история







разделы



назад содержание далее

Глава XVIII. Украина, Белоруссия и Прибалтика

1. Украина, Белоруссия и Литва

К началу XVI в. вся Белоруссия и большая часть Украины (от Владимира-Волынского и Винницы до городов Ромны и Гадяч включительно) находились под властью Великого княжества Литовского. В состав Великого княжества Литовского тогда входила почти вся Литва; только северо-западная часть её (полоса к югу и западу от Паланги — Юрбаркаса) была захвачена Тевтонским орденом. Западная Украина (от Карпат до Сокаля, Тарнополя, Бара) принадлежала Польше; Закарпатье — Венгрии; Черновицкая область — Молдавии; причерноморские и приазовские районы Украины — Крымскому ханству и Турции.

Социально-экономическое развитие Украины, Белоруссии и Литвы в первой половине XVI в.

Киев. Рисунок  А. Вестерфельда. 1651 г.
Киев. Рисунок А. Вестерфельда. 1651 г.

На Украине, в Белоруссии и Литве основным занятием подавляющего большинства населения было земледелие. Преобладало трехполье. Перелог и подсека применялись главным образом при разработке нови. Занималось население и скотоводством. Получило развитие не только бортное, но и пасечное пчеловодство. Ещё в XIV—XV вв. в чернозёмной части Западной Украины было создано много прудов, в которых разводили рыбу.

На территории Великого княжества Литовского были распространены издавна существовавшие крупные крестьянские хозяйства (дворища, службы), состоящие из группы семей. Большинству из них принадлежала земельная площадь по нескольку десятков гектаров; у многих хозяйств было по нескольку сотен гектаров. Хозяйство носило в основном натуральный характер; лишь немногочисленные продукты предназначались непосредственно для продажи (мед, воск, меха, железо, гончарные изделия).

Происходил значительный рост городов, товарного производства и обращения. В середине XVI в. в Волынском вооводстве насчитывалось уже 68 городов, Подольском — 37. В 1589 г. в Русском воеводстве было свыше 100 городов, Белзском — 18. Многие города имели значительное население и были крупными по тем временам торговыми и ремесленными центрами. Например, в Каменце-Подольском в 1578 г. уплатили налог 230 ремесленников мастеров (не считая мясников, пекарей, винокуров) и 90 их «товарищей», в 1589 г. в Новом Самборе — 90 ремесленников, в Дрогобыче — 57, Стрые — 51

О развитии товарооборота свядетстьствует число торговцев в 1577—1578 гг. в Ковле уплатили налог 111 торговцев, в Каменце Подольском — 80 (не считая в иоследнем продавцов мяса, хлеба, спиртных напитков). В XVI в. значительно возросла и внешняя торговли. Великого княжества Литовского со странами Западной Европы, Османской империи, Россией: ввозили меха, сукно, шелк, бархат, ковры, бумажные материи, полотна, выделанные кожи, изделия из дерева и железа, пряности, соль, вывозили — мед, воск, ског, поташ и золу, дерево, хлеб, овчины и другие товары. Торговля с Россией шла главным образом через Киев, Чернигов, Могилев, Вильнюс, Полоцк, Витебск. Рост городов привел к усилению экономического и политического значения горожан Укрепилось положение городского патрициата, состоявшего из крупных землевладельцев - мещан, торговцев, ростовщиков. Господство патрициата над городом осуществлялось через городское самоуправление по так называемому магдебургскому праву.

В городах был многочисленный плебс. Многие городские жители не имели своих домов и вынуждены были снимать угол (их называли каморниками).

Рост товарного производства и обращения вызвал увеличение потребностей феодалов и усиление эксплуатации зависимого населения, прежде всего крестьян.

В середине XVI в феодалы Великого княжества Литовского, стремясь к укреплению своей земельной собственности, приступили к проведению так называемой волочной реформы. При осуществлении этой реформы вся земля, которой пользовались крестьяне с незапамятных времен, забиралась в общий фонд имения и перемеривалась на волоки ( Волока — земельный участок, который отдавался в надел крестьянам Волока равнялась 30—33 мортам, т. е около 20,3 га ). Из этого общего фонда жители деревни получали на новых участках волочные, полуволочные и другие наделы. Владелец имения приобретал больше возможностей рассматривать землю, находившуюся в пользовании крестьян, как свою собственность.

До волочной реформы феодалу непосредственно были подчинены лишь главы больших хозяйств (дворищ, служб). Теперь семьи, жившие в дворищах и службах, получали самостоятельные наделы и ставились в непосредственную зависимость от владельца имения.

Крестьяне за предоставленную им владельцем имения землю были обязаны выполнять в его пользу определенные повинности работой, продуктами, деньгами Волочная реформа была проведена и на землях, которыми пользовались горожане.

Наступление феодалов вызвало со стороны крестьян резкий отпор. Разрозненные крестьянские восстания охватили значительные районы. Проведение «волочной померы» затянулось более чем на столетие, а на Украине, вследствие сопротивления крестьян, вообще было сорвано. В 1545 г. феодалы Винницкого повета жаловались великому князю: «хлопы распустились», крестьянин «для пана совсем не работает», паны жили здесь в постоянном страхе, ожидая от крестьянина всяких «бед».

В 1563 г. восстали крестьяне Ляховецкой волости, Волынского воеводства, и убили своего владельца — крупного феодала Матвея Сенюту. В 1567 г. выступили с оружием в руках крестьяне Чернечгородка (Волынскоо Полесье). В течение нескольких месяцев восстание распространилось на окрестные деревни. Восставшие крестьяне заявили комиссарам короля, что они новых повинностей выполнять не будут.

Упорно боролись против своих угнетателей и крестьяне Литвы. В 1525—1528 гг. происходило большое крестьянское восстание в части Литвы, подвластной Тевтонскому ордену, оно было подавлено лишь с помощью литовских и польских феодалов — великого князя литовского и короля польского Сигизмунда I. Часты были выступления крестьян Жемайтии: около 1530 г. восстали крестьяне Дирвенской волости, в 1536г. — крестьяне Вешвенской волости, а в 1536—1537 гг.— крестьяне Телыняйской, Биржиненской, Тверийской и Годигской волостей. В 1544 г. отказались выполнять повинности крестьяне Аникшайской и Укмергской волостей. Сопротивление крестьян Литвы феодалы подавляли военной силой.

