история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

А. И. Шкурко. Вопросы музеефикации памятников Куликовской битвы

600-летие Куликовской битвы было отмечено открытием ряда экспозиций и выставок. Центральным событием стало создание музея "Куликовская битва" (филиал Тульского областного краеведческого музея) на месте исторического сражения. Юбилейные исторические и художественные выставки открылись в Государственном Историческом музее, Третьяковской галерее, Музее истории и реконструкции Москвы, Музее им. Андрея Рублева, в Тульском областном художественном музее и с. Монастырщина на Куликовом поле, в Рязанском государственном музее-заповеднике1. Ряд книжных выставок организовали центральные библиотеки. Впервые был выявлен и представлен для показа почти весь круг исторических, литературных, художественных и архитектурных памятников, связанных с Куликовской битвой.

На Куликовом поле осуществлена большая, комплексная программа работ по реставрации и музеефикации памятников архитектуры, благоустройству самого памятного места. Проведена полная реставрация замечательного храма-памятника, созданного А. В. Щусевым на Красном холме, и церкви с. Монастырщина (автор проектов реставрации О. В. Череватая) рядом с предполагаемыми могилами русских воинов. Благоустроен сам Красный холм, реставрирован памятник Дмитрию Донскому, сооружены смотровая площадка, центральная аллея и система пешеходных дорожек. Завершена первая очередь строительства туристического комплекса между мемориалом и д. Ивановка2.

Куликово поле стало полноценным объектом музейного значения, способным эффективно служить патриотическому воспитанию и пропаганде исторических знаний. Музей "Куликовская битва" - первый и значительный шаг в создании на Поле стройной системы музеефицированных объектов и экскурсионных маршрутов. Его экспозиция в мемориальном храме-памятнике на Красном холме. При существующем маршруте движения выполняет роль исторического введения к осмотру всего комплекса памятников и памятных мест Куликова поля.

Создание экспозиции музея и выставки в Историческом музее, целиком посвященных Куликовской битве, осуществлено впервые в музейной практике и потребовало ряда конкретных методических решений, которые, на наш взгляд, представляют интерес и для других исторических и краеведческих музеев.

Целевая установка, тематическая структура и узловые вопросы содержания экспозиций определялись авторами в соответствии с современной трактовкой Куликовской битвы и ее исторического значения в обобщающих трудах советских историков3. При формулировании идейного замысла ставились четыре основные задачи:

  • рассказать о Куликовской победе как кульминационном переломном моменте в длительной борьбе Руси с монголо-татарскими завоевателями, наступившем в результате общего подъема русских земель и объединения их вокруг Москвы;
  • показать высокий моральный и боевой дух русских воинов, воодушевленных всенародным и освободительным характером битвы, полководческое искусство Дмитрия Донского и его воевод, достаточно высокий уровень военного дела на Руси XIV-XV вв.;
  • отразить историческое и международное значение Куликовской победы (представляя оценки современников, зарубежные отклики, непосредственные последствия разгрома Мамаевой Орды) в связи с общеисторическим значением для судеб Европы борьбы Руси с ордынской агрессией и образованием единого Русского государства;
  • раскрыть место и значение куликовской темы в формировании исторического и патриотического самосознания русского и советского народа, в отечественной культуре4.

Конкретное тематико-экспозиционное решение музея "Куликовская битва" было выполнено с учетом архитектурно-пространственной структуры храма-памятника, включающей наряду с традиционными трапезной, четвериком и алтарем две боковые башни небольшой площади (илл. 1). Экспозицию необходимо было соотнести с планировкой и размерами помещений, "вписать" в памятник, максимально сохраняя его архитектурный интерьер. В результате сформировалось следующее экспозиционное решение (авторы О. В. Васильева, Е. Г. Горохова, М. В. Фехнер, А. И. Шкурко).

Илл. 1. Храм-памятник Сергия Радонежского (1913-1919 гг., арх. А. В. Щусев)
Илл. 1. Храм-памятник Сергия Радонежского (1913-1919 гг., арх. А. В. Щусев)

В северной башне представлена тема "Древнерусское государство накануне и в период монголо-татарского нашествия". В связи с небольшими размерами помещения и вводным характером темы она раскрывается весьма лаконично. Отобраны наиболее типичные и показательные памятники, отражающие высокий уровень древнерусской литературы, архитектуры, прикладного искусства, преимущественно связанные происхождением с Северо-Восточной Русью (илл. 4). Затем показаны Батыево нашествие с его разрушительными последствиями, героическая борьба Руси с иноземными захватчиками, включая защиту западных рубежей от немецких и шведских феодалов.

