история







разделы




назад содержание далее

Разгром и капитуляция Германии

Заключительный этап боевых действий в Европе явил миру несравненную мощь Советских Вооруженных Сил. Ломая сопротивление главных сил врага, сосредоточенных на Востоке, советские войска неудержимо шли на Запад. Наступление советских армий дало возможность англо-американцам перейти к активным действиям. В середине марта их армии, насчитывавшие 80 полных дивизий, начали медленно продвигаться на Восток. Против англо-американцев оборонялись разрозненные немецкие части, эквивалентные 26 дивизиям. 23 марта союзники форсировали Рейн. Преодоление немецкой обороны, по словам историка 9-й американской армии, представляло собой больше инженерную, а не тактическую задачу. 5 апреля Ф. Рузвельт сообщал И. В. Сталину: «Я также полностью оцениваю ту роль, которую сыграла ваша армия, позволив вооруженным силам, находящимся под командованием Эйзенхауэра, форсировать Рейн». Дальнейшее продвижение англо-американцев в Германии ограничивали в основном возможности тыла и заторы на дорогах. Между тем, сдавая без сопротивления важнейшие районы Германии на Западе, гитлеровцы вели упорные бои на советско-германском фронте.

Соответственно распределялись и имевшиеся у Германии ресурсы: в феврале 1945 г. на Восточный фронт было направлено 1675 новых и отремонтированных танков и самоходных орудий, на Западный — 67. 26 февраля 1945 г. Рундштедт в письме Кейтелю писал: «Новых сил для Западного фронта я не получу. Что касается Восточного фронта, то я без единого слова возражения отдал все, что было возможно. Мне было обещано пополнение, но это последнее либо совсем не поступает, либо поступает в таком мизерном количестве, что оно не оказывает никакой действенной помощи фронту». За всем этим крылась политическая стратегия гитлеровского руководства в последние месяцы войны — сдавать территорию Германии на Западе и держать фронт на Востоке. В послании Рузвельту 7 апреля 1945 г, И. В. Сталин указывал: «Трудно согласиться с тем, что отсутствие сопротивления со стороны немцев на Западном фронте объясняется только лишь тем, что они оказались разбитыми. У немцев имеется на Восточном фронте 147 дивизий. Они могли бы без ущерба для своего дела снять с Восточного фронта 15—20 дивизий и перебросить их на помощь своим войскам на Западном фронте. Однако немцы этого не сделали и не делают. Они продолжают с остервенением драться с русскими за какую-то малоизвестную станцию Земляницу в Чехословакии, которая им столько же нужна, как мертвому припарки, но безо всякого сопротивления сдают такие важные города в центре Германии, как Оснабрюк, Мангейм, Кассель. Согласитесь, что такое поведение немцев является более чем странным и непонятным».

Весной 1945 г. Советская Армия, развивая наступление, несла свободу народам Европы. После разгрома немецко-фашистских войск в Будапеште, 13 февраля город был освобожден. Гитлеровцы попытались остановить советское наступление в районе озера Балатон силами 6-й танковой армии СС, переброшенной из Арденн. В марте 1945 г. эта вражеская группировка была наголову разбита. Советские войска нанесли новый удар, и 13 апреля столица Австрии Вена была очищена от гитлеровцев. В результате этих операций с февраля до середины апреля было завершено освобождение Венгрии, свободной стала большая часть Чехословакии, советские войска вступили в Австрию. От гитлеровцев была очищена Силезия, а на северном крыле фронта советские войска заняли Восточную Пруссию и Восточную Померанию. Дни фашистского режима были сочтены.

В последние недели войны гитлеровское руководство развивает активную деятельность, пытаясь договориться с западными державами. 23 апреля Геринг, который в то время был на юге Германии, направил Гитлеру в Берлин телеграмму, требуя, чтобы Гитлер сложил с себя полномочия главы государства и передал ему всю власть как «законному преемнику». По словам одного из присутствовавших при получении телеграммы, «это сообщение поразило фюрера как дубиной. Сначала он плакал, как ребенок, затем бушевал, как одержимый». Гитлер отдал приказ об аресте Геринга.

В эти же дни пытается вступить в переговоры с англо-американцами Гиммлер. Действуя через шведского посредника, он заявил, что Гитлер уже «политический мертвец», а цели переговоров сформулировал так: «Мы, немцы, должны признать себя побежденными западными державами, и я прошу вас передать это через шведское правительство генералу Эйзенхауэру с тем, чтобы нам всем избежать дальнейшего ненужного кровопролития, но это невозможно для нас, немцев, и особенно это невозможно для меня - капитулировать перед русскими, против них мы будем продолжать войну до тех пор, пока фронт западных союзников не придет на смену германскому фронту». Гитлер объявил Гиммлера «предателем» и снял со всех постов.