Рост классовой и национально-освободительной борьбы в конце XVI и первой половине XVII в.

Использовав обострение классовых и национальных противоречий в Великом княжестве Литовском, польские феодалы в 1569 г. на сейме в Люблине добились заключения унии Литвы с Польшей и образования единого Польско-Литовского государства — Речи Посполитой, в которой им обеспечивалась главенствующая роль.

Башня (Острые ворота) и часть городской стены в г. Вильнюсе
Башня (Острые ворота) и часть городской стены в г. Вильнюсе

После заключения Люблинской унии в составе Великого княжества Литовского остались Литва и Белоруссия. Ранее подвластные Литве украинские области были включены непосредственно в состав так называемых коронных земель, т. е. Польского государства.

В каждой части Речи Посполитой (Польше и Литве) были свои коронные и литовские высшие должностные лица: гетманы (командующие войсками), великие и польные (заместители великих) канцлеры, казначеи.

Государство распадалось на воеводства, воеводства — на поветы. На местах решающую роль играли шляхетские сеймики.

Вся административная и судебная власть над крестьянами принадлежала владельцу имения. Города имели свои органы самоуправления, которые под контролем владельца города разрешали административные и судебные вопросы, касающиеся мещан.

После принятия Люблинской унии польские и украинские крупные феодалы начали захватывать новые имения к югу от линии Киев — Винница. Вся территория к югу и юго-востоку от Белой Церкви была объявлена «пустыней»; закон 1590 г. предоставил королю право раздавать эти земли людям шляхетского сословия.

Украинские казаки. Перирисовка с гравюры на карте украины, сделанной Бонпланом в 1650 г.
Украинские казаки. Перирисовка с гравюры на карте украины, сделанной Бонпланом в 1650 г.

Однако Украина к югу от Белой Церкви на самом деле пустынной не была. Здесь жили феодалы, крестьяне, горожане, а также казаки. Казачество составилось из крестьян и горожан, бежавших из Северной и Западной Украины, Белоруссии и России в поисках спасения от феодального гнёта. Казаки и в дальнейшем сохраняли тесные связи со своей родиной. Казачество пополнялось и за счёт местных жителей — крестьян, горожан и отдельных дворян. В середине XVI в. казаки создали свой центр, Запорожскую Сечь, и вели вооружённую борьбу с татарскими и турецкими вторжениями. В ходе этой борьбы казаки приобрели большой военный опыт и стали грозной силой, с которой польское правительство вынуждено было считаться.

Захватывая имения к югу от Белой Церкви, польские и украинские феодалы пытались расколоть казаков, часть их привлечь на свою сторону и использовать в борьбе против Крымского ханства, Турции и местного населения. В 1572 г. польское правительство зачислило более зажиточную часть казаков на государственную службу; несколько сотен казаков были записаны в особый список — реестр, откуда их название — реестровые казаки. Это мероприятие не обеспечило покорности казачества феодалам, ибо в реестр попадало меньшинство казаков. Реестровые казаки были тесно связаны с нереестровыми и с остальным населением Украины.

Укрепив свои силы, феодалы Польши, Литвы, Украины и Белоруссии усилили эксплуатацию крестьян, они увеличивали барщину, которая становилась главной формой феодальной ренты. Во второй половине XVI в. барщина возросла вдвое. В 1588 г. был издан Третий литовский статут, усиливавший крепостную зависимость крестьянина от феодала.

В городах феодалы увеличивали налоговое обложение и монополизировали многие отрасли торговли.

Крестьяне боролись против нового усиления эксплуатации; отказывались выполнять повинности, поджигали барские усадьбы, убивали феодалов. Вместе с крестьянами выступали казаки. В 1591 г. против местных магнатов восстали казаки на Украине, предводителем их был Косинский; вместе с казаками восстали крестьяне и горожане Киевского, Брацлавского, Волынского и Подольского воеводств. Украинские магнаты получили помощь от польских феодалов. В начале 1593 г. войска, возглавляемые украинским магнатом князем Острожским, нанесли восставшим поражение у города Пятки (к юго-западу от Житомира). Косинский принуждён был подписать договор о прекращении борьбы. Казаки обратились к русскому царю с просьбой о принятии их в подданство с теми землями, на которых они жили. В мае 1593 г. казацкий отряд Косинского был разбит под Черкассами, а сам Косинский погиб. После этого переговоры казаков с Россией были прерваны.

В 1594 г. крестьянско-казацкое восстание вспыхнуло с новой силой. Вождём восставших был Наливайко. В 1595 г. отряды восставших под предводительством Наливайко действовали на Волыни, затем в Белоруссии, где взяли Слуцк. В окрестностях Слуцка повстанцы разбили отряд феодалов, шедший на подавление восстания. В конце ноября они штурмом взяли Могилёв, где укрывались местные шляхтичи. С начала 1596 г. против Наливайко развернула операции 18-тысячная армия феодалов. Умело маневрируя, Наливайко отвёл свои отряды до Уманских лесов, а отсюда в район Белой Церкви, где соединился с восставшими реестровыми казаками. Отбиваясь от врагов, отряды восставших сумели переправиться через Днепр и уйти на Левобережье, но возле Лубен были окружены армией Речи Посполитой. Реестровые казаки схватили и выдали панам предводителей восстания, в том числе Наливайко; окружённые сдали панской армии оружие. Сдавшиеся повстанцы вместе с женщинами и детьми были перебиты; лишь часть казаков вырвалась из вражеского кольца и ушла в Запорожье.

