история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ АНГЛИЙСКИМ ОБВИНИТЕЛЕМ ЭЛВИНОМ ДЖОНСОМ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В ОТНОШЕНИИ ПОДСУДИМОГО РЕДЕРА

[Из стенограммы заседания Международного Военного Трибунала от 15 января 1946 г.]

Господа Судьи, моим долгом является представить Трибуналу доказательства, устанавливающие виновность создателя нацистского военно-морского флота, подсудимого Редера. Обвинения против него изложены в приложении «А» обвинительного заключения. Подсудимый Редер обвиняется в том, что он действительно содействовал и принимал участие в планировании нацистских агрессивных войн, в проведении этих планов и в руководстве, направлении и участии в нацистских военных преступлениях, особенно в военных преступлениях, совершенных при ведении морской войны.

Редер родился в 1876 году, с 1896 года он начал служить в германском военно-морском флоте, а в 1915 году он стал командиром крейсера «Кельн», в 1928 году он стал адмиралом, главой германского военно-морского флота. В 1935 году он стал главнокомандующим военно-морского флота. В 1936 году он стал генерал-адмиралом. Этот чин дал ему Гитлер в день своего 47-летия. В 1937 году ему была оказана высокая честь для нациста — он получил золотой значок нацистской партии. В 1938 году он стал членом тайного совета и в 1939 году — гросс-адмиралом — это ранг, который был введен Гитлером, вручившим Редеру маршальский жезл. В 1943 году он стал адмиралом-инспектором германского военно-морского флота, что было своего рода понижением, поскольку с января 1943 года Дениц стал командующим германским военно-морским флотом.

Я обращаю внимание Суда на документ С-156, который уже был представлен в качестве доказательства за номером США-41. Этот документ, как помнит Трибунал, представляет собой «Историю борьбы германского военно-морского флота против Версальского договора в период 1919—1935 гг.»; он был секретно опубликован германским адмиралтейством в 1937 году. Секретные меры вооружения распространялись от строительства опытной подводной лодки и эсминца до создания тайных разведывательных и финансовых организаций.

В документе С-156 говорится: «Главнокомандующий военно-морским флотом адмирал Редер добился полной независимости в построении и развитии военно-морского флота. Но строительству военно-морского флота препятствовал тот факт, что перевооружение должно было проводиться тайно для того, чтобы формально это не нарушало условий Версальского договора».

В документе С-141, США-47 Редер утверждает, что «Имея в виду обязательства, которые взяла на себя Германия согласно договору и конференции по разоружению, следует предпринять шаги для того, чтобы не показывать открыто появление первой полуфлотилии миноносцев, как соединения миноносцев, поскольку число этих миноносцев не должно входить в число, предусмотренное договором».

Следующий документ С-135 представляется в качестве доказательства ВБ-213. Из него вытекает, что еще в 1930 году вопрос о нападении на Польшу уже обсуждался в германских военных кругах. Этот документ представляет выдержку из истории подготовки войны и плана мобилизации. Этот документ был написан в 1938 году, в нем говорится:

«Поскольку по Версальскому договору все приготовления к мобилизации запрещаются, эти приготовления вначале должны проводиться ограниченным числом сотрудников и, кроме того, вначале они должны носить только теоретический характер. Тем не менее, в то время уже существовал «Приказ по организации», инструкция, явившаяся предшественницей теперешних мобилизационных планов.

Порядок организации и соответствующие инструкции были намечены на каждый А-год — кодовое наименование года проведения мобилизации.

Как уже было сказано, эту организацию того времени следовало воспринимать как чисто теоретическую организацию, поскольку она не имела положительной базы в виде людей и материальной части. Тем не менее она создавала ценную базу для создания военных организаций, что было нашей конечной целью».

Во втором абзаце говорится, что «кризис между Германией и Польшей, который постепенно обостряется, вынудил нас вместо того, чтобы делать теоретические приготовления к войне, готовиться уже практически к совершенно неизбежному германо-польскому конфликту.