Экспозиция в южной башне раскрывает тему "Русские земли накануне Куликовской битвы", показывая подъем экономики, политическое объединение северо-восточных земель, освободительное движение, начало активной военной политики Москвы в отношениях с Ордой при князе Дмитрии Ивановиче с "генеральной репетицией> Куликовской битвы - сражением на Воже.

Основной объем храма, естественно, заняли экспонаты, посвященные самой Куликовской битве и ее историческому значению (илл. 2, 5). В алтарной части разместился завершающий раздел экспозиции, который отражает значение Куликовской победы для формирования исторического и патриотического сознания народа.

Илл. 2. Музей 'Куликовская битва'. Общее решение экспозиции в центральном объеме храма-памятника Сергия Радонежского
Илл. 2. Музей 'Куликовская битва'. Общее решение экспозиции в центральном объеме храма-памятника Сергия Радонежского

Построение обеих экспозиций - на Куликовом поле и в Историческом музее - выявило особую важность для данной темы максимального привлечения и комплексного использования всего круга имеющихся источников: письменных, изобразительных, вещественных, материалов подлинных и научно-вспомогательных с целью наиболее полного отражения как самих исторических событий, так и предметно-образной характеристики эпохи. Такой подход был обусловлен и малочисленностью памятников XIV-XV вв., тем более непосредственно связанных с Куликовской битвой и имеющих экспозиционный характер.

Для показа подготовки и хода самой битвы, оценки ее значения необходимо было привлечь летописный материал, и прежде всего литературные памятники Куликовского цикла. Трудность при этом состояла не в отборе памятников, а в способе их экспонирования. Известно, что письменные источники (тем более древние) вообще плохо "читаются" в музейной экспозиции, но они к тому же и не могут экспонироваться по условиям сохранности. Поэтому, с одной стороны, было отдано предпочтение лицевым рукописям и использованию миниатюры как самостоятельного источника, а с другой - проведена большая работа по копированию и муляжированию памятников. Достаточно сказать, что группой художников было выполнено 109 документальных копий миниатюр и около 20 муляжей книг с высокой степенью достоверности в передаче оригинала. В экспозициях представлены летописные своды и сборники, различные списки "Летописной повести", "Задонщины" и "Сказания о Мамаевом побоище", хронографы и летописцы, произведения житийной литературы. Миниатюры были отобраны преимущественно из Лицевого летописного свода XVI в. и двух списков "Сказания... середины XVII и начала XVIII вв. из собрания ГИМ как наиболее представительных и взаимодополняющих друг друга в передаче эпизодов и деталей сражения, а также характеристике отношения самих миниатюристов к событиям5.

Однако как ни информативен (а для миниатюры и аттрактивен) рукописный материал, характеристика и образное представление о военных действиях, тем более таких, как Куликовская битва, невозможны без экспонирования вооружения. При решении этого вопроса трудность состояла не только в малочисленности сохранившихся предметов XIV в., но и в том, что они представляют собой в основном отдельные, частью неполные предметы вооружения, происходящие из археологических раскопок или случайных находок6. В связи с этим были выполнены научная реконструкция и изготовление комплексов вооружения XIV в., типичных для русского и ордынского войск7. В процессе этой работы решались и чисто технологические проблемы - воссоздание конструктивных и технических приемов прошлого, выбор соответствующих современных материалов и способов обработки. Такая работа выполнена в музейной практике впервые. Кроме того, учитывалась также необходимость отразить социальный состав русского войска. Представленные доспехи княжеского дружинника и ратника городского ополчения в сочетании с Новгородским хронографом XVII в., раскрытом на известном упоминании в тексте "Сказания" имен простых москвичей - участников битвы, позволили музейными средствами показать всенародный состав войска Дмитрия Донского.

Рядом и даже в составе реконструированных наборов экспонированы подлинные образцы вооружения XIII-XIV вв. из археологических раскопок, случайных находок и старых коллекций. Насыщение экспозиции этим материалом в темах Батыева нашествия, героической борьбы Руси с иноземными захватчиками, решающих побед на Воже и Куликовом поле, на Угре в 1480 г. необходимо и для эмоционально-образного восприятия всего экспозиционного решения.