Феодалы Украины, Белоруссии, Литвы, борясь против народных масс вместе с феодалами Польши, всё теснее сближались с последними — перенимали их язык, религию, ополячивались. Крестьяне и горожане видели в панской Польше силу, поддерживающую и укрепляющую их врагов, и ориентировались на Русское государство. Украинский и белорусский пароды были близки русскому народу; их связывала не только близость языков, исторического прошлого, но и многовековые культурные связи, единство религии. Чтобы укрепить свою власть над украинским и белорусским народами, польские феодалы решили оторвать церковь Украины и Белоруссии от православия и связать её с католичеством. Инициатором и ревностным проповедником этой идеи было католическое духовенство, в первую очередь иезуиты. В 1596 г. была провозглашена уния украинской и белорусской православной церкви с церковью римско-католической (Брестская уния). Высшее украинское и белорусское духовенство охотно признало унию; но рядовое православное духовенство, подавляющее большинство горожан и крестьян, а также казачество её не признали. Правительство Речи Посполитой объявило единственно законной церковь униатскую, а православную церковь поставило вне закона.

В первой половине XVII в. продолжался начавшийся ещё в предыдущем столетии захват украинских и белорусских земель польскими магнатами: обширные владения на территории Украины принадлежали Потоцким, Конецпольским, Калиновским и др. Распространение магнатских владений приводило к резкому усилению крепостнического гнёта.

В начале XVII в. в России происходила крестьянская война под предводительством Ивана Болотникова. Трудящиеся Украины и Белоруссии помогали русским крестьянам и холопам в их борьбе против эксплуататоров. В отрядах Болотникова было много украинцев и белорусов. Первоначально район восстания охватывал юго-западную часть Русского государства, т. е. территорию с русским и украинским населением. Борьба украинского и белорусского народов против феодалов Речи Посполитой облегчала русскому народу успешное отражение польской интервенции, так как значительную часть польского войска приходилось оставлять для подавления «своеволия» на Украине и в Белоруссии. В 1601 г. белорусские крестьяне, присоединившись к казацкому отряду под предводительством Дубины, громили своих угнетателей в районах Витебска и Полоцка. В 1602—1603 гг. казацкие отряды возглавили антифеодальные выступления белорусских крестьян в окрестностях Гомеля, Речицы, Быхова, Орши, Мстиславля. В 1606 г. началось восстание городской бедноты в Могилёве; оно было подавлено королевскими войсками только в 1610 г. В 1606 г. крестьяне и мещане в районе Глуска разгромили один из шляхетских отрядов, направлявшийся в пределы Русского государства.

На Украине в 1604—1605 гг. произошло большое восстание в Корсуне, а одновременно и в Брацлаве. В 1607 г. значительные крестьянские волнения были в Западной Украине.

Белорусские крестьяне. Деталь иконы начала XVII в. из г. Минска.
Белорусские крестьяне. Деталь иконы начала XVII в. из г. Минска.

В 1605 г. князь Януш Острожский говорил на польском сейме о том, что нереестровые казаки «очень подняли голову», что владельцы имений весьма опасаются, как бы к ним не присоединились крестьяне, что «своеволие» казаков нужно быстро подавить. Сейм в начале XVII в. неоднократно упоминал в своих постановлениях «украинское своеволие», «разбой и злодейства украинные». Громадное количество населения на Украине «показачилось»: отказалось подчиняться администрации имений и выполнять какие то ни было повинности.

После провала попытки подчинить себе Русское государство феодалы Речи Посполитой выдвинули на первый план задачу подавления сопротивления украинского казачества. Однако сделать это было весьма трудно, ибо в начале XVII в. отношения между Польско-Литовским государством и Турцией крайне обострились, правительство Турции собиралось приступить к завоеванию Речи Посполитой. Между тем казаки наносили серьёзные удары по Турции и её вассалу - Крымскому ханству, ослабляли их натиск на Речь Посполитую. В 1614 г. казаки на лодках пересекли Чёрное море, взяли Синоп, уничтожив гарнизон и стоявший там турецкий флот. В 1616 г. казаки взяли Кафу (Феодосию) и уничтожили находившиеся там военные корабли, а также 14-тысячный турецкий гарнизон. В 1616 г. ими был совершён удачный поход на Трапезунт (Трабзон).

Правительство Речи Посполитой проинуждено было на Украине лавировать, стремясь использовать казачество в своих политических целях.

В 1621 г. Турция направила против Речи Посполитой большую армию. Армия Речи Посполитой преградила ей дорогу у Хотина. Активное участие в боях значительных отрядов казаков содействовало поражению турецкой армии. Правительство Турции на этот раз отказалось от своих завоевательных планов в отношении Речи Посполитой и заключило с ней мир.

В 1625 г. польская армия была отправлена против казаков, оказавших ей сопротивление. После боя у Курукова озера (возле Кременчуга) было подписано соглашение: устанавливался реестр в 6 тыс. человек, не попавшие в него должны были возвратиться «в послушенство» к своим владельцам. Однако не попавшие в реестр казаки (выписчики) соглашения не признали, причём часть их ушла на Русь.

В 1629 г. против вступившей в соглашение с Речью Посполитой казацкой старшины поднялись нереестровые казаки во главе с Тарасом ФедорОвичем. Вслед за казаками поднялись крестьяне. Отправленная на подавление восстания армия Речи Посполитой потерпела ряд поражений. Были сделаны некоторые уступки казацкой верхушке, в частности реестр увеличен до 8 тыс. После разгрома больших крестьянско-казацких восстаний. вспыхнувших в 1637 и 1638 гг. в Приднепровье, казацкий реестр был снова уменьшен до 6 тыс. человек. Выборность казацкой старшины и казацкий суд отменялись; во главе казацкого войска были поставлены назначенные правительством Речи Посполитой шляхтичи. и на этот раз после подавления восстаний происходил массовый уход в пределы Русского государства казаков, мещан и крестьян.

Подавление крестьянско-казацких восстаний не привело к укреплению власти Польши над Украиной. Усиление гнёта вызывало озлобление крестьян, мещан и казаков. Реестровые казаки после ограничения их привилегий в 1638 г. стали ещё более ненадёжными.

Большой силой тогда было украинское и белорусское мещанство, владевшее значительными материальными средствами и игравшее заметную роль в культурной жизни страны. Мещанство, подвергавшееся преследованиям со стороны польских феодалов, было враждебно настроено по отношению к Речи Посполитой. Идея воссоединения с Русским государством была популярной среди мещанства, особенно в городах Приднепровья и Левобережья, экономически тезнее, чем другие, связанных с Россией.