Стратегическая идея быстрого захвата польской базы Гдыни была положена в основу, и действующий флот должен был быть подкреплен дополнительными силами для достижения этих стратегических целей. Все важные береговые и зенитные батареи, особенно в Пиллау и Свинемюнде, должны были быть захвачены». Так в 1930 году разрабатывался план увеличения вооруженных сил. Второй абзац гласит, что «Гитлер выразил совершенно ясное политическое требование о том, чтобы в течение 5 лет — к 1 апреля 1938 г. для него были созданы вооруженные силы, которые должны стать оружием политической власти».

В документе С-189, США-44 Редер сообщает Гитлеру в июне 1934 года, что германский флот должен увеличиваться с тем, чтобы противостоять Англии и что поэтому, начиная с 1936 года и впредь, большие суда должны быть вооружены тяжелыми орудиями, чтобы превзойти боевую технику британского корабля «Король Георг». Дальше, в последнем абзаце, имеется ссылка на требование Гитлера о том, чтобы строительство подводных лодок держалось в абсолютном секрете, особенно имея в виду Саарский плебисцит.

В ноябре 1934 года Редер имел дальнейшее совещание с Гитлером относительно финансирования военно-морских вооружений и в связи с этим Гитлер сказал ему, что в случае необходимости он попросит доктора Лея дать от 120 до 150 миллионов германских марок из «Трудового фронта» в распоряжение военно-морского флота.

Следующий документ, на который я хочу обратить внимание Трибунала, — это документ С-23, CШA-49, где сказано, что истинное водоизмещение некоторых германских линкоров превышает на 20 процентов водоизмещение, о котором сообщалось англичанам, и я утверждаю, что это является характерным для обманных методов, применявшихся Редером.

В документе С-166, США-48 содержится приказ о том, чтобы вспомогательные крейсеры, строящиеся секретно, назывались «транспортными судами».

Затем идет документ С-29, США-46, подписанный Редером. В нем говорится о том содействии, которое оказывалось со стороны германского флота германской промышленности вооружения, и показывается тесная связь нацистских политиканов, германского командного состава и германских военных промышленников. Документ С-156, представлявшийся под номером ВБ-214, является письмом Редера, адресованным командованию германского флота 11 июня 1940 г. Я процитирую некоторые выдержки:

«Основным предметом обсуждения среди офицеров является вопрос о торпедных действиях и проблема о том, предусматривалась ли в строительной программе до осени 1939 г. возможность начала войны еще в 1939 г. или следовало ли основные усилия направлять с самого начала на строительство подводных лодок.

Если в офицерских кругах высказывается мнение о том, что вся программа морского строительства была неправильной и что с самого начала следовало строить в основном подводные лодки, а лишь после этого перейти к строительству в основном крупных кораблей, то я должен подчеркнуть следующее:

Строительство флота проводилось на основании политических требований, установленных фюрером. До последнего момента фюрер надеялся избежать угрожавшего столкновения с Англией до 1944—1945 гг. В это время флот имел бы значительное превосходство в подводных лодках и гораздо более благоприятное положение в отношении всех других кораблей, в особенности тех, которые сконструированы для боев в открытом море.

Несмотря на политические ограничения периода Веймарской республики, была блестяще проведена далеко идущая подготовка к строитель-ству подводных лодок, которая сделала возможным чрезвычайно быстрое развитие подводного флота как в отношении личного состава, так и в отношении материальной части, немедленно после прихода к власти».

Трибунал видит, что в этом письме Редера нет и признака нежелания содействовать программе нацистов. Наоборот, доказательства показывают, что Редер приветствовал приход нацистов к власти и стал одним из основоположников их режима.

Обвинение утверждает, что Редер больше чем кто-либо другой несет ответственность за безусловную преданность немецкого флота нацистскому движению, преданность, которую Дениц еще более сделал прочной и фанатичной.

Это довольно ценное подытоживание заслуг Редера перед нацистским движением.

В предоставленном документе говорится:

«Следует отдать должное Редеру в том, что к тому времени флот уже стал мощной боевой силой, несмотря на ограничения Версаля. После прихода национал-социализма к власти начался самый плодотворный период строительства германского флота. Фюрер открыто выразил признательность Редеру за его преданную службу и полное сотрудничество тем, что 20 апреля 1936 г. назначил его генерал-адмиралом».