Однако сам Гитлер, забившийся в бункер под имперской канцелярией, действовал аналогичным образом. 21 апреля он утвердил приказ повернуть войска Западного фронта на 180 градусов и использовать их для защиты Берлина, невзирая на «сдачу англо-американцам большой территории». Этот приказ касался не только войск западнее Берлина, но был разослан решительно всем командующим, в том числе в Италии, Чехословакии и Австрии. Гитлер и его окружение стремились к сговору с западными державами против СССР.

В апреле 1945 г. в послании на имя Трумэна, ставшего президентом, Советское правительство, выразив «свое искреннее сочувствие американскому народу» в связи с кончиной Ф. Рузвельта, выразило уверенность, «что политика сотрудничества между великими державами, взявшими на себя основное бремя войны против общего врага, будет укрепляться и впредь».

Однако смерть Рузвельта в известной степени развязала руки американской реакции. Усилились позиции тех кругов, которые и раньше настаивали на проведении «жесткой» политики в отношении Советского Союза, Еще в декабре 1944 г. глава американской военной миссии в Москве генерал Дин писал Маршаллу: «Некоторые будут утверждать, что Красная Армия выиграла войну для нас. Я согласен с этим, за исключением двух последних слов... Я убежден, что нам следует занять более жесткую позицию». Новый государственный секретарь Бирнс обратил внимание Трумэна на атомное оружие, подготовка которого заканчивалась. Он заявил президенту: «Бомба может дать нам возможность продиктовать наши условия в конце войны». 20 апреля 1945 г. на совещании в Белом доме Трумэн заявил: «Я намереваюсь быть твердым в моих отношениях с Советским правительством».

Некоторые высокопоставленные чиновники госдепартамента и командования уже в это время начали говорить о Советском Союзе как о потенциальном противнике. Заместитель государственного секретаря Грю писал в меморандуме правительству: «Будущая война с Россией так же неизбежна, как сама реальность. Она может разразиться в ближайшие годы». Командующий ВВС США генерал Арнольд, требуя занятия баз на чужих территориях, указывал: «Нам нужны базы во всем мире с тем, чтобы мы могли поразить любую цель, которую нам прикажут достичь». Все эти материалы стали известны уже после окончания второй мировой войны, но первые признаки отхода правительства США от сотрудничества с СССР уже проскальзывали в буржуазной печати и радио. К ним жадно прислушивались Гитлер и Геббельс. Когда стало известно о смерти Рузвельта, Геббельс, после совещания с Гитлером, восклицал в экстазе: «Вот поворотный пункт. Это напоминает смерть царицы во время Семилетней войны». Доверенным астрологам было поручено составить Гитлеру гороскоп. Астрологи предсказали победу. Гитлер приказал германским войскам по обоим берегам Эльбы отойти к Берлину, чтобы облегчить «столкновение» советских и американских армий.

Влиятельные силы в правящих кругах США, Черчилль в Англии стояли за то, чтобы продвинуться максимально на Восток, занять Берлин и Прагу силами англо-американцев. Верховный штаб союзных войск Эйзенхауэра был завален телеграммами, рекомендовавшими действовать таким образом. Но стратеги Вашингтона и Лондона не видели реальной военной обстановки. Эйзенхауэр неоднократно объяснял это правительствам США и Великобритании. Когда же с предложением продвинуться к Берлину к нему обратился командующий американской армией генерал Симпсон, патрули которого вышли на Эльбу, Эйзенхауэр также высказался против. В телеграмме военному министру США он указал: готовиться к немедленным действиям против Берлина «было бы глупо ввиду относительного положения русских и нас... Верно то, что мы захватили небольшой плацдарм за Эльбой, но следует помнить, что на эту реку вышли только передовые наши части, основные силы находятся позади». Американские штабы, оценивая возможные потери при продвижении к Берлину, считали, что они достигнут 100 тыс. человек.

25 апреля 1945 г. части 1-го Украинского фронта соединились с американскими войсками на Эльбе, у небольшого города Торгау. Встреча советских и американских солдат вылилась в демонстрацию боевого содружества СССР и США. А гитлеровские главари даже в последние свои часы, обложенные советскими войсками в развалинах Берлина, не теряли надежд на раскол в лагере антифашистской коалиции. Гитлер ухватился за ложное сообщение о том, что при соединении советских и американских войск якобы произошли инциденты. «Вот яркий пример отсутствия единства среди наших врагов, — повторял он. — Разве невозможно, что каждый день, нет, каждый час может разразиться война между большевиками и англосаксонскими державами?» Сами по себе высказывания бесноватого фюрера носили бредовый характер, но они приобретают мрачный смысл, если вспомнить указание Черчилля Монтгомери, отданное в эти дни. Британский премьер предписал ему: «Тщательно собирать германское оружие и складывать его, чтобы его можно было бы снова раздать германским солдатам, с которыми нам пришлось бы сотрудничать, если бы советское наступление продолжалось». Указание Черчилля отражало сокровенные замыслы международной реакции, в том числе американской.