В 40-х годах XVII в. на Украине, а также в Белоруссии зрела идея освободительной войны против Польши, за воссоединение с Россией.

Культура

Украинцы и белорусы унаследовали свою культуру от древнерусской народности, от которой происходят как тот, так и другой народы. Они были очень близки друг другу по языку, находились в то время под властью одного и того же государства, исповедовали общую религию - православие, вместе боролись против полонизации. Они совместно развивали свою культуру, у них были общие культурные центры.

Русский народ оказывал большое влияние на развитие культуры украинского, белорусского и литовского народов.

Города Белоруссии и Литвы в XVI в. стали играть видную роль в культурной жизни. Выходец из мещан города Полоцка Георгий Скорина (род. около 1490 г.— ум. после 1535 г.) известен печатанием книг для «своей братии Руси». По образованию Скорина был врачом, но подлинным делом его жизни стала разработка литературного языка братских народностей Белоруссии, Украины и Русского государства. Скорина называл этот язык «русским», хотя в нём имеются элементы различных наречий славянских народов. 22 книги, переведённые им на этот язык, Скорина издал в Праге. Скорина, по-видимому, сам перевёл на этот язык Библию, которую он издал и снабдил комментариями. Издания Скорины снабжались иллюстрациями, в которых дана реалистическая трактовка человеческих фигур.

Георгий Скорина. Гравюра из Библии, изданной в 1517 г.
Георгий Скорина. Гравюра из Библии, изданной в 1517 г.

Ряд книг был напечатан как сторонниками, так и противниками получившего некоторое распространение на Украине и в Белоруссии реформационного движения. Первой печатной книгой на литовском языке были изданные в 1547 г. проповедником реформации Мартинасом Мажвидасом «Простые слова катехизиса».

Во второй половине XVI в. польские феодалы предприняли широкое наступление на культуру Украины, Белоруссии, Литвы. Проводило это наступление в первую очередь католическое духовенство, возглавляемое орденом иезуитов. Иезуиты создали много своих школ для борьбы с православием и ересями, в 1578 г. открыли в Вильнюсе (Вильно) свою высшею школу (академию). Иезуигы наводнили Украину, Белоруссию и Литву своими изданиями.

Католическая пропаганда имела большой успех среди украинских, белорусских и литовских феодалов. Исходя из своих классовых интересов, феодалы, изменяя своему народу, принимали католицизм, ополячивались.

Горожане и крестьяне не поддерживали церковную унито. Для борьбы с польско-католической агрессией горожане объединялись в братства при своих церквах. В защиту православия выступили и некоторые из феодалов, не желавших совсем оторваться ог своего народа.

Титульный лист 'Грамматики' Мелетия Смотрицкого. Вильнюс 1613 г.
Титульный лист 'Грамматики' Мелетия Смотрицкого. Вильнюс 1613 г.

Создаются православные школы в Остроге (князя К. К. Острожского), Львове, Вильнюсе, Могилёве на Днепре, Луцке, Киеве и др. (братские школы). Открылись православные типографии в Остроге, Львове, Вильнюсе, Могилёве и др. В развитии типографского дела на Украине и в Белоруссии большую роль сыграл русский первопечатник Иван Фёдоров. На Украине он был основоположником книгопечатания. Сначала Иван Федоров открыл типографию в Заблудове (Белоруссия), его помощник Петр Мстиславец основал типографию в Вильнюсе. Затем Иван Федоров работал в созданных им типографиях во Львове и Остроге. Во Львове в 1574 г. он напечатал первый русский букварь и «Апостол», в Остроге в 1580—1581 гг.— Библию, являвшуюся выдающимся образцом печатного дела того времени.

Братства и православная церковь подготовили своих полемистов и богословов. Направленные против католической церкви полемические сочинения писались в защиту православия. Важнейшими из них были: «Апокрисис, алба отповедь на книжны о соборе берестейском» (1597 г.), «Тренос» («Плач») по поводу отступничества от православия феодалов, «Палинодия — книга обороны... церкви» (1621 г.), «Протестация» — против притеснения украинского и белорусского народов шляхетской Польшей. Большой успех имели «послания» — памфлеты Ивана Вышенского благодаря своей остроте и политическому содержанию.

Важное значение в борьбе за спасение своей народности от полонизации имело изучение родного языка. Был создан ряд букварей и грамматик. Выдающимся трудом в области филологии был «Лексикон славенорусский и имён толкование» Памвы Беринды. Развивались поэзия и драматургия. В живописи наблюдается отход от религиозной тематики. Часто встречаются портреты общественных и политических деятелей, батальные сцены. Излюбленным образом художника становится казак.

В устном народном творчестве широко были распространены песни, поговорки, пословицы, сказки. Лучшими произведениями украинской народной поэзии того времени были исторические песни и думы. В них народ выразил горячую любовь к своей родной стране, ненависть к внешним и внутренним врагам.

2. Прибалтика (Латвия и Эстония)

Прибалтика в конце XV и первой половине XVI в.

До середины XVI в. Латвия и Эстония продолжали составлять территорию Ливонского орденского государства. В это государство входило несколько различных феодальных владений: Ливонский орден, Рижское архиепископство, три епископства (Тартуское, Сааремаа-Ляанемааское на территории Эстонии и Курземское на территории Латвии) и города. Важнейшим феодальным владением средневековой Ливонии был Ливонский орден.

Орденское рыцарство регулярно пополнялось пришельцами из Германии, которые прибывали в Ливонию в поисках наживы и славы. Тесными узами с немецкой метрополией были связаны также ливонские вассалы, которые происходили в основном из потомков немецких захватчиков XIII в. Из этих вассалов образовалось местное дворянство в епископских и орденских владениях. Орден, епископы и их церковные чины являлись наиболее крупными феодальными землевладельцами. В некоторых орденских землях, например в Северной Эстонии (Харью-Виру), и епископствах преобладающая часть земель принадлежала вассалам-дворянам, угнетавшим эстонские и латышские народные массы. Политика Ливонского орденского государства сохранила до конца своего существования резко выраженный захватнический характер.

