими славянами». На Верхней Лабе и по рекам Влтаве и Мораве жили чешско-моравские племена, а далее на восток, по южным склонам Карпат, — словацкие племена.

Общественный строй полабских славян

Полабские славяне в VI—VIII вв. занимались хлебопашеством, обрабатывая землю сохой с железным лемехом при помощи пары быков или лошади. С VIII в. у них появилось трёхполье, было развито огородничество и разведение технических культур (конопли, льна и мака). Обилие лугов открывало широкие возможности для развития животноводства. Кроме того, полабские славяне занимались охотой и рыболовством. В VI—VIII вв. полабские славяне переживали процесс разложения первобытно-общинных отношений, который привёл к усилению родовой знати, к возникновению племенных союзов и государства.

В IX—XI вв. хозяйственное развитие полабских славян шагнуло далеко вперёд. Все хронисты XI и XII вв. единодушно отмечают высокий уровень их земледелия и богатство их земель. Уже в X в. из укреплённых пунктов, вокруг которых первоначально располагались многие славянские деревни, выросли города, представлявшие собой военно-административные центры отдельных племён или их союзов: Бранибор (центр племени гаволян), Ретра (главный пункт четырёх лютических племён), Микелин (Мекленбург) в земле ободритов. Эти города в X—XI вв. вели оживлённую торговлю с Саксонией, Данией, Швецией и Русью, вывозя хлеб, соль и рыбу. Постепенно в славянских городах развилось и ремесленное производство (ткацкое, гончарное, ювелирное и строительное). Постройки в славянских городах отличались красотой, поражавшей современников. В городе Ретре (или Радигоще) было девять ворот и различные храмовые сооружения. Стены храма в Ретре украшала чудесная резьба по дереву.

Политический строй полабских славян соответствовал уровню их социально-экономических отношений. Союзы племён постепенно превращались в политические объединения во главе с князьями, а в середине XI в. образовалось Ободритское государство, которое просуществовало до середины ХII в. и явилось центром борьбы полабских славян против агрессии немецких феодалов.

3. Чехо-моравы и словаки в VI—X вв.

Хозяйственный строй и складывание феодальных отношений у чехо-моравских племён

Территория Чехии ограничена на западе и юго-западе горной цепью, называющейся Чешский Лес, на северо-западе Рудными горами. Таким образом, жившие на этой территории западнославянские племена были отделены горами и лесами от племён древнегерманских. Наоборот, от славянских племён, живших восточнее, особенно от племён Моравии, их отделяла лишь небольшая возвышенность. Это содействовало последовавшему в ходе исторического развития сближению племён Чехии (чехи, зличане, дулебы, седличане, хебане, пшоване, хорваты и др.) и племён более развитой в социально-экономическом отношении Моравии (голасийцы и др.). С юго-востока к Моравии примыкала территория между Дунаем и Карпатами (Дунайская котловина), населённая славянскими племенами, явившимися предками современных словаков.

Предки чехов были оседлыми земледельцами ещё до нашей эры. Среди чехо-моравских и словацких племён занятие скотоводством преобладало только в гористых местностях, где были прекрасные пастбища. Археологические находки, относящиеся к VI в., свидетельствуют о том, что в Чехии и Моравии сеялись все виды хлебных злаков, особенно просо, ячмень и пшеница, и о том, что там разводились разные виды домашнего скота — лошади, коровы, овцы, козы, свиньи и др. Большое значение для земледелия имело развитие ремесла, в том числе изготовление сельскохозяйственных орудий. При раскопках древнеморавских могил VI—VII вв. археологи находили в них сохи, серпы, мотыги и пр.

В дальнейшем изготовление железных сельскохозяйственных орудий было значительно усовершенствовано. Добыча железной руды резко выросла, а её обработка улучшилась, как об этом свидетельствуют печи для плавки железной руды, найденные при раскопках в Моравии. Воины Чехо-Моравии, особо искусные в осаде городов, пользовались пиками, щитами, стрелами, секирами и мечами, в том числе и обоюдоострыми, сделанными в их собственной стране. Значительные успехи были достигнутые гончарном деле. Глиняные сосуды в IV—V вв. изготовлялись вручную. Эти сосуды были массивны и, как правило, лишены украшений. Находки же, относящиеся к VI—X вв., свидетельствуют о переходе ко всё более совершенным способам обработки и обжига глины, к применению гончарного круга и к изготовлению уже искусно украшенных сосудов. Найденные в женских могилах Моравии пряслица указывают на существование текстильного ремесла, а украшения из золота, серебра, бронзы и дутого стекла свидетельствуют о наличии торговых связей Чехо-Моравии с соседними странами, в частности с Византией.