Редер действительно был членом узкого круга заговорщиков и должен разделять с другими заговорщиками ответственность за действия, которые привели к вторжению Германии в Польшу в 1939 году и к началу войны.

Я обращаю внимание Трибунала на документ ПС-386, за номером США-25 — это протокол совещания в кабинете Гитлера, в имперской канцелярии, 5 ноября 1937 г. относительно вопросов, которые, как было сказано, являлись слишком важными, чтобы их обсуждать в более широком составе имперского кабинета.

Второе совещание у Гитлера состоялось 23 мая 1939 г. Протокол этого совещания имеется в документе Л-79, идущем под номером США-27. Это было совещание, на котором Гитлер подтвердил свое намерение совершить при первой возможности нападение на Польшу, хорошо зная, что это приведет к всеобщей войне в Европе.

Это были два основных совещания. Редер также присутствовал на очень многих других совещаниях.

Трибунал уже хорошо знает об активном участии Редера в военном планировании и подготовке к польской кампании, и я не намереваюсь вновь повторять эти доказательства.

...После начала войны Редер показал, что он полностью овладел самым типичным приемом заговорщиков — обманом в широких масштабах. Трудно найти лучший пример для подтверждения этого, чем случай с пароходом «Атения».

Как Трибуналу известно, «Атения» была пассажирским пароходом, затопленным вечером 3 сентября 1939 г. на пути в Америку. При этом погибло около 100 человек.

23 октября 1939 г. газета нацистской партии «Фелькишер беобах-тер» опубликовала под огромным заголовком сообщение о том, что «Черчилль потопил «Атению». Ссылаюсь на документ ПС-3260.

Ввиду предумышленности этого сообщения «Фелькишер беобахтер» и для того, чтобы отдать должное морякам английского торгового флота, следует сказать, что вопреки утверждению этой нацистской газетенки, «Атения» несколько раз посылала по радио сигналы о помощи, которые были перехвачены и на которые ответил английский корабль «Электра», а также норвежский пароход «Кнут Нельсон» и яхта «Южный крест».

Я представляю Трибуналу доказательства о том, что капитан подводной лодки «У-30» старший лейтенант Лемм позднее погиб в бою, но некоторые другие члены команды «У-30», которые остались в живых и были взяты в плен, рассказали правду.

Я ссылаюсь на документ С-654 ВБ-219. Письменное показание гласит:

«Я, Адольф Швидт, торжественно заявляю следующее:

В первый день войны, 3 сентября 1939 г., пароход водоизмещением около 10 000 тонн был торпедирован поздно вечером подводной лодкой «У-30».

После того как этот пароход был торпедирован, и мы поднялись на поверхность, примерно через полчаса после взрыва, командир вызвал меня на мостик, чтобы показать торпедированный пароход. Я видел этот пароход своими глазами, но не думаю, чтобы наша лодка была в то время видна с парохода, учитывая свет луны. Только несколько членов команды имели возможность подняться на мостик и увидеть торпедированный пароход. Когда я увидел судно после торпедирования, помимо меня на мостике был старший лейтенант Гинш. Я видел, что судно погружалось в воду. До пуска торпеды не было сделано предупредительного выстрела. Я заметил, что на борту торпедированного судна было большое оживление. Мне кажется, что пароход имел лишь одну трубу. Сначала были выпущены одна или две торпеды, которые не взорвались, но после этого я слышал взрыв торпеды, которая попала в пароход. Старший лейтенант Лемм выждал наступления темноты перед тем, как подняться на поверхность.

14 сентября 1939 г. я был тяжело ранен во время налета авиации. Незадолго до того как 19 сентября 1939 г. я сошел на берег в Рейкьявике, старший лейтенант Лемм утром посетил меня в каюте для унтер-офицеров, где я лежал тяжело раненный. Старший лейтенант Лемм потребовал, чтобы из комнаты все вышли, для того чтобы остаться со мной наедине. После этого старший лейтенант Лемм показал мне письменное заявление о том, что я клянусь ничего не говорить относительно событий 3 сентября 1939 г., касающихся подводной лодки «У-30». До сегодняшнего дня я ни с кем не говорил об этих событиях. Ввиду окончания войны я считаю себя более не связанным клятвой».