В конце XV — первой половине XVI в. наиболее характерным процессом в социально-экономической жизни Ливонии являлось интенсивное развитие помещичьего землевладения. Это было обусловлено повышением спроса на зерно и другие сельскохозяйственные продукты вследствие роста городов и увеличения неземледельческого населения в стране. Но главной причиной был всё более увеличивавшийся в Западной Европе спрос на основной предмет ливонского экспорта — зерновой хлеб и значительное повышение цен на него. Ливонские феодалы (Орден, епископы и вассалы-помещики) не преминули использовать благоприятную конъюнктуру и увеличили производство товарного зерна, что достигалось прежде всего путем усиления феодальной эксплуатации крестьянства. Для расширения господской запашки крестьян сгоняли с их исконных земель, которые превращались в помещичьи и обрабатывались барщинным трудом крестьян. Наиболее распространённой формой сопротивления крестьян возросшему феодальному гнёту стали побеги. Феодалы стремились прикрепить крестьян к земле. В связи с этим в конце XV и в первой половине XVI в. в Ливонии происходило закрепощение крестьян и юридическое оформление крепостного права.

Закрепощение охватило в первую очередь дворохозяев, которые составляли основную массу крестьянства и отбывали барщину в феодальных поместьях. В XVI в. процесс закрепощения, неуклонно расширяясь, охватил и прослойку безземельного крестьянства — бобылей, живших в крестьянских дворах и усадебных пристройках и работавших у дворохозяев подёнщиками, мастеровыми, рыбаками. Особую группу беднейших крестьян составляли «пешеходцы» (юксъялги), которые обычно возделывали запустевшие и целинные земли и, не имея своего рабочего скота, выполняли только пешую барщину. Несмотря на значительную дифференциацию крепостного крестьянства в Ливонии, его борьба своим остриём была направлена против общего классового врага — феодалов.

Таллин. Гравюра 1656 г.
Таллин. Гравюра 1656 г.

В обстановке расширения и углубления феодальной эксплуатации подневольного крестьянства увеличивался удельный вес дворянского сословия в политической жизни Ливонии. Большое значение с конца XV в. приобрёл ландтаг, т. е. представительное учреждение господствующих сословий страны — Ордена, епископств, «рыцарств» и наиболее крупных городов. На деле ландтаг был орудием дворянства, которое с успехом использовало его для укрепления своего политического влияния.

В конце XV и в первой половине XVI в. возросла также политическая роль городов, в первую очередь крупнейших из них — Риги, Таллина (Ревеля) и Тарту. Города эти были членами Ганзейского союза и пользовались весьма развитым самоуправлением, всячески противодействуя стремлению крупных феодалов и их вассалов распространить на них свои права и привилегии.

Высшие органы городского самоуправления оставались в руках городских верхов, в первую очередь немецких купцов. При разрешении важнейших вопросов городской жизни в Риге, Таллине и Тарту особенно значительную роль играла Большая гильдия, объединявшая крупных купцов и представителей некоторых ремесленных профессий (например, ювелиров). Из членов этой гильдии выбирался магистрат (рат) — высший орган управления города. Члены магистрата и Большой гильдии составляли городской патрициат. Основной массой бюргерства являлись ремесленники и мелкие торговцы, объединявшиеся по профессиям в цехи, входившие в свою очередь в состав Малой гильдии. Среди ремесленников в Риге было значительное количество латышей, а в Таллине и Тарту — эстонцев. Городская беднота, не входившая в гильдии и цехи и не пользовавшаяся гражданскими правами, состояла главным образом из бежавших в город крестьян, занятых в качестве домашней прислуги и разного рода чернорабочих. В крупных городах Ливонии в конце XV и в первой половине XVI в. жило также значительное количество русских купцов и ремесленников. Они составляли в этих городах население особых улиц — «концов».

Классовая борьба между патрициатом, рядовым бюргерством и плебейской массой в первой половине XVI в. нередко проявлялась в весьма острых формах. Классовые противоречия в городах Ливонии переплетались с национальными — между немецкими верхами, с одной стороны, и массами эксплуатируемого эстонского и латышского населения — с другой.

Укрепление политических позиций крупнейших городов Ливонии происходило в условиях роста их посреднической торговли между Западом и Востоком. Оживлённой была торговля Риги с Литвой по главному торговому пути — реке Даугаве (Западной Двине). Немаловажное значение имела для Риги, а также для Таллина и Тарту торговля с Россией. Роль ливонских городов в посреднической торговле с Россией стала возрастать после закрытия ганзейской конторы в Новгороде в 1494 г. Это способствовало росту экономического и политического влияния ливонских городов в первой половине XVI в. Однако на почве стремленния захватить в свои руки монополию на роль посредника в торговле России с Западом у ливонских городов возникли острейшие противоречия с русским купечеством и правительством, а также с западноганзейскими городами, в частности с Любеком.

Ливонские города принимали активное участие в осуществлении политики Ордена и епископов, направленной к изоляции и экономической блокаде России. Такая политика содействовала развязыванию военного конфликта между Русским государством и орденской Ливонией.

Увеличение удельного веса городов и местного дворянства содействовало разложению Ливонского орденского государства.

Обострение противоречий в Орденском государстве происходило в условиях подъёма реформационного движения. Реформация, начавшаяся в начале 20-х годов XVI в., распространилась среди городского бюргерства и вассалов. Ею были охвачены также городские низы и крестьяне.

Наиболее радикальное крыло реформации в Ливонии было представлено странствующим ремесленником, скорняком Мельхиором Гофманом, который своей деятельностью достиг выдающихся успехов в некоторых крупных городах страны. Вынужденный под давлением феодалов и городского патрициата покинуть Ливонию, Гофман после подавления Крестьянской войны в Германии стал там одним из вождей радикального анабаптизма.

Победило в Ливонии умеренное реформационное движение — лютеранство, явившееся идеологией дворянства и немецких бюргеров Ливонии. Около середины XVI в. большинство населения Ливонии формально считалось принявшим лютеранство. В 1554 г. на ландтаге в Валмиере была провозглашена свобода вероисповедания для лютеран всей Ливонии.