Особое значение имеют при этом те немногие реликвии, которые найдены в разные годы на Куликовом поле. И. Афремов, С. Нечаев, Е. Луцкий, В. Н. Ашурков упоминают о многочисленных находках древнего оружия при распашке Куликова поля в XIX - 30-х годах XX в.8 К сожалению, количество находок, их местонахождение, а главное, датировка неизвестны. Единственная публикация С. Нечаева показывает, что далеко не все находки относятся ко времени Куликовской битвы. Из 8 воспроизведенных в статье предметов к XIV в. можно отнести только 2 крестика и 1 энколпион (определение М. В. Фехнер)9.

В собрании Тульского областного краеведческого музея сохранилось 5 крестов и энколпионов, которые не идентифицируются с опубликованными С. Нечаевым и могут датироваться XIV в.10 3 из них представлены в экспозиции музея "Куликовская битва" (илл. 3). Правда, только один из них отмечен как происходящий с Куликова поля, остальные, по преданию, связываются с коллекцией А. В. Олсуфьева, владевшего землями на Поле11.

Илл. 3. Музей 'Куликовская битва'. Витрина с реликвиями с Куликова поля
Илл. 3. Музей 'Куликовская битва'. Витрина с реликвиями с Куликова поля

На Куликовом поле найдены кольчуга, экспонировавшаяся на выставке в ГИМ, и в последние годы - наконечники 2 копий и 1 сулицы (илл. 3, в центре)12. Третий наконечник копья найден у д. Липовка за Красивой Мечей и может только предположительно связываться с районом преследования ордынцев (илл. 3, слева). Все они относятся к XIV в.13

Остальные известные находки относятся или к домонгольскому периоду, или ко времени сражения с отрядами крымских татар Имин-Гирея в 1542 г.14 Тем не менее перечисленные выше предметы представляют важный аргумент в пользу традиционной локализации Куликовской битвы и имеют совершенно исключительное музейно-реликвийное значение15.

Археологические материалы широко использованы также в экспозициях при показе русской материальной культуры, архитектуры и искусства XII-XIV вв. Это строительные и архитектурные детали, предметы быта и прикладного искусства из раскопок Старой Рязани, Владимира, Изяславля, демонстрирующие высокий уровень домонгольской культуры и разрушительные последствия Батыева нашествия (илл. 4). Основные типы сельскохозяйственных орудий, изделия и орудия ремесленного производства, прежде всего кузнечного и оружейного, остатки оборонительных сооружений из раскопок в городах Северо-Восточной Руси и Новгороде предметно показывают подъем экономики накануне Куликовской битвы. Миниатюры, картографический и литературный материал дополняет здесь основной комплекс экспонатов16.

Илл. 4. Экспозиция музея 'Куликовская битва' в северной башне храма-памятника
Илл. 4. Экспозиция музея 'Куликовская битва' в северной башне храма-памятника

Существенное место в ряде разделов экспозиции занял нумизматический материал. Серебряные гривны русского "выхода" и золотоордынские монеты XIII-XIV вв. из того же серебра в сочетании с драгоценностями из Симферопольского клада ордынского феодала, а также находками изделий русских ремесленников в Орде образуют комплекс предметов, отражающих грабительскую сущность установленного на Руси ига, паразитический характер самого золотоордынского государства.

Возрождение чеканки русской монеты в последней четверти XIV в. представлено в двух аспектах. В комплексе с последующими выпусками великокняжеской и удельной монеты - для показа формирования национальной и общероссийской денежной системы в XV-XVI вв. как одного из проявлений воздействия Куликовской победы на ускорение процесса политической консолидации Руси. Нумизматический материал при этом объединяется в тематический комплекс с памятниками московского и общерусского летописания конца XV-XVI вв., Лицевым летописным сводом, Никоновской летописью, Степенной книгой и; рядом других письменных источников XVI в., в которых с позиций феодальной историографии оценивается борьба Дмитрия с Ордой и победа над Мамаем как один из узловых моментов в создании единого Русского государства17.