С успехами ремесла и торговли было связано раннее возникновение чешских городов. Первоначально они представляли собой укреплённые пункты—грады, местопребывание племенных князей. Но к X в. отдельные города, находившиеся в особо благоприятных условиях, становились уже центрами ремесла и торговли. Арабский путешественник Ибрахим ибн Якуб, посетивший Прагу около середины X в., писал об этом городе, что он «выстроен из камня и извести и есть богатейший из городов торговлею. Приходят к нему из города Кракова русы и славяне с товарами и приходят к ним (жителям Праги) из стран тюрок мусульмане, евреи и тюрки также с товарами и с миткалями византийскими и вывозят от них муку,олово и разные меха. Страна их лучшая из стран севера и богатейшая жизненными припасами... И в городе Праге делаются сёдла и узды, и щиты, применяемые и употребляемые в их странах...».

Разложение первобытно-общинного строя началосв у чехо-моравских племён ещё в первые века нашей эры. В результате родовая община, как и у других славянских народов, превратилась в сельскую, а пахотная земля стала частной собственностью крестьянина. Однако крестьяне недолго сохраняли полученные наделы в своих руках. Разорившихся крестьян землевладельцы превращали в зависимых держателей, а затем и в крепостных, обязанных платить оброк и нести барщину за полученную для обработки землю.

Развитие земледелия и распространение железных орудий в сельском хозяйстве, а также улучшение плавки и обработки железа делали невыгодным применение в производстве труда рабов. Землевладельческая знать, располагавшая пленными и лицами, отданными в рабство по суду, предпочитала поэтому продавать их на рынках или же наделять их землёй и приближать по положению к крепостным крестьянам, имевшим своё хозяйство и выплачивавшим своим господам часть урожая. Так на основе утверждавшейся феодальной собственности на землю в Чехии и Моравии складывались феодальные отношения. Этот процесс феодализации, начавшийся в VI в., завершился в X в.

Первые государственные образования на территории Чехии, Моравии и Словакии

Необходимость подавлять растущее сопротивление народных масс обусловила наблюдавшееся уже в VI—VII вв. сплочение землевладельческой знати каждого племени и возрастание власти племенных вождей. Росла их военная и судебная власть. Вожди, называвшиеся теперь князьями, выступали уже в качестве организаторов земельных захватов знати. Объединение славянских племён было ускорено внешней опасностью, возникшей во второй половине VI в. в связи с нашествием воинственных кочевых племён — авар, пришедших из приазовско-черноморских степей и утвердившихся в VI в. в Паннонии. Против авар, орды которых нападали на земледельческие славянские племена, выступили объединившиеся чехоморавские и паннонские княжества, образовавшие в 623 г. первый крупный союз западнославянских племён.

Во главе этого союза стал энергичный военачальник Само — по мнению многих учёных, славянин, — нанёсший аварам сокрушительное поражение. Эта победа Само освободила Византию и Франкское королевство от опасности дальнейшего наступления кочевых орд авар. Но Само пришлось вступить в борьбу и с франкским королём Дагобертом I (629—639), который сделал попытку подчинить себе западных славян. Само дважды разбил войска Дагоберта и отстоял землю славянских племён от новой опасности. Союз западнославянских племён, известный в истории как «государство Само», был очень обширен. В него входили, кроме племён Чехии, Моравии и Паннонии, также и многие славянские племена Силезии, Лужицы и других земель по среднему течению Лабы. После смерти Само (658 г.), когда непосредственной опасности со стороны внешних врагов уже не существовало, его государство распалось.

Развитие феодальных отношений в VIII и IX вв. создало предпосылки для более прочного объединения Чехо-Моравии. Немаловажное значение имела при этом и вновь появившаяся необходимость общей обороны славян в связи с захватническими действиями Карла Великого и его преемников и особенно в связи с агрессией возникшего после распада Каролингской империи Германского королевства. В первой половине IX в. между Средним Дунаем и верховьями Лабы и Одры образовалось обширное государство западных славян — Великоморавское княжество. Преемник Карла Великого — Людовик Благочестивый, который стремился к уничтожению возникшего самостоятельного славянского государства, попытался осуществить свои планы с помощью некоторых из славянских князей и феодалов, являвшихся противниками центральной власти. Однако союзник Людовика — князь Нитры Прибина был изгнан из Нитры великоморавским князем Моймиром (818—843).