Успехи реформации, подрывая авторитет Ордена, как детища католической церкви, создавали значительные затруднения для пополнения его состава новыми «рыцарями», которые, как правило, вербовались вне страны, прежде всего в Германии. Военная мощь Ордена шла на убыль. Реформация подрывала также основы существующей феодально-иерархической государственной организации, верхушка которой в руководстве Ордена и в лице епископов и их капитулов продолжала оставаться тесно связанной с католической церковью.

Таким образом, в последние десятилетия перед Ливонской войной как в экономике, так и в расстановке классовых сил в стране происходили большие изменения, содействовавшие обострению социальных противоречий. В этих условиях Ливонское орденское государство стало явным анахронизмом.

На политическом положении Ливонии также сказывались крупные сдвиги, которые происходили в международной обстановке.

Активными конкурентами ганзейских купцов, отстаивавших в прибалтийской торговле свои прежние права и привилегии, стали выступать Англия и Нидерланды. В то же время в Восточной Европе возросла политическая роль Русского государства, а также Великого княжества Литовского, Польши, Швеции и Дании, стремившихся ликвидировать прежнее монопольное положение ганзейцев.

В начале XVI в. магистр Ливонского ордена Вальтер фон Плеттенберг (1494—1535) предпринял попытку вторжения в русские земли. После тщательной дипломатической подготовки Плеттенберг в августе 1501 г. перешёл в наступление на псковские земли. Главные русские силы ответили контрударом, вторгшись осенью того же года в глубь Ливонии. Получив значительную помощь от папской курии и ганзейских городов, Плеттенберг предпринял в 1502 г. новое крупное наступление на Псков, согласованное с военными операциями великого князя Литвы Александра Казимировича против русских. В последовавших сражениях с войсками Плеттенберга русские вышли победителями, и в 1503 г. между Ливонией и Россией было заключено перемирие, возобновлявшееся впоследствии и остававшееся в силе до Ливонской войны. Однако и в это время Ливония продолжала участвовать в экономической блокаде Русского государства, которую осуществляли Литва, Польша и Швеция.

Орден, епископства и города Ливонии всячески препятствовали развитию внешней торговли и расширению дипломатических связей Русского государства со странами Западной Европы. Они не допускали проезда в Москву нанятых за границей мастеров, в особенности знатоков военного дела. Назревала борьба России против Ливонии за выход к Балтийскому морю.

В правящих кругах Ливонии к середине XVI в. уже имелась значительная группа, ориентировавшаяся на тесное сотрудничество с Польшей и Литвой. С другой стороны, антипольские тенденции влиятельной части Ордена привели к обострению отношений между политическими группировками в Ливонии. Противникам сближения с Польшей удалось на ландтаге в Валмиере в 1546 г. провести постановление, по которому избрание коадъюторов (заместителей и преемников магистра, а также епископов) в ливонских землях было поставлено в зависимость от одобрения всех правителей. После продолжительного вооружённого конфликта между рижским архиепископом, поддержанным Польшей, и Орденом (так называемая «коадъюторская распря») Ливонский орден потерпел поражение и принял условия, навязанные ему королём Сигизмундом II Августом в мирном договоре, подписанном в Посволе в сентябре 1557 г. Рижский архиепископ Вильгельм был восстановлен в своих правах, а его родственник — мекленбургский герцог Кристоффер признавался коадъютором. Орден заключил с Польшей и Литвой договор о союзе.

Исход «коадъюторской распри» и конфликта с Польшей показал политическую и военную слабость Ливонского ордена. Заключение союза между Ливонией и Польшей было прямым нарушением договора 1554 г. между Россией и Ливонией, по которому Ливония обязалась не вступать в союз с Польшей и Литвой, соглашалась уплачивать подать с Тартуского епископства. Русским купцам должна была обеспечиваться свободная торговля в Ливонии и свободный провоз товаров через неё Иностранцам и русским ливонские власти были обязаны предоставить право свободного проезда в русские земли и обратно.

Ливонская война и народы Прибалтики

В 1558 г. началась война между Россией и Ливонским орденом, позднее расширившаяся и охватившая ряд европейских государств. Эстонский и латышский народы, видевшие в русских своих союзников и защитников в борьбе против ненавистных угнетателей, выступали в начальный период Ливонской войны с оружием в руках против своих немецких господ, оказывали помощь и содействие русским войскам. Осенью 1560 г. эстонские крестьяне подняли против немецких феодалов восстание, которое приняло значительные размеры и потребовало немалых усилий для его подавления.

Война приняла затяжной характер, в неё вмешался ряд европейских держав. Дания захватила на западе страны Сааремаа-Ляанемааское епископство. В июне 1561 г. Швеция утвердилась в Таллине и стала расширять своё владычество в Северной Эстонии. Ливонский орден и рижский архиепископ полностью подчинились польскому королю и литовскому великому князю Сигизмунду II Августу.

Ликвидация орденского государства, явившаяся результатом Ливонской войны, имела положительное значение для судеб эстонского и латышского народов. Вместе с тем после окончательного распада Орденского государства Ливонская война вступила в новую фазу, превратилась в борьбу держав, соперничавших между собой в разделе ливонского наследства,— России, Польши и Литвы, Швеции и Дании. Русское государство тогда не достигло своей цели — получения широкого выхода к Балтийскому морю. Такой исход войны имел тяжёлые последствия и для эстонского и латышского народов. Попавшие в ходе Ливонской войны под власть соперничавших между собой государств — Швеции, Речи Посполитой и Дании — народы Прибалтики оказались под гнётом новых иноземных захватчиков.

На протяжении следующих 150 лет Прибалтика являлась театром бесконечных войн, приводивших к опустошению её территории и гибели значительной части местного населения.

Прибалтика под властью Швеции и Речи Посполитой в конце XVI и начале XVII в.