Черчилль настаивал на том, чтобы англо-американские армии продвинулись максимально на Восток. Еще 7 апреля 1945 г. он инструктирует британское командование. «Если мы форсируем Эльбу или продвинемся к Берлину или на линию между Берлином и Прибалтикой, которая находится в русской зоне, мы не должны отказываться от этого и не должны рассматривать этот вопрос как чисто военный. Это государственный вопрос... Я придаю этому огромное значение».

Проблема, стоявшая перед США, по словам Трумэна, сводилась к следующему; «После поражения Германии все еще оставалась Япония. Для победы над Японией следовало перебросить много солдат из Европы на Тихий океан. Конечно, я соглашался с Черчиллем, что желательно занять крупные города Европы — Берлин, Прагу и Вену. Однако оставалось фактом, что эти города, так же как и страны Восточной Европы, находились под контролем русских. Русские занимали сильные позиции». Не менее важное значение имел и мощный подъем демократических сил в мире в связи с победоносным окончанием войны против гитлеровской Германии.

Днем 30 апреля, когда советские солдаты в Берлине приближались к имперской канцелярии, Гитлер покончил жизнь самоубийством. Его приближенные вытащили труп негодяя во двор, облили бензином и сожгли. По завещанию Гитлера, власть переходила к «правительству» Де-ница в Фленсбурге, имперским канцлером был назначен Геббельс. В то время как Дениц послал уполномоченных к западным союзникам, пытаясь заключить мир с ними на антисоветской основе, Геббельс предпринял безнадежный маневр. В ночь на 1 мая на командный пункт генерал-полковника Чуйкова прибыли германские представители во главе с начальником германского генштаба генералом Кребсом. Сообщив о самоубийстве Гитлера, Кребс передал обращение Геббельса и Бормана на имя И. В. Сталина. Нацистские главари предлагали временно прекратить боевые действия в Берлине с тем, чтобы «получить возможность создать базу для ведения мирных переговоров между Германией и Советским Союзом, народы которых понесли наибольшие жертвы в этой войне». Перед отправкой этой делегации Геббельс заявил: «Мы хотим обратиться по радио к маршалу Сталину, чтобы он первый узнал о создании нового правительства Германии». Германским представителям в советском штабе было указано, что речь может идти только о безоговорочной капитуляции Германии перед всеми союзными державами. Планы Геббельса вызвать раскол среди союзников рухнули, он покончил с собой. 2 мая германский гарнизон в Берлине капитулировал.

По-иному подошли к капитуляции германских войск США и Англия. В обращении по радио Дениц заявил: «Против англичан и американцев я вынужден вести борьбу, поскольку они препятствуют моей борьбе с большевиками». Межсоюзнические соглашения предусматривали капитуляцию германских войск перед тем союзником, с которым они вели боевые действия. В нарушение этих соглашений англо-американское командование, в первую очередь Монтгомери, разрешило переход своих линий германским солдатам и офицерам, бежавшим от Советской Армии.(Гитлеровцы по достоинству оценили действия англо-американ-цев. Эсэсовский генерал Мейер, оказавшийся в лагере для военнопленных, переговорив со своими единомышленниками, заявил представителям союзного командования: «Мы все согласны с тем, что прежде всего нужно уделить внимание восточной угрозе, которая, на мой взгляд, включает не только Россию, но и Японию. Я прошу разрешения сформировать эсэсовскую дивизию в 23 тыс. человек из немецких военнопленных. Назовем ее «Дивизия СС—Европа», вооружим немецким оружием. Мне нетрудно собрать этих людей для борьбы против Востока. Мы показали бы вам, как могут воевать немцы». ) Более того, по негласному разрешению Монтгомери с побережья Балтийского моря в английскую зону оккупации было вывезено свыше 2 млн. человек. 7 мая в Реймсе был подписан предварительный протокол капитуляции германских вооруженных сил перед представителями командования США, Англии и СССР. 8 мая в предместье Берлина — Карлсхорте Кейтель перед лицом представителей командования СССР, США, Англии и Франции подписал окончательный акт о безоговорочной капитуляции Германии. Война в Европе окончилась.

назад содержание далее




Пользовательского поиска


Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'