Первому королю Германского королевства Людовику Немецкому удалось свергнуть Моймира с помощью его племянника Ростислава. Но попытка навязать славянскому государству господство чужеземных феодалов и с помощью немецкого духовенства распространить среди славянского населения западнохристианскую религию вызвала протест народных масс Великоморавии и заставила большинство великоморавских феодалов и самого князя Ростислава (846—870) выступить против Людовика Немецкого. В 860г. моравы убили Прибину, который проводил политику в интересах немецких феодалов в его новом княжестве — Паннонии. После этого сын Прибины — Коцела занял по отношению к Людовику Немецкому враждебную позицию.

Решительная борьба с экспансией немецких феодалов вызвала потребность создания в Великоморавии собственной славянской церковной организации. Эта же борьба сделала для Великоморавии необходимым политическое сближение с Византией, которая также была заинтересована в ограничении немецкого продвижения на восток. По просьбе князя Ростислава византийское правительство направило в 863г. в Великоморавию Константина (Кирилла) и брата его Мефодия, деятельность которых получила важное политическое и культурное значение в истории ряда славянских народов. Эта деятельность способствовала созданию у них церковной организации, связанной с восточной православной церковью и с богослужением на славянском языке, была заложена и основа письменности на старославянском языке.

Борьба с агрессией немецких феодалов стала в Великоморавии всенародным делом. Несмотря на то, что германскому королю удалось в значительной степени склонить на свою сторону великоморавского князя Святополка (870—894), добившегося власти при его поддержке, сохранение независимости Великоморавии было обеспечено движением народных масс. В 874 г. Людовик Немецкий был вынужден признать независимость славянского государства. Создание Великоморавского государства и одержанные им победы имели важное политическое значение для всех западных славян. Власть Великоморавского государства распространилась на Паннонию, заселённую в то время преимущественно славянами, а также па славянские земли по верховьям Лабы, Одры и в Карпатах.

С 80-х годов началось постепенное ослабление Великоморавии. Это огромное государство ещё не обладало внутренней прочностью. К тому же в господствующем клавсе всё большее значение приобретали элементы, стремившиеся опереться на западнохристианскую церковь в борьбе за закрепощение крестьянских масс. При сыновьях Святополка в Великоморавском государстве начались внутренние усобицы. Отдельные славянские племена отпали от государства, и ослабленная Великоморавская держава не смогла отразить удара, нанесённого ей в 905—906 гг. кочевыми племенами венгров. Венгры завоевали словацкие земли, составлявшие значительную часть Великоморавской державы. С этого времени историческое развитие подпавших под иноземное иго словаков пошло особым путём, отличаясь от развития чехов, образовавших своё самостоятельное государство.

Образование Чешского государства

В конце IX и начале X в. оформилось и окрепло Чешское государство, ставшее оплотом борьбы славян против агрессии немецких феодалов и сыгравшее важнейшую роль в деле сохранения и развития западнославянской культуры. Чешское княжество образовалось на рубеже VII и VIII вв. В IX в. оно входило в состав Великоморавии, объединяя не одно только племя чехов, а почти всех славян, заселявших окружённую горами территорию на Верхней Лабе с её притоками Влтавой и Огрой. Процесс образования единой чешской народности из всех славянских племён этого района на основе территориальной и культурной общности и сложившегося общего языка был уже в IX в. близок к завершению.

Чехия вышла из состава Великоморавского государства за 10 лет до его падения. В борьбе против натиска кочевников-венгров чешский князь Братислав I сумел отстоять независимость всей славянской территории, объединённой чехами. То обстоятельство, что объединение славянских племён ни указанной территории выпало на долю чешских князей, не было случайным и объяснялось прежде всего более высоким уровнем развития чешской экономики. Чешские князья Болеслав I (935—967) и Болеслав II (967—999) успешно подавили сопротивление отдельных воевод и князей, не желавших признавать их верховную власть. Болеслав II покорил наиболее упорствовавшего князя из рода Славников, разорил его столицу Либице и присоединил к Чешскому княжеству все подвластные ему земли. Этим актом объединение чешских земель было в основном завершено.