Роль Деница в эпизоде с «Атенией» описывается в его письменном показании — документ Д-638, идущий под номером ВБ-220.

Подсудимый Дениц показал:

«Подводная лодка «У-30 вернулась на базу в середине сентября. Я встретился с командиром — старшим лейтенантом Леммом в Виль-гельмшейне, когда лодка входила в порт и он попросил разрешения поговорить со мной наедине. Я сразу заметил, что он выглядел очень огорченным. Он сразу сказал мне, что считает себя ответственным за потопление «Атении» в северном районе Ла-Манша.

Я приказал, чтобы в качестве предварительной меры этот инцидент остался втайне. Позднее, в тот же день или утром следующего дня, я получил устный приказ от капитана Фрика — начальника оперативного отдела военно-морского штаба о том: 1) чтобы этот инцидент держался в полном секрете, 2) верховное командование флота считает, что военный суд не необходим, так как оно уверено, что командир действовал с благими намерениями, 3) политическое объяснение инцидента берет на себя верховное командование флота.

Я не имел никакого отношения к политическим событиям, в ходе которых фюрер утверждал, что ни одна немецкая подводная лодка не потопила «Атению».

Редер в качестве главнокомандующего флотом должен считаться соучастником фальшивки, опубликованной в газете «Фелькишер беобахтер» 23 октября 1939 г.

Маскировка Редера, повидимому, не ограничивалась перекрашиванием кораблей и поднятием на них английского флага, как он это делал при нападении на Норвегию и Данию.

Участие Редера в обсуждении плана войны против России показано в документе С-170, США-136. Этот документ состоит из выдержек из официальных записей германского военно-морского штаба. Первая выдержка от 26 сентября 1940 г. показывает, что Редер убеждал Гитлера начать агрессию не на. суше, а вести агрессивную политику на Средиземном море, при этом, конечно, флот играл бы первостепенную роль.

В выдержке сказано:

«Главнокомандующий флотом на беседе у фюрера. Главнокомандующий флотом представляет фюреру свои соображения относительно существующего положения: Суэцкий канал должен быть захвачен... Через Суэц — наступление на Палестину и Сирию, затем Турция — в наших руках. Тогда русская проблема будет выглядеть по-иному. Россия в основном боится Германии. Вопрос о том, потребуются ли в таком случае действия против России с севера, является сомнительным».

Затем в записи от 14 ноября сказано:

«Главнокомандующий флотом на беседе у фюрера. Фюрер все еще склонен начать войну против России. Главнокомандующий флотом предлагает отложить это до того, пока не будет разгромлена Англия, ибо силы Германии сильно напряжены и конца войны не видно».

Затем в записи от 27 декабря 1940 г. сказано:

«Главнокомандующий военно-морским флотом серьезно возражает против проведения русской кампании до поражения Англии». Имеется запись от 18 февраля 1941 г.:

«Начальник морского оперативного штаба настаивает на оккупации Мальты даже до проведения плана «Барбаросса». Имеется следующая любопытная запись от 23 февраля:

«Указание верховного командования вооруженных сил о том, что захват Мальты предполагается провести осенью 1941 г. после проведения плана «Барбаросса».

Следующая запись от 19 марта 1941 г. указывает, что к марту 1941 г. Редер начал рассматривать вопрос о том, какие перспективы для флота представляла агрессия против России. Там говорится:

«В случае проведения плана «Барбаросса», главнокомандующий флотом считает, что оккупация Мурманска совершенно необходима для флота. Начальник верховного командования вооруженных сил считает, что с этим трудно согласиться».

А затем в записи от 6 июня говорится:

«Главнокомандующий флота на беседе у фюрера. Меморандум начальника военно-морского оперативного штаба. Замечания относительно стратегического положения в восточной части Средиземного моря после балканской кампании и оккупации Крита и дальнейшего ведения войны».