Второй аспект использования русских монет связан со сложной задачей отражения в экспозиции общерусского характера войска Дмитрия Донского. Перечень земель и городов, направивших рати в объединенное войско, определяется исследователями на основании сопоставления известий ряда письменных источников, что затрудняет выполнение поставленной задачи18. Совокупность городов и земель, естественно, можно и нужно показать на карте, но карта, при всей документальности, маловыразительна19. Как бы дополнением к карте в музее на Куликовом поле явился огромный тканный полог (худ. Р. Тавасиев) с орнаментализированными эмблемами, заимствованными; с 11 выпусков монет русских княжеств и земель последней четверти XIV - 1-й половины XV в., участвовавших б той или иной мере в походе 1380 г.20

Привлекательность монетных эмблем для образно-художественной композиции определяется также разнообразием и характером сюжетов: это преимущественно изображения воинов (пеших и конных), фольклорно-мифологических персонажей. Все эти типизированные изображения близки по времени Куликовской битве. И в этой связи декоративный полог, развивающийся над фигурой Дмитрия и спускающийся к доспехам русских воинов, как бы символизирует стяги русского войска (илл. 2). Хотя древнейший подлинный стяг времени Казанского похода Ивана Грозного считается близким великокняжескому общевойсковому знамени Дмитрия Донского, нет оснований переносить его эмблематику на всю массу стягов отдельных отрядов объединенного войска21.

Наконец, комплекс разнотипных предметов (импортные ткани, художественный металл, икона "Балканский Георгий", гравюры зарубежных городов, карта Дженкинсона), отражающий внешнеполитические, в первую очередь торговые, связи Руси XIV-XVI вв., образует предметную и смысловую основу для восприятия оценок международного значения Куликовской победы в сообщениях немецких хронистов, в известных словах автора "Задонщины".

Опыт создания музея "Куликовская битва" интересен в чисто-музееведческом плане также как попытка построения полноценной исторической экспозиции преимущественно на копийном и типовом материале. Ранее это положение получило подтверждение при создании ряда литературных и мемориальных музеев. Существенное значение при этом имеет достаточно узкая тематика, что позволило воспроизвести в экспозиции основной круг источников и решить тему в монографическом плане. Должно быть обеспечено высокое качество копирования и муляжирования, умелое введение типичных для данной эпохи предметов, а также научных реконструкций, приобретающих значение первоисточника. Этим, естественно, не снимается необходимость представить подлинники, пускай немногочисленные, но весьма значимые, занимающие центральное место в структуре экспозиции (в частности, реликвии с Куликова поля).

Важное значение в такой экспозиции приобретают художественные произведения. В сенях музея "Куликовская битва" посетителя встречает композиция из 4 картин ленинградских художников А. Репина, В. Сухова, И. Уралова и Н. Фомина: "Смерть на жатве", "Набег ордынцев", "Русское войско перед битвой", "У стен Кремля"22. В четверике - центре всей экспозиции - возвышается скульптура Дмитрия Донского (скульптор О. Комов), символизирующая непобедимую мощь воина-защитника "всей земли Русской", а висящие за ней большие (2X1,5 м) палехские панно как бы развертывают этот образ в историческом плане: строительство Московского Кремля и сбор всенародного ополчения (художники Н. Богачева и Н. Малинкин) (илл. 2). В завершающем разделе, подчеркивая линию преемственности патриотических и боевых традиций эпохи Куликовской победы, сверкают 2 витража (скульптор М. Тараев), в декоративной композиции сопоставляющие победоносное оружие 1380 и 1945 гг. Художественными произведениями являются и оригинальные тканые карты (худ. Э. Кричевцев), и декоративные войлочные "кибитки" (илл. 4, 5), и, конечно, круглый барельеф "Кремлевский град" скульптора А. Королюка.

Илл. 5. Экспозиция музея 'Куликовская битва' в трапезной
Илл. 5. Экспозиция музея 'Куликовская битва' в трапезной

В экспозиции музея применены и такие современные технические средства, как голография - для воспроизведения драгоценностей из древнерусских кладов (илл. 4, справа внизу), и электронная техника - для создания рельефной динамической звуко-световой карты Куликовской битвы (илл. 5). Использованы также музыкальные записи.

Естественно, что соединение в своеобразной архитектуре храма Сергия Радонежского столь разнотипных и разнообразных экспонатов, художественных произведений и технических средств требовало хорошо продуманного, единого художественного решения, обеспечивающего не только образно-стилевое единство оформления, и оборудования экспозиции, выразительность "подачи" экспонатов, но и образное раскрытие идейно-тематического содержания экспозиции, передачу духа эпохи. Группе музейных художников и конструкторов под руководством главного художника Ленинградской организации Худфонда РСФСР Я. Н. Грачева удалось в итоге большой творческой работы успешно решить эту сложную задачу. Хотелось бы подчеркнуть высокую культуру оформления экспозиции, бережное и исключительно уважительное отношение к каждому экспонату.