Внешняя политика чешских князей в X в.

Победа, одержанная над венгерскими кочевниками германским императором Оттоном I благодаря помощи чешской армии Болеслава I в битве при Лехе в 955г., создала условия для распространения власти чешских князей на лежавшие к востоку от Чехии славянские земли. К Чехии были присоединены Моравия, некоторые смежные земли в верховьях Одры и район Кракова. Во второй половине X в. произошло политическое сближение между Чехией и Русью. После занятия в 981 г. великим князем киевским Владимиром Святославичем района Перемышля между Киевской Русью и Чехией установилась общая граница. Русская летопись сообщает, что в 992 г. послы чешского князя прибыли в Киев к Владимиру «с любовью и миром, поздравляя его с крещением, и дары многи принесли». Говоря же об отношениях между великим князем киевским и князем Чехии в 996 г., летопись пишет, что «был мир между ними и любовь». Политическое сближение между Чехией и Русью находило своё выражение и в династических браках, заключавшихся между представителями обоих княжеских домов. Первый письменный источник, говорящий об экономических связях между Чехией и Русью, относится к середине X в. Из описания Ибрахима ибн Якуба видно, что приход в Прагу русов и других славян с товарами являлся регулярным и установившимся издавна. Установление этих связей подтверждается и данными археологии.

4. Польские земли в период формирования феодальных отношений и образование Древнепольского государства (VII—XI вв.).

Экономическое развитие в VI — X вв.

Славянские племена, населявшие польские земли, с глубокой древности занимали обширную территорию Восточноевропейской равнины, ограниченную па западе реками Одрой, Лужицкой Нисой и Бобром. На севере на протяжении 400 км польские земли омывались водами Балтийского моря. На юге границей являлись Карпаты. Западными соседями польских славян были полабо-прибалтийские славяне, южными — чехи, моравы и словаки. На севере и северо-востоке возвышенности Прусского Поозёрья и девственные северомазовецкие пущи отделяли польские земли от земель пруссов и литовского племени ятвягов. С востока и юго-востока к польским землям подходили древнерусские земли. Границу здесь образовывали густые леса между реками Бугом и Вепшем.

В VI—X вв. польская группа западных славян достигла сравнительно высокого уровня развития производительных сил. Основой их хозяйства являлось развитое пашенное земледелие. В середине X в., по свидетельству Ибрахима ибн Якуба, в Польше уже было известно трёхполье. Наиболее распространёнными сельскохозяйственными культурами являлись просо, пшеница, овёс, ячмень, рожь, лён и конопля. Значительного развития достигли садоводство и огородничество. Со второй половины X в. в Польше была известна культура винограда. Наряду с земледелием большое значение имело животноводство. Основная масса земледельческого населения жила в селищах — неукреплённых поселениях. Гроды — хорошо укреплённые поселения — служили убежищем для окрестного сельского населения во время нападения врагов. Гроды были военно-административными пунктами и центрами религиозного культа. По мере складывания феодальных отношений гроды превращались в замки князей и знати. С другой стороны, с развитием ремесленного производства и торговли часть гродов становилась ремесленными и торговыми центрами. Вокруг них возникали посады с торгово-ремесленным населением. Крупными торгово-ремесленными центрами уже в X—XI вв. являлись Познань, Гнезно, Вроцлав, Краков, а в Поморье — Волин, Гданьск, Колобжег.

О развитии ремесла у польских славян дают представление археологические раcкопки. Ручной гончарный круг был хорошо известен польским славянам ещё в VII в. В X в. получил распространение ножной гончарный круг, способствовавший развитию гончарного дела и обособлению его в особую отрасль ремесленного производства. Широкое развитие получили прядение, ткачество, плотничество, кузнечное дело, производство сельскохозяйственных орудий, вооружения и т. д. Ювелирные изделия изготовлялись главным образом из серебра и украшались филигранью и зернью. На изготовление этих изделий, так же как и на керамическое производство, большое влияние в Польше оказала высокая культура древнерусских мастеров. Быстро развивалась торговля, как внутренняя, так и внешняя. В IX—X вв. росли и крепли торговые связи Польши со многими странами Европы. Важное значение для Польши имела торговля с Русью. Из Руси в Польшу ввозились вооружение, особенно шлемы, различные украшения, пряслица из розового шифера и другие изделия ремесла. В Скандинавские страны из Польши вывозились керамические и ювелирные изделия. Оживлённые торговые связи Польша поддерживала с Чехией, Словакией, Германией и Венгрией. Через Русь пролегали торговые пути, связывавшие Польшу с Арабским халифатом, куда вывозились с севера главным образом пушнина, а также и рабы. Через Русь же Польша вступила в торговые связи с Византией, странами Ближнего Востока и др. Развитие торговых связей способствовало расцвету поморских городов. Славяне, жившие на побережье, были искусными мореплавателями.