Несколькими фразами ниже говорится:

«Меморандум с внушительной ясностью указывает на решающие цели войны на Ближнем Востоке. Эти цели стали более осуществимы, благодаря успехам в районе Эгейского моря. В меморандуме подчеркивается, что данное благоприятное положение в наступательных целях должно быть использовано с максимальной быстротой и энергией до того, как Англия с помощью Соединенных Штатов вновь укрепит свои позиции на Ближнем Востоке. В меморандуме отмечается тот факт, что вскоре будет начата кампания против России, но содержится требование о том, что план «Барбаросса», который ввиду его огромных масштабов играет первоочередную роль в оперативных планах руководства вооруженных сил, не должен ни при каких обстоятельствах привести к прекращению или уменьшению военных действий в восточной части Средиземного моря».

После того как Гитлер принял решение напасть на Россию, Редер добивался того, чтобы флот принял активное участие в этой кампании. Первый морской оперативный план был против России особенно коварным. В записи от 15 июня 1941 г. говорится:

«По предложению начальника военно-морского оперативного штаба, немедленно разрешается использовать оружие против русских подводных лодок к югу от северной границы польского запрещенного района; следует стремиться к безжалостному уничтожению».

Подсудимый Кейтель дал характерный для него бесчестный повод к этим действиям. Это имеется в его письме (документ С-38, который представляется под номером ВБ-223). Это письмо Кейтеля датировано 15 июня 1941 г.

«Тема: Наступательные действия против подводных лодок противника в Балтийском море.

Верховному командованию военно-морских сил.

Дается разрешение на наступательные действия против подводных лодок к югу от линии Мемель — южная оконечность Эйланда, если при приближении германских военно-морских сил эти лодки не могут быть определены как шведские.

Если эти действия будут предприняты до начала военных действий, то следует сослаться на то, что наши морские силы считали, что они имели дело с проникшими в этот район английскими подводными лодками».

Этот документ был составлен 15 июня 1941 г., а вторжение в Россию началось лишь 22 июня 1941 г. Тем временем еще 16 марта 1941 г. Редер настаивал на том, чтобы Гитлер расширил масштабы мировой войны, убедив Японию захватить Сингапур. Это имеется в документе С-152, ВБ-122.

20 апреля 1941 г. Гитлер согласился с предложением Редера о том, чтобы побудить Японию предпринять наступательные действия против Сингапура.

В документе С-66, ВБ-81 говорится о том, что в то время фюрер был полон решимости произвести неожиданное нападение на Россию независимо от того, какова будет позиция России в отношении Германии.

В течение всей своей карьеры Редер полностью пренебрегал любыми международными правилами или обычаями ведения войны.

Сам Редер чрезвычайно ясно определил свою позицию в документе РОК-65 под номером ВБ-224. Этот документ представляет собой пространный меморандум, составленный Редером и германским морским штабом 15 октября 1939 г., то есть лишь через несколько недель после начала войны. Это меморандум по вопросу об усилении войны на море.

«В своей морской стратегии мы должны будем как можно быстрее использовать все военные средства, находящиеся в нашем распоряжении. Можно с уверенностью ожидать военных успехов в том случае, если мы будем нападать на английские морские коммуникации с полной безжалостностью. Конечная цель этих нападений заключается в том, чтобы прекратить всякий импорт и экспорт Великобритании. Интересы нейтральных стран следует учитывать постольку, поскольку это возможно без нанесения ущерба военным целям. Желательно проводить все принятые военные меры на базе существующего международного права. Однако меры, которые представляются необходимыми с военной точки зрения, должны быть проведены при условии, что они принесут желательный успех, даже если они не предусмотрены существующими нормами международного права».

И далее на следующей странице:

«Поэтому в принципе любые средства морской войны, которые будут способствовать тому, чтобы сломить сопротивление врага, должны быть использованы под любыми правовыми предлогами (какими именно, не указано), даже если это потребует создания нового кодекса морской войны».

