история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

4. Усиление военно-экономического потенциала Японии

Япония была самой развитой в промышленном отношении страной Азии и одной из крупных империалистических держав. Однако по уровню экономики она уступала Соединенным Штатам и главным капиталистическим странам Западной Европы. Так, в 1939 г. национальный доход на душу населения составлял в США 554 доллара, Германии - 520, Великобритании - 468, Франции - 283, Италии - 140, а в Японии - только 93 доллара, или почти в шесть раз меньше, чем в США (Аридзава Хироми. Нихон-но сэйкацу суйдзюн (Жизненный уровень Японии). Токио, 1954, стр. 7.).

Японские правящие круги стремились преодолеть относительную слабость промышленной базы страны, увеличивая производственные мощности тех отраслей экономики, которые были непосредственно связаны с производством вооружения, и сокращая производство товаров потребления.

Курс милитаристской Японии на подготовку к «большой» войне привел к существенным сдвигам в промышленном производстве страны. Доля продукции тяжелой промышленности с 58 процентов в 1937 г. увеличилась до 72 процентов в 1940 г., а доля легкой - снизилась соответственно с 42 до 28 процентов («Кейдзай» («Экономика»), 1967, № 4, стр. 25.). Если общий объем промышленного производства с 1936 по 1941 г. увеличился в 2,5 раза, то объем производства электроэнергетической и газовой промышленности возрос в 3,7 раза, металлургии - в 2,9 раза, а машиностроения - в 5,3 раза (Нихон токэй нэнкан, 1950 (Статистический ежегодник Японии). Токио, 1951, стр. 136 - 140.).

Мощности электростанций в 1940 г. составляли 9,1 млн. квт-ч, в том числе гидроэлектростанций - 5,1 млн. квт-ч, а тепловых (включая дизельные) - 4 млн. квт-ч (Там же, стр. 160.). Производство электроэнергии на этих мощностях достигло 34,7 млрд. квт-ч (Там же, стр. 162.). Большой удельный вес гидроэлектростанций имел важное значение, так как обеспечивал страну электроэнергией независимо от ввоза слишком дефицитного топлива. Правительство Японии в 1940 г. разработало пятилетний план развития электроэнергетической промышленности, в соответствии с которым намечалось увеличить производственные мощности электростанций в два раза.

Потребление угля в стране в 1940 г. составляло 66,5 млн. тонн, из них 57,3 млн. тонн было добыто в самой Японии, а остальное - импортировано в основном из колоний и оккупированных стран (Дж. Коен. Военная экономика Японии, стр. 164, 175.). Ежегодные потребности нефти в 1939 - 1940 гг. составляли 5 млн. тонн. За счет внутренней добычи они покрывались не более чем на 10 процентов (Такусиро Xаттори. Япония в войне 1939 - 1945 гг., стр. 38.).

Выплавка чугуна в метрополии, колониях и оккупированных районах Китая в 1941 г. достигла 6 млн. тонн, из них собственно в Японии - 4,2 млн. тонн. Производство стали составляло 7,6 млн. тонн, из них 90 процентов приходилось на долю сталелитейных предприятий метрополии (Дж. Коен. Военная экономика Японии, стр. 127.). Для Японии этот объем производства стали был значительным, однако с расширением масштабов войны японская промышленность стала ощущать острую нехватку стали.

Производство алюминия в Японии в 1939 г. составляло 29,6 тыс. тонн. В 1941 г. выплавка алюминия увеличилась до 71,7 тыс. тонн (Там же, стр. 155.), тем не менее потребности военной промышленности далеко не удовлетворялись.

Машиностроение развивалось весьма высокими темпами, но неравномерно. Выпуск металлорежущих станков, который только в период с 1938 по 1941 г. в стоимостном выражении возрос в 5,6 раза (Подсчитано по: Нихон токэй нэнкан, 1950 (Статистический ежегодник Японии), стр. 138.), в 1941 г. составил 51 тыс. единиц (М. Лукьянова. Японские монополии во время второй мировой войны, стр. 109.). В конце 1941 г. Япония располагала парком металлорежущих станков в 689,2 тыс. единиц. Производство автомобилей в 1941 г. возросло почти на 14 процентов по сравнению с 1939 г. и составило 47,9 тыс. единиц (Там же, стр. 101.).

Японские правящие круги, форсируя рост машиностроения в интересах военного производства, сокращали выпуск продукции, обеспечивающей потребности населения (текстильного машиностроения и других). В результате этого, например, производство тканей уменьшилось с 6,4 млрд. кв. ярдов в 1937 г. до 2,5 млрд. кв. ярдов в 1941 г. ( Дж. Коен. Военная экономика Японии, стр. 354. Ярд - английская мера длины, равная 0,9144 метра.).