В VII—IX вв. в связи с разложением сельской общины, а также в результате прямого захвата земель общинников знатью в Польше стала складываться феодальная собственность на землю. Как и многие другие народы Европы, поляки перешли от первобытно-общинного строя к феодальному, миновав рабовладельческий способ производства. Хотя польские племена и знали рабство, появившееся ещё в период первобытно-общинного строя, однако оно не получило у них дальнейшего развития. В дальнейшем феодализирующаяся знать «сажала» рабов на землю, предоставляя в их пользование небольшие участки.

Образование Древнепольского государства

Образование государства в польских землях, происходившее в условиях распада первобытно-общинного строя, было, так же как и в других европейских странах, процессом сложным и длительным. Объединение польских земель первоначально происходило вокруг нескольких Центров. Упоминаемые в источниках польские племена — поляне, куявяне, мазовшане, ленчицане, висляне, поморяне, слензане и др. — являлись по сути дела объединениями, связанными с определённой территорией и возникшими на основе существовавших ранее племенных союзов.

Часовня замка в Цешине. X в.
Часовня замка в Цешине. X в.
.

Около середины IX в. процесс образования государства в польских землях принял иной характер. Началось объединение племён или племенных княжеств. Первоначально это объединение шло вокруг двух основных центров — княжества вислян в Малой Польше и княжества полян в Великой Польше. После же завоевания княжества вислян Великоморавией (около 877 г.) центром складывавшегося государства стала Великая Польша. Во второй половине X в. после ожесточённой борьбы между отдельными княжествами процесс образования Древнепольского государства завершился. Первым его достоверно известным князем был Мешко I (960—992) из рода Пястов.

Образование относительно единого раннефеодального государства и преодоление-племенной раздробленности сыграли значительную роль в процессе консолидации населения этих земель в польскую народность. На основе старых племенных диалектов начал формироваться единый древнепольский язык. В 966 г. Мешко I и польская знать приняли христианство по западнохристианскому обряду. Это обстоятельство открывало путь для проникновения в Польшу влияния папского престола и немецкого духовенства, тормозившего развитие самобытной польской культуры.

Развитие феодальных отношений в X —XI вв.

В IX—X вв. основную массу непосредственных производителей в Польше составляли лично свободные крестьяне-общинники — кметы. Большинство сельских территориальных общин ещё не было включено в состав феодальных поместий. Процесс дальнейшего развития феодальных отношений особенно интенсивно развернулся в Польше во второй половине X и в XI в. В это время общинные земли захватывались феодализирующейся знатью в больших масштабах. Быстро сокращалось число лично свободных крестьян, в значительной своей части превращавшихся в так называемых «приписных». Положение этих закрепощённых крестьян всё больше сближалось с положением посаженных на землю рабов. Рост феодального землевладения шёл как за счёт земли, утрачиваемой крестьянами, так и путём передачи князьями населённых земель (в качестве условных феодальных держаний) княжеским дружинникам и должностным лицам, превратившимся в мелких феодалов. Так наряду с феодальной знатью появилась новая прослойка феодального класса и были заложены основы феодальной иерархии.

Закрепощаемое польское крестьянство выполняло многочисленные повинности в пользу феодалов и князя, работало на барщине, платило различные натуральные оброки. Особые подати вносились на содержание княжеского, а затем королевского двора. Выходя замуж, крестьянка платила королю налог, который назывался девичье или вдовье. Кроме того, крестьяне отбывали подводную повинность и были обязаны строить укрепления, мосты и дороги. За пользование рынками и переправами также взимались различные поборы. С введением в X в. христианства крестьяне стали уплачивать ещё десятину, а позднее и так называемый грош св. Петра в пользу католической церкви. Положение крестьянства ухудшилось ещё более в связи с непрерывными войнами, которые приходилось вести Польскому государству, а также из-за внутренних феодальных междоусобиц.

Древнепольское государство в X — начале XI в.