«Верховный военный совет должен будет решить, какие меры военного и правового характера должны быть приняты. После того, как из военных соображений решено вести экономическую войну в самой безжалостной форме, это решение должно проводиться при всех обстоятельствах и ни при каких обстоятельствах такое решение о ведении самой безжалостной формы морской войны не может быть отвергнуто или отменено в силу политического нажима со стороны нейтральных держав. Это произошло во время первой мировой войны и нанесло нам ущерб. Все протесты нейтральных держав должны отклоняться. Далее угроза того, что другие страны, включая Соединенные Штаты, вступят в войну (чего с уверенностью можно ожидать, если война затянется), не должна привести к ослаблению установленных форм экономической войны. Чем более безжалостно будет вестись экономическая война, тем скорее мы добьемся результатов и тем скорее закончится война. Экономические последствия таких военных мер в отношении нашей собственной военной экономики должны быть учтены и компенсированы путем реорганизации германской военной экономики и изменения соглашений с нейтральными государствами. Если необходимо, с этой целью должен быть применен сильный политический и экономический нажим».

Документ С-27, БВ-225. Это протокол совещания Гитлера с Редером от 30 декабря 1939 г.

Во втором абзаце говорится:

«Начальник военно-морского штаба просит, чтобы морской штаб получил полную власть в деле принятия любых мер, требуемых положением и необходимых для ведения войны. Фюрер в принципе согласен с тем, чтобы без предупреждения топить греческие суда и суда нейтральных стран в тех частях американской запрещенной зоны, в отношении которых можно создать фикцию о минной опасности, как, например, в Бристольском заливе».

В то время греческие корабли были нейтральными, и это еще раз подтверждает тот факт, что Редер был человеком, лишенным всяких принципов. Это подстрекательство к преступлениям является типичным примером.

Директива от 30 декабря 1939 г. была издана верховным командованием вооруженных сил за подписью подсудимого Иодля — документ С-12, ВБ-226. Он гласит:

«30 декабря 1939 г., в соответствии с докладом главнокомандующего флотом, фюрер и верховный главнокомандующий вооруженными силами приняли следующее решение:

1) Греческие торговые суда в районе Англии, который объявлен запретной зоной, должны рассматриваться как суда противника.

2) В Бристольском заливе все судоходство может быть подвергнуто нападениям без предупреждения, когда можно создать впечатление, что произошел инцидент с минами.

Оба мероприятия вступают в силу немедленно».

Другой пример позиции германского флота под командованием Редера в отношении нейтрального судоходства можно найти в записи из дневника Иодля.

Председатель: Может быть вам следует зачитать пометку карандашом?

Джонс: Пометка карандашом на документе С-12 гласит: «Добавить к пункту (1) — следует производить нападение, не будучи видимым. В случае заявления протестов, следует опровергать утверждения о потоплении этих судов».

Запись Иодля от 16 июня 1942 г., документ ПС-1807, под номером ВБ-227. Эта выдержка из дневника Иодля, датированная 16 июня 1942 г., гласит:

«29 мая оперативный штаб флота просил разрешения совершать нападения на бразильские морские и военно-воздушные силы. Морской штаб считает, что в настоящий момент внезапный удар по бразильским военным и торговым судам является целесообразным:

а) потому, что меры по обороне все еще не закончены;

б) потому, что имеется возможность совершать нападения внезапно;

в) потому, что Бразилия фактически ведет морскую войну против Германии».

Война же между Германией и Бразилией началась лишь 22 августа 1942 г.

28 октября 1942 г., как показывает документ С-179, США-543, начальник оперативного отдела морского штаба передал морским офицерам приказ Гитлера от 18 октября 1942 г. относительно расстрела десантников. Этот документ датирован 28 октября 1942 г. и гласит:

«Прилагается приказ фюрера относительно уничтожения террористических и диверсионных частей. Этот приказ не должен распространяться в письменном виде командирами флотилий, частей и другими офицерами подобного ранга. После устной передачи младшим командирам, вышеуказанные офицеры должны передать этот приказ вышестоящему офицеру, который будет нести ответственность за уничтожение документа».

Ничто не показывает так ясно, как эти указания, что морское командование понимало, что это были преступные приказы.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'