Политическая карта Прибалтики после окончания Ливонской войны стала не менее пёстрой, чем она была до этих событий. Речь Посполитая захватила в своё владение северную часть Латвии (к северу от реки Даугавы) и Южную Эстонию, которая в период Ливонской войны была занята русскими войсками. Вся эта территория образовала особую провинцию под названием Задвинского герцогства. В 1581 г. под власть Польши перешла и Рига. К югу от Даугавы образовалось зависимое от Речи Посполитой Курземское и Земгальское (Курляндское) герцогство, доставшееся в наследственное ленное владение последнему магистру Ливонского ордена Готарту Кетлеру. Особую территорию составило Курляндское епископство, из которого впоследствии была образована автономная Пильтенская область, подчинённая непосредственно польскому королю. Северная Эстония была захвачена Швецией. Острова Сааремаа и Муху, захваченные Данией в ходе Ливонской войны, остались в её владении до 1645 г., когда они в результате войны перешли к Швеции.

Задвинское герцогство, вначале находившееся в зависимости от короля Польши и великого князя литовского Сигизмунда II Августа, после Люблинской унии 1569 г. было включено в состав Речи Посполитой. Польское правительство рассматривало Задвинское герцогство, в первую очередь, как аванпост против Швеции и России. Поэтому оно урезывало здесь привилегии немецкого дворянства и в то же время щедро раздавало имения польским и литовским феодалам, расширяя также их права в местном управлении. Со стороны немецкого дворянства последовали резкие оппозиционные выступления, которые особенно обострились в период польско-шведской войны начала XVII в.

С целью искоренения лютеранства и восстановления католицизма правительство провело в Задвинском герцогстве в широких размерах контрреформацию.

Территория Задвинского герцогства вышла из Ливонской войны весьма опустошенной Большая часть населения погибла от голода и эпидемий. Страна заселялась очень медленно. К концу XVI в. плотность населения составляла примерно 4 человека на квадратный километр. В годы польско-шведской войны, в первой четверти XVII в , численность населения еще более сократилась. Крестьянству приходилось нести не только старинные феодальные повинности. К ним прибавились новые налоги и повинности, связанные главным образом с восстановлением помещичьего хозяйства.

Особое положение в Задвинском герцогстве занимала Рига, по-прежнему остававшаяся наиболее крупным городом Прибалтики. Рига вела в основном посредническую торговлю, способствовавшую обмену между землями Даугавского бассейна и Западной Европой.

В последней четверти XVI в. в Риге происходили крупные столкновения между городским патрициатом и бюрюрской оппозицией, известные под названием «календарных беспорядков» (1584—1589 1Г.). Поводом для них было введение польскими властями нового, григорианского календаря.

Вследствие раскола в среде бюргерсгва, боявшегося роста влияния городских низов, патрициат города в ходе «календарных беспорядков» вышел победителем. Но через несколько лет, в условиях польско-шведской войны, магистрат Риги в 1604 1. пошел на известные уступки бюргерству, допустив представителей гильдий к участию в управлении городскими финансами.

Курляндское герцогство, ставшее династическим владением последнего магистра Ордена Готарда Кетлера, вассала польского короля, являлось фактически дворянской республикой. По «Привилегии Готарда» 1570 г. ленные владения помещиков превратились в наследственную собственность. Власть дворянства в стране была закреплена в составленном в 1617 г. основном законе Курляндского герцогства — так называемой «Формуле правления». Высший орган сословного представительства местного немецкого дворянства — ландтаг стал надежным средством для обеспечения его обширных прав и привилегий как в управлении страной, так и в отношении крестьян.

В Курляндском герцогстве в первой половине XVII в. продолжало увеличиваться производство товарного хлеба, экспортируемого в Западную Европу. Расширение в связи с этим барской запашки обусловливало и в дальнейшем рост барщины и усиление закрепощения крестьян. По «Курляндскому статуту» 1617 г. крестьяне были признаны собственностью дворян, так же как скот и другое имущество. Судебная власть над крестьянами обеспечила помещикам неограниченные возможности для эксплуатации подневольного крепостного населения.

Развитие ремесла, которое сосредоточивалось главным образом в сельских местностях, шло все время весьма медленными темпами. В конце XVI в. в Курляндии стали появляться крепостные мануфактуры. Одной из более значительных среди них был основанный герцогом железоделательный завод, на котором отливали также пушки и ковали гвозди. Слабое развитие городов как ремесленных и торговых центров налагало сильный отпечаток на экономическую и политическую жизнь страны. Столицей герцогства стал новый город Елгава (Митава).

Рига. Гравюра 1550 г.
Рига. Гравюра 1550 г.

С 1600 г. Прибалтика превратилась опять в арену активных военных действий между Речью Посполиюй и Швецией. Они продолжались с перерывами около четверти века. По Альтмаркскому перемирию Швеция удержала свои завоевания в Задвинском герцогстве и город Ригу. Таким образом, вся материковая часть Эстонии и западная часть латышских земель из Задвинскою герцогства вошли в состав шведской провинции. Юго-восточная часть польских владений, расположенных к северу от Даугавы, осталась под властью Речи Посполитой.

Захваченная шведами часть Прибалтики продолжала служить плацдармом против Русского государства и источником извлечения средств для проводимой Швецией дорогостоящей внешней политики. Швеция получала из своих прибалтийских владений огромные доходы. Были введены новые налоги и пошлины, стационная подать с крестьян, лиценция (таможенная пошлина) и др. Эти налоги, собиравшиеся главным образом в виде натуральных податей, дали такие значительные доходы, что в конце вена Лифляндию стали называть житницей Швеции.

Швеция опиралась в Прибалтике на местных помещиков. В то же время в период правления Густава II Адольфа (1611—1632) и его дочери Кристины (1632—1654) крупные государственные земельные участки в Прибалтике были розданы шведским дворянам и магнатам. Всё это приводило к усилению феодальной эксплуатации латышских и эстонских крестьян.

Благодаря поддержке Шведского государства немецкому дворянству в прибалтийских провинциях удалось добиться создания своей сословной организации. Подвластные Швеции Эстляндская и Лифляндская провинции, а также провинция Сааремаа имели каждая свой особый ландтаг в качестве высшего органа местного самоуправления с широкой компетенцией. Право голоса на ландтагах принадлежало только владельцам «рыцарских» — дворянских имений, а также некоторым городам в Лифляндии. В руках немецкого дворянства оставались все органы местного самоуправления и почти полностью административный и судебный аппарат. Представителями королевской власти были шведские генерал-губернаторы и губернаторы провинций.