Древнепольское государство было вынуждено отстаивать своё существование в борьбе с захватническими устремлениями немецких феодалов. Используя феодальные усобицы в Германии после смерти императора Оттона I (973 г.), Мешко повёл успешную борьбу с немецкими феодалами. Направленное против них всеобщее восстание полабских славян, начавшееся в 983 г., на два десятилетия избавило Польшу от угрозы германской феодальной агрессии.

Своего наибольшего территориального расширения Древнепольское государство достигло в правление сына Мешко I — Болеслава I Храброго (992—1025). При нём завершился процесс объединения польских земель. В 999 г. он присоединил к Польскому государству Краков и всю Краковскую землю, одну из наиболее экономически развитых польских земель, которая до того времени входила в состав Чешского княжества. При Болеславе Храбром оформилась система государственного управления раннефеодальной Польши. Местное управление опиралось на разветвлённую систему гродов, во главе которых стояли назначаемые центральной властью правители — комесы, позднее получившие название каштелянов. В их функции входило командование местным ополчением, суд, сбор налогов и дани с населения и т. п. Наряду с этим в некоторых областях сохранялась, по-видимому, власть местных князей. Польский князь командовал войском, творил суд и ведал внешнеполитическими делами. При князе существовал совет знати. Военные силы Польши состояли из княжеской дружины и ополчения, включавшего в себя тяжеловооружённую конницу из рыцарей, или панцирных воинов, и пехоту — щитников из свободных крестьян-общинников.

Во внешней политике Польши в X — начале XI в. важнейшее место занимали взаимоотношения с Германской империей. Большой дипломатический успех был достигнут Болеславом Храбрым в 1000 г. при встрече в Гнезно с германским императором Оттоном III: император согласился на создание в Польше независимого Гнезненского архиепископства. Решения, принятые в Гнезно, были направлены на укрепление независимости Польского государства, что вызвало крайнее недовольство германских феодалов, особенно духовных. С претензиями на сохранение своей власти над польскими землями выступило Магдебургское архиепископство.

Польско-германские отношения особенно обострились после смерти в 1002 г. императора Оттона III и вступления на престол Генриха II. Война с Германской империей надвигалась. Понимая это, Болеслав Храбрый воспользовался начавшимися в Германии в это время феодальными усобицами и перешёл в наступление. После многолетней войны, длившейся с перерывами около 14 лет (с зимы 1003 по 1018 г.) и протекавшей с переменным успехом, был заключён Будишинский мир, по которому к Польше отошли Лужицы и Мильско. Польскому народу удалось не только отстоять свою независимость, но и освободить от гнёта германских феодалов часть земель полабских славян. В 1025 г. польский князь принял титул короля.

Первостепенное значение для судеб Древнепольского государства имели его взаимоотношения с Русью. При Болеславе Храбром, однако, отношения между Польшей и Русью ухудшились. Под влиянием части польской феодальной знати, стремившейся к захвату богатых русских земель, Болеслав предпринял поход на Киев.

Германский император Генрих II предложил Болеславу военную помощь против Руси, стремясь направить устремления Польши на восток и отвлечь её внимание от западных границ. Удобный случай вмешаться во внутренние дела Древнерусского государства для Болеслава представился, когда к нему обратился за помощью его зять Святополк, изгнанный из Киева своим братом Ярославом Мудрым. В 1018 г. польский князь, в войске которого были немецкие рыцари, венгры и печенеги, овладел Киевом. На киевском великокняжеском столе был восстановлен ставленник Болеслава — Святополк. Болеславу удалось захватить также часть Древнерусского государства — Червенские города. Однако эти победы польского князя были недолговечны. Ярослав Мудрый вновь изгнал Святополка из Киева, а впоследствии вернул Древнерусскому государству и Червенские города.

В последние годы правления Болеслава Храброго Польша вступила в полосу внешнеполитических поражений и длительных внутренних междоусобиц, связанных с выступлением против центральной власти отдельных групп духовной и светской знати. Неудачно для Древнепольского государства развивались конфликты с Чехией и Венгрией. В 1021 г. Чехии удалось возвратить захваченную Болеславом Храбрым Моравию. Резкое ухудшение международного положения Польши было обусловлено прежде всего напряжённостью польско-русских отношений. При сыне Болеслава Мешко II (1025—1034) Германская империя напала на Польшу. Против неё выступили также Чехия и Русь, стремившаяся вернуть себе захваченные польскими феодалами земли. Польша потерпела крупные поражения и потеряла все земли, подчинённые ею при Болеславе Храбром. Внешнеполитические неудачи переплетались с тяжёлым внутренним положением, связанным с ожесточённой борьбой феодальных группировок.