Усиленными темпами развивалась химическая промышленность. В 1940 г. производство 100-процентной серной кислоты составляло 2,4 млн. тонн. Особенно быстро увеличивалось производство пластмасс: в 1941 г. производство феноловых смол в денежном выражении увеличилось почти в 10 раз по сравнению с уровнем 1935 г. В 1941 г. было выпущено 51 тыс. тонн порохов и взрывчатых веществ (Подсчитано по: Нихон токэй нэнкан, 1950 (Статистический ежегодник Японии), стр. 139.).

Вместе с тем производство химических удобрений и другой продукции хозяйственного назначения сокращалось.

В обеспечении продуктами питания Япония в значительной степени зависела от импорта. Потребность в рисе, основном продукте питания, достигала 11,4-11,5 млн. тонн в год. Ежегодный же его сбор составлял 9,2 - 9,3 млн. тонн (Там же, стр. 178.). Сбор соевых бобов составлял 350-400 тыс. тонн, а потребность превышала 1 млн. тонн (Там же, стр. 179.). За счет своего урожая Япония удовлетворяла потребности лишь в пшенице, ячмене и овощах.

При относительно высоком уровне обрабатывающей промышленности в Японии очень слабо была развита добывающая. В 1941 г. Япония за счет колоний и захваченных территорий могла удовлетворить свои потребности в железной руде всего на 16,7 процента, в свинце - на 8,2 процента, в фосфоритах - на 12 процентов, в олове - на 28,8 процента, в цинке - на 38,9 процента, в поваренной соли - на 31,3 процента и совершенно не имела бокситов, никеля, натурального каучука, хлопка-сырца и многих других важнейших видов промышленного сырья.

Особую проблему составляло снабжение страны такими легирующими металлами, как кобальт, марганец, ванадий, недостаток которых создавал большие трудности в производстве специальных сортов стали. Это ограничивало производство авиационных моторов, орудийных стволов, бронированных плит, торпед, а также режущих инструментов и других видов продукции, связанных с военным производством.

В начале второй мировой войны до 50 процентов японского импорта приходилось на долю Азии, 8 - 9 процентов,- на долю Европы и 33 - 35 процентов падало на США (Нихон токэй нэнкан. 1950 (Статистический ежегодник Японии), стр. 198 - 201.). Железную руду японцы импортировали из Британской Малайи и с Филиппин, марганец - из Индии, олово - из Малайи, нефть и бокситы - из Голландской Индии, никель и свинец - из Канады и Австралии, магний, молибден, вольфрам и ванадий - из Кореи и Маньчжурии, хром - с Тайваня, каучук-сырец - из Индокитая, древесину - из Маньчжурии.

Для обеспечения подвоза стратегического сырья и материалов Япония располагала торговым флотом общим водоизмещением свыше 7 млн. тонн. Однако одна пятая часть его состояла из деревянных, преимущественно парусных, судов, годных только для каботажного плавания (Там же, стр. 182 - 183.). Наличным флотом японцы в конце 30-х годов обеспечивали перевозки экспортно-импортных грузов лишь на 65 процентов, а посредством фрахта - 35 процентов. Морской транспорт лимитировал поступление стратегического сырья в страну.

Прямая зависимость от импорта промышленного и энергетического сырья и уязвимость морских коммуникаций Японии в большой мере влияли на стратегические планы японских правящих кругов. Империалистическая Япония рассчитывала укрепить свой военно-экономический потенциал за счет территориальных захватов в Юго-Восточной Азии, которая перед второй мировой войной давала более половины мировой добычи сурьмы, 75 процентов вольфрамовых руд, свыше 95 процентов мирового производства натурального каучука, 93 процента риса, почти 90 процентов бобовых культур (Очерки новейшей истории Японии. М., 1957, стр. 242; Нихон кокусэйдзуэ (Япония в цифрах и диаграммах). Токио, 1972. стр. 240, 246, 311.). Установление единоличного контроля над районом Восточной Азии и Южных морей призвано было обеспечить страну стратегическим сырьем.

Япония располагала значительным резервом рабочей силы: ее трудоспособное население в возрасте от 15 до 59 лет составляло 41 млн. человек. В экономике страны в 1940 г. было занято 32,5 млн. рабочих и служащих (61 процент мужчин и 39 процентов женщин). Из них в обрабатывающей промышленности и строительстве - 8,1 млн. человек ( Дж. Коен. Военная экономика Японии, стр. 290, 292, 301.). Однако в ходе войны в Японии все-таки возникла проблема обеспечения обрабатывающей промышленности квалифицированной рабочей силой. Недостаток рабочих образовался потому, что в соответствии с самурайскими традициями в этой стране каждый мужчина считался воином, и поэтому никому, даже рабочим уникальных специальностей и инженерно-техническому персоналу, не предоставлялось льгот по мобилизации. Уход из промышленности в армию значительного количества работников высокой квалификации предприниматели пытались компенсировать увеличением числа рабочих и служащих. Но это приводило лишь к снижению качества продукции и падению производительности труда, к увеличению текучести рабочей силы. Чтобы нормализовать работу военной промышленности, в марте 1941 г. в Японии был принят закон «О рабочей книжке», согласно которому рабочие закреплялись за предприятиями и не могли без рабочих книжек, хранившихся в конторах, оставить завод или фабрику (Японский милитаризм, стр. 186.). В конечном счете это лишило широкие массы трудящихся элементарных политических прав и создало исключительно благоприятные условия для извлечения максимальной прибыли капиталистическими монополиями.