Работа над последним разделом экспозиции показала, что далеко еще не все произведения литературы, искусства, документальные памятники, научные труды и материальные объекты, так или иначе отражающие куликовскую тему в культурной и исторической традиции XVII-XX вв., выявлены, исследованы и использованы в музейной практике. Между тем только вся совокупность откликов на это выдающееся событие может раскрыть подлинное его значение в истории и культуре нашей Родины.

Среди наиболее интересных и ценных экспонатов, выявленных в фондах ГИМ в ходе подготовки к 600-летию Куликовской битвы, отметим прорись иконы 2-й половины XVII в., посвященной основанию Дмитрием Донским Николо-Угрешского монастыря. Это второй случай отражения куликовской темы в иконописи после ярославской иконы "Сергий Радонежский с житием"23.

Исключительно ценной находкой оказался огромный настенный акварельный лист, посвященный Мамаеву побоищу. Обнаружение затем в Городецком музее второго аналогичного, но подписанного листа позволило установить дату и авторство обоих произведений народного творчества24. Помещенный в экспозиции, этот лист дает возможность прочитать полный текст "Сказания о Мамаевом побоище" в редакции "Синопсиса", проиллюстрированный по основным эпизодам занимательными рисунками. В целом изображение выполнено в стиле народной картинки XVIII-XIX вв., но сохраняет многие сюжетно-композиционные параллели с более ранними лицевыми рукописями того же памятника.

Среди материалов советского периода нельзя не отметить охранную грамоту Наркомпроса РСФСР от 31 октября 1918 г. (ГИМ, ОПИ, ф. 54, д. 69, л. 425) на храм-памятник на Красном холме. Это еще один факт активной реализации ленинской политики охраны памятников истории и культуры уже в первые годы Советской власти: "Сим удостоверяется, что Храм-памятник на Куликовом поле Епифанского уезда Тульской губ., находящийся в ведении Сергиевской женской общины на Куликовом поле, заключающий в себе собрание ценных художественно-исторических предметов, состоит под охраной Всероссийской Коллегии по делам музеев и охране памятников искусства и старины Народного комиссариата по просвещению, реквизиции не подлежит, равно как и имеющиеся там предметы не могут быть вывезены без ведома означенной Коллегии".

Для периода Великой Отечественной войны, особенно важного для показа действенной преемственности боевых традиций Куликовской эпохи, выявлен ряд плакатов 1942 г., открыток, листовок, научно-популярных брошюр. Среди них замечательное "Окно ТАСС" № 532 художника П. Соколова-Скаля со стихами Д. Бедного и брошюра "Наши великие предки" на киргизском языке (Фрунзе, 1942)25.

Работа над экспозициями на Куликовом поле и в ГИМ, создание художественных выставок в Третьяковской галерее, в Туле иве. Монастырщина выявили огромный комплекс материалов XVIII-XX вв., показывающий, какое значительное место заняла Куликовская тема в научной и художественной литературе, в изобразительном и прикладном искусстве, в музыке и театре. Этот комплекс существенно расширился материалами, отражающими подготовку и празднование 600-летия Куликовской битвы. Это многочисленные научные, популярные и художественные издания, произведения изобразительного и прикладного искусства, кино и телевидения, программы, афиши и приглашения научных конференций, заседаний, выставок и экспозиций, сувенирные и памятные издания и т. д.

Совершенно очевидно, что тема народной памяти о Куликовской битве в XVII-XX вв., значение этой традиции в формировании исторического и патриотического самосознания нашего народа заслуживает самостоятельного и широкого освещения. Она далеко выходит по масштабу за ограниченные рамки, которые удалось отвести ей в музее на Красном холме и на выставке в ГИМ. Представляется, что основной комплекс этих материалов достоин быть собранным и показанным в помещении церкви в с. Монастырщина после закрытия там временной художественной выставки и соответствующей научно-экспозиционной и художественной разработки экспозиции. При этом должна получить отражение и история изучения, меморации самого Куликова поля, охраны, реставрации и музеефикации его памятников.

Такая экспозиция в с. Монастырщина явилась бы заключительным идейным и структурным звеном в показе всей совокупности памятников Куликовской битвы и самого Поля, всех аспектов освещения значения одной из величайших освободительных битв в истории нашей Родины.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'