Установившиеся в Прибалтике порядки обеспечивали классовое господство местного немецкого дворянства и содействовали дальнейшему закрепощению эстонского и латышского крестьянства.

'Шведские ворота' на улице Торня в Риге. XVI в.
'Шведские ворота' на улице Торня в Риге. XVI в.

Большинство городов Прибалтики, перешедших под власть Швеции, продолжало в течение долгого времени оставаться в состоянии экономического упадка. Это было следствием ряда причин: длительных и опустошительных военных действий, господствовавшего феодально-крепостнического строя, обременительной как для внутренней, так и внешней торговли таможенной политики шведского правительства и т. д. Посредническая роль прибалтийских городов в торговле с Россией пришла в упадок в связи с крупными внешнеполитическими переменами в восточных землях бассейна Балтийского моря и, в частности, вследствие роста значения Северного морского пути.

Город Нарва, развившийся в период Ливонской войны в крупный торговый центр именно в связи с оживлённой русской торговлей, превратился в незначительный посёлок. Тарту, занимавший раньше видное место в транзитной торговле России, пришёл в полный упадок. Таллин, потерявший свою былую посредническую роль в торговле с Востоком, не сумел в течение долгого времени подняться до уровня, достигнутого в первой половине XVI в.

Культура

Сложное сплетение классовых и национальных противоречий в Прибалтике нашло своё выражение и в области культуры. Культура немецких феодалов и бюргерства складывалась и развивалась под сильным влиянием феодальной культуры Германии. В трудных условиях продолжала развиваться культура латышского и эстонского народов.

Новым явлением в области культуры в Прибалтике в XVI и начале XVII в. являлся некоторый подъём школьного образования в городах. Это было обусловлено потребностями в более грамотных людях для государственного аппарата и церкви. Известному оживлению в развитии школ способствовало также соперничество между католической и лютеранской церквами. Однако и в этот период школы в городах оставались немногочисленными и предназначались в основном для сыновей немецких феодалов и бюргеров. Многие из окончивших эти школы продолжали своё учение в университетах Германии, откуда возвращались юристами и теологами.

После окончательного укрепления своей власти в Прибалтике правительство Швеции приняло некоторые меры для поднятия здесь школьного образования. В ряде крупных городов открылись школы более высокого типа — гимназии. В 1632 г. был основан Тартуский университет. Общей целью этих мероприятий являлась подготовка настроенных в пользу Швеции чиновников и церковных служителей. Для крестьян доступ в эти школы был фактически закрыт. Тартуский университет в течение всего периода шведского господства не имел ни одного студента эстонской или латышской национальностей.

В обстановке острой борьбы между католиками и лютеранами появились первые печатные издания на эстонском и латышском языках. В 1535 г. вышла из печати первая книга на эстонском языке — лютеранский катехизис. Около 1560 г. появилось на латышском языке руководство по лютеранскому обряду богослужения. В середине 80-х годов XVI в. в связи с контрреформацией издаются католические богослужебные книги на латышском и эстонском языках. Первые печатные памятники на эстонском и латышском языках были изданы немецкими священниками в интересах насаждения среди местного коренного населения враждебной ему идеологии.

Из-за отсутствия местных типографий эти церковные книги были напечатаны за пределами Прибалтики. Первые типографии были основаны в Риге в 1588 г., в Тарту и Таллине — в 30-х годах XVII в. За границей, в Германии, были напечатаны и некоторые ливонские хроники того времени, ставшие популярными в связи с громадным интересом западноевропейских читателей к событиям Ливонской войны. Так, в 1558 г. вышла из печати и была вскоре переиздана хроника католического теолога Вреденбаха (1526—1587), выдержанная в строго католическом духе. В 1578 г. была опубликована хроника таллинского лютеранского пастора Руссова (1542—1600), написанная с позиций прибалтийского бюргерства. Апологетом последнего магистра Ордена Кулера выступил орденский чиновник Геннинг (1528—1589), выпустивший в свет свою хронику в 1578 г. Все эти хроники отражали интересы и взгляды разных прослоек чужеземных господ в Ливонии и являлись враждебными эстонскому и латышскому народам.

Оставаясь в стороне от этой культуры, угнетённые народы Прибалтики искали путей для своего творчества в создании устной литературы. В песнях, сказаниях, сказках, загадках, пословицах эстонского и латышского народов проявлялось их страстное стремление к освобождению из-под ига ненавистных феодальных захватчиков.

назад содержание далее

Автопрокатная компания RACE - компания №1 по прокату автомобилей в Украине.





Пользовательского поиска




Тысячу лет назад в африканском городе умели изготовлять стекло

В Турции найдено сверло возрастом 7,5 тыс. лет

Обнаружен древнейший артефакт Южной Америки

В Мехико нашли ацтекскую башню из черепов

В Перу обнаружены следы существовавшей 15 тыс. лет назад культуры

Культуру ацтеков показали в аутентичных ярких красках

Наскальные картины горы Дэл в Монголии

Древний город Тиуанако изучили с воздуха

Обнаружены «записи» о древней глобальной катастрофе

10 малоизвестных фактов о ледяной мумии Эци, возраст которой 5300 лет

Каменные головы ольмеков: какие тайны скрывают 17 скульптур древней цивилизации

В письменности инков могли быть зашифрованы не только цифры

В Мексике обнаружен двухтысячелетний дворец

Как был открыт самый большой буддийский храм Боробудур и почему его нижняя часть до сих пор не расчищена

Забытый подвиг: какой советский солдат стал прототипом памятника Воину-освободителю в Берлине

Люди проникли вглубь австралийского континента 50 тыс. лет назад

Неизвестные факты о гибели Помпеи

В пирамиде Кукулькана нашли ещё одну пирамиду

Кто построил комплекс Гёбекли-Тепе?

15 малоизвестных исторических фактов о Византийской империи, ставшей колыбелью современной Европы

История Руси: Что было до Рюрика?

15 мифов о Средневековье, которые все привыкли считать правдой
Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'