К началу второй мировой войны японская военная промышленность была весьма развитой. Снабжение армии осуществлялось государственными арсеналами (по производству вооружения, вещевому обеспечению и другими). Они были способны удовлетворить потребности армии и военно-морского флота в вооружении и боеприпасах всего на 35 - 36 процентов. Остальное производство обеспечивали частные компании.

В апреле 1940 г. в стране был учрежден департамент вооружения армии, которому подчинялись все научно-исследовательские институты и учреждения, работавшие над созданием новых видов оружия. Были созданы арсеналы по производству вооружения в Маньчжурии и Корее, а также арсеналы вещевого снабжения и ветеринарного имущества (Такусиро Xаттори. Япония в войне 1941 - 1945 гг., стр. 88.). Число государственных военных арсеналов увеличилось до восьми. Вместе с тем возрастало производство вооружения и на частных предприятиях. Если в 1939 г. общая стоимость выплат правительства частным предприятиям, производящим военную продукцию, составила 5,3 млрд. иен, то в 1941 г. - 7,8 млрд. иен (История войны на Тихом океане. Перевод с японского. Т. 2. М., 1957, стр. 218.).

Большое внимание было уделено выпуску танков, производство которых в 1940 г. возросло почти в два раза по сравнению с 1939 г. и более чем в три раза по сравнению с 1938 г. Значительно увеличилось производство самолетов, артиллерийско-стрелкового вооружения и боеприпасов. Несколько меньше стало выпускаться авиационных моторов в связи с тем, что стали строить больше одномоторных самолетов (ранее предпочтение отдавалось двухмоторным бомбардировщикам и транспортным самолетам). Производство артиллерийско-стрелкового вооружения в 1941 г. обеспечило развертывание 15 новых пехотных дивизий. Кроме того, уже имевшиеся запасы вооружения давали возможность оснастить 95 дивизий. Запасы боеприпасов, созданные к середине 1941 г., почти в пять раз превосходили выпуск этой продукции в 1941 г.

Японское правительство и военно-морское командование, игнорируя Вашингтонскую и Лондонскую конвенции, которые ограничивали военно-морское строительство Японии, наращивали силы и средства флота. С 1939 по 1941 г. в Японии было построено боевых кораблей общим водоизмещением 378 тыс. тонн. В 1941 г. на вооружение флота поступило: 1 линкор, 3 авианосца, 1 крейсер, 11 подводных лодок, 12 противолодочных кораблей (Нихон-но гункан (Боевые корабли японского императорского флота), стр. 312 - 313, 316 - 318, 321 - 322.). Среди строящихся боевых кораблей на долю линкоров и авианосцев приходилось свыше половины их общего тоннажа (Такусиро Xаттори. Япония в войне 1941 - 1945 гг., стр. 103.). Несмотря на значительное пополнение боевого состава японского флота, он по своему количеству и качеству продолжал уступать американскому флоту (Там же, стр. 100.).

В составе флота Японии насчитывалось 3202 самолета, в том числе 257 палубных бомбардировщиков и 510 палубных штурмовиков (Хаттори Такусиро. Дайтоа сэнсо дзэн си (Полная история войны в великой Восточной Азии), стр. 201.).

Японские вооруженные силы ощущали недостаток авиационных бомб и торпед, зенитных орудий и боеприпасов к ним, электрического и навигационного оборудования для подводных лодок. Надводные и подводные корабли были оснащены устаревшей гидролокационной аппаратурой, не имели радиолокаторов. К тому же подводные лодки были трудноуправляемы в подводном положении. Не хватало танкерных судов. Боевые самолеты по своим тактико-техническим данным уступали самолетам других армий мира.

Хотя военная экономика Японии испытывала трудности с сырьем и топливом, она стала наиболее мощной в Азии. Получив целеустремленное развитие в соответствии с агрессивным внешнеполитическим курсом, военно-экономический потенциал Японии быстро рос, становясь своего рода катализатором расширения очага войны в Азии.

* * *

Возникший на основе общности захватнических устремлений антисоветский агрессивный блок, возглавляемый гитлеровской Германией, располагал мощной военно-экономической базой. Почти все страны этого блока имели заранее отмобилизованное развитое военное производство, обладали достаточными сырьевыми и людскими ресурсами и современными транспортными средствами. Подобная экономическая мощь никогда ранее не привлекалась для обеспечения войны.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'