Антифеодальное крестьянское восстание 1037 —1038 гг.

Усиление феодальной эксплуатации, военные неудачи и феодальные усобицы крайне ухудшили положение польского крестьянства. В 1037 г. вспыхнуло широкое антифеодальное восстание, длившееся около двух лет и охватившее большую часть территории Польши. Представители власти держались лишь в таких крупных городах, как Краков, Познань, Гнезно. Гнев восставших обрушился на знать, рыцарей, духовенство и королевских чиновников. Восставшие громили усадьбы феодалов, монастыри, брали приступом города, расправлялись с феодалами.

Борясь против закрепощения и феодального угнетения, крестьянство с ожесточением выступало и против церкви, отказываясь от христианства и возвращаясь к старой, дохристианской («языческой») религии, с которой оно связывало представление о своей прежней свободе.

Перед лицом мощного народного движения отошли на второй план противоречия, разделявшие польских феодалов. Светские и духовные феодалы объединились для подавления восстания. Так как собственных сил у них для этого не хватало, они обратились за помощью к феодалам германским, крайне обеспокоенным тем, как бы пожар народного восстания в Польше не перекинулся в покорённые ими земли полабских славян. Крестьянское восстание было подавлено. Польский престол занял сын Мешко II — Казимир, бежавший во время восстания в Германию. За подавление восстания и восстановление в Польше прежних порядков феодалы и церковь дали Казимиру прозвище Восстановителя. Однако воссозданное в 1039 г. единое Польское государство являлось вначале настолько слабым, что было вынуждено стать вассалом Германской империи.

Культура

В X—XI вв. в Польше началось развитие письменности и литературы, в которой почти безраздельно господствовала церковь. Основным литературным жанром являлись «жития святых». Первые произведения письменности — богослужебные книги на латинском языке появились в Польше из Чехии. Затем возникла и своя церковная литература. Вместе с тем в конце X — начале XI в. в Польше начали вести погодные записи событий, так называемые рочники. Вся письменность велась на непонятном народу латинском языке. Церковь держала в своих руках и образование. В школах при монастырях и епископских кафедрах преподавались богословие, латинский язык и так называемые «свободные искусства», т. е. тривиум и квадривиум.

Высокого уровня в Польше достигло строительное искусство. Выдающимися памятниками польского искусства X—XI вв. являлись костёл св. Феликса и Адаукта в Кракове и костёл св. Михаила близ Кракова. При Болеславе I Храбром были построены деревянные кафедральные соборы в Кракове и Гнезно и каменный в Познани. Костёлы отличались роскошью внутренней отделки и были украшены искусной резьбой.

назад содержание далее





Пользовательского поиска




Тысячу лет назад в африканском городе умели изготовлять стекло

В Турции найдено сверло возрастом 7,5 тыс. лет

Обнаружен древнейший артефакт Южной Америки

В Мехико нашли ацтекскую башню из черепов

В Перу обнаружены следы существовавшей 15 тыс. лет назад культуры

Культуру ацтеков показали в аутентичных ярких красках

Наскальные картины горы Дэл в Монголии

Древний город Тиуанако изучили с воздуха

Обнаружены «записи» о древней глобальной катастрофе

10 малоизвестных фактов о ледяной мумии Эци, возраст которой 5300 лет

Каменные головы ольмеков: какие тайны скрывают 17 скульптур древней цивилизации

В письменности инков могли быть зашифрованы не только цифры

В Мексике обнаружен двухтысячелетний дворец

Как был открыт самый большой буддийский храм Боробудур и почему его нижняя часть до сих пор не расчищена

Забытый подвиг: какой советский солдат стал прототипом памятника Воину-освободителю в Берлине

Люди проникли вглубь австралийского континента 50 тыс. лет назад

Неизвестные факты о гибели Помпеи

В пирамиде Кукулькана нашли ещё одну пирамиду

Кто построил комплекс Гёбекли-Тепе?

15 малоизвестных исторических фактов о Византийской империи, ставшей колыбелью современной Европы

История Руси: Что было до Рюрика?

15 мифов о Средневековье, которые все привыкли считать правдой
Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'